Исповедь Оборотня Поход на рынок

          Обычная пятница весеннего дня. Сегодня 4-ое апреля. Город живёт суетливой, напряжённой жизнью, как в муравейнике. По улицам носятся автомобили, разбрызгивая весенние лужи, то и дело, останавливаясь на светофорах. Трамваи с грохотом бегут, по отшлифованным и накатанным рельсам. Медленно останавливаются, выпуская  пассажиров на остановках. И так же забирая, разгоняются, уходя дальше. Прохожие, под стать, снуют по тротуарам, переходят дороги, перепрыгивая через лужи, бегут, по их лишь известным делам, охваченные повседневными заботами. И только дома, отличающиеся друг от друга фасадами, количеством этажей и размерами площадей, стоят, молча, провожая своих обитателей, тёмными глазницами стеклянных окон. Оставшись одни, печально ждут домочадцев, чтоб вечером, включив лампы, абажуры, усадив их в удобные кресла, диваны, слушать рассказы о приключениях за прошедший день. Естественно, каждый житель, для своей квартиры, является единственным, лучшим героем.
          В тон весеннему дню, разукрашенные рекламами магазины, кафе, рестораны, словно мышеловки, заманивают посетителей, широко раскрывая перед посетителями свои двери. Завлекая яркостью, красочностью, открытостью и доступностью товаров, предлагаемых услуг. Любого, кто заходит сюда, стараются ввести в искушение. Они в глубине души верят, что одурманенные горожане, забежав на минутку, чтоб утолить любопытство, искусятся, начнут покупать всё то, что им понравится, брать всё то, что им захочется. Они прекрасно знают, что вся эта мишура предназначена для того, чтоб очистить карманы доверчивых посетителей. Исчерпав свои ресурсы, когда уже, у клиента ничего не остаётся, понимая его бесполезность, выпроваживают на улицу, как ненужную вещь. Тут же забывают об его существовании. Он, становится им, неинтересен. То ли дело те, которые находятся внутри. У них всё ещё впереди, у них всё ещё есть в карманах деньги. Они мнят, они привлекают своими возможностями. Снова вежливость, услужливость, масленые улыбки, преданные глаза. К сожалению, фальшивые и лицемерные.
          В отличие от этой кутерьмы городской жизни, в одной из квартир девятиэтажного дома, по улице Клары Цеткин, царит тишина и беспорядок. От порога прихожей и до кровати, которая стоит у стенки в дальней комнате, разбросана одежда. Кроссовки, под входными дверями, разлетелись в разные стороны. Куртка небрежно разлеглась вдоль стенки. С другой стороны шапочка, опрокинутая навзничь, как птичье гнездо, ожидает не понятно чего. На входе в комнату, спортивное трико,  чуть дальше, футболка. У самой кровати носок в одиночестве, собрался гармошкой, второй посередине комнаты, расположился чёрной полосой, в виде бумеранга. Владельца не видно. Он лежит под одеялом. Только кисть с татуировками торчит из-под неё, словно охраняет своего хозяина. На тумбочке будильник, показывает время:14:00. Вдруг, на стульчике, который стоит плотно к кровати, зазвонил телефон. Рука, похожая на змею, вздрогнула и медленно потянулась в направлении звонка. Но, дойдя до края матраца, застыла на месте. Телефон, так же неожиданно притих. Пальцы, удовлетворённые тем, что не успели дойти, замерли, словно никогда и не двигалась. Воцарилась изумительная тишина. Но, как только разукрашенная кисть начала нежиться в своей неге ничегонеделания, снова задребезжал воздух от громкого звонка, ещё сильнее, ещё упорнее. Рука, как будто что-то вспомнила, дёрнулась и нехотя, поползла до аппарата. Возможно, надеялась, снова не успеть. Но вот дошла до телефона, а он продолжал разрываться, прыгая на месте от вибрации и заливаясь на все лады. Схватив, быстро нырнула под одеяло. Оттуда послышался скрипучий неприятный голос, с протяжной интонацией:
          - Даа, слушаю ваас!.. Неет, я не могу сегодня приеехать!.. Я? Я заболеел! Что-то голова сильно гудит!.. Яя, я постараюсь!.. Даа, в понедельник, обязательно выйду!.. Постаараюсь выздороветь!.. До свидания Сергей Алексеевич! Покаа!
          Рука, уставшая от утомительного разговора, вылезла из-под одеяла, безжизненно упала вместе с телефоном, расслабив свою крепкую хватку, теряя последние силы. Пальцы расслабились. Вскоре одеяло откинулось, показался молодой человек, примерно 25-и лет. Медленно, шатаясь, вылез из постели. Отбрасывая одеяло, словно отталкиваясь от чего-то надоедливого, мужчина свесил ноги. Замотал головой. Потёр опухшее лицо, удивлённо посмотрел на телефон, который до сих пор ещё находился в руках, швырнул, как ненужную вещь. Удовлетворённые руки свободно легли на матрац, около бёдер. Снова всё замерло. Просидев какое-то время, начал засыпать, всё ниже и ниже опускалась голова, стриженная под ёжик. Вот его повело сторону, он качнулся и в самый последний момент, проснулся. Выпрямившись, снова потёр лицо руками, уже интенсивнее. Наконец открыл слипшиеся глаза. Медленно подняв голову, уставился куда-то в сторону. Мотнул ногой, пытаясь встать, но что-то мешало. Он удивлённо, в недоумении, посмотрел вниз. «Твою мать!..» – матюгнулся молодой человек. Освободившись от простыни, которая обвивала ногу, шатаясь, побрёл в ванную. Как только наклонился над раковиной, зазвонил телефон. Он открыл и тут же закрыл кран. «Да что же это такое! Сколько можно! Мать твою!..» – матюгнулся второй раз и нехотя потащился к кровати. Порывшись в одеяле, наконец-то схватил со злостью этот неугомонный телефон. С ненавистью посмотрев на него, дёрнул несколько раз рукой, согнутые в локте, как будто наносил удары кому-то в живот. И наконец, поднёс к уху:
          - Алло! – раздражённо буркнул в трубку.
          - Ну, ты где? – прозвучал в трубку недовольный голос.
          - Андрюха, это ты что ли? Тебе чё надо? Чё, с утра названиваешь? Видишь, люди отдыхают!
          - Да,  это я! Кто же ещё может тебе позвонить кроме меня, друган! И вообще, уже давно не утро! Пора вставать, взбодриться!.. – снова послышался недовольный голос из трубки.
          - А сколько времени? Уже с утра, названивают! Требуют, чтоб я на работу вышел! Какой из меня, к чёрту, сегодня работник? Я просто в ауте! Объяснил, типа болею! А тебе вообще-то чё надо?
          – Как чё? Ты же сам, ещё вчера, позвал нас, чтоб вместе погулять! Мы пришли, тебя нет! Вот и звоню! – недовольно буркнул Андрюха.
          - Вчера? Вчера! А, ну да! Вы меня провожали? Чем всё закончилось? А? Я помню, что накрыл для вас поляну, сидели, пили! Мы с Ильюхой о чём-то долго спорили! Дальше убей, не помню! Помню только, шли куда-то! – натирая руками лоб, пытался вспомнить молодой человек.
          - Но, ты Юрок даёшь! Чё, совершенно не помнишь что ли?
          - Не а! Как отрубило!
          - Мы сидели, общались! Ты, как обычно пил не закусывая! Потом тебе что-то не понравилось, начал гнуть пальцы, полез в драку!
          - С кем? Там же никого не было? Или кто-то посторонний завалился к нам?
          - С Ильюхой! Кто же может завалиться, если сидели у меня дома? – ответил голос.
          - Ну, не знаю, какой-нибудь, хмырь, из твоих новых друзей! Ты ж сам говорил, что появились новые кореша! Подожди!.. Как с Ильюхой? – удивился Юрок, –  А, где он сейчас? Чем всё закончилось?
          - Ильюха рядом стоит? Передаёт тебе привет!
          - А ты чё звонишь?
          - Здрасте-Мордасте! Ты же сам вчера говорил, что пойдём вместе погуляем, как проснёмся! Вот и звоним! – ещё раздражённее раздался голос в трубке.
          - Ааа! Ну да! А вы где?
          - Около твоего дома, Чудило!
          - Как погода?
          - Блин! – голос начал уже ругаться, – Отличная погода, твою богу душу мать! Только паршиво всё! Давай поживее, иначе мы уйдём! Голова болит от вчерашнего! Надо бы опохмелиться! – тут голос оживился, – Мы, тут с Ильюхой пивца уже взяли! И для тебя бутылочка есть! Ждёт тебя, дожидается! Поживее!
          - Подождите! Надо было с этого и начинать! Я мигом, только оденусь! Не уходите!  – он встрепенулся, положил трубку на стульчик, кое-как одевшись, небрежно пересчитал деньги и вышел на улицу.
          - Привет, штрибанам! – подмигнув, протянул руку своим друзьям, выхватывая бутылочку из руки Андрюхи. Тут  же открыл, присосавшись, выпил половину.
          - Привет, привет, корешок! – поздоровались друзья.
          - Ну что куда ведёшь нас? – спросил Ильюха за двоих.
          - Ах! Зашибись! Вот чего не хватало! – удовлетворённо посмотрел на бутылку, – Пацики! Я бы хотел съездить на рынок! Надо шмотки приобрести! Бабло у меня ещё осталась! Потом опохмелимся по нормальному, правда гульнуть не хватит! Если добавите, самый раз будет?
          - Хорошо, договорились, гульнём в складчину! Только тогда давай, побыстрее допивай! Иначе рынок закроется! – поторопил его Андрюха.
Он быстренько выпил остальную часть, бутылку тут же выбросил у тротуара на снег и побрели к остановке. Сели в трамвай в сторону центра. Пройдя в самый конец, подальше от всех, стали смотреть в след уходящим рельсам.
          - Прикинь, вчера неплохо гульнули! Ни кто не мешал! Спокойно так, чинно!.. – с радостью говорил Андрюха.
          - Вот, Юрок, ты поляну накрыл классную! Только зачем столько надо было покупать? Мы с Андрюхой, сегодня ещё доедали! Вот только бухла не было! Считай, что почти на всю зарплату! Не, не! Поляна знаковая была! Ту не подумай, ничего такого! – восхищался Ильюха и жал руку своему другу.
          - А ты что думал, Юрок жмот? Неет ребята! Я вам делал всё от души! Вы же мои лучшие друганы!  Могу, угощаю! Будет необходимость, вы меня выручите! Чё, не так что ли? – вопросительно посмотрел на них.
          - Даже не вопрос! – хором высказались друзья.
          - Представляешь!..
          - А вот послушай!..
          Юрок смотрел на своих друзей, как они общались, смеялись, перебивая друг друга, что-то рассказывали, он улыбался им в ответ. С одной стороны, их хорошо знал, и в то же время, они были совершенно незнакомы: «С того момента, когда собирались выпить на выпускном, прошло много времени. Друзья сильно изменились, возмужали что ли. Ильюха ударился в спорт, занимается в секции Дзюдо. Какие-то левые дружбаны появились. Все крепенькие такие. Собирается на какие-то соревнования. У него совершенно другой, свой интерес, отличительный от нас. Андрюха вообще объявил, что жениться. Видать какая-то тёлка цепанула его сильно. И ведь не знакомит нас с ней. Боится что ли. Как женится, забудет про нас, будет жить своей жизнью. Скажет, семья на первом плане и всё такое. И про нас, скорей всего, забудет. А у меня, кроме них никого нету. Я то, остался такой же. Они повзрослели, совершеннолетие встречали на воле. А я, вот, на зоне! Потом этапом, с малолетки на взросляк. Какими мы стали разными. От чего это произошло? И что будет с нами дальше?..» – у Юрка возникло сожаление о чём-то упущенном, безвозвратном. Он снова улыбнулся своим друзьям, хотя, в сущности, не понимал и не соображал, о чём они говорят, –  «Но пока они со мной! Значит, будем гулять, по полной! Будем вспоминать прошлое! С чего же всё началось?» Юрок, вдруг перед собой, как в ленте кинохроники, увидел себя и своих друзей.
           Перед глазами появились несмышлёныши, которые неуверенно перебирая ногами, утром, шли  к большой тётеньке, называвшая себя воспитательницей. Так началось самостоятельное общение с такими же детками, как он сам. Находясь в детском садике, в одной группе, вместе играли, гуляли, спали, кушали. После выпуска с садика, расстались на всё лето. Придя первого сентября в школу, снова оказались вместе. Среди множества незнакомых людей, лица этих мальчиков, казались родными и самыми близкими. Радости не было границ. При встрече, он, каждого, по-братски, хлопал по спине. В отличие от других одноклассников, друг друга знали хорошо и держались вместе. Когда первый раз вошли в класс, все, втроём, сели за одну парту. Но учительница не разрешила, пришлось одному пересаживаться. Учились в среднем: ни хорошо, ни плохо. Да и вообще учиться не хотелось. Но приходилось, заставляли. Сиди, зубри, вникай, считай, кому это надо. Это не для них. Намного интереснее было на переменах. Там происходили всевозможные события, было весело, можно поиграть с друзьями. Если, кто-то начинал выступать против одного, вставали все, втроём, как один, всегда защищали друг друга. Если бы не эти уроки с вредными учительницами, то жизнь в школе можно было бы сказать прекрасной. Ближе к выпуску, стали задумываться о будущем. Договорились поступать в ПТУ, при заводе имени Свердлова.  Как тогда казалось для них, самый подходящий вариант и других, для них, просто не было. Удобно, рядом с домом. Но задумкам не суждено было сбыться. Как получилось, что Юрок пошёл своей дорогой, а друзья своей?
Это произошло на вечере выпускников. Юрок притащил бутылку водки. Никому ничего, не показывая, не говоря, позвал своих друзей в туалет. Когда оказались около раковины, они озабоченные таинственностью друга, спросили:
          - Юрок, что-то случилось? Что-то надо делать? Может кто-то вякнул против нас? Ты только скажи!
          - Парни! Мы вступаем в самостоятельную, взрослую жизнь! Это дело надо отметить! – и он демонстративно достал поллитровку из-за пазухи. Андрюха удивился, Ильюха начал мандражировать.
          - Видели бы вы свои лица, как они исказились! Всего лишь выпьем! На троих это немного! – засмеялся Юрок.
          - Может, не будем? – озираясь, промямлил Ильюха.
          - Не дрейф! – успокаивающе сказал друг и дал глотнуть Андрюхе.
          - Фу! Горькая, горло жжёт! Как его только люди пьют? – ответил тот, морщась, и отдал обратно.
          - Пить ещё не умеешь! Ничего! Научишься! Теперь ты! – предложил Ильюхе.
          После Ильюхи, сам сделал несколько глотков. Бутылка пошла по кругу. Друзья пили неохотно! Зато Юрку, перед друзьями, в какой-то степени, это даже нравилось! 
          Дверь резко распахнулась, в туалет забежал одногодок из параллельного класса и прошёл к писсуару. Друзья встрепенулись от неожиданности. Тот заметил:
          - Вы что, совсем офонарели, средь белого дня водку пьёте! – ухмыляясь, упрекнул юноша.
          - А тебе какое дело до нас? Тоже хочешь? На, пей! У тебя же тоже праздник! – Юрок быстро взял себя в руки и пошёл в наступление. Улыбаясь, протягивая бутылку! Но, одногодок рукой оттолкнул бутылку, попытался уйти. Тогда Юрок перегородить ему дорогу, с серьёзным видом протягивая спиртное.
          - Не буду я пить! Пусти меня! – брезгливо ответил тот.
          - Как это не будешь?  Ты что нас не уважаешь? Праздник свой не хочешь отметить! – у Юрка изменилось лицо, он прищурил глаза и колючим взглядом стал буравить отказника, – Будешь, как миленький будешь! Если не собираешься пить, значится пойдёшь стучать? Нетушки, не получится! Давай вместе с нами! На! Пей!
          Одногодок, видя настроение ребят, их мимику и жесты, понял, что просто так уйти не получится. У него изменилось лицо, в нем что-то дрогнуло.
          - Ладно, ребята! Успокойтесь! Делайте что хотите! Только не предлагайте мне пить! Я не пью! Сейчас спокойно уйду, никому не скажу! Пропусти меня! – обратился он к Юрку и попытался пройти.
          - Не скажешь, говоришь? Чё, засал что ли? На, пей! – требовательно произнёс Юрок, преграждая телом путь.
          Сверстник упёрся об бутылку вытянутой ладошкой и закачал головой.
          Что же было дальше?
          Юрок с каменным лицом, как туча начал надвигаться на оторопевшего юношу.  Перехватив бутылку, как гранату, медленно поднял перед собой, на уровень плеча. С горлышка полилась жидкость.
          - Ни фига себе! Урод! Из-за тебя водка вылилась! – выругался Юрок, резко перевернув бутылку, одновременно сделав несколько шагов назад. У него расширились глаза, вздрогнули скулы.
          Юноша, в испуге, попятился назад, наткнулся спиной на Андрюху с Ильюхой. Оглянувшись, увидел суровые лица его дружбанов. Они, молча, смотрели на него, словно чего-то ожидали. Ни кто, даже опомниться не успел! Одногодок хотел что-то им сказать. Юрок силой ударил парня бутылкой по голове.
          - Ты, уже, всё сказал! – и звериной мимикой на лице, смотрел, как падает его жертва с разбитой головой, как хлещет кровь.
          Потом набежали, закричали, началось!..
          На суде, Андрюха с Ильюхой, пошли свидетелями. На скамью подсудимых сел один Юрок. Так, он получил первый срок, по малолетке. Полтора года не много, но всё же. Кое-что повидал и кое-чему научился. Отбыв срок (от звонка, до звонка), откинулся. Снова встретил своих дружков. Но, погулять на воле пришлось недолго.
          Не прошло и полугода, как снова разбой. Получилось всё непреднамеренно. Как-то само собой. В один поздний вечер, Юрок зашёл в ларёк на перекрёстке, купить водки. Но продавщица, ссылаясь на какой-то закон о запрете продажи алкоголя, не отпустила товар. Тогда, Юрок, начал упрашивать её. Она даже слушать не стала, сразу сказала: «Нет!» «Как нет, я же тебя нормально прошу!» – с негодованием возразил Юрок. Она только покачала головой. Тогда он, с матюгами схватил её, вытянул из-за лавки, несколько раз ударил по лицу: «Что, падла! – дыша ей, в разбитое лицо, перегаром, закричал Юрок, – Решила передо мной повыкобениваться? Ты ничего не попутала? Я тебя нормально попросил! Видать это, ты, не понимаешь! Надо тебе обязательно морду набить! Надо, да?» Он силой бросил её в сторону, та ударилась об стеклянную стену. На неё посыпались осколки разбитого стекла. «Вот и лежи там! Не смей перечить мне! Если захочу выпить! Выпью! И ты мне не указ!» – тыча пальцем, прокричал на неё. Видя, что та лежит без движения, спокойно перелез через стойку, взял бутылку и не спеша пошёл к своим друзьям. Около самого дома, его схватила Группа Быстрого Реагирования и доставила в дежурную часть УВД. Так он получил новый срок. Квалифицировали рецидив. В этот раз дали на полную катушку.
          Он, молча, завалился в тюремную хату, спокойно подошёл к лучшей шконке, осмотрев обитателей этой камеры, сурово спросил:
          - Кто здесь спит?
          - Я? – неуверенно ответил юноша.
          - Освобождай! Академик отдыхать желает!
Тот быстренько вскочил, убрал свои вещи. С первой минуты пребывания здесь, Юрок установил свои порядки. В этой камере, находились одни первоходки. Он им казался бывалым зеком. На него смотрели с опаской и уважением.
После суда, когда приговор вступил в действие, надеялся попасть туда же, где первый раз чалил срок. Он, там, о себе заявил, там его уважали. Обычно мусора так и делали, отправляли туда, где раньше чалился. Но, на этот раз вышло по-другому. Возможно из-за рецидива. И ему, пришлось заезжать совершенно в другую зону. Юрок ни как не ожидал, что судья подкинет такую подлянку. «Мусора, они везде мусора, в любом обличии!» – недовольный, говорил он на этот счёт. В этой колонии, в основной своей массе, отбывали срок рецидивисты. Юрку такой оборот очень не нравился. Попав именно в это исправительное учреждение, он понимал, что придётся чалиться от звонка до звонка. А как хотелось бы, хоть каких-то, мизерных уступок. Но всем своим существом понимал, что этого не будет. Зона чёрная, Условно-Досрочное Освобождение, на что рассчитывал, здесь практически не катит. Только особо приближённые, или особо отличившиеся могут рассчитывать на УДО. Он таковым не являлся. «Выходит! – думал он, – Нужно очень постараться, чтоб заслужить. Но когда и как, чтоб без палева?» Это был самый сложный вопрос в этой цепочке сложившейся ситуации. Он находился в раздумьях и в поисках решения этой проблемы. Пока всё складывалось не в его пользу. Особенно тоскливо становилось после писем друзей с воли. За живое всегда задевает то, что подельники живут на гражданке, жрут водку, радуются воле, берут с жизни всё.
«И почему, тогда за водкой пошёл именно я? Мог же пойти Андрюха, или Ильюха! Они тоже тогда, как будто сговорились, заладили: «Не продадут, не продадут!..» Скорей всего не захотели! Эту ношу пришлось взвалить на себя. Дурак, тоже хорош! Надо было сматываться по быстрее! Нет же, пошёл, спокойно, вот и попался! А эти, эти Шавки!.. Как они меня так быстро вычислили?..» – жалел себя Юрок.
          Начались чёрные дни режимного учреждения. Утром со звонком вставал, целый день и вечер строго по распорядку. Проверка, отбой снова по звонку. Ложишься спать, только забудешься. Звонок, утро, день, вечер, звонок. И так каждый раз. Он, потерял счёт времени, даже не помнил, сколько времени прошло.
Но однажды, его жизнь круто изменилась. Скажем так, вместо того, чтоб лохануться, наоборот подфартило. Вовремя очередного «шмона», у него в тумбочке нашли «резку». Кто постарался не знал, но вызов к «хозяину» на крестины, был обеспечен. Это однозначно ШИЗО, взыскание, которое неизвестно когда снимут. И вообще снимут ли. Считай, что карточка испорчена, когда туда запишут эту хрень. И вот, этот судный день, настал. Его повели. Но, получилось так, что вместо хозяина принял «кум». Юрок, честно, как на духу рассказал всё, что знал про эту резку, даже поклялся. Тот внимательно выслушал, не перебивая. Когда Юрок закончил, он встал из своего места и начал ходить по кабинету:
          «Я вижу, вы честный, сознательный гражданин! Не такой отморозок, как все здесь обитающие! Думаю, мы с вами сможем договориться!..» 
После разговора, сделал заманчивое предложение. Юрку самому тогда хотелось узнать, какая падла его так жёстко подставила. Кум решил в этом ему помочь. Он согласился. Так же согласился помочь куму и в другом… В принципе ничего сложного не было: докладывать обо всех происшествиях в отряде и всё. За «резку» объявили выговор, который вскоре сняли. Теперь, оказавшись под крылом кума, можно было рассчитывать на УДО. Появился свет в конце тоннеля, и он воспрял духом. Юрок своего не упустит, это шанс, побыстрее откинуться отсюда. Труды, потраченные в пользу кума, не прошли даром. Правда, так и осталось не выясненным, кто подложил ему резку. Скорей всего, просто скинули. Но это уже не имело значения. Кум сдержал своё слово! Хотя и мусор! Когда подошёл срок, вывели с отряда. Потом состоялся суд, и оттуда, прямиком отправили домой. Наконец-то наступил долгожданный день: «Условно-Досрочное Освобождение!» Вот она свобода!
          На зоне, приобретя специальность крановщика, после отбывания срока, устроился по своей профессии на завод ЖБК №1. Жизнь потекла обычной чередой, всё встало на круги своя. Единственная проблема, надо отмечаться в УВД, у инспектора по надзору, пока не закончится срок. Перед посещением кабинета, старался не употреблять, а то ещё вернут обратно. Юрок понимал, что теперь, ни как нельзя попадать на зону. Нужно, какое-то время отлежаться, чтоб всё забылось, чтоб те обитатели, с кем пришлось чалить, откинулись. Глядишь, пронесёт это лихо. Чтоб эта волна схлынула. Кум так и сказал: «Больше сюда не попадайся!» Да, он прав, как никогда! Резкое исчезновение однозначно заметят. Начнут возникать вопросы. Рано, или поздно братва узнает. «Тогда мне не поздоровится! Братва – это серьёзно! Она шутить не любит и таких проделок не прощает!» Если пронюхают, начнут искать. Надо быть повнимательней, чаще осматриваться. Чуть что, делать ноги, хотя от них вряд ли скроешься. Он поёжился и мельком посмотрел на своих друзей. Друзья детства, теперь, чувствуя себя виноватыми перед ним, старались прикрывать, помогать на первых порах, на воле. Андрюха с Ильюхой, держась за перила трамвая, о чём-то оживлённо продолжали разговаривать и не замечали, его задумчивости. Его состояние было сумбурное и тревожное.
          После второй ходки, Юрок стал подозрительным, раздражительным. Сильно пристрастившись к спиртному, стал неудержим. Выпив, постоянно, куда-то стремился, цеплялся за каждую мелочь и затевал драку со всеми. Вот и вчера, в пьяном угаре, начал рассказывать про зону, про воровские законы. Хвастался и гордился тем, что был на короткой ноге с самим кумом. Что пользовался на зоне большим авторитетом. Парни смотрели на него, может с восхищением, может с завистью, может даже с пренебрежением и молчали. Он продолжал нести какую-то околесицу про красных, чёрных на зоне. Ильюха попытался осадить друга, тот сразу же полез в драку. Понимая его характер, постарались утихомирить друга. Тот, ещё пуще. Тогда аккуратненько скрутили и держали, пока не успокоился. Потом довезли до дома и оставили его одного…
          Доехав до центрального рынка, друзья вышли на остановке. Там побродив некоторое время среди ларьков, купили трико.
          - Ну что! В кафе? – обрадовано произнёс Андрюха.
          - Куда пойдём? Надо, куда-нибудь поближе! А то голова раскалывается, мочи нет! – изрёк Ильюха.
          Они нырнули в подземный переход, прошли вдоль центрального вокзала и зашли в кафе: «Афган». В складчину купили водки, закуски, стали обмывать первую покупку. Вдруг из-за соседнего стола к нему подошёл молодой человек примерно 28 лет, худощавый, с русыми волосами, с колючими глазами. Он, пристально посмотрел на него, сначала недоумённо:
          - Здорово пацик! – обратился к Юрке.
          «Нет, этого не может быть! Так быстро найти меня не могут? Жека! Он, тогда, должен был скоро откинуться и что-то замышлял со своими семейниками! По моей наводке, попался, начал брыкаться, его здорово отделали! А что было у него, так и не узнал! Кум, только спасибо сказал и всё!» – Юрок его сразу же узнал, глаза дрогнули. За то у Жеки они сузились, на лице появилась злорадная улыбка. «Хотя! – подумал Юрок, – он же ничего из того не знает! Раньше меня на день, откинулся! Тогда ему было не до меня! Навряд ли кум рассказал! Братва не могла написать про меня маляву. Семейники тоже не могли, они чалились в ШИЗО! А настучать на них, мог кто угодно! Вот ведь, встретились! Земля большая, а дорожки все узкие! Не разойтись! Главное самому не лохануться! Нет фраерок, не потянешь ты эту телегу! И предъяву на меня не сможешь кинуть! Нет у тебя против меня ничего! А то, что я исчез, мало ли что случилось! Это же зона!»
          - Здорово, если не шутишь! – недовольно ответил Юрок, обтирая ладонями своё лицо и искоса, посматривая вокруг, нет ли ещё кого поблизости. Когда убедился, отошёл к окошку.
          - Ты чё Юрок! Не узнал что ли! Это же я, Жека! – он побрёл за ним следом.
          - Чё те надо, Жека! – показывая, что общаться не желает, спросил он.
          - Чё те надо, говоришь!? – и тут его лицо стало злым.
          - На зоне корешились, да, было дело! Но здесь не зона и порядки другие! Кореша у меня тоже другие!
          - Так! Так! Другие говоришь? – зацокал языком Жека и глаза ещё сильнее сузились. Теперь он стал походить на азиата.
Юрок внимательно, оценивающе посмотрел на него.
          - Что молчишь хмырь! Что-то тут не чисто! А, не ты ли тот стукачок, который всех закладывал? Мы то, с братками, всё думали, кто же козлил и стучал на нас куму! Теперь всё понятно! Это всё ты! Кроме тебя некому! Жаль, не смогли мы тогда тебя раскусить!
          - Чё тебе понятно, чё? Горбатого лепишь! Ты, случайно, не попутал? Нет? – оскаливая зубы, опёршись руками об бока, прохрипел Юрок.
          - Нет, не попутал! Ты точно стукач! Вон, как засуетился! Чувствуешь, падла, свою вину! Вот и крутишься, как уж на горячей сковородке! Чё! Боязно стало, да? – с ухмылочкой, чётко и ясно произнёс Жека.
          - Ты, думай, чё говоришь! Законы знаешь! Сначала обоснуй свою предъяву, а потом можешь речь держать! А иначе самому можно не хило загреметь! – и попытался схватить его за грудки.
          - Да в лёгкую! Вот, представь себе, я отмахал от звонка, до звонка!   Всё, как положено, чин чином! И мужиком остался! За мной ничего нет! Кого угодно спроси, тебе это любой штрибан скажет! А, ты, превратился в козла! Ты должен был откинуться только через год! Или я не прав? Если не прав, то поправь меня! И с чего тебе так подфартило? Что ты гуляешь здесь, а не чалишь срок на зоне, до звонка, как положено? Вот и беспредельничать начинаешь! Руки распустил! – вывернув руку Юрка, освободившись от его захвата, процедив сквозь зубы, произнёс Жека, – Дэн и Макс, из-за тебя, тогда, угодил в ШИЗО! А если ты не забыл ещё, они были моими семейниками! До сих пор там чалятся! И я бы там был, если бы срок не вышел! Откуда мусора узнали? Ну ка, ответь? А видится мне, что это ты нас стуканул, корешок! Вот и откинулся раньше срока! Свободу себе купил за счёт нормальных пацанов? Что, не так что ли? И за это ответишь! Всё, как положено, по воровским законам! И братва тебя, как положено, приговорит! Получишь то, чего заслужил!
          - Ты, за свой базар, ответишь! Ничего я не покупал! И отвечать тебе, тоже не собираюсь! Купи себе петуха и ему компостируй мозги! А мне не надо! – Юрка начало трясти.
          - Базарят бабки на базаре, а я речи веду, предъяву кидаю! И правильно делаю, по пацански! – злорадно улыбаясь и сверкая глазами, ответил Жека.
          - Вот и ответишь за свою предъяву, по пацански! – он схватил Жеку за грудки и резко дёрнул вниз.
          - Да? Перед кем интересно? Легко! Мне, ещё за это, братва спасибо скажет! – взревел Жека, тоже схватился за грудки, так же дёрнул Юрка. И почему-то снова зло, загадочно, улыбнулся.
          - Парни! Заканчиваем, или выходим на улицу! – к ним подошёл бармен. Видя, что они продолжают держать друг друга, повысил голос, – Я, думаю, вам доходчиво сказал?! Иначе вызову охрану! Охрана шутить не любит! – и пальцем указал на выход, в одной руке держа тревожную кнопку.
Они одновременно оглянулись, посмотрели на его руку, потом друг на друга.
          - Командир! Не серчай, друга встретил! Погорячились чуток! – сказал Жека и похлопал своего напарника по щеке.
          - Я же попросил на улицу, вам, что не понятно! – требовательно, громко, произнёс бармен и вытянул перед собой руку с кнопкой, чтоб нажать.
          - Всё! Всё, выходим! – Сказал умоляюще Жека, махнув несколько раз ладошкой, и похлопав Юрка по плечу.
          - Да! Пойдём, выйдем! А что? – зло сказал Юрок.
          - Прости командир! Не побеспокоим больше! – обратился к бармену, – Да, пойдём! Пообщаемся, без базара! – и он с ненавистью посмотрел на своего зоновского друга.
          - Парни! – Юрок, отпустив Жеку, обратился к друзьям, – Я сейчас, с друганом пообщаюсь, покурю, вы тут посидите. И снова, подозрительно посмотрел на бармена с кнопкой! – Тут только наше дело! Не вмешивайтесь!
          - Лёшка! Я сейчас! Автобус не прозевай! Вот, только покурю! Если не успею, выходи, не дожидайся меня, я там буду! – подойдя к столу, обратился Жека к своему другу, и дрожащими руками взял сигарету.
          Они неспешно вышли, пропуская друг друга. Сначала прикурили от одной зажигалки, как в былые, старые, добрые времена. Глубоко затягиваясь, смотрели в глаза, будто приценивались. Каждый думал свою думу:
          «Не получится у тебя Жека заграбастать меня! Не вывезешь ты этот телегу! Кишка у тебя тонка! Да и силёнок не хватит! Ты то, приезжий, а я вот он, родился и вырос здесь!» - думал Юрок.
          «Ничего, ничего! Выведу я тебя на чистую воду! Отпишу братишкам! Когда откинутся, приедут, встретимся и разрулим эту делюгу! Ты тогда за всё ответишь, падла!» – нервно затягивая сигарету, думал Жека. После того случая, когда мусора его зацапали, ему пришлось не сладко. Хорошо, семейники прикрыли! И тут почему-то, снова, сильно заныло. По большому счёту, он хотел просто поговорить один на один. Думал: «Спрошу Юрка, что да, как да! Он начнёт оправдываться, расскажет, как у него всё получилось, что раньше срока откинулся. В место этого, сразу полез по беспределу. Явно, что-то тут не чисто. Это ясно, как божий день. Он стал мутным! Да и был таковым!»
          Юрок, последний раз, глубоко затянулся, резко отшвырнул бычок в сторону. Жека непроизвольно посмотрел туда. Тут же последовал сильный удар в область живота. Жека согнулся, пытаясь вздохнуть. Второй удар пришёлся между лопаток. Превозмогая боль, он попытался встать, в это время получил удар ребром кроссовки, об щиколотку ноги. Со стоном свалился в грязную жижу.
          - Что сучок, решил Юрку отомстить? Не получится! Здесь моя территория! Здесь я смотрящий! Здесь я хозяин! Приедешь ещё раз, вякнешь против меня хоть слово, пожалеешь! Живи в своей дранной Усть-Качке и не вылезай! Бойся меня! – зло закричал, остервенело, пиная, ногами и тыча себя в грудь кулаком.
          Сидя за столом, Лёшка посмотрел на часы, время показывало 17:40, должны были уже объявить посадку на автобус. Он спокойно вышел, натянул на руки кожаные перчатки. Сделав первый шаг, увидел, что недалеко от касс, его друга избивает тот, с кем они вышли покурить. Жека валяется в грязи, а тот, остервенело пинает его. Он быстро подбежал, не говоря ни слова, схватил за плечо, с ходу нанёс прямой удар по лицу. Противник был ниже на целую голову и удар пришёлся по брови. Тут же хлынула кровь. Второй удар в шею, в затылочную часть, свалил его. Юрок плашмя упал на грязный, оплёванный снег, встав на колени, одной рукой держась за окровавленную бровь, второй опираясь об грязный асфальт, попытался встать. Лёша сильно пнул его в бок, под локоть. Тот снова свалился на спину. Юрок, не ожидавший такого поворота, оценив обстановку, решил отлежаться. С этим верзилой, ему, явно было не совладать. А парни, ещё не вышли с кафе. Лёшка зло посмотрел на него, отвернулся и пошёл к Жеке. Больше не обращая внимания на своего соперника, помог подняться другу, потащил на место посадки. Но, когда предъявили билеты, контролёр их не пропустила. Вскоре подошла кондуктор и тоже отказалась от них. Они попытались протолкнуться, но тут встал водитель, вытолкал их обратно. Двери закрылись, автобус тронулся с места, оставив их одних. Досадуя, развернулись, подошли к Юрку, который к этому времени уже поднялся и отряхивался от грязи, не обращая на них никакого внимания.
          - Что хмырь! Встал? Из-за тебя, мы, не уехали домой! – зло прокричал Лёха и нанёс удар кулаком в живот. Тот согнулся. Схватил  за грудь глубоко дышащего Юрка, выпрямил его, стал методично бить по лицу и груди.
          - Замочу! – закричал Юрок, извиваясь от боли и замахал руками. Он крутился, как пропеллер, влево, вправо, на месте и не мог ничего сделать. Длинная рука Лёхи держала его крепко на расстоянии.
          Жека, обозлённый, подбежал чуть позже. Он видел, как Лёха пластает Юрка. Снова на лице проскочила злорадная улыбка, которая тут же пропала. Глаза сузились, кулаки сжались. Он пошёл мстить за себя, за всё то, что пришлось ему пережить, за своих семейников, за всех тех, кому он сделал плохо и за сегодня тоже. Подойдя сзади, нанёс несколько ударов руками по спине, по шее, по почкам. Стал пинать ногами, бить коленом, с ненавистью приговаривая: «Вот тебе за братву, за Дэна, за Макса, за меня, за всё!..» 
          Очередной раз попытался нанести удар, но его руку кто-то задержал. Он возмущённый, быстро оглянулся, отпустив Юрка, хотел нанести удар, тому, кто вмешивается в его личную разборку. И тут же оторопел. Перед ним стоял милиционер крепкого телосложения, который смотрел на него прямо в глаза и в усмешке качал головой, как бы предупреждая, что лучше не стоит. Он невольно отпустил руки, понимая бесполезность своих действий. Оглянулся и увидел, что Лёха тоже схвачен, стоит в наручниках застёгнутые за спину, покрасневший, опустивший голову. Тот, другой милиционер, одной рукой держал Лёху за руку, другой за шею. До стукача, ему не было дела. Всех, троих, повели к машине. В последний момент, к ним посадили ещё двух человек из компании Юрка. Жека стал сумбурно соображать. Он даже представить не мог, что это всё, так резко и быстро закончится: «Блин, куда везут? Что будет дальше? Как себя повести? Надо как-то выпутываться! Всё из-за этого козлины! Может просто сдать его? Но скорей всего терпилом станет он, а я соучастником! Мусора, наверное видели, что Лёха пластал Юрка, а я был на подхвате! Короче, Лёха попался! Подвёл пацана, он же совсем не при делах!..» –  Жека посмотрел на Юрка. Тот исподлобья, тоже зыркал на него глазами.
          - Что сучок, доигрался? Из-за тебя в ментовку попали! Теперь просто так не выпустят! –  шипя, проговорил Жека и ударил Юрка в грудь. Тот резко вскочил, сцепился в него обеими руками за плечи, пытаясь нанести удар коленом по лицу. Жека освободился, скручивая ему руки, и попытался нанести новый удар. Кто-то снова схватился за его руку. Он не успел разглядеть. В это время, машина резко остановилась, скрипя тормозами, они оба упали на кого-то. Милиционеры быстро открыли двери, выволокли обоих и заковали в наручники. Чтобы драк больше не было, пристегнули к машине, с разных сторон:
          - Слышь, козлина! Если меня отправят снова чалить, то тебе не жить! Ты меня понял? – угрожающе зарычал Жека, сидя спиной к нему, повернув голову в его сторону.
          - Я против тебя выступать не буду! Главное, угомонись! Иди в отрицалово! Скажи, что между нами ничего не было, что видишь меня первый раз! Тогда ни чего не будет! Теперь, друган, нам с тобой надо вместе держаться! Как только кто-то из нас лишнее вякнет, или попрёт против другого, пиши пропал! И ты, и я! К твоему сведению, я тоже не хочу туда попадать! У меня только жизнь начала налаживаться! – спокойно сказал Юрок.
          - Что? Боишься обратно вернуться? Ну, ничего! Нам главное выпутаться! А там видно будет! Это наши с тобой разборки и ни чьи больше! – с досадой высказался Жека.
          - Не дрейф! Всё, будет, зашибись! Я тебя вытащу отсюда! Если сам не обложаешься! – снова спокойно сказал Юрок и даже попытался улыбнуться.
          На самом деле у него внутри что-то погасло. И он сумбурно пытался продумать план, но из этого ничего не получалось. Выпитое спиртное не давало возможность что-либо сообразить. «Думаю, он меня понял! Лишь бы только не обложался! Лишь бы только не обложался! Вот ведь, как судьба повернулась! Мы, как этот браслет, соединены одним звеном, два кольца!» Он посмотрел на металлический белый блеск наручников и криво усмехнулся. Его руки были крепко застёгнуты и просто так, отстегнуться не могли. «Крепко держатся! Вот и мы!.. Вот и мы!..» Поговорить больше не пришлось. Перед глазами поплыли лица, события. Вдруг, он стремительно начал куда-то падать, чётко осознал, что впереди площадка, и он неминуемо разобьется. Хотел что-нибудь предпринять, но что? Он же в свободном падении. Вскоре машина остановилась. Их, по отдельности завели в Медвытрезвитель Свердловского района. Теперь он отрывками помнил, что его заводят в подвал: «Что!.. Решили кончить?.. Всё ж таки поймали, да?.. Отпустите меня!.. Андрюха!.. Ильюха!.. Вы где!.. Ничего не было!.. Снова пропасть!.. Я, лечу!.. Свет!.. Кровати!.. Я где!.. Вы кто!.. Погоны!.. Звёзды горят, отражают свет!.. Доктор в белом!.. Кто-то в сером!.. Вам чего?..»

          Продолжение следует...


Рецензии
Виталий ! Вы так скрупулезно описываете все подробности, что даже неискушенный может определить Вашу профессию. Написано мастерски.Судьбы людские! Раньше я был твердо уверен,что невинных не сажают. Посмотрев фильм: - "По прозвищу зверь"-,задумался и теперь как бы в растерянности. С уважением.

Александр Оленцов   02.11.2016 18:09     Заявить о нарушении
Спасибо Александр! Вы наверное подумали, что я принадлежу к органам МВД, или прокуратуры, или по профессии юрист. Нет, я военный, офицер запаса (РВСН). Когда столкнулся с этим материалом, с людьми, возникли вопросы. В беседах сними не получив ответы, перешёл к анализу произошедших событий и как результат выводы, написанные в произведении. До этого произведения, я тоже думал, что дыма без огня не бывает. Но чем больше знакомился с материалами жизни милиции, прокуратуры и судей, тем больше возникали сомнения на счёт дыма и огня. Некоторые эпизоды написаны в этой повести. С теплотой душевной Виталий.

Виталий Агафонов   05.11.2016 08:45   Заявить о нарушении
Если честно - так и подумал. С уважением.

Александр Оленцов   05.11.2016 12:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.