Воспитанник

    -Встать!—в класс вошёл серокожий мужчина с морщинистым лицом и фиолетовыми волосами.
    Мужчина был в белом мундире Учительского Корпуса с погонами Третьего Советника на плечах. Вошедший выглядел уставшим.
    -Здравствуйте, товарищ Чмок!—выдохнул хором класс.
   То было шестнадцать юношей человеческого рода. Все они вытянулись в струну у своих столов. На всех были серые мундиры без знаков отличия. У каждого курсанта на поясе висело по кобуре с бластером и ножны с коротким кинжалом, что применялись пока только на уроках по военной подготовки. Но это только пока. Минует полгода, и этим молодцам присвоят звание младшего лейтенанта и бросят в самое пекло Войны, которая уже продолжалась несколько тысячелетий. Из них мало кто переживёт и первый месяц на фронте, но кто переживёт, у тех появится блестящая перспектива стать Оператором  Боевых Машин. А это уже совсем другая статья. Операторы погибают куда реже, и Оператор есть полноценный член Серого Общества.
    -Кто вы?—Чмок доковылял до своего стола и нажал несколько кнопок.
    -Мы Сыновья Недостойных, готовые по приказу Серого Императора ринуться в бой, победить или погибнуть!—хором ответил класс.
    -Зачем вы здесь?—на экране за спиной преподавателя развернулась карта учебного боя.
    -Мы здесь для того, чтобы познать военное искусство и подороже продать свои никчёмные жизни во благо Серого Императора!
    -Наша родина…, -начал Чмок.
    -Наша родина Серая планета—лучшая планета во Вселенной! Наша цивилизация насаждает свободу и процветание во всех точках Вселенной, и мы безмерно горды, что будем причастны к этому бесконечному процессу!—хором ответил класс.
    -Если я узнаю…
    -Если я узнаю, что кто-то из моих однокурсников задумал недоброе против Серой власти, то сейчас же сообщу в Корпус Учителей!
    -Если я не донесу…, -зевнув, начал Чмок.
    -Если я не донесу на сокурсника своего, и он совершит преступление, то и я буду причастен к преступлению тому, понесу наказание, а имя моё будет опорочено на веки!—подхватили ученики.
    -Есть на кого донести, класс?
    Рыжеволосый Ерофеев степенно зашагал к столу Учителя, развернулся у самой доски и замер на месте.
    -Это была шутка, товарищ Чмок, -донеслось с задних рядов.
    -О, и вам тоже есть что сказать, Попов, -с иронией заметил серокожий. –Извольте подойти.
     Щуплый мальчишка с короткой стрижкой подошёл к доске и встал справа от Ерофеева.
    -За завтраком я непозволительно пошутил об Императоре, и готов понести наказание, -заявил Попов.
    -И как же вы пошутили?
    -Я сказал, что наш Император до того широк душой, что не знает меры в истреблении разумных существ ради их же свободы и процветания, -отчеканил Попов.
    -И в этом ваша принципиальная позиция?—спросил Учитель.
    -Нет. Это шутка, -заметил Попов.
    -Кому из вас смешно, класс?
    Воцарилось тягостное молчание.
    -Кто научил вас шутить об Императоре, курсант?
    -Я сам, товарищ Чмок. Шутки такого рода недопустимы. Готов искупить вину, -громко отвечал Попов.
    -Если виновен один…, -начал Учитель.
    -Если виновен один, недосмотрели все!—хором ответили курсанты.
    -Виновен ли, класс?
    -Виновен, смерть курсанту!—выпалил хор.
    -Суд товарищей…, -устало начал Чмок.
    -Суд товарищей есть самый справедливый суд во Вселенной!
    -Молодцы, помните. Присаживайтесь. Все, кроме Попова и Ерофеева, -юноши дружно сели, а Чмок достал носовой платок и высморкался. Ситуация складывалась катастрофическая. Чмок отвечал за каждого из этих без пяти минут младших лейтенантов, а они, выходят, гнилые. Один шутит, другой доносит, остальные потворствуют шуткам. Тут без расследования не обойдётся, и вылетит Чмок из Училища только в путь. И это самый безобидный исход дела. –Вы хотели рассказать мне об этой шутке, Ерофеев?
    -Ещё курсант Попов изволил шутить вчера за ужином о Корпусе Учителей. Мол, вы отличные специалисты по подготовке пушечного мяса. А товарищ Захарчук изволил хохотать в голос, -отчеканил Ерофеев.
    -Ерофеев, вы хотите уничтожить весь класс?
    -Никак нет, товарищ Чмок. Мне очень стыдно за товарищей, но мой долг проинформировать вас, -выпалил Ерофеев.
    -Захарчук, встать!—Учитель хлопнул ладонью по столу. –Вы позволили себе смеяться над Учителями, Захарчук?!
    -Это произошло как-то само собой, товарищ Чмок, -полный юноша с кудрявой шевелюрой вскочил с места и устремил взгляд в пол. –Я никого не хотел оскорбить, но готов понести наказание за свою дерзость.
    -Кто не уважает Учителя…, -затянул Чмок.
    -Кто не уважает Учителя, тот питает презрение к Родине и сам достоин презрения!—отчеканил класс.
    -Налицо ли факт неуважения, класс?
    -Налицо!—выпалили курсанты.
    -Какое наказание положено курсанту за неуважение к Учителю?
    -Сто ударов палкой и три дня карцера!---хором отвечал класс.
    -Охрана!—позвал Чмок.
    В класс вошли двое громил серокожих в серых мундирах Службы  Дисциплины. Среди курсантов их не без оснований называли труповодами. Уж если эти серые кого уводили, то хорошего не жди.
   -Заключите товарищей Захарчука и Попова в карцер до особого решения Корпуса Учителей, -распорядился Чмок. –Ерофеев, больше никто не смеялся над шутками Попова?
    -Никак нет, товарищ Учитель!
    Чмок кивнул, и громили заковали провинившихся курсантов в наручники и вывели вон.
    -Мало мы вас колотили, товарищи. Всю дурь-то не выбили, -сокрушённо заметил Учитель. –Тема самостоятельной работы высадка десанта на планету противника и удержание плацдарма до подхода основных сил. Я вернусь к концу занятия. Ерофеев, за мной.
    Едва они вышли в коридор, как Чмок схватил Ерофеева за ворот мундира и прижал к стене.
    -Что вы творите?! Это же ваш родной взвод, Ерофеев. Хотите, чтобы вас подставили под луч противника в первом же бою?!
    -Понимаю ваше расстройство, товарищ Чмок. Выговор, увольнение, а может что и похуже. Но я действовал согласно Уставу, -заявил курсант.
    -Да гори ваш Устав в термоядерном реакторе, Ерофеев. Вы одна команда и у вас скоро бой. Чтобы никаких больше доносов, ясно?!
    -Ваши действия противоречат Уставу, и я вынужден буду доложить в Корпус Учителей о ваших неправоверных действиях, -сухо заметил Ерофеев.
    -Докладывайте, курсант. Только это закон выживания, -Учитель отпустил Ерофеева. –На боевых товарищей не доносят. За них горой стоят, чтобы в бою не подвели. А вы… Впрочем, идёмте. К вам прилетел биологический отец и хочет вас увидеть. Кто он вам?
    -Донор биологического материала, не более, -заметил юноша. –Но ведь подобные встречи запрещены Уставом.
    -Ознакомьтесь с постановлением Корпуса Учителей, Ерофеев. Как положено, тринадцать подписей, -Чмок сунул под нос курсанту серую бумагу и ткнул пальцем в нижнюю  строку. –Что сказано в Уставе о данном случае?
    -Корпус Учителей имеет право вносить любые изменения в Устав Училища, -отчеканил Ерофеев. –Я просто вынужден обратиться в Министерство Обороны, товарищ Чмок. Подобные встречи весьма вредны для курсантов.
    -Значит, вы отказываетесь?—Учитель остановился.
    -Я встречусь с этой ошибкой эволюции, так как боюсь быть отчисленным, -заявил курсант. –Но вы совершаете огромную ошибку, Учитель.
    -Это почему же, Ерофеев?
    -Да потому, что вы разрешаете врагу посетить самое уязвимое наше место—Училище. Вы представляете, что будет, если хоть один из курсантов под влиянием этого человека устроит диверсию? Это может подорвать боевой дух молодых бойцов.
     -Так вы не в силах поручиться за себя, Ерофеев?—с иронией спросил Чмок. –Вы намерены перейти на сторону людей? Ерофееву—старшему разрешено встретиться только с вами. Других курсантов этакой опасности мы не подвергаем. 
     -Я ненавижу людей! С самого первого урока тут--ненавижу!—прошептал Ерофеев. –А поручиться за меня может только классный руководитель—вы.
    -Я уже поручился, Ерофеев, -Чмок похлопал курсанта по плечу. –Так, что будь с отцом предельно вежлив и холоден. Он равный тебе. Это приказ, ясно?
     -Ваше утверждение противоречит Уставу. Извольте предъявить приказ.
     -Пожалуйста. С подписью Министра Обороны, -Чмок показал очередную бумажку. –Буквоедство это хорошо, Ерофеев. Далеко пойдёте. Только не говорите отцу ни о карцере, ни о казнях, ни о телесных наказаниях. Вы же не полагаете, что мы чересчур жестоки к курсантам?
     -Без дисциплины нельзя воспитать бойца, товарищ Учитель!—отчеканил курсант. –Я скорее застрелю это отсталое существо, чем стану ему жаловаться.
     -Не смейте оскорблять или угрожать своему отцу. Проявите уважение, -потребовал Чмок. –Он будет называть вас Игорем, вы называйте его папой.
     -Какая мерзость!—сморщился курсант.
    -Проявите выдержку, Ерофеев. Вам надо продержаться всего двадцать минут. Я зайду за вами. Без приказа комнату не покидать. Считайте это боевым заданием—быть в одном помещении с мерзким для вас существом и ни разу не оскорбить его. Идёмте.
    Учитель открыл одну из дверей, пропустил Ерофеева вперёд и закрыл за ним. Звонко щёлкнул замок. Курсант оказался в одном из классов. Только посередине стояли журнальный столик с вином и фруктами и два стула.
    -Как я рад тебя видеть, сын!—толстый и седой мужчина лет пятидесяти в чине генерал-лейтенанта Службы Безопасности Земли сорвался с места и обнял Ерофеева. –Я целых шестнадцать лет хотел увидеть тебя. Знаешь, сын, тебя отобрали совсем крохотным, когда тебе было всего три дня. Убедились, что ты здоров, и отобрали. Я тебя и не помню толком, -толстяк вздохнул. –А теперь вон какой молодец вырос. Ну, как учёба, сын?
     -Отлично. Тут нельзя плохо учиться, папа. Стыдно и под луч подставишься в первом же бою. Тут выживать учат, -заметил юноша. –Зря вы со мной встречаетесь, папа. Меня вырастили Учителя. Поэтому я только их и уважаю. А вас ненавижу и знать не хочу. Вы лишь донор спермы и только.
    -Послушай. Я тебя не воспитывал, и ты меня совсем не знаешь. Как и я тебя. Но всё ещё можно изменить, -толстяк погладил курсанта по голове. –Если ты сам захочешь, мне разрешили забрать тебя на Землю для стажировки. Всего на два месяца. Работать будешь у меня в Службе Безопасности. Жить будешь у нас дома. В смысле, я, ты и мама. Как нормальная семья. Вот постановление Корпуса Учителей. Все печати на месте, как ты любишь, -отец протянул Ерофееву серую бумагу. –С десяток юношей твоего возраста проходят практику на Земле. У нас там рост протестного движения. Так, что скучно тебе не будет. Выбор за тобой, сын.
    -Это неправильно. Нас забирали не для того, чтобы мы возвращались, -тихо произнёс курсант. –Нас учат завоевывать новые планеты, а не ловить шпионов на умирающих.
    -Но воин должен уметь всё, сын, -возразил толстяк. –Твою маму не пустили сюда, но она уже обустроила твою комнату и очень ждёт тебя. С утра до обеда ты будешь работать со мной. С обеда до ужина будешь готовиться к экзамену в Училище. Особый канал связи уже налажен. А по вечерам…
    -Нет. Вы больше мне не семья. Вы уже проиграли сражение за свою свободу. Человечество поработили и мне не место среди рабов. Простите, отец, -курсант  вытянулся в струну. –Моя семья здесь.
    -Из тебя воспитали превосходного робота, сын. Но ничего. Мы это изменим. Пусть через сотню лет, но изменим, -пробормотал толстяк, и, всхлипнув, вышел вон.

Алексей Беляев 2014-11-10


Рецензии
Я под впечатлением, Алекс!
Новые планеты. Да, любопытно.
Удачи и лучезарных идей!!!

Наталия Пегас   12.08.2016 22:58     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.