Исповедь Оборотня Учебный центр

          Милиция входит в общую систему Министерства Внутренних Дел, как государственный,  исполнительный орган власти. Штатной единицей, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных федеральными законами, является районный Отдел, или Управление Внутренних Дел милиции. В основе своей деятельности, МВД, опирается на закон: «О милиции». Сам отдел, по структуре, сформирован таким образом, чтоб смог, гарантированно выполнять задачи по обеспечению безопасности личности, предупреждение, пресечение преступлений и административных правонарушений, выявление и раскрытие преступлений, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных законом. Сформированные структуры внутри ОВД, помимо этого закона, руководствуются приказами, положениями, определяющими их деятельность и предписывающие права, обязанности и ответственность должностных лиц.
          Гражданин России, решивший связать, жизнь с органами внутренних дел, поступив на службу, обязан знать закон: «О Милиции», при выполнении своих служебных обязанностей, руководствоваться в повседневной деятельности и относительно специфики своей профессии. Кандидат, принятый на службу, во время стажировки, проходит курсы подготовки в самом отделе, через наставников. По окончанию стажировки, аттестационная комиссия в составе руководства ОВД, по результатам,  выносит решение о зачислении, или отказе в приёме на службу в ряды МВД. Для квалифицированной помощи в освоении профессиональных навыков, как милиционера и как специалиста, вызваны учебные центры, которые на протяжении определённого срока, обучают будущих стражей порядка, теоретически и прививают методы работы на практике.

          Четырнадцатого апреля, получил направление в учебный центр. Срок обучения шесть месяцев. За этот период предписывалось освоение предметов: правоведение, огневая и физическая подготовка, криминалистика, патрульно-постовая служба, средства связи, охрана. По результатам обучения предполагалось сдача экзаменов и выдача справок об окончании учебного центра.
          В назначенное время, мы собрались в коридоре, перед дверью начальника факультета. На встречу вышел стройный майор, среднего роста. Короткая причёска, черноволосый, худощавый, с приятным лицом, опрятный внешний вид. Все притихли: «Я, начальник факультета, майор милиции Кочнев Валерий Павлович! У меня в руках список, прибывших на обучение! – он поднял над головой несколько стандартных листков, зажатых в кулак, – На основании этого списка, каждого пригласят в кабинет на собеседование! Это обязательная процедура! С офицерами собеседование буду проводить лично! Вам всё понятно? Если вопросов нет, тогда приступаем к работе! Прошу не шуметь! В противном случае, придётся всех вывести на улицу!»
          Через несколько человек, пригласили меня:
          - Товарищ майор! Капитан Светлов, представляюсь по случаю прибытия в учебный центр, для прохождения обучения!
          - Присядьте товарищ капитан! Сразу видна армейская подготовка! Что оканчивали? Где служили?
          - Рижское ВВПКУ! В Звёздном! РВСН! Ракетчик!
          - Ну что ж, прекрасно! Я, по образованию, тоже ракетчик, выпускник Пермского училища! Так что мы с вами коллеги! Вы, на какой улице живёте в Звёздном?
          - На улице Бабичева!
          - Интересно, почему эту улицу так назвали?
          - В честь солдата-ракетчика, который спас жизнь ребёнка ценой своей собственной жизни!.. – чётко без запинок начал доклад.
          - Достаточно! Смотрите-ка, знает! Хорошо! – удивился майор, – Похвально и приятно! До вас спросили старшего лейтенанта, тоже из Звёздного! Фамилия Любимов, вам ни о чём не говорит?
          - Никак нет!
          - Я ему задал этот же вопрос, он не смог ответить! Думаю, что товарищи офицеры не будут против! – он осмотрел сидящих за столом офицеров, – Если товарища капитана назначим командиром седьмой учебной группы! – все закивали, посмотрев на меня, – После ознакомления, всех в актовый зал, там представим, и вы приступите к выполнению своих обязанностей! Вы согласны?
          - Так точно!
          - Всё, идите!
          - Есть! – вышел из кабинета!
          После собеседования, нас рассадили в актовом зале по группам, выдали документацию, проинструктировали, ознакомили с условиями обучения, распорядком дня, распределили по аудиториям. Решив проблемы с личным составом, собрали командиров и подробно рассказали особенности нашей деятельности, как командного звена.
С первых дней, началось ознакомления с учебной группой. Для себя, выделил несколько микрогрупп. Первая состояла из милиционеров районных УВД города Перми. Они более зрелые, грамотные и сознательные офицеры, капитаны и старшие лейтенанты. Заняли сторону командира, беспрекословно подчинялись моим указаниям и требовали выполнения от остальных. Вторая микрогруппа состояла из двух человек. Познакомившись в учебном центре, питая друг другу чувства, они, держались вместе, вели себя вызывающе. При этом, старались подчинить себе всю группу. Для этого прикладывали усилия: заигрывали с одногруппниками, пытались нарушать указания, оспаривать мои решения, провоцировали коллектив. Третья микрогруппа, две девушки, из городских ОВД, поставив себя выше остальных, держались особнячком, постоянно о чём-то шушукаясь, туго шли на контакт. Остальная часть группы, в основном, это милиционеры из области. Вели себя тихо, выполняли указания, пока не определились, прицениваясь к окружающей обстановке.
          Для всех, установил жёсткую дисциплину. Вопросы, возникающие с преподавателями и управлением учебного центра, решались только через меня. Определил очерёдность хождения в наряды, дежурства по группе. Каждое утро, прибывал на полчаса раньше, перед разводом, осматривал внешний вид, выслушивал жалобы, предложения, собирал заявлении, рапорта. После развода, в кабинете начальника факультета, подписывал нужные документы, решал возникшие проблемы и вопросы. В дальнейшем, выдвигался в аудиторию и вместе с группой занимался на занятиях. Послеобеденное время повторялось всё по новой. По окончании учебного дня, ставил задачи на следующий день и отпускал личный состав по домам. С мужской половиной, прошедшие армейскую службу, приученные к воинской дисциплине, сложностей не ощущал. Женская половина, не приученные к строгой дисциплине и порядку, требовала повышенного внимания с моей стороны. Я, прекрасно понимал, что передо мной не армейское подразделение, но с другой стороны, нужна группа, которая могла бы выполнять поставленные задачи своевременно и качественно. Специфика в том, что офицерская группа, это будущие начальники, которые будут руководить людьми. Необходимо ознакомить с методами и особенностями руководства личным составом. Такого предмета в учебном центре не существовало. Мне, приходилось, на собственном примере, прививать практические навыки. Неизменным законом стал принцип: «Хочешь руководить, научись подчиняться!»
          Прошёл месяц обучения. За этот период группа сформировалась, ознакомились друг с другом. Всеобщая волна любезности прошла, начались трения. Сообразно этому, создав личный имидж, некоторые пытались устанавливать свои порядки, создавать выгодные для себя условия. Такие попытки, часто происходили за счёт других одногруппников. Особенно это касалось некоторых девушек. Понимая и зная поведения новых, созданных коллективов из практики, я строго стоял на страже единоначалия и неукоснительного исполнения требований руководства учебного центра и основ трудовой дисциплины. Основные положения первого дня, доведённые до них, остались в силе. Спуска не давал никому. Понятно, что некоторым такие условия не нравились. Любимов и Винтова, влюблённая пара, решили сыграть на этом, и пошли в наступление. Благодаря их деятельности, в группе начался ропот. Между собой, обсуждая мои действия, старались настроить одногоуппников против меня. Так как всё это делалось в тихую, никаких мер не предпринимал. Ждал, когда они пойдут в открытое наступление, начнут нарушать общие требования, предъявляемые для курсантов учебного центра. Началось противостояние. Я терпеливо ждал.
          В один из послеобеденных дней, как обычно, направился в класс, на самостоятельную подготовку, в котором сидела моя группа. Ещё за дверью услышал голос Винтовой, эмоционально выступавшей перед курсантами. Её звонкое сопрано, с чёткой дикцией, звенело в ушах, даже за дверью.
          - Сколько можно это терпеть? Что молчите? Вы же прекрасно понимаете, что такой командир группы нам не нужен! Смотрите! Наша группа ходит во все наряды, даже туда, куда нас не должны ставить! А командир, ни слова не говоря, соглашается с этим и распределяет их нам! Мы, как лохи выполняем его указания! Мы же не рядовые милиционеры! Мы – офицеры! Правильно, он по нарядам не ходит, ему всё равно! У других, командиры, горло, кому угодно перегрызут за своих ребят! Потому что уважают своих подчинённых! Нас направили сюда для обучения, а не для хождения по нарядам и уборки территории! Я говорю, хватит! Терпение лопнуло! Пора решить эти наболевшие вопросы, возникшие проблемы раз и навсегда! Для этого! Предлагаю командира снять с должности! Вместо него назначить Любимова! Мы, напишем петицию, с просьбой об утверждении нашего решения! В этом же документе, укажем основание, почему мы так поступили! Начальник факультета, никуда не денется! Ему придётся согласиться с этим документом! Я считаю, что Любимов больше всего подходит на эту должность! Перед начальником факультета, нас в обиду не даст! Юля, Таня, вы же соглашались со мной! Скажи что-нибудь!
          - Мы и сейчас согласны! – подтвердила Юля и обратилась группе, повернувшись в пол оборота, – Послушайте Лену и сделайте для себя правильный вывод! Это наша жизнь в стенах учебного центра! Ни кто не должен оставаться равнодушным! Как мы решим, так и будем в дальнейшем жить и учиться!
          - Вот видите, не я одна думаю так! Нужно, всем принять активную жизненную позицию и защищать свои интересы на благо всей группы! Вы поймите одно, мы живём здесь и сейчас! Хотим жить нормально! А командир этого не хочет!
          В это время я вошёл в класс. Наступило молчание, растерянность. Винтова, понимая, что отступать уже поздно, взяла себя в руки.
          - Товарищ капитан! – обратилась она ко мне, – Мы, тут, посовещались и решили, что нам такой командир группы, как вы, не нужен!
          - Так, так, так! Какой такой? – заулыбался, присев на край преподавательского стола.
          - А такой! Вы, даже сейчас, дискредитируете себя своим поведением! Вот, к примеру, сели на стол! Это говорит о чём? – вопросительно посмотрела на меня, – Это говорит о том, что вы, нас, совершенно не уважаете! И вам на нас наплевать! Это говорит о вашем отношении к нам! Поверте мне, как психологу! – сев на своё место, теребя кошелёк, смотря вниз, высказала мой оппонент, словно это касалось не меня, а кошелька.
          - То, что я присел на край стола, совершенно ни о чём не говорит, ни с точки зрения психолога, ни с точки зрения курсанта! Может, у меня ноги подкосились, я не устоял от такой уничтожающей меня информации! – заулыбался, ещё больше, – Это не основание для того, чтоб меня переизбрать! Интересно, в каком институте вас учили нарушать требования вышестоящего начальства? Ваша горячая речь к психологии совершенно никакого отношения не имеет! Если, вас учили этому в институте, то скорей всего вы, наверное, не освоили темы! Может вас волнует что-то другое, и вы прикрываетесь своей профессией психолога?
          - Вы, издеваетесь над нами, постоянно придираетесь только к девушкам! Не знаю, почему, нас, девушек, так сильно ненавидите! Если у вас проблемы с женским полом, так не надо вымещать злость на всех, особенно на нас! Это хорошо со стороны видно, потому что постоянно чего-то требуете! А на парней, практически не обращаете внимания! К тому же, парни, очень мало ходят по нарядам, чувствуют себя вольготно! А  мы, девушки, очень часто, из-за этих нарядов страдаем! – высказалась Винтова, и девочки закивали.
          - Есть такое понятие, как дисциплина! Которая, определяет строгое и точное исполнение порядка,  правил, установленные учебным центром, на основе российских законов, не зависимо от пола, возраста и желания! И я, пока нахожусь на должности командира, буду требовать от всех одинаково соблюдения этой самой дисциплины! Может, кто-то не согласен? – внимательно посмотрел на присутствующих. Основная масса курсантов смотрела на меня внимательно, без мимики злобы, или ненависти. Для меня это был хороший знак! Они понимали и соглашались со мной. Глаза были опущены только у четверых. Продолжил дальше, – Думаю, ответил на первый вопрос! Теперь на счёт второго! Тоесть, вам не понятен принцип, по которому я назначаю в наряд? Правильно я вас понял? И вы бы хотели поменяться местами? Или уравняться с парнями?
          - Да, мы хотим, чтоб не было этой несправедливости в отношении девушек! И ответьте нам на наш конкретный вопрос конкретным ответом! – вмешалась Юля.
          - Хорошо! – уже серьезно, продолжил я. – Вы заметили, что девушки у нас ходят наряд, в госпиталь! Туда, я, крайне редко назначаю парней! Там, ставится одна задача, не пропускать внутрь посторонних лиц! Ночью, когда закрываются двери, разрешено спать! Правильно я говорю? – вопросительно посмотрел на первый ряд, где сидели девушки и Любимов, – Парни ходят дежурными по КПП, по учебному корпусу. Так же, патрулируют улицы внеурочное время! Иногда ходят в оцепление! Из-за того, что в учебном центре парней больше, они редко ходят  в наряды! Я ничего не придумал? – вопросительно посмотрел снова на них.
          - Всё верно! Только вы, упустили один момент с госпиталем! Мы, в наряде, находимся около входа! Вечером, особенно по ночам, бывает холодно! Вы, когда-нибудь спали на топчане? Конечно же нет! Вы же в наряды не ходите! Поэтому не знаете что это такое! Многие девушки простужаются! Мы, вам, это уже не один раз говорили, но, каждый раз, почему-то игнорируете наши жалобы? И вообще, если нарушитель захочет проникнуть в лечебное учреждение, то спокойно пройдёт! Потому что мы, девушки, ничего не сможем против него предпринять! Он легко с нами справится! – высказалась Таня.
          - Захочет нарушитель проникнуть в лечебное учреждение, то он в любом случае проникнет, не зависимо от того, кто там стоит, если ваши действия будут неправильными! Ваша задача не грудью стоять на входе, закрывая проход! Вежливо предупредить, попросить покинуть территорию! При отказе выполнить требования, вызвать помощь! Как вызывать, куда звонить, на посту, в инструкции, всё отражено! Почитайте, пожалуйста! На этом вопросе, больше не буду акцентировать внимание! Тут ничего сложного нет! На таком удобном топчане, в тёплом помещении? Нет, не спал! А вот на дне окопа, зимой, приходилось ночевать! Ещё раз, для всех скажу и повторюсь: вы идёте не на танцы, а в наряд! Нужно одеваться соответствующе! Установленную форму одежды, для наряда, ни кто не отменял! И её не следует нарушать! Вы же на разводе стоите в одной форме, в наряде одеваетесь совсем по-другому! По форме одежды уже неоднократно говорил вам и получал от начальника факультета замечания из-за вас! Но вы не слышите меня! – внимательно посмотрел на Таню, – Если сравнивать парней и девушек, то в отношении вас, парням намного сложнее! Им, приходится нести службу на улице, невзирая на погодные условия! – я взял журнал командира группы, открыл на странице: «График нарядов», –  Что ж! Смотрю, кто, как был задействован в прошлом месяце!  Получается очень интересная картина: юноши в месяц сходили по два и три раза в наряд, девушки один, два раза! – прошёлся вдоль первого ряда, показал, чтоб не быть голословным, – Вам это не нравится?! В таком случае, поменяю местами! Парни, для вас начинается красивая жизнь! А вы девушки! – снова обратился к первому ряду, – Будете, ходить, дежурными по КПП, открывать и закрывать вручную ворота, руководить, следить за несением службы дневальных, отвечать за них! Так же ходить дежурными по учебному корпусу! Дополнительно придётся изучить обязанности дежурного и дневального! За незнание обязанностей, обычно наказывают дополнительными нарядами! Оружейная комната закреплена за дежурными, там, придётся лично принимать оружие учебного центра по номерам и комплектности, выдавать при необходимости, согласно инструкции! Следить за тем, чтоб оно было чистое! Если примите грязное оружие, то придётся вам, всем нарядом чистить! Запомните, что грязное оружие в пирамиды не ставится! Следить за выполнением распорядка дня, за несением службы дневальными, за наведением порядка в учебном корпусе!.. Не справившихся с обязанностями будут наказывать! Но, самое классное для вас, патрулировать в пешем порядке по ночам улицы! Дежурить на футболе! Я вас услышал, сделаю так, как вы просите! Всё для вас девушки, лишь бы улыбались! Ну что нравится вам такая перспектива? 
          - Вы что, не поняли нас!? – рассержено, закричала Винтова, – Мы девушки, нам нельзя ходить в наряды! Вы понимаете, у нас бывают критические дни!.. Это у вас, парней всё просто! У нас не так!
          - Понял я вас прекрасно! Единственное не понял то, что вы, несколько человек, говорите за всех! Надо говорить только за себя! Почему же нельзя ходить в наряды! Очень даже можно! Это вы меня не поняли! Не поняли то, что самый сложный участок нарядов на своих плечах несут парни! Хотя они в меньшинстве! На эту тему, мы с парнями разговаривали, они согласились на такие условия, и торжественно вас прикрывали собой! Правильно я говорю? – посмотрел на парней и они закивали в ответ, – В то время, когда парни задерживают в патруле нарушителя, рискуя своим здоровьем и жизнью, девочки в мини-юбках сидят у входа в поликлинику и точат лясы от безделья с понравившимся больным! Так же не поняли, что служите в милиции! – с напряжением в голосе ответил я, – Это не дом благородных девиц! Каждый стоит на должности и каждый обязан выполнять свои обязанности, как подобает милиционеру! Вам это понятно? Тем более, что вы не простые милиционеры, а офицеры! – я бросил взгляд на Елену, она смотрела на меня и в её глазах видел ненависть, – Тогда, всех уравняю! Каждый, согласно очерёдности, пройдёт по всем нарядам, какие есть в учебном центре, невзирая на пол! Как это делается в других группах! Теперь следующее! – я сделал паузу, осмотрев всех, продолжил, – В милиции строгая вертикаль власти, тут не избирают, а назначают! Докладываю, у вас, Винтова, ещё нет таких полномочий, снимать и назначать командиров групп! Если вы чем-то недовольны, вам разрешаю жаловаться по команде по существу возникающей проблемы! Заранее предупреждаю, своей жалобой, создадите только лишние проблемы для всей группы! На нас будет смотреть косо командование факультета и  не всегда пойдёт  к нам на встречу!
          - Ну, всё! Я, пошла! – угрожающе высказала Винтова, резко встала со своего места, с расширенными глазницами карих глаз, направилась к выходу. Веснушки на её лице стали ещё багровее и неприятнее.
          - Лен, ты куда? – удивлённо спросила Таня.
          - Жаловаться! – и вышла из класса.
          После неё воцарилась тишина. Любимов, оставшись один, сидел на своём месте, боязливо озирался, словно ожидал какой-нибудь пакости со стороны одногруппников. Парни, в свою очередь, тоже поглядывали на него недоброжелательно. Вообще, странно смотрелось  со стороны расположение группы в этом классе. На первом ряду стояло больше всех столов, за которыми сидели девушки и Любимов. Пустовало только одно место за первым столом. Третий ряд на один стол меньше, за ними сидели парни, молча, наблюдали за происходящим, поглядывая налево. Средний ряд красовался только несколькими столами, чуть больше половины заполненный парнями и девушками, которые сидели и периодически озирались, то налево, то направо, не решив для себя, куда примкнуть. 
          - Для тех, кто ещё не знает, докладываю, что жалоба идёт в письменной форме! Чтоб начальник на нём мог поставить своё решение! В действиях Винтовой, есть ряд нарушений, порядок подачи жалобы, нарушение распорядка дня, не соблюдение субординации! Вы все начальники, к вам, ваши подчинённые, будут обращаться с такими вопросами постоянно! Вы обязаны знать алгоритм действий! Такие амбиции для офицера не приемлемы! Считаю, моя задача, научить вас этому! – спокойно сказав свою реплику, взялся за спинку стула. Сел за стол преподавателя, молча, достал учебники с тетрадями.
          Вскоре дверь открылась, в класс вошли начальник факультета и куратор нашей группы. За ними последовала Винтова.
          - Товарищи офицеры!
          - Товарищи офицеры! – не громко проговорил Кочнев. Он удивлённо осмотрел присутствующих, что-то шепнул Шестерикову. Дверь открылась, вошла Рассветина Ирина:
          - Разрешите, товарищ майор!
          - Да, проходите!
          Ирина села на свободное место за первый стол первого ряда, не понимая суть происходящего, стала озираться по сторонам.
          - Рассветина не крутитесь! – жёстко сказал начальник факультета, потом обратившись к первому ряду, продолжил, – Вообще, не понимаю сути вашего вопроса! Во-первых, я, назначил капитана Светлова, как одного из самых грамотных, умеющих работать с личным составом офицеров! За свои решения отвечаю полностью! Если вы, усомнились в командире группы, то вы усомнились в моём решении! Тут не выбирают, а назначают! Демократии в милиции нет, здесь строгая вертикаль власти! Во-вторых, я лично в нем ни разу не усомнился! Он, всегда, чётко, в срок выполняет мои указания! Вы у меня, до этого момента, были на хорошем счету, и своим необдуманным поступком, сами, только что, подмочили себе репутацию! В-третьих, каждый из вас, когда-нибудь решали со мной вопросы, если куда-то срочно надо? Отвечаю, нет! Я вас никогда не вижу у себя в кабинете, и не решаю ваших проблем, как это делается в других группах! Каждое утро приходите в учебный центр и  проблема чудодейственным образом уже решена! Ваш командир, приносит вам ваши рапорта подписанные начальниками! Спокойно уходите, если вам надо, ещё до начала уроков не отпрашиваясь! Правильно я говорю?
Все закивали.
          - Интересно, как это всё получается быстро и качественно? Не задумывались? Вы, просто, не знаете состояние дел в других группах! Я, это вижу каждый день! Из-за самоустранения командиров, в других группах, курсанты иногда полдня пытаются отпроситься! Бегают со своим рапортом, по всем инстанциям, между уроками, со слезами на глазах и не могут найти нужного начальника, чтоб тот расписался! На вашего командира молиться надо, а вы: «Снять с должности!» Отвечаю! Снимать нет необходимости! Такого командира, ещё поискать и не сразу найдёте! Он на «отлично» справляется со своими обязанностями! И на сегодня, решается вопрос на счёт поощрения его перед командованием учебного центра, за отличную учёбу и отличное исполнение своих служебных обязанностей! Сегодня, я, в этом, лишний раз убедился! Вопросы? – он внимательно посмотрел на ряды, – Мне было очень неприятно разговаривать на эту тему особенно с вами, с офицерами! Вопросов нет! Сидите! Товарищ капитан личный состав в вашем распоряжении! До свидания! – и вместе Шестериковым вышли из аудитории.
          Как только дверь закрылась, Ирина встала со своего места, медленно обошла стол, упёрлась кулаками и закричала:
          - Вы что Любимовы! Совсем охренили! Что, забыли про тот случай? Чтоб ни писка и не звука! Вы, меня поняли! – грозно посмотрела на них.
          Те, опустив голову, молча, закивали в ответ.
          - Я, командира в обиду не дам! – и села на своё место.
          В классе воцарилась тишина. Курсанты, сидя на своих местах, осознавали только что происшедший инцидент! Каждый для себя принимал решение! Только Любимов и Винтова, с обиженным видом, неслышно шептались о чём-то.
          В один из дней, Любимов пригласил каждого одногруппника, по отдельности, на свой день рождения. Понятно, что пытаясь занять место командира группы, из-за личной неприязни, в число приглашённых я не попал. Всё это делалось в тайне от меня. Об этом узнал уже потом, когда парни в курилке, случайно проговорились. Лишних вопросов не задавал. Знал только то, что они изрядно напились и спали вповалку у кого-то на квартире. Что-то там у них произошло, какой инцидент, я не знаю.  Потом, подходил к Рассветиной, после собрания, спрашивал её. «А, было дело!» – ответила она, отмахнувшись рукой, и поспешила удалиться.
          Теперь, обстановка изменилась. Основная масса, которая придерживалась нейтралитета, перешла на мою сторону. Микрогруппы затерялись в общей массе. Мы, стали дружнее, доверительнее относиться друг другу. Парни начали горячо поддерживать меня. И в то же время,  сторониться Любимова с Винтовой, в отношении них возникла напряжённость. Понимая неприязнь со стороны группы, Таня и Юля поменяли свою тактику, стали добрее, улыбчивее и доброжелательнее. Я понимал, что такое изменение временно. Но это уже меня особо не волновало. Группа вышла из-под негативного влияния.

          Если зима, преемница осени, на оставленных владениях, окутывала всю округу прелестями снежной сказки. То весна, оголила эти увядания. Теперь, они угрожающе стояли вдоль заборов и оград иголками ощетинившихся ежей. От зимних переменчивых настроений погоды, осталось много грязи в виде песка и бытового мусора. Учебный центр, имея вокруг своих зданий обширную территорию дорожек, бордюров, газонов и площадки с гаражами, не оставался безучастным к этим явлениям. Обучая курсантов, азам милицейской службы, неотъемлемой частью в процессе воспитания было и наведение порядка и поддержания территории в чистоте. Общими усилиями учебного центра и благоухающей весны, долгожданному лету достались прелести цветущих скверов и садов, чистота выметенных асфальтовых дорожек, побелённых бордюров. Новая зелень, новая растительность набиралась силы наполняя душу радостью. В открытом окне третьего этажа, ветки груши, усыпанные белыми, с розоватым налётом лепесткам цветов, манили своей красотой. Я стоял у окна, теребил ветки и размышлял о бытие времени. Душу наполняло романтическое настроение. В такие минуты забывается, всё наболевшее. Умиляешься и восторгаешься, созерцая чудеса и красоты природных явлений. Так и хочется громко крикнуть: «Люди! Остановитесь и осмотритесь! Вы видите, как прекрасна земля в своём буйном цветении каждым листочком, каждой былинкой!..»

          В один из субботних парко-хозяйственных дней, меня вызвали в УВД Свердловского района. Моего зама отозвали на время в Ленинский УВД, вместо себя оставил лейтенанта Полетаева. Он тоже по какой-то причине отлучился из учебного центра. Тогда, основывая свои действия старшинством звания, Любимов, решил взять бразды правления в свои руки, и показать, как надо работать настоящему командиру группы. За каждым подразделением был закреплён определённый участок. После развода, новоиспечённый командир, повёл группу на уборку территории. Не успел распределить курсантов, как к нему подошёл старшина курса, прапорщик Шпагин:
          - Где у вас командир группы?
          - Я командир! В чём дело? – строго обратился Любимов к старшине.
          - В таком случае, вам необходимо выделить двух курсантов…
          - Товарищ прапорщик! – не дав договорить, пренебрежительно, на повышенных тонах, обратился к старшине Любимов.
          - Слушаю вас товарищ старший лейтенант!
          - Вы кто такой? Как вы стоите перед офицером? Застегните пуговицу! Поправьте головной убор! Субординацию в милиции ещё ни кто не отменял! Как, вы, смеете командовать офицерами!? Кру-гом! Шагом-арш! – закричал Любимов на старшину.
          - Товарищ старший лейтенант! Я, по должности старшина курса, а вы, всего лишь, курсант! – не трогаясь с места, спокойно ответил прапорщик.
          - А вы знаете, что офицеры, прапорщикам не подчиняются и они являются начальниками для них?! Знаете?!
          - Не кричите, пожалуйста, вокруг люди! Это вам не делает чести! Я, всего лишь, передаю указание начальника тыла!
          Вокруг собрались милиционеры учебного центра, с любопытством наблюдали за происходящим событием, перешёптываясь меду собой.
          - Вы что, будете мне указывать!? – ещё больше распалился Любимов, играя на публику и показывая свой командирский стержень.
          - Понятно! – ответил старшина и отошёл от группы…

          По прибытии, в учебный центр, около дверей кабинета начальника факультета, ко мне подошёл дневальный:
          - Товарищ капитан! Вас вызывает к себе начальник тыла!
          - Хорошо! Спасибо! Идите!..
          - Товарищ подполковник, капитан Светлов по вашему приказанию прибыл! – войдя в кабинет начальника тыла, отрапортовал я.
          - Вы что себе позволяете, товарищ капитан?! – с напряжением в голосе, почти шепотом, прищурив глаза, выцедил подполковник.
          - Не понял? Вы по поводу чего? – удивлённо спросил его.
          - Как вы, смеете оскорблять старшину курса перед курсантами и не выполнять моих указаний?
          - Каких указаний? Я вас не понимаю!
          - Не понимаете? – переспросил начальник тыла, - Вы, лично, почему отказались убирать территорию?
          - Когда? – ещё более удивлённо спросил  его.
          - К вам сегодня, подходил прапорщик Шпагин?
          - Ко мне лично нет! Насчёт группы не могу знать, так как меня утром вызывали в УВД Свердловского района, вместо себя оставил лейтенанта Полетаева! 
          - Так вот, капитан! Вашему лейтенанту строгий выговор! А вам, за то, что не научили его, ставлю лично задачу! Если не выполните, пеняйте на себя! Вы, видно забыли, как я всех предупреждал в самом начале, на первом построении! Напомню: «Не справившиеся с поставленной задачей, попадут в чёрный список, будут долго отрабатывать на самых сложных участках, пока не вычеркну из списка!» А ваша группа, вообще отказалась исполнять мои указания! Вы чувствуете, чем это попахивает? Вам понятно? – спокойно высказался подполковник, смотря прямо в глаза.
          - Так точно! – удрученно ответил ему.
          - Может это действительно не ваша вина, но факт публичного нарушения дисциплины есть и это надо исправлять! Пойдёмте, покажу объём работы! – более миролюбиво высказался начальник тыла.
          Мы вышли за учебный корпус. В пространстве, между зданием и забором, валялась бетонная плита.
          - Видите, лежит плита! Когда строители возводили забор, случайно его здесь забыли, предварительно перегородив территорию! Теперь, её не вывезти, не вынести, не закопать! Земля здесь, предупреждаю, очень сложная, состоит из кусков бетона, камней и глины! Начнёте копать, выкопаете мусора больше, чем закопаете эту плиту! Ваша задача, чтоб сегодня же, до конца рабочего дня, её здесь не было! Как вы это сделаете, меня не волнует! Группа у вас большая, народа много! Все офицеры! – подчеркнул эти слова, – Думайте, решайте! Вам ясна задача? И скажите спасибо вашему лейтенанту!  – вопросительно посмотрев на меня, спокойным шагом удалился в здание учебного корпуса.
          - Так точно! Ясна! – ответил я.
          Как только начальник тыла удалился, пошёл следом. В классе сидела только половина группы. От них, узнал о происшедшем инциденте. Любимова и Винтовой не было.
          - Где вторая половина? Где они? – со злостью спросил я, указывая взглядом на места парочки.
          - Командир! – обратился ко мне Илья! – как узнали, что вас вызывает начальника тыла, собрались и ушли.
          - Понятно! – досадуя, ответил я, – Нам подвернулось внеплановое задание! Благодарить надо за это нашего Серёжу! – снова показал на то место где они обычно сидят.
          - Так учёба же, самостоятельная подготовка! – возразила Аня Викторова.
          - А вы не заметили, что других групп на территории учебного центра уже нет! Начальство учебного центра, по субботам, все нормальные группы, отправляет чуть раньше! Только нас оставили на самостоятельную подготовку! Есть одна особенность: благодаря Любимову, мы с вами успешно попали в чёрный список начальника тыла! На счёт самостоятельной подготовки, я уже, решил с начальником курса и факультета! Они пошли к нам навстречу! Если, сегодня не выполним поставленную задачу, то нам придётся и во время учёбы выполнять такого рода работы! Что это такое, думаю вам не надо говорить! Помните, как долбили лёд целый день на территории двора? Тоже благодаря Любимову! Он, тогда решил на машине по двору покататься, пируэты, восьмёрки писать на своей семёрке! Хотя я, до вас, доводил, что на территорию учебного центра на личном автомобиле заезжать категорически запрещено! Но кого-то это не касалось! И он попался начальнику тыла! Была наказана вся группа и наряд по КПП, который запустил Любимова!
          Все закивали в ответ.
          - Мы долбили, а Любимов, прикрывшись служебной необходимостью, минуя меня, покинул территорию учебного центра! Ну, что! – закивал головой и осмотрел присутствующих, – Группа, встать! На выход!
          Выйдя на территорию, посмотрев объём работы, ребята схватились за головы.
          - До мусорки, восьмерым, нам эту плиту не дотянуть! Девушки не  счёт!
          - Мы тоже поможем, не будем же стоять и смотреть, как наши парни загибаются под тяжестью бетона! – вмешалась Ирина!
          - Может закопать, товарищ капитан! – предложил  Денис.
          - Увижу, убью Любимова, ему кранты! Козёл безрогий! Жёстко он нас подставил!.. – начал ругаться Илья. Я, приложив палец к губам, цыкнул на него.
          Выслушав все предложения, обойдя несколько раз эту бетонную плиту, остановился:
          - Ничего закапывать и никого убивать не будем! И тащить, тоже не будем! – задумчиво произнёс я.
          - Так он же, сколько дерьма уже сделал, для нас! Товарищ капитан, просто, не могу уже на него спокойно смотреть! – сжимая кулаки, не унимался Илья.
          - Я не меньше тебя зол на него! – обратился к Илье – Но ничего с ним делать не будем! Велика честь, чтоб об это дерьмо мараться!
          - Как с этим? Товарищ капитан, у вас есть какие-нибудь мысли? – показывая на плиту, спросил Женя.
          - Есть, и вполне приемлемая! Парни, подойдите к старшине, попросите у него две штыковые, две совковые лопаты и два лома! Девочки, вы возьмите двое граблей, метёлки! Ждите меня здесь! Ничего самостоятельно не предпринимать! Я отлучусь на 10 минут! Скоро приду! – и тут же последовал за территорию учебного центра. Рядом находилось расположение конвойного батальона ГУИН Пермской области. Подошёл к дежурному.
          - Товарищ капитан! Коля! – обратился ко мне светловолосый коренастый мужчина примерно 35 лет.
          - Андрюха, привет! Я, как раз по твою душу зашёл к вам! Мне нужна твоя помощь! – обратился к прапорщику, бывшему подчинённому, старшине подразделения, - Мне нужны две кувалды, чтоб были, как можно тяжелее!
          Он тут же набрал номер телефона и через 5 минут ко мне притащили два здоровенных молота, каждая примерно килограммов 5. Мы, быстренько, работая по очереди, раскрошили бетон. Крошкой заполнили яму, зиявшую рядом. Сверху закидали землёй, выровняли граблями. Арматуру, скомкав, через забор, выкинули на свалку. Девочки тут же подмели, и на месте плиты не осталось ни крошки. Курсанты ушли на самостоятельную подготовку. Я подошёл к начальнику тыла:
          - Товарищ подполковник! Ваше приказание выполнено!
          - В смысле, выполнено? – не понял меня подполковник, разбираясь у себя в столе с бумагами, не поднимая головы.
          - Плиту убрали, дополнительно выровняли яму, которая была рядом! Теперь там чистая и ровная площадка!
          - Пойдём, посмотрим! – недоумённо выслушав  меня, вышел из кабинета.
          Обойдя этот участок, осмотрелся. Снова вопросительно посмотрел на меня:
          - Прошло примерно полчаса! Мимо моих окон вы плиту не проносили! Я бы обязательно увидел! И где плита?
          - Часть в яме, часть на мусорке!
          - Не понял!
          Я рассказал о проделанной работе.
          - Хвалю! Молодец! И я разобрался на счёт инцидента! Ты уж меня прости, капитан! Думал, это ты, так себя повёл! – и при этом похлопал по плечу.  – Зная тебя лично, отношение к службе, я тебя и твою группу прощаю! Но чтоб таких казусов больше не было! – при этом выставил указательный палец вверх. 
          - Больше не будет! Обещаю!
          - Да! И ещё! Подойди к старшине извинись за своего бойца! Ладно!
          - Ладно! Николай Михайлович! – улыбнулся ему, направился в каптерку, к старшине…

          - Товарищи офицеры! – дал команду группе, повернулся в сторону преподавателя, которая вошла в класс, – Товарищ старший лейтенант! Седьмая учебная группа в количестве 22 человек к занятиям готова! Один в наряде, один в командировке! Командир 7 группы капитан милиции Светлов!
          - Товарищи офицеры! Сегодня, мы, отправляемся в краеведческий музей, автобус у подъезда! Прошу, товарищ капитан! Личный состав в вашем распоряжении!
          - Выходим! Рассаживаемся в автобусе!
          Приехав в музей, построил группу в две шеренги:
          Перед нами вышла женщина, извинилась, за то, что в данный момент у неё нет свободных людей, чтоб провести экскурсию, попросила подождать.
          - Но мы не можем ждать! У нас строго регламентированное время! – возмутилась преподаватель.
          - Елена Александровна! – обратился к ней, – Разрешите мне провести экскурсию в качестве гида!
          - А вы, что знаете все эти экспонаты?
          - Да, конечно знаю!
          - В таком случае, пожалуйста, группа в вашем распоряжении! Мы вас послушаем! По результатам, в конце выставлю вам оценку! – удивлённо заулыбалась наш преподаватель.
          Я, всегда, живо интересовался историей родного края. Читал материалы исследований, археологических раскопок. Практически эти экспонаты мне были хорошо известны. Но, в живую, их никогда не видел.
          - Товарищи офицеры! Вы находитесь в зале пермского периода!.. – начал рассказ, находясь в первом зале музея.
          Елена Александровна, ни на шаг не отставая, внимательно слушала меня. По окончании экскурсии, была приятно удивлена рассказом:
          - Николай! Я не первый раз нахожусь в музее! Вы меня поразили своими знаниями! Рассказали на много больше, чем вместе взятые гиды этого учреждения!
          - Елена Александровна, вы мне льстите!
          - Нет, нет! Я, на много больше узнала от вас! Откуда вы это знаете? Вы, наверное, постоянно посещаете этот музей?
          - Открою вам свой секрет! Читал труды профессора Белавина! Научные исследования историков, археологов и краеведов Пермской области! В музее впервые! – и загадочно улыбнулся.
          - Поразительно! – очарованно смотрела на меня Елена Александровна, как будто видела первый раз. 
          - Это всего лишь интерес к истории родного края! – и опустил голову.
          - Я вам ставлю автоматом «Отлично!»

          Учёба давалась мне легко. Труднее было помогать тем, кто не понимал каких-либо тем. Приходилось, читать, разжёвывать, разъяснять.
Обязательным предметом обучения была огневая подготовка. На первом этапе, особое внимание уделялось теории. На очередном занятии, преподаватель, опросив всех, решил задать неординарный вопрос:
          - Товарищ капитан! – обратился он ко мне, – Я вижу, группа подготовилась досконально! Я опросил всех! Остались только вы! Вам, как командиру группы, как армейскому офицеру, задаю вопрос: Что значит вес пистолета 790 граммов?
          - По тактико-техническим характеристикам, такой информации нет в учебниках! – задумавшись, произнёс я, – Логически, можно предположить, что в магазине не хватает двух патронов! 
          - А если 780 граммов?                                                                
          - Тогда, не хватает трёх патронов!
          - Вы уверены? – загадочно смотря на меня, спросил преподаватель.
          - Так точно, уверен!
          - Ответ правильный! Оценка: «отлично!»
          Практическая подготовка тоже не уступала теории, Пистолет Макарова, разбирали и собирали до автоматизма. Разборки были полные и неполные. Пистолет стал камнем преткновения для женской половины. Часто приходилось стрелять. Девушкам не хватало силы передёрнуть затвор. Постоянные тренировки, в конечном итоге, научили быстро и качественно выполнять нормативы. На боевых стрельбах выполняли различные упражнения. Стреляли на время, на скорость, на точность. Особенно всем нравились дуэли. На дуэлях всегда выигрывали самые натренированные. Армейская закалка давала о себе знать. Парни поражались Ане Викторовой. Со стороны смотрелось неестественно. Худенькая, похожая на школьницу маленькая девочка, русые волосы, постриженные под каре. Выдвигаясь на исходный рубеж, брала большой, вороненый пистолет в руки, как-то неуверенно, неуклюже засовывала в здоровенную кобуру. На огневом рубеже два человека. Условия: две мишени на расстоянии 25 метров. Магазин в пистолете, пистолет в кобуре. По команде: «Огонь!» достаётся пистолет, досылается патрон в патронник, изготовка для стрельбы и выстрел. Побеждает тот, кто быстрее и точнее выстрелит. Аня, после команды, мгновенно выставляла левую ногу назад. Одновременно рука к поясу, выдёргивала пистолет, снимая с предохранителя. Вторая рука задёргивала затвор и моментально  производила выстрел. Красота и точность движения завораживала. Преподаватель подполковник милиции Крайнов Олег Игоревич, выставил Ане и мне оценку автоматом. Общая оценка группы: «отлично!»
          Очень важное место в обучении, занимала физическая подготовка. Часто на занятиях устраивали соревнования по рукопашному бою и борьбе. Серьёзным конкурентом для меня был Женя Воробьёв, лейтенант дежурный ИВС г. Добрянки. Мы всегда с ним боролись долго под одобрительные возгласы ребят. Эффектные броски, удары, гимнастика поражала группу. Подполковник милиции Мишин Александр Аркадьевич нам с Женей поставил автоматом: «отлично!»
          Сложнее всего было с правоведением, при сдаче экзамена. Пропустив всю группу, помогая каждому, процесс держал под контролем.  Для сдачи, на экзамен зашёл последним. После подготовки ответил по билету:
          - Ну что ж, товарищ капитан! Вы можете быть свободными. Оценка: «Хорошо!» – после моего ответа заключил экзаменатор.
          - Как: «хорошо!» – удивился я.
          - А вы что знаете на «отлично?»
          - Так точно, Марина Владимировна! Я знаю на «отлично!»
          - Хм! – усмехнулась майор милиции. Косо посмотрела в сторону окна, – ну, что ж, тогда давайте бороться за «отлично!»
          - Я готов! – ответил, смотря на неё.
          - Будем работать в форме вопрос-ответ!
          Мне пришлось полчаса отвечать на поставленные вопросы.
          - Да, вы правы! – в конец сдалась преподаватель, – Ставлю вам заслуженно: «отлично!»
          - Спасибо, Марина Владимировна! – с радостью произнёс я, – Разрешите идти!
          - Да, идите! – покрасневшая от жаркого спора и душной аудитории.
          Остальные экзамены были сданы тоже на «отлично!» И часто, в этом, помогала товарищеская взаимовыручка. Некоторые экзамены, мне, пришлось сдать экстерном. Возникли проблемы в медвытрезвителе, я, срочном порядке был отозван. Группа осталась без командования. Командиром, назначили Таню Епишеву. За полмесяца обучения, она разрушила всё то, что было создано мной. С девушек сняла все наряды, начала назначать, только парней. Группа находилась на грани развала. Спасло то, что закончился срок обучения. Выпуск решили отметить в лесу шашлыками. Когда приехал, то увидел только парней.
          - А где девушки? – удивлённо спросил у Кости.
          - Они отмечают в кафе с преподавателями!
          - И сними же Любимов! – зло ответил Денис.
          - Зря вы мне запретили, товарищ капитан набить ему рожу! – с досадой ответил Илья. 
          - Жаль! Жаль! Ладно! Не будем о грустном! – Где мой штрафной стакан! – грозно спросил я.
          - Так вы же не пьёте! – удивился Илья.
          - Как не пью! Очень даже пью! Лимонад, за милую душу! – и похлопал его по спине.
          - Ребята! У меня тост!
          - Тихо Женя! Костя! Да тихо вы! – зашипел Миша.
          - Знаете ребята! Когда направили в учебный центр, честно, мне совсем не хотелось учиться и находиться там! И вот, эти полгода, уже за спиной! Оглядываясь назад, восторженно говорю: как здорово, что был в учебке, познакомился с такими прекрасными ребятами, как вы! Теперь, хочу выпить за каждого из вас:
          - Виталий! Ты моя правая рука! Мой зам! И моя первая опора! Если б не ты!..
          - Женя! – я обратился Дежурному ИВС, – Благодаря тебе, за твою смекалку и находчивость…
          - Алик! Мы с тобой коллеги, два капитана! Если бы мне пришлось идти в разведку…
          - Костя! Помнишь, была ситуация, когда ни кто не мог…
          - Илья! Много интересных людей, но твоя твёрдость, откровенность…
          - Денис! Никогда не думал, что в тебе, таком щуплом и неказистом теле, может быть столько силы духа…
          - Миша! Твоя рассудительность, тогда очень нам помогли и благодаря тебе…
          - Саша! Тот случай и твой поступок, показали, насколько ты внутренне воспитан…
          Мы пили за каждого отдельно.
          - Каждый из вас помог мне осмыслить жизнь по-новому!  Благодаря вам, я многому в этой жизни научился! Ребята за всех вас! – последний тост выпил за всех.
          В конце вечеринки, уже за полночь, развёз охмелевших ребят и только после этого, сам поехал домой.
          Всё, теперь я аттестованный милиционер. В личном деле справка об обучении в учебном центре с отличными оценками. Теперь ни что не мешает служить на благо порядка и безопасности. Что будет дальше? Вот, ношу форму. У меня удостоверение! Надолго ли? Смогу ли я отстоять свою честь честного милиционера перед правосудием? Какие силы пытаются уничтожить и за что? Перед глазами представил рисунок неизвестного художника увиденного в одном из журналов. В ряд, перед молотком стоят гнутые гвозди, только один прямой. На второй картине так же стоят гнутые гвозди, молоток вальяжно уходит. Прямой гвоздь забит по самую шляпу. Как бы мне не оказаться тем гвоздём. Такими мыслями доехал до гаража и поставил машину. На следующий день надо ехать в УВД, я остался за Наталью Александровну. Теперь, помимо дежурства, ещё приходилось исполнять обязанности зама и иногда начальника. Начальник вытрезвителя, вечно пропадал где-то, или был на больничном, после очередной пьянки. Помимо дня милиции, всеобщего праздника, ещё были дни рождения служб МВД: день патрульно-постовой службы милиции, день ОМОНа, день работников уголовного розыска, день образования штабных подразделений МВД РФ, день работников службы вневедомственной охраны МВД и т. д. Каждая служба, в своё день рождения, поздравляла работников, организовывала вечеринки. Мы скидывались, давали собранные деньги начальнику. По традиции, начальники других отделов, прибыв к именинникам, поздравляли от всех нас, дарили подарки. Как обычно, всё это, заканчивалось попойкой.
          Впереди были ноябрьские праздники и день милиции. Но особой радости не чувствовал. Уголовное дело, довлеющее надо мной, не давало покоя. Тогда, мне, было не понятно, кому понадобилось возбуждать это дело. Я особо важной, высокой должности не занимал. Перейти дорогу никому не мог. Врагов себе, ещё не успел нажить. Даже в мыслях не мог допустить, что ради карьеры, «душевного спокойствия», как говорил следователь Сорокин, чиновники прокуратуры и суда могут пойти на такое. Но человеческая жизнь, при всей своей напыщенности высокопарных лозунгов, принимаемых гуманных законов, в нашей стране, на тот период, ничего не стоила. И особенно это касалось силовых структур. Популизм во всей своей красе процветал, ослепляя разными цветочками, пускал свои корни в жизнь, оплетая и уничтожая светлое, прекрасное. Люди не готовые и не знавшие таких подходов, доверяя своим избранникам, депутатам и делегатам, полностью отдавались, вручая свои жизни. И многие за это поплатились. Не забывайте никогда того, что любой цветок превращается когда-нибудь в плод с новыми семенами. Что будет с теми, которые вкусят этот плод, выращенный на таких плантациях, это ещё вопрос времени. Но ничего хорошего точно не будет. Таковы реалии современного общества. И таково будущее при таких подходах. Сможем ли мы что-нибудь сделать, чтоб этого не было, пусть каждый для себя решит сам.

          Продолжение следует...


Рецензии
Добрый день!
На войне, как на войне))): "сражения" на учебных полях нешуточные! Знаю не понаслышке, сама - преподаватель с большим стажем! Очень интересны с психологической точки зрения все эпизоды главы!

Елена Петелина   23.03.2015 14:47     Заявить о нарушении
Спасибо Елена! Первоначально не хотел писать про учебный центр, так как не относится к повествованию и раскрытию темы. Но по мере ознакомления и осмысления, всё же решил включить эту главу в повесть. С теплотой душевной и весенним настроением Виталий.

Виталий Агафонов   30.03.2015 21:11   Заявить о нарушении