ДМБ- ещё одна коротенькая пародия на...

ДМБ- ещё одна коротенькая пародия  на...
                (комедийный абсурд)
Голос за кадром: Время было тяжёлое для нашей страны.
Год выдался трудным. Отсутствие настоящего президента
в стране привело к тому,что везде куда не глянь-царил
хаос,неразбериха и ниспосланная нам демократия. Жрать
стало нечего,верить было не во что,а из одежд,которые
 не уничтожились- исключительно из жалости, донашивались
последние рубища и обноски. Оставалось только одно-армия.
Люди становились в очередь,отмечали на ладонях порядковые
номера,ночевали у стен райвоенкоматов и требовали ,
требовали,требовали,чтобы их,как можно скорее призвали
в вооружённые силы страны. В воинских частях не хватало
коек,на складах обмундирования и жратвы. Постоянные
переборы солдатами-новобранцами сделали нашу армию
практически упаднической,недееспособной во всём третьем
мире. Нас было всем жаль и по этой причине войны с нами
никто не хотел. Дембиля не желали увольняться,старые
кадровые офицеры отказывались выходить в запас-в
положенный  им срок. Танки без гусениц,ракеты без топлива
сваленные в одну кучу с последующей отправкой «на металлом»...
Всё это напоминало всеобщее разоружение страны.
Наш бравый майор,который когда-то  отлавливал сетями,
армейских дезертиров,отступников- по призыву, и контуженных-
вне армии, теперь от призывников отбивался сам.  Когда он
физически восстанавливался после побоев и приходил в себя,
он появлялся на крылечке
родного райвоенкомата и кричал цитируя самого себя:
-Армия вам не резинка,чтобы бездумно её дырявить. Майор
делал взмах ,как лыжник бегущий дистанцию и исчезал за
дверью. Его секретарша и любовница-  по
совместительству, по-прежнему выходила за ним ,и записывала
сказанные этим гением-милитаризма, бредовые цитаты.
 На двери следом появлялась
 табличка «Мест нет», и райвоенкомат останавливал,добровольный
 не имеющий границ, каждодневный набор.
Наша воинская секретная часть,с магическим номером-03,
некогда напоминавшая овощную базу,теперь смахивала больше
на Белорусский вокзал. Кого здесь только не было;цыгане,
бомжи,матеря-героини,любители  героина,все были здесь и хотели
одного-служить. Талалаев,по прозвищу «Батя»,бегал между
собравшимися, выборочно хватал  кого-нибудь за грудки
 и безумно тряс: «Бомжей на губу,наркоманов в дисциплинарный батальон.
Бомба,штык и я,к тому времени
отслужили год,однако в званиях терялись по-прежнему. Да
и как определить это  хреново звания,когда на одном погоне звёзд
больше чем на другом.
-Послушайте военный?- обращались мы всякий раз,включая
свою логику и здравый смысл. В части мы значились ,как
особый контингент и поэтому мало кому приходило в голову
иметь дело с нами. Бомба,штык,я, и пять оленеводов-
тунгусов, спали и видели автоматы,ракеты и мины... Мы
хотели бахнуть и поставить наконец жирную прежирную точку.
 Спросите: На ком? Да без разницы!Нам нужен был враг! А свой или
 чужой это уже по-сути были детали.
К единственному стратегическому объекту нас не подпускали
и на каждую нашу попытку овладеть смертоносным оружием
пугали: «убить или облучить». Позже мы узнали,что это  практически 
 одно и тоже. Скорее бы дали побольше гранат и одну
мину,мечтал не видевший никогда автомата,Бомба.
-Скорее бы,- поддержал я маршируя по плацу с лопатой взятой
«на плечо». Штык весел на брусьях вниз головой и разглядывал любимую им
порнографическую живопись. Помню подошёл к нам дикий прапор
 и спутав нас с новобранцами велел идти в казарму- занимать койки.
-Какого хрена военный?-накинулся на него истекающей истомой
тайный эротоман,Штык. Кормить нас когда-нибудь станут?-добавил
волком глядящий ,Бомба. Прапорщик схватился за пульс, сосчитал
до 333-ёх, и закачавшись рухнул  на землю,точно строительный
кран на стройплощадке.
-Надо его отнести в лазарет,-предложил тогда,Бомба. Он взвалил
себе на плечо выбывшего из наших рядов прапорщика и потащил его
в сторону противоположную от лазарета. Предоставленные сами
себе ,невостребованные никем, мы шатались из угла в угол
буквально  каждый день, и били;
 то баклуши, то морды- таким же как и мы, сослуживцам. Но на этот раз
 нам мешал прапорщик  потерявший внезапно признаки жизни и
 сковавший нам руки.  Нежданно негаданно возник «Батя»
-А...Беркуты? Талалаев был изрядно пьян и искал себе на одно место
 приключений.
-Куда вы транспортируете это дерьмо?
-В санчасть... Батяня -батяня комбат!
- Бросьте это дерьмо за К.П.П. и  живо приходите играть со мной. Ваш
 генерал скучает,и от этого сходит с ума!
 В руках Талалаева был пулемёт Дихтерёва и мы без возражения согласились
составить ему компанию- и поиграть с ним, в его излюбленную
« русскую рулетку» или в игру под названием «море волнуется раз»
 Про Батькины зверства ходили различные легенды. Каждая  из его историй
 была  непросто ужасной- по своему содержанию,но ещё и беспримерной.
 Возражать Бате было всё равно , что тягаться с небесами.
Тогда я помню подумал,что лучше бы меня разорвали мои кредиторы,
братья- Алиевы,
Нурбек и Максут. Достал я помню тогда допинг и оприходовал
его там же. Какой-то момент я молчал и только хлопал глазами,
а затем у меня начались видения. Слева на нас шли марсиане,а с
право восставший из ада,шёл чёрный дембиль,размахивая своим
окровавленным топором. Я бросился к ракетной установки и
овладел ею. Штык и Бомба ничего не понимая последовали моему
примеру.(jktu atynbcjd)
-Полная боевая готовность!-командовал я ,наводя нашу единственную
 межконтинентальную ракету на штаб части. Мне казалось тогда,
что там, в горящем огнём штабе,
 один на один с врагом,весь израненный и измученный;
остро нуждающийся в нашей помощи... отстреливается наш героический
 всеми обожаемый-в кавычках, батька- комбат.
Что у него вот-вот кончатся патроны в диске и помочь ему сможет
лишь наша- несгибаемая ни какими трудностями, волевая тройка.
-Талалаев? Я пришёл за тобой,-кричал страшный,чёрный дембиль .
--Пока не убью тебя, мать твою... не будет мне видно покоя!
-Сейчас бахнем !-сказал я,без колебаний.
-Давно пора!- поддержал ,Бомба. Он вспомнил,как горел его родной
завод,как десять пожарных расчётов не могли локализовать им
устроенный пожар. Штык вспомнил свой  ВУЗ и как путал реактивы
с ракетами,а  преподавательниц с уличными девками.
-Бывало поймаешь её за задницу,да покрепче прижмешь её...к себе..
вот это кайф!
-Отставить болтовню!даю обратный отсчёт!-командовал я.
-Десять,девять... шесть- дальше не помню... Сколько?Подсказывайте
 скорее...Амнезия началась! -требовал я:
 Как никто не знает? Как никто не помнит? Ладно... Тогда три два
 один, «Пуск!»
Помню наша межконтинентальная ракета тогда задымила-как паровозная труба;
зашипела- как змея, и пролетев  около ста шагов,
 рухнула перед самым штабом- части,извергая из себя,
какую-то вонючую  не удобоваримую дрянь.
-Полное дерьмо,сказал я тогда и опять принял допинг.
Комбат подошёл к ракете,помочился на неё с пренебрежением
и пошёл обратно ,к себе в штаб жрать свою водку к которой
пристрастился ещё будучи лейтенантом.
-Живой Батя,-радовались мы искренно. Перед нами лежала дымящаяся
ракета ,а мы мечтали о новых сражениях и многочисленных подвигах.


Рецензии