Тонкие ткани гл. 7, 8, 9

                                                                    Глава седьмая

   И вот я дома. Моя Маринка-Малинка еще гостит у тетки в Иркутске. Жаль, так хотелось встретиться! Я ужасно соскучился!..
   Так кто же все-таки за мной следит? Я оглядываюсь еще раз. И снова никого не нахожу. А ощущение не проходит. Мне приходит в голову нелепая мысль: «А что, если спросить об этом деда?»
Спрашиваю:
 - Дед, скажи -  кто за мной следит?
Ответ не заставил себя ждать. Я услышал у себя в голове смех деда и его слова:
 - Максим, какой ты глупый! Кому нужно следить за тобой кроме меня?!
 - А тебе это зачем?- удивился я.
 - Помочь, если нужно, подсказать. Мне же сверху лучше видно.
 - Знаешь, дед, давай договоримся, что ты не будешь за мной шпионить даже с благими намерениями. Я это чувствую, и меня это бесит. Если мне понадобится твоя помощь, я позову тебя. Хорошо?
 - А ты повзрослел! Извини, я все считал тебя мальчишкой! Ладно, не буду шпионить. Только ты обращайся в любой момент, но лучше по ночам – помех меньше. И еще – не одурей от своих новых способностей, но тем, кто тебе не поверит, ничего не доказывай! Счастливо оставаться!
 - Спасибо, дед!
 Я перевел дух, потянулся. Снова зачем-то осмотрелся. Поблизости никого не было, но я заметил, что взгляд мой стал острее. В траве росли волнушки. Я никогда раньше их не замечал. Я встал со скамейки, собрал все волнушки и довольный пошел домой. Слежки не было! Ну, дед!
    По пути я зашел в магазинчик на углу, решил взять себе баночку пива.

  Успел сделать не больше трех шагов.  Странные ощущения продолжали преследовать меня. Мне вдруг стало плохо дышать. Я реально увидел, что воздух в магазине поделен на две части: верхняя – серая дымная, нижняя – обычного цвета. Я закашлялся, голова моя приходилась на верхнюю дымную часть. Грудную клетку сдавило, перехватило дыхание. Мигом я выскочил из магазинчика. Рядом был фонтан. Я умылся. Мне стало легче. Дальнейшее свое поведение я уже не контролировал. Я отошел от магазина метров на десять, для того, чтобы взглянуть на него со стороны. Все было в полном порядке. Но вдруг я увидел нереальную картинку. Магазинчик примыкал к торцу многоэтажки и прямо над ним были балконы дома. Я «услышал» громкий взрыв и «увидел», что магазин горит. Пламя шло от крыши прямо к балконам. Кто-то кричал. Приехали две пожарных машины и скорая помощь. Я закрыл глаза, сильно потряс головой. Когда открыл глаза, видение исчезло. Странно, но запах дыма остался. Я подумал, что надо срочно предупредить продавцов в магазине о том, что будет взрыв. Стоп! Ну, кто же мне поверит? И потом я не могу сказать, когда это будет. Просто сочтут за сумасшедшего!  Дед прав.

 Сегодня я был просто в шоке от всего, что произошло. Но если посмотреть с позиции нормального человека – не произошло вообще ничего. Молодой парень вышел утром прогуляться, но после поезда его еще качало. Он посидел на скамейке, умылся в фонтане. Нужно хорошо выспаться, чтобы в голове совсем прояснилось. Или, наоборот, выпить, чтобы расслабиться. Второй вариант мне понравился больше. В другом магазине я взял две бутылки пива и без предупреждения отправился к Юргену.
                                                        Глава восьмая

   У Юргена мне удалось расслабиться. Слишком долго мы не виделись. С удовольствием услышал, что Юрген и Саня познакомились в чате с новыми девчонками. Уже встречались. Сегодня вечером будет дискотека. И я смогу их заценить.
  Рад за своих друзей, особенно за Саню. Саня – парень немногословный, не от природной скромности, просто не так живо владеет языком, как мы с Юргеном. Но иногда девчата думают, что он надежный, не болтун. Правда, это бывает недолго, потому, что девчонкам нравится, когда их развлекают. И тогда они, даже под ручку с Саней, начинают стрелять глазами либо на меня, либо на Юргена. Чаще на Юргена, потому, что моя Малинка всегда начеку.
   Мне это льстит. Она – красавица, не дура, нежная, ласковая, белая и пушистая. Что еще надо? От добра добра не ищут. Иногда, правда, меня раздражает, что она относится ко мне как к собственности. Тогда я вешаю ей «лапшу» и отрываюсь без нее. Но уже на следующий день мне становится стыдно. И я, как побитая собака, иду к своей Малинке с извинениями. Извиняясь, я снова вешаю «лапшу». Не знаю, верит ли она мне, или делает вид, но меня это устраивает. В наших отношениях снова возникает идиллия.
  Самое интересное, что я жутко ревную ее. Особенно, когда прохожие красавцы откровенно, не обращая внимания на мое присутствие, любуются ею. Малинке это льстит, как льстят подобные взгляды любой глупой девчонке. Умную такое внимание оскорбило бы. Я объяснял Малинке, что ее просто мысленно раздевают, примеряют к своей постели. Она смеется и говорит, что я просто ревную. Да, в такие моменты я безумно ее ревную.
   Но иногда я думаю, что если вдруг мы с ней расстанемся, то она легко станет добычей такого красавца, который попользуется ею, и выбросит за ненадобностью. Тогда мне становится жалко мою Малинку, во мне просыпается безумная нежность, которой я щедро осыпаю ее. И даю себе слово, что никогда ее не брошу и не отдам в чужие похотливые руки.
  Пока я размышлял в этом направлении, Юрген заметил, что я его не слушаю:
- Макс, ты сегодня где-то не здесь! Что с тобой? Утром подпрыгнул как ужаленный. Может тебе, все-таки лучше выспаться?
   В какой-то миг мне захотелось поделиться с Юргеном всем тем, что на меня вдруг навалилось. Но как только я представил, что весь этот бред мне придется облачать в нормальные слова, то желание мое пропало.
   Я пообещал Юргену, что перед дискотекой встретимся, и пошел спать.

 

                                                 Глава девятая

   Мне удалось хорошо выспаться, и к вечеру я готов был к новым впечатлениям. Город праздновал День шахтера. Угольный разрез Березовский был зашифрован в концерн СУЭК. Что означают эти буквы, я не помню, все горожане все рано говорят «разрез». Так вот, разрез праздновал свой профессиональный праздник широко, с размахом. Но меня интересовала только дискотека на площади перед стадионом, а потом – фейерверк. Ну, пожалуй, и то, что будет потом, когда праздник закончится, и все расползутся, кто куда.
  Мы созвонились с Юргеном. Около восьми они с Саней ждали меня на проспекте Энергетиков у памятника афганцам. Наш проспект Энергетиков чем-то напоминает московский Арбат. Это – сквер шириной около тридцати метров, расположенный между трассами дороги с односторонним движением. Вот в этом сквере мы и встретились.
  Ребятам очень хотелось похвалиться передо мной своими новыми подружками. А я откровенно надеялся, что у их подружек на празднике найдутся еще подружки. Я был не против развлечься в отсутствии своей Малинки.
  Пока ждали девчонок, Саня купил конфет и лимонад. Я удивился такому выбору:
- Лучше бы взял пиво и чипсы!
- Надя не пьет пиво, - пояснил мне Саня.
- А мы с Юргеном пьем! – засмеялся я.
- Не, Макс, мы при девчонках не будем, - поддержал Саню Юрген.
- Не понял? – удивился я такому повороту событий. -  В последнее время я что-то давненько не встречал девушек, которые не пьют пиво.
 - Макс, я тебя прошу, давай ты сегодня свои права качать не будешь. Пусть будет все по - нашему. Вот увидишь, тебе понравится! – Сказал Саня, а Юрген просто кивнул.
  Меня это заявление слегка обидело, но я подумал, что свалить от них я еще успею. Нужно посмотреть на этих праведниц.
  Подошли девчонки. Красотой не блистали, телом – тоже. Одеты, правда, были с шиком. Одна была повыше и похудее – Олеся. Другая пониже и поплотнее – Надя.
  Мы познакомились. Олеся посмотрела на меня с интересом, а Надя как- то укоризненно. Я сразу же понял, что мои друзья давно рассказали обо мне своим подругам. Да какая мне разница как они ко мне относятся! Им до моей Маринки далеко.
  Прикольно было наблюдать, с  какой церемонностью Саня угощал конфетами свою Надю. Дурак! Так нельзя относиться к девчонкам! Ей это быстро надоест. Я подумал, что мог бы с легкостью соблазнить его церемонную Надю.
  Надя поймала мой внимательный взгляд, и покраснела. Этим она напомнила мне девицу из монастыря. Саня тоже не дремал, он убил меня взглядом.
- Надя, ты так похожа на девушку, с которой я познакомился в монастыре! – Сказал я, чтобы как- то объяснить свое внимание к ней. Но эффект превзошел все ожидания.
- Ты был в монастыре? – Воскликнула Олеся. – Расскажи! В каком? Где это? Что ты там делал?
 И чтобы мой рассказ оказался не очень прозаичным, я придумал, что девушка из монастыря влюбилась в меня с первого взгляда, что я ездил в этот монастырь два раза в неделю. Что наши встречи заметили ее братья, и просили меня больше к ней не ездить, так как она с детства помолвлена с каким- то другом семьи.
 Рассказ произвел впечатление на всех. Даже, кажется, Юрген повелся. Он сказал:
- Так вот почему ты как- будто не в себе! Я сразу заметил!
 Как у меня так здорово сложилась легенда – сам не понимаю! Девчонки жалели меня, старались отвлечь. Пацаны помогали им в этом. Я нагло пользовался их заботой и вниманием весь вечер. Понимал задним умом, что если эта легенда дойдет до ушей Маринки, то выкручиваться будет тяжело. Но думать об этом сегодня мне не хотелось.
  После фейерверка мои друзья проводили меня домой. Надя с Олесей чмокнули меня в щечку, сказали, чтобы не грустил.


Рецензии