урок мужества

( час мужества пробил на наших часах , и мужество нас не покинет)-Ольга Бергольц     В прогимназии уездного города Н, на втором этаже в кабинете русского языка и литературы, должен был начаться конкурс чтецов. Вернее второй отборочный тур, первый уже прошел в деревенских и сельских школах. Класс был полон учащимися и конкурсантами, в первых рядах сидели члены жюри. С боку за отдельным столиком распорядитель конкурса, лобное место как и положено находилось перед классной доской.
   Собственно ничего удивительного в этом школьном мероприятии не было бы, но школьная администрация для того чтобы придать мероприятию пафос и объективность, в вело в состав жюри людей со стороны-писателей. Писатели же, люди закрытой полупрофессиональной касты, в реальной жизни могли оказаться кем угодно: дворниками, сторожами,кочегарами до лётчиков и машинистов метро включительно. Так что директриса гимназии слегка рисковала и что бы подстраховаться , она решила заручиться рекомендациями редактора местной газеты.
     Вот так я, молодой писатель пятидесятиоднолетнего возраста и оказался в составе ареопага педагогов, с собой мне разрешено было пригласить еще двух человек. Вторым я пригласил моего знакомого моряка дальнего плаванья Олега и поэтессу Анастасию, женщину незаурядную и нарядную, свою профессию она озвучивать отказалась, когда нас представляли школьникам. Под занавес в состав жюри влился Софоныч-поэт, пенсионер, почётный строитель, участник войны, член местного шахматного клуба, сухонький бойкий старичок. Как бывший руководитель строительного треста, он страсть как любил заседать во всяких комитетах и бюро, а как участника войны директриса не могла отвести его кандидатуру. Бойкий пенсионер тоже занял своё место в могучей кучке.
     Школьники и будущие конкурсанты исподтишка изучали нас со спины, на учителей они уже успели насмотреться. И так конкурс начался-вернее час мужества,на мой робкий вопрос -есть ли среди выступающих мальчики? Распорядитель конкурса только развела руками, девочки в школе, обычно самые активные и в общественной жизни. Победители конкурса поедут на третий этап-областной, поэтому выступающие девочки очень старались показать товар лицом, они читали наизусть довольно большие куски прозы, классическая литература для внеклассного чтения. Чувствовалось ,что их наставники -учителя русского языка и литературы изрядно попотели над репертуаром и манерой исполнения, так что текст у девочек как говориться: от зубов отскакивал. Теперь работу своих коллег оценивали уже другие учителя, слушая чтецов.
     И только для нас всё это было внове, оказаться в составе жюри для любого писателя, значит перейти невидимую грань: из молодых и начинающих в зрелые и маститые. Перед нами лежали листки с десятью пунктами содержание которых напоминало мне упражнения для медитации: глубина погружения в текст и тому подобное. Ну да не боги горшки обжигают подумал я и украдкой посмотрел на Олега с Анастасией, они вовсю скрипели перьями, а Софоныч и вовсе чувствовал себя как рыба в воде. Я начал проставлять баллы путаясь в пунктах со смысловыми галлюцинациями.
           Девочки-конкурсантки очень старались, ктому же для выступленья перед таким количеством взрослых и незнакомых людей им требовалось мужество особого рода.Да еще и соответствовать настроению выбранной прозы непоказнно а с внутренним надрывом с погружением в глубину кароче. Но всё таки ни одна из них не выделялась из общего ряда, шли ровно ноздря в ноздрю. Одеты они были тоже сдержанно и скромно, что б не отвлекать внимание слушателей от содержания текста-видно такая была установка их менеджеров.
         Наконец на импровизированную сцену вышла рослая конкурсантка одетая в платье пышное и романтическое, явно не школьного образца. Напоминавшая Мальвину, она находилась в сложном возрасте :уже не куколка но еще и не бабочка-стадия имаго в то время как остальные исполнительницы были просто девочки и только. Проза , которую она читала предназначалась скорее для взрослых чем для детей: Сент Экзюпери-Маленький принц. Педагоги магоги из жюри сразу зашипели (Это нечестно, не по правилам,вырядилась) Хотя в правилах конкурса такого пункта вообще не было-кому и как одеваться.
         Не будет большим открытием , что выступление Мальвины произвело на мужскую часть публики неизгладимое впечатление, а на Анастасию просто убойное. Женщины , члены жюри оценили её выступление, как запрещённый приём, здесь они увидели скрытый вызов своему господству в школьной иерархии. Дальнейшие выступления к своему стыду я запомнил плохо , а результаты списал у соседки психологини. Наконец конкурс закончился, и всех, публику и сочувствующих мам выпроводили из класса, чтоб не мешать жюри-священнодействовать.
          Первое место заняла самая бойкая девочка из прогимназии так решила завуч, самая главная из членов жюри, чей голос был решающим. Второе место заняла самая старательная девочка, которая читала кусок блокадной прозы из дневника Ольги Бергольц -про детские ножки точащие из сугроба. Против такого аргумента никуда не попрешь-подумал я, и это правильно так решили учителя из жюри. Третье место решили отдать на растерзанье гостям-писателям, на него претендовала Мальвина и самая маленькая девочка-исполнительница из всех чтецов. Долго билось жюри на крутом берегу, пока вещий Олег н выдвинул коварный довод, устроивший всех: третье место отдать девочке-гному а девочка- переросток сможет пережить потерю с присущей её возрасту мудростью и терпением. На том и порешили,поэтесса попыталась возражать но её решительно одёрнул ветеран шахматных битв напомнив про регламент.
         И вот под звуки фанфар из передачи (Что,где,когда)распорядитель конкурса при участии директрисы и Софоныча обьявил номинантов, счастливые девочки-участницы выходили на сцену и принимали дипломы из рук директора прогимназии, самой лучшей в районе и передовой в области , и отеческий поцелуй из уст самого старого члена жюри. Пока торжественную атмосферу не прервали громкие рыдания. Гадкий утёнок плакал навзрыд и не собирался убавлять громкость, мужеством тут и не пахло. Да его и нелепо было требовать от будущей женщины-матери ,а в сущности еще ребёнка.
Суровый моряк осознал свою вину и поспешил на помощь тонущей в слезах, следующей поспешила излить на бедняжку потоки космической любви поэтесса, бросая на Олега испепеляющие взгляды. Педагоги не удостоили несчастную, даже взглядом-справедливость по их школьным понятиям восторжествовал.(Суровый век, суровые сердца)-подумал я, Поэт-пенсионер остался с победителями надписывая свои сборники желающим и купаясь во внимании, собственно за этим он сюда и пришел. Я почесал бороду и понимающе переглянулся с соседкой психологиней-что тут сказать-все лучшее уже сказано, наша миссия закончилась. Но фраза про мужество долго еще не шла из моей головы, как и удручённый вид Олега.

           Конец 21 сентября 14г. (Петрокрепость)





 


Рецензии
Интересно! Я с детьми часто участвую в конкурсах чтецов, но нам пока везло, все было честно. Нет, вспомнила, однажды мы попали на областной конкурс, впервые, поэтому шансов не было никаких! Нам даже дипломов за участие не дали, т.к. закончились бланки!
С уважением:

Татьяна Дружинина   11.07.2015 22:56     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.