Итальянские туфли для любимой

После года ухаживания за очаровательной Оксаной, я созрел для того, чтобы сделать ей предложение. К этому событию готовился заранее, и захотел обставить его необычным способом. Пригласил любимую девушку покататься на колесе обозрения. Дождался момента, когда кабинка достигнет высшей точки, взял Оксану за руку и, глядя ей в глаза, негромко произнёс заветные слова. Думаю, что она уже ждала такого момента, но её реакция оказалась для меня неожиданной. Она с упрёком посмотрела на меня и произнесла:

- Лёша! Другого места для объяснения ты придумать не мог. Сейчас я дрожу от страха на высоте, а ты ещё грузишь меня своей проблемой.
- Во-первых, это не моя проблема, а наша. А, во-вторых, с каких пор предложение стало проблемой? – завёлся я.

Когда Оксана залилась смехом, до меня дошло, что попался на её шутку. Никак не мог привыкнуть к тому, что она может шутить с серьёзным лицом.

- Ладно, Ксюша, разыграла меня, а теперь скажи, согласна ты стать моей женой. Жду ответа.
- Ты знаешь, что я люблю тебя, но выходить замуж пока не готова. Давай с этим не будем спешить и лучше узнаем друг друга.

Конечно, её отказ обидел меня, но вида не показал. И в самом деле: сейчас мы молоды, свободны и поживём в своё удовольствие. В конце концов, всё равно мы будем вместе.

Быстро пролетело ещё полгода. Наши отношения по-прежнему оставались влюблёнными, нежными и целомудренными. Я повторно сделал Оксане предложение, и с таким же результатом, как и в первый раз. Это меня уже стало беспокоить: не завёлся ли у неё кто-нибудь другой? Конечно, подожду, но не пора ли нам решать, как будем жить дальше.

Через некоторое время меня посылали в командировку в Москву. За день до того, как туда отправиться, я пригласил Оксану в ресторан. На этот раз настроен был решительно.

- Дорогая Оксана! – обратился к любимой. – В третий раз я предлагаю тебе стать моей женой и, как это ни горько сознавать, в последний раз. Я тебя люблю, но если ты не можешь решиться связать свою судьбу с моей, то мы расстанемся. Может быть, ты найдёшь кого-нибудь лучше меня. Не требую от тебя немедленного ответа. Но по возвращении домой, жду его обязательно. Всё зависит от тебя.

Оксана пристально смотрела на меня, похоже, понимая, что я не шучу. Она зарделась, потом порывисто подошла ко мне, нежно обняла и жарко поцеловала в губы.

- Да, Лёша. Я согласна…
- Вот и славно! – обрадовался я, возвращая ей поцелуй.
- Только ставлю одно условие. Можешь это считать маленьким женским капризом, но для свадьбы мне нужны туфли. Привези их мне из Москвы, пожалуйста. Туфли должны быть изящные, удобные и такие, каких нет у моих подруг. Привезёшь туфли, и не будет никаких препятствий для свадьбы.

Зная пристрастие, теперь уже, невесты к шуточкам, я внимательно посмотрел на неё. На лице не было заметно даже следов улыбки.

- Ты шутишь, Ксюша? – полюбопытствовал я.
- Нет. Я говорю серьёзно. У меня действительно нет выходных туфель или туфлей. Не знаю, как правильно.
- Будут у тебя туфли в лучшем виде. Это я тебе обещаю.

Обещать легко, а выполнить будет гораздо труднее. Здесь следует упомянуть, что события происходили в СССР в середине восьмидесятых годов минувшего века. Это были годы всепоглощающего дефицита. За некоторыми товарами, к примеру, за мебелью и автомобилями, приходилось стоять в очереди по несколько лет. Отдельные товары не доходили до полок магазинов, волшебно растворяясь в торговой сети. На чёрном рынке можно было найти что угодно, но цены там кусались, превышая обычные в три и более раз.

Обуви в те времена выпускалось достаточно, но она была в основном потрясающе низкого качества, неудобная, грубо сработанная и немарких цветов. Так что покупали такую обувь не в радость, а только по необходимости. Лучше качеством была обувь из стран соцлагеря, особенно чешская и польская. Капстраны представляла собой исключительно Финляндия, но только сапожками. В общем, выбор не богатый, что делало мою задачу почти неразрешимой.

Во время полёта в Москву я с интересом рассматривал через иллюминатор проплывающие внизу белоснежные облака. А из головы никак не выходила моя невеста со своим желанием. И тут меня будто шибануло обухом по голове. Ай да красавица Оксана! Ай да шутница! Разыграла меня вточь по Гоголю. Хоть я не кузнец Вакула, а подавай ей черевики, они же туфли, разве что не от царицы.

Легко ему было, когда сам чёрт помогал. Правда, лечу я в столицу с большим комфортом чем он – не верхом на чёрте, а самолётом. А потом кузнец посетил Эрмитаж, записался на приём к царице и выпросил туфли с её ноги. А что делать мне? В Кремль-то я попаду. А как попасть мне к генеральному секретарю ЦК КПСС и выпросить туфли его супруги? Нет, такой вариант не проходит.

Первые дни я проводил в НИИ, куда был командирован, а после обеденного перерыва мотался по универмагам и обувным магазинам в поисках подарка для Оксаны. Но ничего хорошего обнаружить не удавалось. Полки уныло украшали изделия отечественного обувного производства.

Прошли три дня, но я нисколько не продвинулся в поисках мечты Оксаны, а, следовательно, и моей. Тогда я всё время стал посвящать хождениям по обувным отделам. Приличную обувь нередко «выбрасывали», как тогда говорили, в торговлю. Однако, желающих её купить было неизмеримо больше. Поэтому в универмагах выстраивались огромные очереди стоящих на нескольких этажах. Даже, если занимаешь очередь с раннего утра, ещё не факт, что к закрытию универмага купишь, что хочешь. Либо обувь закончится, либо останутся невостребованные размеры.

Один раз я наскочил на чешские туфельки восхитительного вида. И очередь небольшая. Всего три этажа. Осталось надеяться на удачу, но она привычно отвернулась, и я остался ни с чем. Обиднее всего стало то, что туфли закончились, когда почти подошла моя очередь.

Командировка подходила к концу, а я по-прежнему был далёк от вожделенных туфель. Тогда позвонил своему начальнику и попросил его продлить командировку ещё на три дня. Надо было что-то срочно предпринять.

Озарение пришло с неожиданной стороны. Вспомнил, что в Москве живёт бывший мой однокурсник Борис, с которым я был дружен. Сложным путём узнал его адрес и встретился с ним.

Выяснилось, что Борис работает в Министерстве иностранных дел в технической службе. Он проникся моими мытарствами и пообещал помочь.

И не обманул, когда передал мне приглашение в распределитель. Вот так удача! Я живо представил себе нечто вроде пещеры Али-бабы, где накоплены невиданные товары, отвечающие самым взыскательным вкусам. Ведь это распределитель МИДа, а не захудалый универмаг!

Действительность оказалась более прозаической. Заманчивое учреждение представляло собой нечто среднее между складом и магазином. Только набор товаров был получше, а очередь поменьше. Я сразу направился в секцию обуви и не разочаровался. На меня глядела довольно приличная обувь, а среди неё женские туфельки. А вот и бежевые нужного размера производства Чехословакии. С трепетом я взял туфли в руки и приготовился заплатить за них. А в это время краем глаза заметил одиноко стоящую на верхней полке коробку. Напряг зрение и прочитал сказочную надпись ИТАЛИЯ. Не может быть!

- Покажите мне вон ту коробку, - обратился к продавцу.
- К сожалению, тот товар отложен.
- А посмотреть можно хоть одним глазом? Ну, пожалуйста.
- Посмотрите, только недолго.

Открыл коробку и замер от восторга. Таких красивых туфель мне видеть не доводилось. Это же Италия, выпускающая самую престижную обувь в мире, и сама похожая на сапог! И размер подходит. Вот то, что надо!

- Продайте мне эти туфли, - с мольбой в голосе обратился я.
- Не могу. Я же сказал, что они отложены другим покупателем.
- А если я дам ему отступные? К примеру, двадцать рублей.
- Что вы! На меньше чем двести рублей он не согласится.
 
Продавец принялся обслуживать других покупателей, а я остался в размышлении. Надо купить эти чудные туфли во что бы то ни стало. Но как? Авиабилет у меня уже есть, а наличных только семьдесят рублей. Туфли стоят сорок семь рублей, так что в остатке двадцатка. Определённо, продавец хочет получить на лапу двести рублей, но где их взять? Надо попытаться поторговаться. По-любому, деньги надо достать в течение двух-трёх часов. Борис сейчас на дежурстве, а его рабочий телефон мне неизвестен. Потому он и отпадает. Ещё можно попробовать занять у ребят из НИИ, но вряд ли они наберут такую сумму. Что же делать?

От будоражащих меня мыслей я весь вспотел. Надо успокоиться и что-либо придумать. Но что?

Никаких подходящих мыслей в голову не приходило. Когда совершенно спонтанно у меня возник авантюрный план. Он был такой дикий, что я его сразу отмёл. А потом подумал, что шансы на успех у него хотя и мизерные, но попытаться стоит. Надо собраться, действовать смело и уверенно.

Я пересмотрел содержимое кошелька и разделил деньги на две части. В одну сторону положил пятьдесят рублей, а в другую – две десятки. Подождал, когда продавец освободится, и спросил его заискивающим тоном:

- Может тот покупатель согласиться на сто рублей отступных?
- Ни в коем случае. Меньше чем на двести рублей ему можно не предлагать.
- Ладно. Пусть будет по-вашему, - нехотя согласился я.

Продавец выписал чек, и я пошёл оплачивать его в кассу. Заплатил положенное, потом достал отложенные десятки и стал в упор их рассматривать. При этом в зрительной памяти стал восстанавливать сотенные купюры. Общее в них были только головы Ленина и гербы СССР. Всё остальное было разное. Тогда я мысленно закричал себе: «Двести рублей!» И вообразил себе, что в руке не десятки, а сотни. Для меня это стало самым важным.

Протянул продавцу чек и, неотрывно глядя ему в глаза, передал деньги. Мир сузился до этих двух купюр, которые должны стать сотнями.

- Вот видите! - улыбнулся мне продавец. – Теперь всё в порядке.

Он красиво перевязал мне коробку, и я лёгкой походкой быстро покинул распределитель, не оглядываясь назад.

По пути я зашёл в кафе на чашку кофе. Развернул коробку и залюбовался творением итальянских мастеров. Вот Оксана будет довольна!

В аэропорту я не стал сдавать заветную коробку в багаж во избежание хищения и взял с собой. Пока летел, мыслями возвращался к Оксане и истории с её туфлями. Как это получилось, объяснения не находил. Возможно, что загипнотизировал продавца, хотя я никакой не гипнотизёр. Перед ним я чист: свой навар он получил, пусть и не такой, на который рассчитывал. А что, если мне помог чёрт? Ну и чёрт с ним! Это меня здорово развеселило. Скорее всего, мне помог бог.

Дома я забросил чемодан, подхватил коробку с туфлями и помчался к Оксане. Отворил калитку и увидел её, сидящей на садовой скамейке с каким-то парнем. Он ей что-то рассказывал, а она громко хохотала. Моё сердце оборвалось. Неужели это тот мой соперник?

- Познакомься, Лёша, с Кириллом, - как ни в чём не бывало, сказала девушка.

После некоторого колебания я подал ему руку. Кирилл больше не стал задерживаться и сразу ушёл. Ксюша пошла его провожать, а по возвращении уловила мой напряжённый взгляд, улыбнулась и проворковала:

- Это мой двоюродный брат, а ты что подумал?
- Я так и подумал.

Когда я вручил благоприобретённые туфли Оксане, она от радости завизжала. Внимательно осмотрела их, нежно погладила рукой и осторожно обула. Потом подошла к зеркалу, покрутилась и немного прошлась. Туфли великолепно смотрелись на её изумительных ножках.

- Лёшенька, ты просто чудо! – ласково произнесла Оксана, покрывая меня восхитительными поцелуями.
- А что ты ответишь теперь?
- А что я должна ответить? – не поняла любимая.
- А то ты не знаешь. Твоё условие я выполнил. Согласна стать моей женой?
- Я девушка честная и порядочная, и теперь просто обязана выйти за тебя замуж, - залилась смехом невеста.

Я был безмерно счастлив, когда услышал те слова, которые ждал почти два года.

- Ну, наконец, дождался от тебя. А сейчас скажи – это не Гоголь надоумил тебя с туфельками?
- Немного он, а также то, что какая свадьба, если на невесте нет приличных туфель. И за них я тебя сердечно благодарю. А они в самом деле итальянские или это подделка?
- Самые, что ни есть.

И я весело рассказал историю приобретения чудесной обуви.

Потом была шумная свадьба, где в центре внимания были удивительные туфли невесты. Я и дружок пристально следили, чтобы их не выкрали. И это нам удалось.

Родились у нас прелестные девочки-близняшки Дина и Зина.

Пролетели годы. Теперь у дочерей есть свои дети. А мы по-прежнему живём счастливо. Спасибо, Николай Васильевич, за ваш бесценный подарок! Не зря Вы так долго жили в Италии.

В заключение хочу рассказать о Международной выставке обуви, которая проходила в московском парке Сокольники в начале восьмидесятых годах прошлого века. В ней участвовало свыше двадцати стран, но наибольшим успехом пользовался советский павильон. Посетителей там было столько, что не протолкнуться. На стендах красовалась элегантная обувь, видеть которую не доводилось. В остальных павильонах демонстрировалась обувь не хуже нашей, но там народа было мало. Фокус состоял в том, что в иностранных павильонах была выставлена обувь, которая шла на продажу, а в нашем – только на выставку.


Рецензии
А мне когда-то повезло, я купил жене югославские туфли, но на размер меньше.
С дружеским приветом,
Владимир

Владимир Врубель   12.10.2017 22:12     Заявить о нарушении
Сколько же времени ей потребовалось, чтобы разносить туфли?!:)

Олег Маляренко   13.10.2017 20:30   Заявить о нарушении
Она их и не носила.

Владимир Врубель   13.10.2017 20:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.