1 Мышеловка

Первой, с кем Мишка неожиданно столкнулся на пороге класса, была Валя Тропинина. Ему б подумать, сообразить: с чего это она выскочила ему навстречу, с чего прямо – таки сахарно улыбается, как родному, хотя коварнее врага у неё в восьмом «Д» не было, нет, и не будет. Он, конечно, притормозил у двери, почесал затылок, а потом  и лоб, с таким видом, будто ему на ум неожиданно пришла гениальная мысль, способная осчастливить человечество в самый ближайший срок. Но Валя, искушенная в затяжной борьбе с сильной половиной восьмого «Д», отлично знала, никакой подобной мысли в Мишкиной голове никогда не водилось. Он просто пытался исподтишка высмотреть, нет ли за её спиной кого-нибудь из мальчишек, чтобы в случае возможной стычки обрести в их лице надёжную опору. Но сильная половина восьмого «Д» ранними посещениями родную школу не баловала. Правда, болтовни прекрасной половины его чуткий слух тоже не уловил. И это наводило на мысль о том, что в классе, кроме Тропы, никого не было.
— Охота была тебе тащиться в школу в такую рань,— неизвестно к кому обращаясь, буркнул Мишка и попытался бочком прошмыгнуть в класс. Но Валя сама любезно уступила ему дорогу. Он ошарашено глянул ей в глаза. Они буквально лучились радостью от встречи с ним. Тут бы ему вспомнить о, «якобы» забытом, учебнике геометрии, развернуться и, не теряя лица, свалить, как говорят пацаны во дворе, по тихому…  но самоуверенность не позволила отступить. Он с независимым видом (видали мы таких!) небрежно перешагнул через порог и... тут же за его спиной раздался стук захлопнувшейся двери. Западня! «Элементарно, Ватсон»! — запоздало пронеслась у него в голове навязшая в зубах реплика из известного фильма.
Он быстренько оглянулся, оценивая ситуацию. Перед ним, скрестив руки на груди, монументально возвышалась, другого сравнения не подобрать, будто с неба свалившаяся Таня. Обратно к двери ему уже не прорваться…  С боков, выставив перед собой портфели, с решимостью амазонок застыли Валя с Машей.
— Вы чего?— неожиданно пробасил Мишка, но голос по-петушиному сорвался, и он зафистулил.— Трое на одного, да? Сашки нет, так обрадовались, да? Ничего, сейчас он как придёт, как шибанёт дверь, как мы вам дадим…
Но его жалкая тирада не произвела на трех воинственных амазонок никакого впечатления. Они еще теснее сомкнули ряды. Мозг Мишки лихорадочно заработал. Следовало решить, где у них в нападении наиболее слабое звено. Но слаженность тройки была полная потому, что девчонки давно уже придерживались атакую¬щей, а не защитной тактики. И относительный успех последнее время мальчишкам приносила лишь массированная оборона с короткими и не всегда успешными вылазками. Мишке стало очень неуютно, но вида не подал.
— Хорош гусь,— Валя внимательно следила за малейшим его движением.— Сбежал вчера после уроков? Тане пришлось убирать класс одной.
— Ладно, Тропа,— примирительно промямлил он,— мне ж на тренировку надо было. Я ей объяснил,— он мотнул головой в сторону Тани,— драю в темпе свою половину и валю.
— Свою половину!— саркастически передразнила Ва¬ля.— Поводил грязной тряпкой по полу, вот и вся твоя уборка. Тане потом пришлось всё заново перемы¬вать! Тебе известно, что Людмила Борисовна специально заставила нас дежурить вместе. И мы честно договорились:  на это время заключить перемирие, не подводить друг друга! И мы условия соблюдаем. Но ты и тебе подобные...— Валя даже задохнулась от гнева,— постоянно нарушаете это соглашение, филоните, а дев¬чонкам за вас отдуваться?! Мы пришли к выводу, что больше так продолжаться не может.
— Поэтому устроили мне засаду, да? Это по-честному, да?
— Это не засада,— подала голос Таня,— просто в иной обстановке ты слушать бы нас не стал. А сейчас тебе деться некуда. Терпи, коль попался, как курёнок в ощип. Поговорим?
Мишка проглотил «курёнка» и небрежно бросил:
— Ваши претензии выслушать готов.
— Нет, ты запомни,— внушительно сказала Валя, потрясая портфелем, внутри которого что-то грозно бря¬цало...
— Запомни! — жутким эхом отозвалась Таня, повто¬рив эту же манипуляцию.
Амазонки в воинственном экстазе сдвинули набитые всякой всячиной «щиты», и те кровожадно клацнули.
— Запомни,— как заклятие, в третий раз повторила Валя,— когда в следующий раз тебе опять надо будет идти на свою тренировку, разводи грязь у окна, а мы оставим твою так называемую «уборку» на потеху всему классу. Понял, эгоист несчастный! Трудно было вчера помочь своему же товарищу?
— Гусь свинье не товарищ,— сквозь зубы пробормо¬тал Мишка.
— Что ты сказал?— спросила Валя.
— Проехали…
— «Проехали», — передразнила его Валя. — Ты же мужчина! Неужели не стыдно, что мы, девчонки, за вас постоянно отдуваемся. Посмотри на Таню, она же, хрупкая...
— Танька хрупкая?! — злорадно расхохотался Мишка.— Ты даешь, Тропа! Открой глаза, у неё ж вся акселерация в рост ушла. Эта дылда на голову выше нас с тобой.
— Ты... ты...— Таня подалась от двери, и глаза ее мгновенно покраснели.
— Ну и что, что выше? Это у нее от нервов. Она занимается много, она отличница, еще на пи¬анино играет, она…
 Мишка почувствовал, приближается момент, не воспользоваться которым  опытный воин просто не имеет права. Таня ослабила бдительность, Тропа завязла в красноречии… Пора!
Он ринулся к две¬ри, но интуиция подвела его уже во второй раз. Валя разгадала его замысел и успела вцепиться в рукав.
— Врешь, не уйдешь!
С другой стороны на нем повисла Маша. Таня неожиданно для самой себя от всего сердца заехала ему портфелем по голове. Раз, другой, третий…
— За дылду! За дежурство! За вредность!
— Ах, вы так! — заорал Мишка, пытаясь вырваться из цепких девчоночьих рук. — Трое на одного, да?
За дверью послышались голоса, и он мигом смолк. Ситуация, в которой он оказался, была не просто унизи¬тельной. Она была позорной. Если ребята увидят, как его спеленали девчонки, —  из школы беги.
— Тропа, — зашептал он, слыша, как в дверь, удерживаемую Таней, забарабанили кулаками,— отпустите меня, я в следующий раз один отдежурю, честное слово!
— Отпустим,— тяжело дыша, сказала Валя,— если сегодня в присутствии всего коллектива извинишься пе¬ред Таней за дылду.
— Если вы с Машкой коллектив, согласен, извини меня Таня.—
Ты дурака - то не валяй… — начала Валя, но договорить не успела.
Дверь распахнулась с такой силой, что Таня пушеч¬ным ядром врезалась в Мишку, и дальше они уже вдвоем полетели под учительский стол, а в руках Вали и Маши осталось по лоскуту от рукавов его куртки.
В класс вместе с ребятами ворвался Сашка.
— Экзекуцию устроили,— прошипел он, и в глазах у него было столько ненависти, что Валя, прижав к груди лоскут, медленно отступила к парте.
Сашка изо всех сил пнул её портфель. Замок щелкнул, и содержимое оказалось на полу.
В дверях появилась Людмила Борисовна.
— Поляков, тебе мало было, что вчера приходила мать? Завтра приведёшь отца!
— А чего я сделал?!— завопил Сашка.
— Может быть, ты предпочитаешь отправиться за ним сейчас?!
Сашка тут же замолк.
Людмила Борисовна перевела взгляд на Валю.
— Я вижу, война Алой и Белой Розы продолжается с переменным успехом. Только боюсь, победа в этой битве ни одной из сторон пользы не принесет.
Валя, молча, собирала тетради. Мишка с Таней, красные от стыда, выбирались из-под стола. Класс тихо занимал свои места за партами.Амазонки мысленно готовились к новым сражениям.

ЧАСТЬ 2 http://www.proza.ru/2014/10/06/1254


Рецензии
Столько всякого сразу вспомнилось из школьной юности. Лента времени зашелестела.

Людмила Паладьева   27.12.2015 13:29     Заявить о нарушении
Ещё как шелестит, когда вспоминаю родной 7-ой "Д"!

Геннадий Киселев   28.12.2015 21:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.