Тонкие ткани гл. 10, 11, 12

Глава десятая

   На следующий день часов в десять позвонил Юрген. У него родители улетели на неделю в Новокузнецк, и отец оставил ему в пользование свой черный форд. Форд - мандео был кумиром для всей нашей компании, но в руки Юргена он попадал очень редко. И вот этот редкий случай представился.
  Юрген предложил съездить куда-нибудь на озеро, благо погода была подходящей. Но я сказал, что поеду только без девчонок, хочется нормально искупаться, попить пива, поиграть в карты, поорать и побеситься.
  Удивительно, но Юрген сразу же согласился на мужской пикничок, сказал, что через десять минут будет ждать меня у подъезда.
Оделся я махом, побросал в сумку покрывало, полотенце, шлепанцы, карты. Нацепил черные очки, сунул в карман деньги и вылетел из подъезда. Мне еще пришлось ждать Юргена.
  Сначала мы поехали в ЖЭК, Юрген должен был заплатить за квартиру. Через несколько минут я почувствовал себя плохо. Мне сдавило грудную клетку, перехватило дыхание, у меня потемнело в глазах. Я открыл окно, но лучше не стало.
- Останови! Высади меня, мне плохо, – сказал я Юргену.
- Да тут осталось – то, сейчас доедем, - Юрген опять посмотрел на меня как на придурка.
  Мне становилось все хуже и хуже, но мы уже подъезжали к ЖЭКу. Когда машина остановилась, я распахнул дверцу, швырнул на асфальт сумку, почти вывалился сам, дополз до низенького заборчика газона и сел на него. Бешеным, недоумевающим взглядом глядел я на машину. Мне казалось, что это форд хотел меня выгнать, что он не хотел меня везти.
- Ты чего, - обратился я к нему, - что я тебе сделал?
Ответа не было, дыхание мое потихоньку восстанавливалось, на вопросы Юргена я не отвечал. Я был всецело поглощен машиной.
- Покажи мне, что с тобой, - обратился я к форду и закрыл глаза.
 Перед глазами поплыла картинка. Я видел какое-то хорошее шоссе, поворот. Черный форд не вписался в поворот и полетел под крутой откос, перевернулся в воздухе, лег на крышу. Крутились колеса. Я смотрел на эту картинку со стороны, меня в ней не было.
 Меня передернуло.
- Понятно! – сказал я.
- А мне ничего не понятно,- сказал Юрген.
- Короче, Юрген, я на этой машине никуда не поеду! Она должна разбиться.
 Юрген смотрел на меня молча, но уже не как на придурка. Он ждал дальнейших объяснений.
- Юрген, это как раз то самое, что со мной происходит в последнее время – я предвижу.
- И что теперь делать с машиной? – спросил Юрген.
- Наверно, лучше продать…
   Я взял сумку и пошел. Состояние, в котором я пребывал, не подлежало никакому определению. Я просто шел и прокручивал в голове все то, что только что произошло. Автоматически я зашел в небольшой придорожный магазин со странным названием  «У дяди».
  Покупателей не было. Я взял себе минералки и тут же открыл ее. После нескольких глотков холодной воды мне стало легче. Я перевел дыхание, с облегчением выдохнул, затем глубоко вдохнул.
Дверь магазина распахнулась резко. Вошла цыганка. Она была молодая и красивая. По моим понятиям, она должна была сказать: «Эй, дорогой, позолоти ручку – погадаю»! На тот момент я готов был услышать от цыганки, к чему приведут меня мои новые странные способности.
 Цыганка была явно чем-то сильно озабочена. Она купила пачку дорогих сигарет, вытащила одну, закурила прямо в магазине. Продавец сделала ей замечание. Цыганка извинилась, но курить не перестала.
- Там авария, -  показала она рукой в сторону дороги.
- Страшная? – испуганно спросила продавец.
- Нет, наша машина стукнулась с иномаркой.
 Цыганка нервно курила. Мне показалось глупым, что я до сих пор стою у дверей. Я потихоньку вышел.
 На дороге не было никакой аварии. Хотя, наверно, я просто опоздал, потому, что асфальт был усыпан битым стеклом.
                                         Глава одиннадцатая.

  Пока я рассматривал дорогу, из магазинчика вышла цыганка. Она остановилась рядом. Молча, взяла у меня из рук бутылку с минералкой, умылась, закрутила крышку и вернула мне.
- Иномарка – черная? – спросил я.
- Нет, белая, - цыганка посмотрела на меня так, будто только сейчас обнаружила мое присутствие.
- Странно, - сказал я сам себе.
Мне показалось, что в этих двух эпизодах, связанных с машинами, должна быть какая-то связь.
  Между тем, цыганка бесцеремонно взяла меня за руку и повела за собой как ребенка. Мы зашли за магазинчик. Цыганка села прямо на траву, поджав под себя ноги, и укрыв их длинной юбкой.
- Садись, - сказала она мне таким тоном, будто предложила место в ресторане.
 Я присел возле стены на корточки.
- Понимаешь, это действительно странно! Сегодня ночью во сне я видела эту аварию. Я видела нашу машину и себя в ней. Я видела, что справа с моей стороны несется белая иномарка. Я видела, как она стукнула нашу машину. Я видела, как рассыпалось стекло в нашей машине. Я все видела, но ничего не слышала. Как в немом кино. Понимаешь?
- Все живы? – спросил я.
- Да, я так и видела, что все живы. Понимаешь?
 Если честно, то я ничего уже не понимал, но кивнул цыганке. Она закурила новую сигарету, протянула мне пачку. Я отказался.
- А где те, с кем ты ехала? – спросил я.
- А они меня потеряли!
- Как потеряли?
- Мы когда стукнулись, все повыскакивали на дорогу, у мужиков начались разборки – кто прав, кто виноват. Я захотела закурить, пошла сюда за сигаретами. Не понимаю, как так можно было увидеть аварию во сне? Не понимаю, почему я утром не вспомнила свой сон? Значит, авария должна была случиться, если я не смогла ее предотвратить?
- Подожди, а куда они уехали? Почему не дождались тебя? – я снова пытался задавать ей земные вопросы.
- Да в ГАИ, на разборки!
 Вот я – болван, мог бы и сам додуматься!
- Я пока понять не могу, зачем мне эту аварию устроили? Как ты думаешь? – спросила цыганка.
- Кто устроил? – тупо спросил я.
- Как кто? Там! – она показала она головой куда-то вверх, - Наверху!
- А разве так бывает? – задал я новый глупый вопрос.
  Цыганка не удостоила меня ответом, видимо вопрос был слишком глуп. Она поднялась, отряхнула юбку.
- Ладно, я пошла! Как тебя зовут?
- Максим.
- Ну, всего хорошего, Максим! Еще увидимся!
 Цыганка быстро пошла от меня. Я долго смотрел ей вслед. И вот когда она почти скрылась из вида, я вдруг крикнул:
- Эй, Цыганка, как тебя зовут?
 Она оглянулась, взмахнула рукой, громко крикнула:
- Аглая!
- Аглая, - тихо повторил я.
 Интересно, долго так будет продолжаться? Я не привык к такой жизни! Вот зачем мне эта ненормальная цыганка, которая видела свою аварию во сне. Почему она выбрала в слушатели меня? Как мы с ней встретимся? Откуда она знает, что встретимся? Что делать с черным фордом? Что я парюсь? Надо спросить у деда!
-  Дед! Дед! Дед!.. « А в ответ – тишина!»
  Я потихоньку пошел к дому.
                                              Глава двенадцатая.

   Я решил устроить себе отдых и вернуться к нормальной жизни. Даже замечательно, что дед не отвечает. Я отключил сотовый телефон, поехал по маминой просьбе на дачу. С превеликим удовольствием полол траву. Правда, пришлось разжечь костер – уж очень грызла мошка. Вся одежда моя пропахла дымом, но я был счастлив.
  Часа три я наслаждался той работой, которой раньше всегда тяготился. Я много раз говорил родителям о том, что за те деньги, которые они тратят на дорогу, на вспашку, на семена и удобрения, легче купить все в магазине. Если учесть еще воров, которые помогают собирать урожай, да два раза вскрывали погреб, то и вовсе эта мышиная возня не стоит наших сил и нашего здоровья. Мама почти соглашалась, а папа говорил, что он все равно не бросит дачу, потому, что скоро будет пенсионером. А дача – главное дело пенсионера, чтобы не загнуться от безделья. Вспомнив все это, я улыбнулся.
  Костер мой почти прогорел. Я намыл картошки средней величины, уложил ее в угли.
 Взял ведро и пошел за овощами. Набор мой состоял из картофеля, кабачков, моркови, капусты, свеклы, лука, чеснока, огурцов, гороха, репы, укропа, щавеля, хрена. Кажется, ничего не забыл. Я потратил на эту работу достаточно много времени. И решил, что картошка уже испеклась. Из дома я взял только бутылку воды, полбуханки черного хлеба и кусочек соленого сала.
 С удовольствием, плюхнувшись в двухкубовую емкость с водой, я смыл с себя грязь, усталость и жар. Минут через десять я был уже другим человеком!
 Обед мой с печеным картофелем, салом, луком, огурцами  и черным хлебом осчастливил меня окончательно. Надо будет попросить маму приготовить вечером овощное рагу в духовке. Господи, как же, наверно, хорошо жилось крестьянам!
 Наполнив овощами большую сумку, я нарезал для мамы букет гладиолусов с веточками кудрявой спаржи, закрыл калитку и пошел к остановке.
 Минут через сорок я был уже в городе. Остановка, на которой я вышел, располагалась как раз напротив того магазинчика с фонтаном, пожар которого я предвидел. Из-за магазинчика валил черный дым, стояли две пожарные машины и скорая помощь. Огня не было видно. Реальная картина почти полностью совпадала с моей.
  Я прошел двором, во дворе стояла еще пожарная машина с лестницей. Было видно, что горел бетонный гараж, используемый как склад. Мальчишки описывали сильный взрыв, а потом уже черный дым. Не пострадал никто, но испугались все жители района.
 Отдохнул, называется, от своих видений! А, может, и сам вызвал эту ситуацию своим костром и печеной картошкой?
 Почему-то вспомнил Аглаю. Она так же, как я сейчас, была удивлена тем, что уже видела случившуюся ситуацию раньше. Только у нее сразу же нашелся слушатель. Хотя, наверно, она рассказала бы про свою аварию любому встречному. Или не любому? Почему она сказала, что мы встретимся? Что мне делать с черным фордом?
- Дед, а дед!.. Ну, почему ты не отвечаешь? Так не честно! Мы же договорились. Дед!
  Совсем разбитый пришел я домой. Мама была уже дома. Я протянул ей букет, поцеловал в щечку. Она обрадовалась, но заметила, что я не в духе:
- Устал?
 Я кивнул.
- Иди, мойся! Голодный?
- Нет. Мам, сделай овощное рагу!
- Хорошо.
 Полчаса я полоскался в ванной. Мозг мой все это время искал ответы на мои вопросы. Удивительно, но кажется, нашел! Дед же говорил: «Не одурей от своих новых способностей!»
 Все, теперь не буду удивляться! Буду привыкать к новому себе!
 После ванной я первым делом я включил мобильник и позвонил Малинке. Я долго рассказывал ей о том, как я ее люблю и как я по ней соскучился. Был безумно рад услышать, что и она тоже любит и скучает. А главное, что приедет через четыре дня. Ура!!!
На пороге комнаты появилась мама в фартуке с ложкой в руке:
- Максим, что случилось? По какому поводу крики?
 Я понял, что «ура» было слишком громким.
- Марина приедет через четыре дня, - ответил я.
- Слава богу! А то совсем какой-то странный стал! – мама пошла на кухню.
 Неужели и она заметила? Может ей рассказать? Мать ведь! Ладно, нечего «дуреть от своих способностей», попробуем жить с ними в мире и согласии.
 Потом я позвонил Юргену. Спросил, как дела, чем занимается? Юрген отвечал как-то сухо.
- Юрген, если ты насчет машины обиделся, не парься – забудь!
- Легко это у тебя – «не парься»! Я до сих пор под впечатлением! Не знаю, ездить на ней или нет, говорить отцу или нет?
- Короче, Юрген, я тебе точно сказал, что машина разобьется! Я видел картинку, что она слетит с крутого откоса, будет лежать на крыше, и колеса будут крутиться. Водителя и пассажиров не видел вообще.
- И я должен в это верить?
- Должен, Юрген! Я не могу рисковать своим лучшим другом!
- Черт тебя побери, Макс! Ладно, давай встретимся!
- Давай у меня, я только из ванной и мама готовит овощное рагу! Купи чего-нибудь холодного.
- Пива?
- Лучше – квас!
 Вечер прошел отлично, я хорошо отдохнул. Пришлось рассказать Юргену все, что со мной произошло в последнее время. Он поверил. Главное, не стал смеяться. И мне стало легче. Тяжело носить все это в себе.


Рецензии