День рождения боцмана

  В Сьерра-Леоне это было, у острова Шербро, на СРТ-4462 «Краслава». Решил боцман свой день рождения отпраздновать. Поставил бидон браги, выдержал десять суток, как положено, затем выкатил на палубу – угощайтесь, моряки! Кто кружечку потянул, кто две, кто три, а четыре человека взялись за это дело основательно. Сам боцман, второй штурман, радист и матрос. Затащили бидон в радиорубку, сели кружком и давай гулеванить, благо, мы в это время на якоре стояли, ждали танкер с топливом, и делать было решительно нечего.

   Пили-пили, решили искупаться. А чё, жарко! Погода тихая, акул не видно, почему бы и нет? Спустили с левого борта штормтрап в районе мидель-шпангоута, сами начали нырять с носа.
 
   Поныряли, и опять поднялись наверх. А боцман замешкался, и пронесло его мимо борта. В Сьерра-Леоне очень сильное течение, узлов до четырёх, поэтому, нырнув с носа, еле успеваешь за шторм-трап схватиться. Если судно в дрейфе лежит, тогда не страшно, а мы, повторю, на якоре стояли.
 
   Отсутствию боцмана собутыльники не придали значения, ну мало ли, может, в гальюн пошёл? А бедолагу тем временем унесло уже за корму, и выгрести против течения у него силёнок не хватало. На его счастье, моторист ловил с кормы рыбу. Боцман ему говорит:
   -Брось мне какой-нибудь конец!
 
   Мотылю невесть что почудилось, побежал в рубку, сыграл тревогу «Человек за бортом!», заорал по громкой связи: «Боцман тонет!» Народ повылазил из кают, и эта троица тоже высунулась из радиорубки:
   -Как тонет? Только ж вместе пили! Надо спасать!

   И попрыгали с крыла в воду. Плавают, поддерживают друг друга, относит их потихоньку.

   Старший механик взялся руководить спасательной операцией. Меня нарядил к брашпилю выбирать якорь, матросам велел спускать шлюпку.
 
   В этот момент в рубке появился капитан. Пьяный весьма качественно, видимо, кроме браги хлебнул чего-то из своих запасов. Посмотрел вокруг, подошёл к машинному телеграфу и поставил рукоятку в положение «Полный вперёд!»

   Второй механик в это время в машинном отделении вахту нёс. Уже потом рассказывал:
   -Звенит телеграф. Знаю, что на якоре стоим, но команду надо выполнять! Наверху-то видней. Может, на нас сухогруз какой прёт и сворачивать не собирается. Я насос масляный включаю, открываю баллон со сжатым воздухом, запускаю двигатель, накручиваю обороты…

   Короче говоря, пароход прыгнул вперёд  аки  конь. Якорь-цепь вытянулась вдоль борта, звеня от напряжения. Третий штурман взлетел в рубку, дал капитану в ухо, спустил его по трапу в коридор и кулаком погрозил, не суйся, мол.

   Остановил двигатель, ребята смайнали шлюпку за борт, один матрос сел в неё, поплыл к терпящим бедствие. Всё бы ничего, но они, навалившись с одного борта, враз её перевернули. Плавает она вверх килем, они вокруг болтаются.

   Мы якорь выбрали, малым ходом подошли, думаем, ребята по шторм-трапу подниматься начнут. Так они благородно друг другу очередь уступают, дескать, я ещё в порядке, давай ты. Начали мы их вылавливать, хорошо, борт у СРТ низкий. Второго штурмана поймали за волосы, втащили на палубу. Он буянить начал, вырываться. Настучали по башке, усадили на крышку трюма. Вроде успокоился. Только отпустили, он поднимается, становится на планширь и падает в воду.

   А в это время третий штурман скомандовал в машинное отделение «малый вперёд!» И второго штурмана понесло аккурат под винт. Мы перепугались, закричали: «Стоп!», смотрим, вынырнул он за кормой живой и здоровый. Пока доставали остальных, его отнесло уже изрядно, и похоже, что подустал, на воде плохо держится.
 
   Опять появился капитан. Оценил обстановку, сиганул за борт и поплыл ко второму штурману. Третий, выматерившись сквозь зубы, бросил в воду спасательный круг, прыгнул следом. Пока мы вытаскивали остальных, пока разворачивались (второй механик охреневал в машинном отделении от непонятных манёвров), кэп с третьим доплыли до второго, надели на него спасательный круг, и он повис на нём, обессилев окончательно. Мы подошли, подобрали…

   …Людей спасли, надо ж шлюпку доставать. Матрос один добрался к ней, перевернул (она лёгкая, пластиковая), подали ему стропа, он зацепил: «Вира!» Включили лебёдку – и шлюпка, полная воды, под её тяжестью сложилась как бумажный кораблик. Никому спьяну не пришло в голову, что тянуть её двумя стропами нельзя было. Зацепили бы, допустим, за нос одним концом, выдернули как репку, вода бы вылилась.

   (Старпом потом долго вокруг неё ходил, прикидывал, как он её списывать будет.)

  Стали мы опять на якорь, дед разогнал всех по каютам, боцмана в носовой кубрик отправил, вылил за борт остатки браги.

  …Думаете, на этом закончилось?

   Сменил я второго механика на вахте. В машинном отделении жарко, вышел на палубу, сел на крышку трюма, что-то делал, не помню. Факт то, что лежал рядом нож. Обыкновенный шкерочный нож, каким матросы рыбу разделывают.

  Были у нас на судне два аборигена. На практике типа, помогали палубной команде. Боцман с ними дружбу водил, жили в одном кубрике. Они его кокосовым самогоном угощали, а он им позволял на носу рыбу вялить. (Как негры её вялят, отдельный разговор). И когда мы вытаскивали из воды эту гоп-компанию, они на палубе воздевали к небу руки: «Мишель, Мишель!»
 
   (Боцмана Миша звали, точнее, имя у него было татарское, но он представлялся Михаилом.)

   И вот, выбегает из кубрика один из негров, орёт: «Мишель, Мишель!» Губа у него разбита, кровь струйкой. Хватает он мой нож и скрывается опять в кубрике. Второй раз за день сердце у меня захолонуло. «Капец, думаю. Счас Мишку зарежут. Видимо, повздорили, и татарин этот врезал приятелю от души».
 
   Скатываюсь по трапу, влетаю в кубрик, смотрю – Мишка сидит на койке, голову свесив и глаза закрыв, один негр за грудки его трясёт, второй с грозным видом нож держит. Я руку ему выкрутил, нож отобрал, сам к выходу пячусь, они орут что-то, к физиономии когтями тянутся. (Сьерра-Леонские жители щуплые, с ними легко справиться. Это в Сенегале, рядом, здоровенные все. Племя волоф, самые здоровые негры в Африке. Правда, жители рыбацких деревушек в Сьерра-Леоне тоже мускулистые, потому что всю жизнь на вёслах.)

   Выбрался я на палубу, позвал пару человек на помощь. Кое-как успокоили этих практикантов.

   На следующий день пошли они к капитану, пожаловались на меня с боцманом и потребовали идти во Фритаун. Капитану и так плохо было после вчерашнего, а тут ещё международный конфликт улаживать…  Но молодец, сразу сообразил, что надо делать. Спрашивает:
  -Вы, камрады, вчера брагу люк-люк?
  Они потупились:
  -Люк-люк…
  -Ну так вот, если я расскажу, что вы, мусульмане, люк-люк брагу, то вам мало не покажется.
 
  Мусульманином, собственно, был только один, а второй чуть ли не язычником-шаманистом, но дело не в этом. Факт то, что они сразу пошли на попятную. Ладошки выставили:
 -Капитана, капитана, ноу проблем!..
  -То-то же, - проворчал кэп.

  Они потом с боцманом помирились…  И когда списались с судна, передали позже целый бурдюк кокосового самогона. Но это уже другая история…


Рецензии
кокосовый самогон?
видать - это лихо !
свистать всех наверх - с днём ВМФ!

Евгений Космос   09.07.2017 11:33     Заявить о нарушении
Делается из сока кокосового ореха. При употреблении поначалу голова ясная, а ноги отшибает напрочь.

Пётр Бутько   09.07.2017 11:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.