Корпоратив. Фарс

***

- Я отказываюсь! Я категорически отказываюсь мазаться всем этим… дерьмом! Уж простите мне мой французский!

- Валентина! Отставить! Если ты не вымажешь свою физиономию -  тебя можно будет отследить из космоса! И ликвидировать… Мажься!

- А космос-то тут при чем?

- Это я так, к слову.

- Не буду мазаться! Я вас тут подожду.

- Мне жаль, Валентина. Но, ничего не поделаешь. Придется применять силу. Девочки! Держите ее!

Восемь женских тел спрятанных в одежду камуфляжной расцветки и с выкрашенными в коричнево-зеленые полосы лицами грозно надвинулись на пухленькую Валентину.

- Это произвол! Я буду жаловаться! – отбивалась непокорная. – А если экзема? А если сыпь? Или фурункулы! Не трогайте меня!

- Мажь! – командир отряда «Сочная клубничка» сунула под нос врачу-дерматологу баночку с гримом.

- А может, не надо? – жалобно простонала Валентина.

- Надо! – старшая операционная сестра была непреклонна. – Если продуем травматологам, насчет терапевтов я спокойна, не видать нам стимулирующих и критерии эффективности будут на нуле.

- Вера Петровна, неужели вы думаете, что мы обыграем травматологов? Там же одни мужики! И молодые причем, – пожилая заведующая отделением патологии беременности неловко держала в руках пейнтбольный маркер. – Может, ну их, эти новые стимулирующие выплаты. Жили же со старыми.

- Отставить! – Вера Петровна оглядела вверенное ей подразделение. – У меня есть план!

***
Главный врач ГБУЗ* с высоты небольшого холма обозревал поле боя. Заместитель по орг-метод работе и заместитель по кадрам вглядывались в его лицо, пытаясь высмотреть и заранее определить как себя вести. Ежели у главного - складка на лбу поперечная, то готовься к порке, если продольная – успевай просить, что душе угодно, самое время.

- Я не понял, где бойцы? Неужели, никому не нужны стимулирующие выплаты?! – главврач нахмурился.
- По кустам отсиживаются, - услужливо улыбнулась кадровичка. – Никто не хочет умирать!
- Умирать? Я не просил никого умирать!

Зам по орг-метод работе поправила криво сидящую на голове каску времен первой мировой войны:
- Мы решили создать условия, максимально приближенные к реальности. Процент запланированных потерь просчитан. Пытались стремиться к минимуму. Получилось, как всегда.

Главный врач вперил тяжелый взгляд в зама:
- Какой процент? Какая реальность? Вы что, хотите проредить основной персонал? Если хоть…

- Ура-а-а-а! – донеслось из леса.

- Пошла, царица полей в атаку! – довольно потерла руки кадровичка. – Понеслось!
- Причем здесь кукуруза? – главный врач приподнял брови.
- Началось! – возопила зам по орг-метод работе. – Не отвлекайтесь!

***
Первым был выкраден зав травматологическим отделением и по совместительству командир конкурирующего отряда «Добрые медвежатники».

- Девочки, - Олег Петрович смущенно улыбнулся, пытаясь спрятать под себя свои же босые ноги. Правда, вместо «девочки», у него получилось невнятное мычание, а улыбка не получилась совсем. А как иначе? Если рот намертво запечатан собственными носками. И надо же было отлучиться в кустики! Хорошо, хоть штаны успел натянуть! Ну, Вера Петровна! Вспомню я вам ваши боевые заслуги во время очередной операции! К каждой мелочи буду придираться!

- Мычит… - кивнула в сторону связанного пленного Серафима Игоревна. – Может, он пить хочет. Или еще чего?

- Перебьётся! – Вера Петровна внимательно вглядывалась в гущу кустов по ту сторону дороги. – Уходить надо.

- Куда? – перевязочная медсестра Танечка, отдернула форму и протянула командиру бинокль. – Первый трофей.

- А с ним что? – не отставала сердобольная зав отделением патологии беременности, - его же караулить надо.

Вера Петровна бросила взгляд на Олега Петровича. Скривилась. И процедила сквозь зубы:
- Не надо. В расход его.

- Сделаем, - кивнула Серафима Игоревна и присела перед зав травматологическим отделением. – Без обид, Олежек. Сам понимаешь – «аля гер ком аля гер», коллега.

Олег Петрович заерзал и замычал, пытаясь избавиться от кляпа.

- Да вы не волнуйтесь, Олег Петрович, - старшая операционная сестра, не отрываясь, смотрела в полевой бинокль. - Мы все сделаем быстро и точно. Крови не будет. И больно только в первые секунды. Так что, готовьтесь...

Вторым в отряд «Сочная клубничка» был доставлен начмед – командир отряда узких специалистов «Золотые россыпи». Инна Валерьевна пыталась ругаться с использованием ненормативной лексики, оформленной в латынь, но недолго. Связанная своим же ремнем и обеззвучена благодаря отработанной тактике с носками, она смирно сидела, привалившись спиной к березке, и всматривалась в шелестящую над головой листву. Инна Валерьевна хорошо расслышала слово «расход»…

- Значит так, – Вера Петровна оглядела своих бойцов. – Эту битву, можно сказать, мы почти выиграли.

Вышагивающая за спинами собравшихся Серафима Игоревна, утвердительно кивнула головой.

- Нам осталось захватить главного! – подняв кулак к небу, выкрикнула командир.

- Не спеши, Веруня! – Серафима Игоревна вступила в круг и присела на корточки в центре. – Стимулирующие выплаты – вещь мотивационная. Лишив конкурентов руководящих органов, мы, само собой, внесли сумятицу в их ряды. Но это не значит, что они не боеспособны. Нас спасает только то, что пока никто не знает, кто виноват и кому мстить.

- Серафима Игоревна, а их точно не найдут? – перевязочная сестра Танечка вздохнула, - а то весь план насмарку.

- Найдут. Только тогда, когда это будет нужно нам.

- А куда вы их спрятали? – не отставала Танечка. Остальные замерли, ожидая ответа заведующей отделением патологии беременности.

- Меньше будете знать, меньше расскажете. Действуем по плану. Я пошла. Ирина Иосифовна, Танюша – со мной.

- Да поможет вам Асклепий, - перекрестила их командир.


Пробравшись на территорию предполагаемого противника, а именно туда, где заседали военизированные травматологи, Серафима Игоревна в сопровождении двух медсестер продвигалась в сторону ручья. Два часа назад именно там был похищен командир «Добрых медвежатников».

- Говорю вам, это точно - «клубничины» Петровича завалили! – молодой врач травматолог-ортопед Алексей сидел у импровизированного костерка. – У «Россыпей» тоже Инну умыкнули.

- Не суетись, - зав отделения сочетанной травмы и по совместительству заместитель командира отряда Вадим Андреевич поворошил угольки, - вряд ли это Вера Петровна. Скорее, терапевты или педиатры.  Там хоть мужики есть.

Серафима вернулась к оставленным в засаде бойцам – Ирине и Ксюше.
- Малявы подготовили? Давайте!

Пристрелянная рогатка отправила скомканную в шарик записку прямо в лоб ортопеду. Возмущенные вопли «медвежатников» не помешали «клубничкам» мазануть краской из автоматов парочку хирургов-травматологов, выведя оных из игры.

- А теперь к «айболитам» и «мурзилкам», - развед отряд во главе с зав отделением, стараясь особо не светиться приподнятыми задними точками, юрко отползал на свои позиции.

***
- Нет, я так не играю! – обиженно пробубнил главный врач, оглаживая на себе новую отутюженную камуфляжную форму с рыжими подпалинами и откидывая с лица «водоросли», что свисали с «конфедератки». – Они там сами играются, а мне ничего не видно! По плану военизированный игры боевые отряды должны поливать друг друга краской на открытой местности! А они в партизаны заделались!

- Не волнуйтесь, Виктор Григорьевич. Все идет по плану, - кадровичка бросила отчаянный взгляд на зама по орг-метод работе. – Правда же, коллега!

- Всенепременно! – бодро отрапортовала зам, мысленно прощаясь со стимулирующими выплатами за этот месяц.

- Ладно, - главврач занял место на специально уложенном бревнышке, которое в ночи было доставлено с его же дачи. Правда, он об этом даже не догадывался.

***
Травматологи увлеченно истребляли терапевтов. Подброшенные записки разозлили и тех, и других. Под шумок стреляющих пейнтбольными шариками ружей, был извлечен из командирского кресла предводитель «Строгих айболитов» зав терапевтическим отделением Марина Евгеньевна. И вот, теперь и она, перестав сопротивляться, тихо и спокойно дожидалась своей участи в руках старшей операционной сестры.

Не составило труда обезглавить отряд «Мурзилка» и зав педиатрическим отделением проследовал за всеми теми, кому до него был вынесен приговор – «в расход».

Пока «Сочные клубнички» занимались точечными захватами, травматологи, бились с терапевтами, педиатры с узкими специалистами, а потом получилась общая свалка, на радость главному врачу, наконец-то углядевшему в зарослях придорожных кустов некоторое движение и услышавшему крики «раненных» и «убитых».

Замы были «сняты» тихо и незаметно. И лишь спустя какое-то время главный врач понял, что остался на вершине холма один. Совсем один. Поозиравшись и пожав плечами, он повернулся к бревну и тут же пыльный и невкусно пахнущий холщевый мешок скрыл всю панораму. С мешком на голове, почти задохнувшегося главного врача ГБУЗ поволокли куда-то, предварительно выдернув ремень и связав за спиной руки.
Всю дорогу пленный пытался наладить диалог с похитителями, разъясняя, что похищение не было прописано в стратегическом плане боевых действий. Похитители подозрительно молчали. Не на шутку струхнувший главный врач решил последовать их примеру.

***
В небольшом ржавом контейнере набилось народу, как сельдей в бочке. Главного врача уважительно толкнули вперед, и чувствительно приложившись лбом об стену, он занял место там, где и остановился.

- Снимите с него мешок, - голос Веры Петровны был сух и резок. – Если не договоримся, то он последует за другими.

Щуря глаза, главврач осмотрелся. Рядом с ним, пуская слюни большими радужными пузырями, примостился зав травматологическим отделением Олег Петрович. По соседству вращая глазами и облизывая губы, тихо улыбалась начмед. Главный педиатр, развалившись у противоположной стены, что-то шептал, время от времени загибая пальцы и удивленно вскидывая брови. И лишь зав терапевтическим отделением Марина Евгеньевна сидела на грязном полу, поджав ноги и уткнувшись лицом в колени.

- Я даю вам, Виктор Григорьевич, пять минут на то, чтобы осознать свое положение. Надеюсь, что мне не придется просить нашего психолога применять к вам свои методы.

- Какие методы? – главврач недовольно пошевелил связанными за спиной руками. – Что вы себе позволяете?! Я вас уволю, к чертовой бабушке!

- Если будете способны, - старшая операционная сестра невесело улыбнулась и кивнула головой своим бойцам. – На выход!

Оставшись один, главврач затравлено огляделся:
- Марина Евгеньевна. С вами все в порядке? Марина Евгеньевна!

- Не кричите, Виктор Григорьевич. Им это не нравится. – зав терапии подняла лицо, и главный врач с ужасом увидел два огромных синяка, кольцами обхватившие ее глаза. – На меня гипноз плохо действует. Но они нашли другие методы убеждения…

- Господи! – главврач, расширив глаза, смотрел на измученное лицо терапевта. – Это же только игра! Всего лишь, корпоративное мероприятие!

Марина Евгеньевна невесело усмехнулась:
- Это для вас – стимулирующие выплаты всего лишь игра. А у нас за это и пострадать можно. Вы же что сказали? Тем, кто победит – повышение на пятьдесят процентов. А это – уже не игрушки…

- Я думал, что мы все подружимся, сблизимся, отдохнем! – главный врач устало откинул голову к стене. – А с ними что?

- Ваша протеже постаралась, – терапевт усмехнулась и скривилась от боли. – Кто же знал, что ей зомби сделать – раз плюнуть?

- Полина использовала гипноз? – ошарашено произнес главный.

- Как видите…

- Я воздушный шарик, - тихо произнес Олег Петрович и визгливо рассмеялся. – Лечу куда хочу!

- Три тысячи пятьдесят семь, - громко выкрикнул зав педиатрическим отделением, – здесь их ровно столько! Больше нет!

- Кого? – участливо спросил главный врач.
- Танков!
- Бред.

Вера Петровна на пару с Серафимой Игоревной переступили порог импровизированной пыточной:
- Время, Виктор Григорьевич. Вы готовы сотрудничать?

Главный врач посмотрел долгим взглядом на старшую операционную сестру, перевел его на пожилую Серафиму Игоревну, мазнул по сидящим вдоль стены заведующим отделениями:
- Не нужно, все понятно и так. Зря я это затеял. Развяжите руки.

- И каково ваше решение? – не сдавалась командир «Сочных клубничек».

Главный врач невесело улыбнулся:
- Пятьдесят процентов всем я обещать не могу, но Систему оплаты труда пересмотрю. Это я сделаю. И повышение в зарплате основного персонала будет всенепременно. Олег Петрович, - главный врач толкнул плечом заведующего травматологическим отделением, - хватит пускать пузыри. Несмотря на то, что они у вас получаются очень даже радужными…

- Если снимите то позорное объявление, что висит при входе в приемный покой, - пробурчал Олег Петрович, поняв, что его разоблачили. – Каждый раз, как прохожу, чувствую себя незаслуженно обиженным. «Уважаемые пациенты! Убедительная просьба - докторов материально не стимулировать!» И как у вас рука поднялась?! – он с негодованием повернулся к главному врачу.

Серафима Игоревна уже освобождала от импровизированных наручников главного врача и остальных улыбающихся и шумно восторгающихся своей же артистичностью пленных.

- Сниму, дорогой, сниму, – рассмеялся Виктор Григорьевич, растирая запястья. – И все же, что ни говорите, а здорово мы сегодня развлеклись!

----------------------
* ГБУЗ - государственное бюджетное учреждение здравоохранения.


Рецензии
Ничего себе, поиграли! Смеюсь. С теплом. Алена.

Алена Данченко   01.09.2017 00:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Алена!

Аполлинария Овчинникова   15.09.2017 16:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.