Они вернулись

                                           Двадцать лет до начала событий

     Жозе очередной раз снился один и тот же сон. Сон повторялся практически без изменений раз в три-четыре дня ближе к утру, поражая Жозе четкостью картинок и точностью воспроизведения. Так продолжалось несколько недель, пока родители Жозе не переехали в новую квартиру в центре небольшого европейского городка.

     Он брел по горной тропе вдоль крутого склона следом за старым и горбатым проводником. Следом за ними шел крепкий молодой парень, также как и проводник, одетый в легкий белесый парусиновый костюм. Носильщик тащил легкую алюминиевую лестницу длиной около трех метров, молча жую какую-то гадость и сплевывая через каждые десять-пятнадцать метров. Это немного раздражало Жозе, но идти оставалось немного, и можно было перетерпеть рвотный рефлекс.

     Проводник остановился на небольшой площадке, которая была по сути лишь расширением тропы, и показал рукой на почти не заметную нишу, в скале над ними. Носильщик приставил лестницу к скале, и они исчезли. Жозе остался один и, проверив рюкзак, неспешно полез по лестнице. Ниша была забита плотно слежавшимся песком. Жозе без суеты достал из-за пояса лопатку и начал отгребать песок из ниши, сбрасывая его вниз на тропу. Песок был податливый и, в результате получаса ковыряния, лопата провалилась сквозь песок и, еще через несколько минут работы, перед Жозе был лаз в скале, который уходил под небольшим углом вверх. Исследователь прихватил рюкзачок тросиком с карабином к поясу, натянул капюшон и полез в проход. Воздух был теплый с легким, приятным и незнакомым ароматом. Ширина лаза была достаточной, чтобы ползти достаточно быстро, а стенки были слегка шероховатые. Впереди была полная темнота.

     В какой-то момент Жозе почувствовал, что руки не находят стенок, что означало, что тоннель закончился и перед ним пустота. Он замер и начал вглядываться перед собой. Глаза отвыкли от дневного света и стали невероятно чувствительными. Впереди Жозе увидел слабое свечение почти на уровне глаз. Постепенно картинка становилась все чётче, и он смог скорее понять, чем увидеть, что перед ним зал в виде полусферы диаметром около десяти метров и высотой около пяти. В середине зала стоял каменный цилиндр, на котором на большом подносе под прозрачным колпаком лежал кристалл величиной с человеческую голову и слабо светился лиловым светом, слегка мерцая. Кристалл был неправильной формы и чем-то похож на соляную розу пустыни.

     Жозе спустился в зал по вырубленным каменным ступеням и подошел к кристаллу. У него появилось желание вынести найденное сокровище на белый свет и внимательно рассмотреть его. Достав из рюкзака заранее подготовленный мешок из плотной ткани, сшитый по размерам подноса с кристаллом, Жозе аккуратно поместил в него находку и по уже знакомому пути вылез на солнечный свет. Лестница ждала его и, спустившись на землю, Жозе очередной раз проснулся с чувством завершения важнейшей работы.

     Разница во снах была небольшая, но Жозе почувствовал ее. Все строго повторялось, только с каждым сном он действовал все четче и быстрее.

                                                     Спустя 20 лет

     Часть 1. Находка

     За прошедшие годы Жозе остепенился, получил наследство, заработал приличный капитал и потому имел достаточно средств не только для достойной жизни, но и на причуды, как он сам это называл. А причуды были простые. Он всю жизнь искал то место, которое видел во сне. Кристалл, увиденный много раз в каменном зале, не давал ему покоя. Поисками Жозе занимался не спеша, полагая, что рано или поздно найдётся то самое место на земле. Художник по его просьбе нарисовал всё, что смог вспомнить Жозе из сна, преследовавшего подростка длительное время. Жозе выложил картинки в интернет, с просьбой откликнуться кого-нибудь, кто видел подобные места. Отклики приходили, но были пустышками.

     Однако как-то из далёкого села в горах ему прислали фото, на которых он узнал детали ландшафта из сна. Собрав группу, в которую входили альпинист, геолог, археолог, компьютерщик и старый друг Джон, который взял на себя безопасность и проблемы по хозяйству, отслуживший в службах не очень популярных более 20 лет. Помощники закупили кучу оборудования, увидев которую Жозе застонал, представляя каково это тащить в далёкую горную страну. Но оказалось, что всё было предусмотрено Джоном вплоть до аренды самолёта, который должен был закинуть команду в горы и виз всем участникам экспедиции.

     Оставив бизнес на свою, проверенную годами команду, он с пятью соратниками и полутонной вещей вылетели навстречу приключениям. Как то получилось, что никто из членов экспедиции не выразил сомнений в разумности мероприятия. Дело явно было не в деньгах, которые полагались участникам в качестве гонорара, независимо от результатов поездки. Всем очень хотелось увидеть и потрогать руками чудо. Перелёты сначала в столицу небольшого государства на конце света, потом и вообще в забытую богом дыру заняли несколько дней и отняли кучу сил. На месте они арендовали небольшой дом на отшибе, чтобы не привлекать слишком много внимания, развернули спутниковую станцию и запасли топливо для генератора на случай сбоев в подаче электричества, которые в посёлке по времени были чуть меньше времени нормальной работы сети электроснабжения. С питанием вопрос решился вообще элементарно, местные жители устроили тендер с мордобоем за право обеспечивать путешественников едой. На роль проводников также нашлось несколько немолодых хорошо знающих окрестности жителей. Участникам экспедиции пришлось срочно научиться сидеть в седле, потому как расстояния были немалые, и таскаться пешком по жаре было мучительно. Это оказалось просто, поскольку лошади были очень спокойные, а узкие тропинки не позволяли лихачить. На подготовку ушла неделя, но никто не проявлял признаком спешки, всё шло абсолютно спокойно  как будто по плану.

     Наконец, подготовившись с максимально педантичностью, Жозе сделал первый выезд в горы. На сон это было уже не похоже, поскольку выехали вчетвером в сопровождении проводника, а не пешком. Жозе не рассчитывал на быструю победу, поэтому, когда через шесть часок пути он увидел до боли знакомое место, изумлению не было границ. Поскольку поездка была пробной и никакого инвентаря с собой не было, то Жозе хладнокровно зафиксировал место на навигаторе, сфотографировал нишу, практически полностью забитую песком и продолжил путь. Вечером после хорошего ужина Жозе показал снимки коллегам, они посмотрели фото, изучили геологические карты, добытые по дороге в горы не совсем праведным путём в министерстве природных ресурсов Джоном, и решили, что надо пытаться расчищать нишу и искать позёмный зал.

     Компьютерщик молчал, ему было жутко интересно, но он привык доверять только своему компу и ждал с нетерпением, что же там откопают. Его не брали с собой, полагая, что с приборами он нужнее. Посоветовавшись с Джоном, Жозе принял решение - идти до ближайшей к обнаруженному месту поляны с проводниками, ставить палатку, разворачивать лагерь и спутник, а потом отпустить проводников домой, чтобы не мешались и не болтались под ногами. В посёлке было решено никого не оставлять, поскольку убедились в честности местных жителей, а каждый член группы мог оказаться полезен если удастся найти вход в зал. Жозе сколько не напрягал мозг, не мог понять, почему никто ни разу не высказал сомнений по самой цели поездки, хотя за любую мелочь могли спорить весьма упорно, причём каждый с каждым. Это уже само по себе было странно, ведь если кратко сформулировать, то во что они ввязались, выглядело примерно так «пять серьёзных мужчин, каждый из которых стоит в своей области полдюжины спецов, собираются вместе и летят чёрти куда чтобы найти нечто, увиденное во сне одним из них двадцать лет назад и при этом уверены в успехе столь дурацкого мероприятия». Сформулировав этот тезис, Жозе вышел из домика с Джоном и кратко изложил ему свои сомненья. Джон, покуривая лёгкую сигарету, сказал, что он сам этому удивлён, но как бы со стороны, а в душе уверен, что они обязательно найдут вход, каменный зал и кристалл. План исследований был готов, расписан по пунктам ещё дома и аппаратура подобрана так, чтобы провести на месте полноценный физико-химический анализ не только кристалла, но и всего, что может быть найдено в зале. Пока они совещались, стемнело и из дома вышли остальные члены их команды, которые, как выяснилось, не могли думать о сне. Ощущение коллективного помешательства охватило всю группу. Но, как обычно, в ситуации, исход которой совершенно непредсказуем, кто-то неожиданно рассказал анекдот, кто-то вспомнил об оставленной дома подружке и напряжение рассеялось. Вернувшись в дом, они позволили себе по дринку виски, и завались спать.

     Наутро они быстро собрали всё необходимое для лагеря и это «самое-самое» заняло полдюжины больших баулов и десяток маленьких, так что проводникам пришлось организовывать караван из десятка лошадей. Нагруженные скарбом мелкие, но выносливые местные клячи неспешно брели по тропе несколько часов и, в результате, к обеду экспедиция вышла на небольшую солнечную полянку у ручья, падающего водопадом из расщелины в склоне. Проводники быстро разгрузили лошадей и установили палатку, как будто делали это каждый день. Дров для костра было в изобилии и перед уходом две огромные охапки дров лежали у большого камня. Крупных хищников в округе не водилось, но проводники рекомендовали не гасить огонь до рассвета «на всякий случай».  После обеда местные с лошадями ушли и обещали вернуться, как только их позовут. Мужчины разбрелись по полянке и мгновенно заснули где попало, пугая богатырским храпом обитателей полянки. Отдохнув, все занялись своими делами, а Жозе с Джоном решили сходить на реконгсценировку места у ниши в скале. Идти было всего пять минут и, усевшись в тени скалы, они спокойно распланировали завтрашний день.

     Завершив процесс, они посмотрели друг на друга и расхохотались. Жозе, успокоившись, посмотрел на Джона и задал, неприличный, но важный для него вопрос - «Джон, а если там просто ниша и больше ничего. Что будем делать?». Джон усмехнулся и очень спокойно ответил - «Жозе, это совершенно нормально, у нас есть в запасе больше двух месяцев, мы обшарим окрестности вдоль и поперёк и наверняка найдём ещё пяток подобных ниш и твою пещеру, в конце концов, отыщем». Жозе встал и вышел на тропу. Прищурив глаза, он вспомнил сон и тот почти идеально совпал с картинкой наяву. Разве что ниша была чуть пониже, чем виденная во сне.  «Джон, это то место, я уверен», - проговорил Жозе, и они поспешили в лагерь.

     Утро было солнечным и тёплым. Оставив в лагеря компьютерщика, который всеми силами саботировал любые перемещения своего хрупкого тела, группа, навьючившись рюкзаками с оборудованием, направилась к заветному месту. Жозе посмеивался, вспоминая сон и тренировки пару раз в неделю, а именно так он и воспринимал многократные повторения сна. Да уж не лопатка и холщовый мешок были основным снаряжением. Для кристалла был подготовлен саркофаг, выдерживающий падение с крыши небоскрёба, а одежде позавидовал бы супермен из блокбастера. Было предусмотрено всё, что только смогли предположить. Камера и фонарь питались от кабеля, который был армирован тросиком, которого хватило бы, чтобы вытащить из болота бегемота. Даже дыхательный аппарат и тот был в комплекте, ибо в замкнутом объёме всякое могло случиться.

     Несмотря на договорённости, Джон несколько раз предлагал себя в качестве первопроходца, что было логично, поскольку физически он был подготовлен великолепно, но Жозе каждый раз отказывался от замены, поскольку полагал, что это его миссия и перепоручать её он не имеет права.

     Далее шло по плану. Установили сборные леса с площадкой на уровне ниши. Геолог и археолог быстро, легко и красиво расчистили вход в тоннель на глазах изумлённых Жозе и Джона. Жозе облачился в костюм, одел шлем с камерой, фонарём, газоанализатором, защитные очки и полез в тоннель, предварительно перекрестившись и помахав рукой участникам экспедиции. Рюкзак он не стал тащить за собой, полагая, что когда придёт время он либо вызовет с ним Джона, либо подтянет тросиком. Тоннель был тот, который Жозе видел во сне много раз, его шероховатости казались знакомыми до боли.

     Тоннель оказался короче, чем казался во сне, наверно потому что Жозе видел всё перед собой. Добравшись до входа в зал, Жозе остановился и методично отснял панораму зала с подсветкой фонарём и в ИК диапазоне. После этого он выключил фонарь и дал глазам привыкнуть. Кристалл светился очень слабо, причём свечение было непостоянным, а выглядело волнами, пробегавшими по плоскостям кристалла. В свечении преобладали лиловые оттенки совершенно непривычные Жозе. Жозе отметил, что размер кристалла тот, что он помнил со времён снов, а форма немного изменилась. Списав изменения на ошибки памяти и особенности восприятия во сне, он спустился в зал. Прикинув размер и вес кристалла с подносом и колпаком, а также представив лицо Джона, ожидающего снаружи и наблюдающего его действия на мониторе, Жозе пригласил его с саркофагом в пещеру. Джон не заставил себя ждать и через пять минут они стояли перед постаментом и рассматривали кристалл.

     Насмотревшись вдоволь, они упаковали кристалл в саркофаг и включили стабилизатор внутренней камеры, который позволял тащить саркофаг как заблагорассудится, будучи уверенным, что объект даже не покачнётся при транспортировке. Напоследок взяли пробы воздуха и пород со стенок и пола зала и отправились в обратный путь.

     В лагере их ждал компьютерщик. Он всё видел на мониторе и поэтому глаза у него горели волчьим блеском от нетерпения. Пора сказать о нём несколько слов. Это был мужчина в возрасте примерно 40 лет с большой лысиной и длинными светлыми волосами. Очень хрупкий на вид человек, сутулый, с длинными пальцами и грустными глазами. В обычной жизни звали его Джоном, но в экспедиции два Джона никак не могли прижиться, потому сначала компьютерщика звали Комп, потом добавили приставку Супер, а к моменту вылета осталось только Супер. На это имя он охотно откликался.

     Все очень устали и решили, что надо основательно поесть, передохнуть с дремотой, а лишь потом заняться работой. Суета нужна при ловле блох, а тут ощущалось явно что-то весьма серьёзное. После водружения саркофага на столик в углу палатки все расслабились.  Камера внутри саркофага показывала устойчивую картинку, кристалл был на месте. То к чему Жозе шёл не спеша целых двадцать лет, свершилось, чудо лежало перед ним на столе. Теперь надо было осознать, что же это такое и как с ним поступить. Хотя где-то внутри вертелась мысль, может надо подумать в другом разрезе, а именно, как оно с нами поступит… «Этап пройден, пора осмыслить то, что произошло», - подвёл черту Жозе, демонстративно завалился на свой лежак и уснул сном младенца. Коллеги, кроме Джона поступили аналогично.

     Зной спал, все собрались в палатке, столик с саркофагом вытащили на середину и Жозе, впервые за три месяца, начал общее собрание. Он торжественно сообщил, что чудо произошло, нечто неизвестное лежит перед ними, и пришло время попытаться понять, что же за сокровище попало им в руки. Каждый должен был проанализировать  полученное, а его было не так уж и много - фотографии местности и зала, образцы камня со стен, пыли с пола, ампула с пробой воздуха. Кристалл решено было пока не трогать, поскольку его предназначение было абсолютно неясно. Если это ритуальный предмет древних, то ещё, куда ни шло, а если это хранилище информации из глубины веков или других миров, то каждая крупинка могла быть бесценной. Однако саркофаг было решено открыть и посмотреть на колпак и поднос поближе. В результате оказалось, что проще вообще вытащить поднос с кристаллом и колпаком и просто поставить его на стол.

     В момент вскрытия саркофага все почувствовали слабый запах, который что-то напоминал. Жозе только тут понял, чего ему не хватало в пещере - этого запаха, он ведь дышал через дыхательный аппарат и не мог нечего унюхать. «Ну вот» - облегчённо сказал он - «теперь всё совпадает со сном, даже запах».

     Команда приступила к работе. Пришло время описать кратко ещё двух малозаметных членов группы. Это геолог и археолог. У них, конечно, были имена, но никто толком не запомнил, поэтому постепенно их так и стали звать Геолог и Археолог. Так уж вышло в процессе притирки на сборах. Они были похожи друг на друга, крупные, сильные мужчины, завершавшие полувековой период жизни, немного смуглые и обветренные в долгих экспедициях. Даже джинсы у них были одной фирмы. У обоих были дети и внуки. До экспедиции они не были знакомы между собой, но быстро подружились и хорошо работали в паре.

     Супер мучал свой компьютер, перегонял все полученные материалы на сервер офиса Жозе и привычно ворчал не неторопливую работу спутника. Настроив по шестому разу все, что можно было настраивать, он занялся изучением фотографий с места обнаружения кристалла и, в конце концов, задремал,  положив голову на руки перед монитором. Джон бродил вокруг, поглаживал небольшую аккуратно подстриженную бороду и помогал коллегам переносить аппаратуру. Жозе сидел и смотрел на кристалл, пытаясь понять, что же дальше с этим всем делать. Археолог очистил от пыли и обнюхивал края подноса. В результате он нашёл местечко, откуда можно было незаметно отковырнуть миллиграмм материала, и запустил пробу в масс-спектрометр.  Также он поступил с пылью, собранной на полу. Геолог анализировал образцы породы, взятые у входа в нишу, в самой нише и со стенок зала. Работа шла своим чередом, пока археологу не пришло в голову посветить маломощным лазером на кристалл через колпак. Прозрачный колпак не пропустил луч лазера. Поверхность и наружный слой колпака засветился в луче лазера и тем всё кончилось. Археолог притащил микроскоп с лазерной подсветкой и стал рассматривать поверхность колпака. Она была как губка, только диаметр пор был меньше микрона. Археолог громко выругался, и сообщил всем, что это не его епархия, такого не умели делать никогда и не умеют сейчас. Жозе успокоил его и попросил методично проработать всё, что вообще возможно, а не зависать на колпаке. Тот согласился и занялся анализами. Состав пыли оказался очень сложным и Супер загрузил поисками сервер офиса. В пробе воздуха были лишь летучие компоненты пыли. Через несколько часов все выдохлись. Ничего конкретного пока не получалось, только куча плохо согласованной информации и прорва догадок, которые можно было бы проверить лишь в серьёзной лаборатории.

     Жозе собрал всех вокруг стола. Его речь была конкретна и проста, - «Очевидно, что мы ничего больше здесь не узнаем. Надо возвращаться в посёлок, а потом домой, где и будем разбираться в тонкостях. До прихода проводников у нас есть сутки, которые мы используем с максимальной пользой. Сейчас каждый надиктует свои соображения, причём строго разбив материал на две части. Первая - то, что удалось точно установить, вторая, что сам об этом думаешь. Потом мы послушаем вместе записи и будем решать, как дальше поступить. Супер, обеспечит каждого радиомикрофонами, Джон разместит людей так, чтобы они не могли мешать друг другу. Почему не сделать каждому доклад? Всё просто, следующий докладчик будет под влиянием выступлений предыдущих, а этого не нельзя допустить. Приступили немедленно. Мнение Джона и Супера мне также интересно, прошу не откашивать от работы. Я остаюсь тут, остальные за работу».  Все зашевелились и через десять минут каждый начал диктовать отчёт в своём уголке поляны.

     Прошло около двух часов, на улице стемнело и все собрались снова вместе. Жозе сидел на своём ложе и хитро посматривал на коллег. Супер быстро выполнил его пожелание, перегнал материал на сервер и превратил в текст, чтобы удобнее было формировать отчёт «по горячим следам». Археолог и Геолог умели работать с диктофоном, потому их отчёты были чёткими и ясными, а Джон и Супер наговорили много с повторами, путаницей и противоречиями, в чём честно сознались.

     По просьбе Жозе Супер прогнал отчёты через текстовый компилятор, который истребил повторы, междометия и скомпоновал тексты в удобоваримом виде, а затем снова разослал их авторам, чтобы те могли проверить итоговые документы на разумность. Минут десять сопения над ноутбуками и материалы, проверенные авторами, в причёсанном виде легли на сервер и к Жозе на комп. Подумав, Жозе распорядился начать совещание с профессионалов, а завершить Джоном.

     Итак, что же было в отчётах. Кратко, сократив специальные термины и выкладки, приведём отчёты участников экспедиции.

     Геолог.

     «Факты.

     Пещера расположена в слое очень прочных материковых пород. Подбор места грамотен и точен. Выше и ниже породы менее однородные и заметно слабее.

     Точность выборки пола и купола очень высока, ошибки менее процента.

     Обработка поверхностей идеальная, причём сначала всё отполировано, а затем обожжено при температурах выше 2000 градусов. От этого такая шершавость стенок. Открытый огонь не использовался, вероятно, применялся горячий воздух. Тоже относится к тоннелю. Небольшой наклон тоннеля от зала, исключал попадание воды в зал.

     Обследование краёв тоннеля говорит об эрозии поверхностей, которая длилась, возможно, несколько тысячелетий. То есть тоннель и зал построены высокотехнологично и очень давно.

     Кристалл явно содержит регулярные структуры.

     Впечатления.

     Известными технологиями получить подобное наверно возможно, но затраты будут астрономические.

     Кристалл надо бы изучить, но пока не дадут отколоть кусочек ничего путного не выйдет».

     Археолог.

     «Факты.

     Подобных пещер ранее не встречалось, по крайней мере, я не встречал в литературе описаний чего-то подобного. Никаких признаков надписей, иероглифов и мнемоники на стенках, полу и потолке зала нет вообще, что тоже не характерно для древних сооружений.

     Поднос представляет собой сплав золота с рядом металлов, подобный состав нигде ранее не встречался. По принятой международной шкале проба золота примерно соответствовала бы 950-ой. Качество обработки поверхности подноса - идеальное. Изотопный состав - аномалий не обнаружено.

     Колпак - идеально притерт к подносу. Материал микропористый, мне неизвестен. Технология изготовления неясна. Судя по всему - воздухопроницаем. Вода и любая органика сквозь поры проникнуть не может. Ничего подобного в раскопах не наблюдалось.

     Кристалл - форма неправильная. В ритуальных целях подобные кристаллы не использовались.

     Вход в тоннель оказался вследствие обвала пород на высоте около 3 метров от земли. Ранее был не менее 30 метров от уровня земли. По словам местных жителей, эта тропа появилась не так давно, раньше ходили в обход и путь был на 5-7 километров длиннее. По характеру пород обвал был 30-50 лет назад.

     Впечатления.

     Учитывая крутизну и отсутствие неоднородностей на склонах, попасть в пещеру сто и более лет назад могли либо ящерицы, либо летучие твари. Для человека подобный склон неприступен без специальной техники. Следов ступеней не обнаружено ни сверху, ни снизу.

     Таким образом, найденное сооружение и артефакт не может быть создан известными цивилизациями не только данного места, но и Земли в целом и создан не менее тысячи лет назад.

     Я не знаю что это такое и зачем нужен кристалл, который, судя по колпаку, требует воздухообмена, то есть может быть органическим. Находка меня очень пугает».

     Супер.

     «Факты.

     Практически их ещё нет. Однако если учесть, что информация о пещере поступила Жозе во сне и на месте обнаружены лишь незначительные расхождения, вероятность случайного совпадения пренебрежимо мала. То есть обнаружение кристалла предопределено кем-то или чем-то не менее 20-ти лет назад.

     Абсолютно не ясно назначение кристалла. Очевидно, что зал - это просто качественно сделанная кладовая, защищённая от бурь, катаклизмов и чужих глаз.

     Можно предположить, что больше двадцати лет назад запущена программа, которая передала Жозе информацию о кристалле, способе его извлечения и примерном месте размещения кладовой.

     Не факт, что кристалл единственный на Земле уж как-то всё сделано солидно и промышленно.

     В общем, мы выполнили чью-то команду и вытащили эту штуку на божий свет.

     Дополнение - пришёл ответ с сервера - состав пыли наиболее близок к окаменелым экскрементам гекконов, обнаруженным в какой-то пещере в Африке. Совпадение около 30%. Больше ничего похожего не выявлено с достоверностью выше 1%. Что делали древние ящерицы в зале мне не ведомо».

     Джон.

     «Не знаю, что это такое. Но мой опыт говорит - это очень опасно.

     Местные жители явно не в курсе дел. Живут очень тихо и бедно. Ни легенд, ни преданий, ничего я не смог от них услышать за неделю пребывания.

     Штука не только не местная, но и, возможно не земная, уж очень хорошо сделана пещера, постамент и колпак.

     То, что всё это увидено во сне двадцать лет назад настораживает ещё больше. Это говорит о том, что за этим кристаллом стоит большая и, возможно, непреодолимая нами сила.

     Правильно было бы затолкать всё это на место, законопатить дырку и дружно помереть, но, увы, кажется уже поздно, джин выпущен из бутылки. Почему-то, кажется, что даже уничтожение кристалла не поможет.

     С местными властями говорить вообще не о чем, у них нет ни специалистов, ни денег на исследования. Так что надо паковаться и тащить саркофаг с кристаллом домой со всеми мыслимыми предосторожностями и там разбираться».

     Когда все закончили, Жозе поинтересовался, не появилось ли идей после высказываний коллег, но все притихли и не знали что сказать. Жозе подумал и подтвердил  принятое решение - «Сворачиваемся, завтра вызываем проводников с лошадями, заказываем самолёт на послезавтра в столицу, а оттуда спецрейс домой. Деньги не жалеем, лишь бы всё сделать тихо. Находку не декларируем и никому не показываем. Оформляем как образцы геологические образцы. Дома разворачиваем лабораторию с учётом всех требований безопасности, в том числе и бактериологических. Жалование утраиваю, но и Вы подписываетесь под требованием о неразглашении информации о кристалле до принятия решения о публикации результатов. Возможно, работа займёт полгода, а то и год. Эта штука не должна попасть в чужие руки. Все согласны? Если да, то Джон подготовит документы». Все дружно закивали.

     После ужина, Джон вызвал на беседу Жозе и предложил несколько изменить планы. Вместо того чтобы лететь в Европу, где можно поиметь кучу проблем с организацией секретной лаборатории, в которой изучается чёрт знает что, он предложил лететь в какую-нибудь спокойную страну типа Панамы, Египта или арендовать остров в океане. Идея с островом Жозе не понравилась, Панама была далеко от дома, а вот Египет вполне годился. Коллектив идею поддержал, только все дружно попросили снять отдельную виллу поближе к морю, полагая, что полежать на пляже в полуденную жару - святое дело.

     Всё было улажено до прибытия каравана, благо интернет работал нормально, и через несколько дней команда Жозе распаковывала багаж в большой вилле, стоящей на пологом холме в трёх километрах от берега Красного моря. Кроме них туда подъехали четверо крепких мужчин, друзей Джона, прекрасно чувствовавших себя в чёрных костюмах на 40 градусной жаре, которые были призваны обеспечивать безопасность исследователей и при необходимости таскать аппаратуру.

     Лабораторию разместили в полуподвальном этаже виллы, а для кристалла был выделен собственный холодильник, поскольку никто не знал, как может подействовать жара на древний артефакт.

     Довольно быстро стало ясно, что ничего путного выжать из привезённого материала не получится и пора посмотреть поближе на сам кристалл. Фото получались недостаточно качественные из-за пористой структуры колпака. Рентген не дал вообще ничего нового. Жозе выделил отдельную комнату, которую тщательно загерметизировали, установили систему защиты, которая могла за пару минут разогреть помещение СВЧ излучением до 180 градусов по Цельсию и обеспечили её автономной системой очистки воздуха. Всё было готово и Жозе с Джоном, облачившись в защитные костюмы, торжественно достали поднос с кристаллом из холодильника. Больше желающих сунуть голову в пасть неведомому не нашлось.

     Колпак на вид притёртый и фиксированный на подносе снялся очень легко, странно было, что он раньше не открылся во время транспортировки и запихивания в холодильник. Отсняв кристалл всеми доступными им средствами, они обнаружили на подносе крохотный кусочек вещества, отвалившегося от кристалла.

     Жозе выловил крупинку неизвестного и кинул её в пробирку. Теперь всё зависело от  приборов. Аккуратно закрыв колпак, они вдвоём затолкали кристалл в холодильник и после процедур обеззараживания вылезли наружу. Результат исследований их ошеломил - по составу кристалл был чистейшей органикой и, насколько позволяло определить имеющееся оборудование, был смесью нуклеиновых кислот. Это было потрясающее открытие - пара килограммов вируса в собственном соку, как это охарактеризовал Геолог, посмотрев на результаты. Нет, это ДНК суперкракозябла, жившего на Земле миллиард лет тому назад сделал вывод Археолог, не особо понимая, что такое ДНК и с чем его едят. Стало ясно, что задача им не по зубам и Жозе, посоветовавшись с Джоном, выписал пару специалистов по микробиологии и генетике. Специалисты прилетели через несколько дней, ещё через неделю приехал фургон с тонной оборудования. Соседи уже давно обходили странную виллу стороной и не задавали лишних вопросов. Как Джон договорился с полицией, никто не знал, но его люди носили под пиджаками Узи и везде сопровождали членов группы Жозе. С местными полицейскими они демонстративно уважительно здоровались и пили пиво в ближайшем кафе.

     Пара месяцев пролетела незаметно, все участники авантюры уже очумели от безделья и лежания на пляже, когда специалисты предложили обсудить дальнейшие действия. Всё оказалось крайне просто. Что это за штука выяснить доподлинно невозможно, но она очень похожа на вирус, хотя никак не  влияет ни на мух, ни на мышей. Мухи и мыши успешно плодились, причём никакой разницы между подопытной и контрольной группами не наблюдалось в нескольких поколениях. Изменений в ДНК подопытных не наблюдалась в нескольких поколениях. Испытания на людях не проводили, ибо это было бы слишком долго, да и где взять добровольцев. Потому специалисты пришли к выводу, что представленный материал не представляет научного интереса и, получив гонорары, успешно завершили свою миссию.

     Жозе и Джон посоветовались и решили, что пришло время завершать работу и стоит опубликовать результаты. А сам кристалл можно использовать для мелкого приработка на зеваках, которым будет интересно посмотреть на непонятную штуку. Геолога, Археолога и Супера Жозе рассчитал, заплатив полностью в соответствии с договорённостями, но последний отказался уезжать и остался помогать в организации экспозиции и её раскрутке. Джон и его «гангстеры» также остались с Жозе, который арендовал небольшой домик в пригороде Каира, и сделал в нём экспозицию, разместив в центре зала на постаменте аналогичном тому, который был в пещере кристалл, добавив прозрачный куб из пуленепробиваемого стекла, ну так, на всякий случай. Потолки сделали полусферой как в пещере, на стенках поместили фотографии с места обнаружения артефакта. После десятиминутного рассказа свет гасили для того, чтобы посетители могли воочию убедиться в том, что кристалл слабо светится в темноте. От зевак не было отбоя, жизнь шла своим чередом, и всё вернулось на круги своя. Своим бизнесом Жозе управлял по телефону и интернету, поскольку ему страшно не хотелось оставлять кристалл даже на несколько дней.

     Часть 2. Год спустя

     Роберт Маккарти сидел в удобном кресле своего огромного кабинета и с удовольствием смотрел на гигантскую видеостену с картой мира, на которой, переливаясь разными цветами, проходила картинка жизни всей Земли за последние сутки. Он потратил последние  восемнадцать лет жизни на эту работу. Начав с компьютерного прогнозирования биржевых процессов, он пришёл к сбору и обработке всей доступной статистики по планете в режиме реального времени. Лёгким движением глаз и лишь изредка помогая себе манипулятором, он переключался то на обзор динамики основных биржевых индексов, то на статистику ДТП по всем крупным городам мира, то на уровень одобрения правительств. Это было вовсе не хобби, информацию покупали все кому не лень, да ещё и постоянно требовали поиска взаимосвязей между процессами, на первый взгляд не имеющими ничего общего, вроде плотности метеоритного дождя, индексом Доу-Джонса и преступностью на пляжах Красного моря. Покупали данные правительства, корпорации, биржи и даже частные лица, которым она была совершенно не нужна, но показать на вечеринке стенку с динамическими картами Маккарти считалось крайне престижным.

     Начав с десятка процессов и небольшого компьютера, на сегодня информационный гигант Маккарти имел в распоряжении несколько суперкомпьютеров и огромную сеть сбора и обработки совершенно разнородных данных. АНБ, например, предпочитало покупать материалы оптом, не напрягаясь обработкой открытой информации. Доход корпорации был настолько велик, что Роберту завидовали нефтяные шейхи Ближнего востока.

     Но опытный взгляд Маккарти последнее время стал замечать, что мир неуловимо изменился. Изменения были медленными, малозаметными, хотя уже стали проявляться и на макроуровне. Всё вроде было нормально, но у Маккарти появилось ощущение, что  мир стал спокойнее. Это было ощущение, а Роберт с детства привык доверять только цифрам. Поняв причину дискомфорта, он запросил динамику основных параметров за последние пять лет. Десятки графиков появились на стенах. От этой картинки у нормального человека мог бы случиться приступ эпилепсии, но не  Роберта. Он смотрел на стену и постепенно понял, что его напрягало. Уменьшились амплитуды колебаний биржевых индексов, снизилась преступность по крупным городам мира, увеличилось потребление пищи, уменьшилось количество локальных войн и конфликтов и напряжённость существующих.

     Маккарти запросил на стену процессы, которые совпадали по тренду между собой, и получил очень интересную картину. Заметная часть из тысяч отслеживаемых системой сбора информации процессов имели один и тот же тренд к снижению. Примерно столько же имели близкий по характеру обратный тренд. Это уже было не смешно, и Роберт вызвал ведущего специалиста, чтобы обсудить обнаруженное явление. Собственно, Маккарти понял, что обнаруженное можно и нужно продать с максимальным эффектом.

     Специалист Антонио, много лет занимавшийся поиском корреляций, понял проблему с первого взгляда. Не зря он имеет IQ больше 180, подумал шеф. Глаза Антонио загорелись, волосы встали дыбом, а рука непроизвольно выхватила у шефа манипулятор и, как будто независимо от хозяина, начала раскручивать данные на экранах в разных сечениях и плоскостях, мгновенно меняя запросы. Суперкомпьютер выплёвывал корреляции, и, казалось, даже радовался нагрузке. Маккарти откинулся в кресле и блаженствовал. Прошло полчаса, и Антонио слегка упокоился, он явно что-то понял и осознанно искал это что-то. Но это «что-то» никак не хотело выползать на божий свет. Маккарти потряс Антонио за плечо и спросил, - «что тебе не нравится, смотри, как красиво получается?». Антонио кивнул головой и сказал - «не всё так просто, надо поработать. Характер кривой говорит, что изменения не шли одновременно по всей Земле. Выглядит как внешнее воздействие, которое либо довольно круто нарастало, а потом прекратилось, а процессы пошли сами по себе, либо имело точечный характер, а потом распространялось на всю Землю. Роберт вытаращил глаза и выругался. Он представил, как на него посмотрят в правительстве за такое известие.

     Антонио тем временем положил манипулятор на стол перед шефом и осторожно сказал - «дайте мне денёк, я постараюсь поосновательнее разобраться в теме и утром Вам доложу». Маккарти знал, что денёк у Антонио будет как раз до завтрашнего утра, а его сотрудники будут выглядеть как кошка, попавшая под асфальтоукладчик, и беспрекословно согласился.

     Антонио ушёл, а Маккарти решил сам поработать с любимой игрушкой и, прекрасно понимая, что первую версию Антонио ему никак не проверить в одиночку, зато вторую…   Поразмыслив, Роберт запросил изменения трендов по наиболее чётким параметрам человеческой деятельности за последний год с разбивкой по странам. Увидев картинки на экране, Маккарти чуть не заорал от восторга. Они были почти идентичны, но везде чётко различались даты максимальной скорости подъёма или спада кривых. После сортировки по датам Маккарти понял, что всё началось в Египте, а лишь потом расползлось по Земле. Со словами, - «опять эти арабы что-то эдакое и мерзкое натворили» - Роберт отключился от стенки и отправился на плановые встречи, которые заняли его до позднего вечера.

     Утром Маккарти увидел в приёмной Антонио, который, несмотря на бессонную ночь, выглядел победителем. Открыв дверь кабинета, Маккарти впустил туда Антонио и задержался у секретаря, который кратко сообщил ему о новостях и проблемах. К счастью ни того, ни другого практически не было, и Роберт пошёл в свой кабинет. На стене уже были выкладки и картинки. Одного взгляда на них было достаточно - Антонио не зря получает свою зарплату, совсем не зря… Точка, в которой начались процессы, была в пригороде Каире, в музее странного кристалла из пещеры, раскопанной в какой-то забытой богом стране. На следующих картинках было показано, что наблюдаемый процесс полностью идентичен с распространением эпидемии вируса, который имеет латентный период примерно 3-5 дней, острый период 7-10 дней, заболеваемость  около 20%, течение бессимптомное, способность к инфицированию окружающих спадает медленно и появляется сразу после окончания латентного периода. Симптомы заболевания - хороший аппетит, снижение уровня тревожности и конфликтности, лёгкая апатичность. Роберт изумлённо рассматривал результаты, такого кошмара он никак не ожидал. Очухавшись от информационного удара, Маккарти спросил, - «насколько всё это достоверно». «Не хуже 90%» - бодро ответил Антонио. «А почему этого никто до сих пор не заметил?» - продолжил Роберт. «Вы удивлены?» - усмехнулся Антонио, - «никто не умер и даже не покашлял, разве такое замечается? Вспомните, сколько лет СПИД не могли обнаружить».

     Маккарти задумался. Выявленный факт рано или поздно всплывёт, поскольку сохранить в тайне в современном обществе подобную информацию невозможно. Разве что всё вылезет в гиперболизированном виде вроде «новой инквизиции» с безумием от неспособности что-то изменить, страстями, поиском и сжиганием «пришельцев». Да и мало ли новых ужасов может возникнуть в недрах современного цивилизованного общества. Антонио кашлянул и вежливо спросил - «я правильно понял, что надо готовить Ваш доклад на самом высоком уровне» - и выразительно показал пальцем в потолок. «Да. Буду просить аудиенции и немедленно» - ответил негромким, но твёрдым голосом Маккарти, положив руку на трубку телефона.

     Доклад лёг первым лицам страны на стол через несколько часов. Пока политики медитировали, шеф разведывательного ведомства подошёл к проблеме конкретно и, через неделю, весь музей до последнего экспоната, включая злополучный кристалл и коллектив музея, были в надёжном месте, а именно на секретной военной базе в пустыне. Туда же доставили и Геолога с Археологом для проведения профилактических бесед. Ну а домик, в котором музей существовал почти год, был сожжён с редкой для Ближнего востока педантичностью. Полиция обнаружила на месте пожара визитку проповедника общества поклонников огня, который несколько часов назад совершенно случайно умер под колёсами фуры, и с лёгкостью закрыла дело. Маккарти и Антонио обошлись лишь распиской о неразглашении и были счастливы дважды, ибо выявили опасность человечеству и не были ликвидированы «на всякий случай».

     Часть 3. База

     Исследования на базе шли своим чередом. Быстро стало ясно, что вирус из кристалла был везде и все жители планеты так или иначе с ним встретились. Разница лишь в том, что поразил он четвёртого, а у остальных был уничтожен иммунной системой немедленно после проникновения в кровь или слизистые оболочки. Никаких заметных изменений в организме вирус не производил, просто внедрялся в клетки, очень скромно размножался, не мешая жизни клеток и организма в целом и, как положено любой инфекции, выделялся наружу для того, чтобы найти новые жертвы.

     Забавно было только то, что в отличие от обычных вирусов он поражал только относительно здоровых людей и избегал детей, стариков и больных тяжёлыми и хроническими заболеваниями. Самое непонятное было то, что вирус невзлюбил худых людей, не говоря уже про больных анорексией. У заражённых людей наблюдалось небольшое снижение пассионарности, повышение чувства глубокого удовлетворения жизнью, хороший аппетит и небольшой набор веса. Подопытные животные от мух до макак вообще никак не хотели заражаться вирусом даже  при отключении их иммунной системы.

     Меры предосторожности, ввиду их полной бесполезности были сняты, кроме информационной защиты всех полученных данных. К работе привлекли лучших исследователей, но опять же ничего нового не было получено. Единственное, что смогли выяснить после долгих и дорогих исследований, что в генетический код переболевшего человека вписывались куски нового кода, причём они оказались различными и ни на что не похожими.

     Естественно, что после музея пришла очередь зала, где был обнаружен кристалл. Туда была направлена экспедиция, которая разобрала по камушкам пещеру и привезла её на базу. И опять ничего нового, кроме того, что воспроизвести технологию обработки стен не получилось, хотя исследователи потратили много усилий и денег. Кристалл за это время вообще изменился. Он перестал светиться в темноте и в конечном итоге оказался всего лишь сложным полимером с пористой  структурой. Золотой поднос кто-то спёр, но этот факт вообще был проигнорирован руководством лаборатории.

     Стало ясно, что неизвестный науке вирус успешно растёкся ровным слоем по планете и выборочно совершил что-то почти с четвертью человечества. Вытравить лекарствами его было невозможно, да и незачем, поскольку оказалось, что через полгода он полностью изничтожался иммунной системой человека без всякого лечения. Вычислить переболевших можно было только сложным и очень дорогим анализом ДНК, что исключало даже мысли о подобных мероприятиях в глобальном масштабе. Для очистки совести провели массовый анализ ДНК у представителей разных групп населения, включая даже правительство. Никакой корреляции с видом деятельности, цветом кожи, группой крови и прочими особенностями не обнаружилось.

     Расходы на содержание лаборатории было решено уменьшить, а команду Жозе отпустить под подписки о неразглашении. Желающим разрешили остаться, но таковых, естественно, не оказалось. Всё затихло и людям оставалось жить и надеяться, что ничего страшного не произошло.

     Часть 4. Возвращение

     Самое интересное началось спустя несколько недель после проведённых сокращений в лаборатории. Из разных частей света стали поступать сообщения об удивительных событиях. Вполне нормальные, здоровые люди вдруг запирались в домах или квартирах и переставали выходить на связь. Когда жилище вскрывали, то наблюдали одну и ту же картину - на кровати лежало нечто, напоминающее кокон, внутри которого очень слабо что-то шевелилось. Сначала медики пытались понять, что же происходит, потом количество подобных случаев выросло, и на них перестали обращать внимания, тем более что коконы не просили ни есть, ни пить, ничем пахли и, в общем-то, не доставляли неудобств окружающим. Примечательно было только одно обстоятельство - в коконы превращались только крупные или тучные люди.

     Это вызывало совершенно различную реакцию у окружающих. В большинстве случаев подозрительно нейтральную, хотя и были зафиксированы факты публичного уничтожения коконов толпой фанатиков.

     В лабораторию немедленно доставили несколько «живых» коконов и пару без признаков жизни. Их препарировали со всеми мыслимыми предосторожностями и выяснили, что от человека в коконе ничего не осталось, а присутствовала биомасса и зародыш чего-то непонятного. Рентген, МРТ и УЗИ «живых» коконов ничего нового не дал. У всех были обнаружены изменения генов, вызванные тем самым вирусом из кристалла, и это означало, что процесс, запущенный Жозе больше года назад дал свои результаты. Оставалось только наблюдать и ждать.

     Человечество затаилось и ждало чуда или огромной беды. Психбольницы быстро переполнялись. Безумные очереди образовались к психоаналитикам. Предсказатели всех мастей предрекали вообще всё, что можно вообразить - от конца света до золотого века с новыми людьми. Политики обсуждали варианты массового истребления всех коконов, не дожидаясь, когда из них появятся существа, которые пожрут всё живое на Земле. Другие говорили о естественном процессе эволюции, ожидая появления сверхлюдей, что исключало саму мысль об уничтожении коконов. Появились видеозаписи процесса превращения человека в кокон, которые ровным счётом ничего не объясняли. Так продолжалось до того момента, когда выяснилось, что найдены коконы настолько большие, что они не могли образоваться из одного человека. Рядом валялись вещи, которые ранее принадлежали трём, а где-то и четверым, пропавшим накануне людям.

     Следующий этап был совершенно непредсказуемый. Во время представления в театре один из актёров начал тихо завывать, кружиться и раздеваться. Из зала к нему потянулись люди, которые образовали с ним круг и тоже скинули одежду. Круг начал движение по часовой стрелке и начал сжиматься и через четверть часа, на глазах ошалевшей публики, превратился в клубок тел, который постепенно прекратил движение. Выглядело это просто кошмарно, поскольку первый, начавший ритуал был в центре, а остальные создали внешнюю спираль из тел разного цвета кожи. Вскоре появились сообщения, что таких коконов образовалось довольно много, причём происходило это исключительно в местах скопления народа - вокзалы, кинотеатры, супермаркеты. Хозяева мест возникновения коконов с пониманием отнеслись к делу и, в большинстве случаев, либо накрыли образовавшиеся коконы тканью, либо отгородили ширмами.

     Попытка просветить позволила обнаружить, что существа в больших коконах развиваются стремительно и совсем не похожи на человека. Тоже можно было сказать и про коконы второй волны. Зато просвечивание коконов первой волны показывало, что в них развиваются по обычной схеме человекоподобные существа, проходя все необходимые стадии эмбриона. И тут началось что-то совершенно неожидаемое.

     Что только не писалось в прессе и в интернете, с какой страстью перебирались  все мыслимые и немыслимые версии о причинах и перспективах развития этих событий. Однако кто-то из команды Жозе всё же проговорился, несмотря на подписку о неразглашении, в результате стали достоянием общественности как описание путешествия в пещеру, так и возня с кристаллом в Египте. Хитрый писатель подал материал как научно-фантастический роман, но его мгновенно раскусили. Жозе и его друзей теперь ожидало либо публичное поджаривание на медленном огне, либо постройка памятников во всех частях планеты. Все ждали развязки, которая явно была недалеко. Прекратились даже практически все военные действия.

     И вот, наконец, пришёл конец ожиданиям и волнениям. Одновременно по всей планете начали раскрываться коконы и из них неуверенно выбирались небольшие двуногие существа, похожие на людей  и, чем-то, если судить на форме головы, на варанов, только с очень большим мозгом и с небольшими зубами. Они беспомощно озирались и лишь через полчаса вставали на ноги и неуверенно начинали двигаться. Постепенно координация движений улучшалась и новорождённые «рептилоиды», как их немедленно окрестили, выходили из убежищ на улицы и медленно брели к местам сбора, которые были известны им одним. В основном для сборов были выбраны открытые площадки парков или лужайки. Некоторые существа по дороге пытались закусить свежей растительностью, но она им явно не нравилась. Люди не мешали рептилоидам перемещаться, даже пытались угостить булочками, мороженным или бутербродами. Самые голодные принимали и мгновенно проглатывали угощения, не сбавляя шага, остальные продолжали своё движение, не отвлекаясь на попытки людей привлечь внимание. Когда практически все, кто мог прибыть на «сборные пункты» оказывались там, они строились в колонну по два три рептилоида и медленно направлялись к местам, где лежали и ждали своего времени огромные коконы.

     Затем пробудились коконы среднего размера и из них появились крупные, опять же двуногие существа с головами, похожими на крокодильи. Выбравшись из помещений, где они пребывали в коконах, причём порой вместе с дверями, странные создания прямым ходом отправлялись в ближайшие водоёмы. Больше их в этот день не видели.

     А вот с самыми большими коконами получилась небольшая задержка. Они явно ждали, когда вокруг соберутся мелкие рептилоиды из всей округи. И только тогда большие коконы начали раскрываться. Из них появились очень крупные, высотой более трёх метров, также двуногие существа в огромных плащах, которые очень громко шуршали при каждом шаге.

     Одно из них, пробудившееся в тихом углу железнодорожного вокзала в окружении рептилоидов, медленно выбралось на вокзальную площадь. Вся территория и переулки были забита зеваками, бесстрашно сновавшими между неведомыми созданиями. Новорождённое существо остановилось как бы в поисках чего-то очень важного. Взгляд его выбрал высокий двухэтажный автобус стоящий особняком. С помощью рептилоидов гигант неуклюже забрался на автобус и, к изумлению присутствующих, раскрыл плащ, который превратился в перепончатые крылья размахом больше пяти метров. Несколько взмахов, сопровождающихся жутким хрустом и треском, и огромное чудище медленно оторвалось от стартплощадки, роль которой успешно выполнила крыша автомобиля, и стало набирать высоту. Движения крыльев становились всё увереннее, размашистее и реже. Через минуту огромный дракон, набрал высоту и начал совершать круги над площадью. В лучах вечернего солнца радуга играла на полупрозрачных крыльях великолепного крылатого создания, парившего в небе. 

     Маленькая девочка, гулявшая по аллее с мамой, увидев это чудо, радостно закричала - «Мама, мама смотри - они вернулись!!!».

Москва - 2014


Рецензии