Фрески на стене Часть 5. Глава 12. Молодая мама

 

Глава 12. Молодая мама.




 Мысль об измене молнией блеснула в голове молодой женщины.
Это было так неожиданно и  неприятно, что Светлана  отстранилась от мужа, выскользнула  из его объятий и ушла на кухню. Она не стала устраивать ему скандал,  а тихо  спросила:
- Ужинать будешь?
- Еще как буду. Я голодный, как волк!- ответил Саня и тут, увидев на столе вино,  попросил Светлану:
- Налей-ка мне сто грамм.  Она  молча налила ему вино в высокий фужер, Саня выпил и с аппетитом принялся за еду. Светлана сидела,  молча кутаясь в пуховую шаль, связанную матерью.  Ей было зябко и  муторно  на душе. Вечер был окончательно испорчен.
А Александр косноязычно  рассказывал, как весело он провел время с  друзьями. Ей хотелось верить, что это так и есть. Об измене   не хотелось даже думать. До родов оставался один месяц, и все мысли  у будущей матери были  о малыше. Она не должна волноваться  – это вредно для ребенка.
- Надо только сказать ему, что я завтра ложусь в больницу на сохранение. Но сейчас не стоит. Скажу утром, когда он протрезвится, - думала Света. Александр еще долго сидел на кухне, не отпуская ее и допивая вино, а потом   уснул, прямо на стуле, раскинув на полу длинные ноги.
- Ложись спать, -  говорила  ему жена,   похлопывая по плечу, но разбудить  мужа было трудно.
Наконец Саня  проснулся  и  сам пошел в спальню, лег одетый и мгновенно уснул. А Светлана еще долго лежала с открытыми глазами и  не могла уснуть  от внезапной жгучей обиды, нанесенной любимым. Покоя не давал чужой запах духов,   а  еще  ребенок толкал ее ножками, не давая заснуть.

Утром  Александр  спокойно встретил известие о том, что  жене  надо в больницу. Он успокоил её,   заботливо застегнул  Светлане  пальто и проводил  до больницы.
- Я к тебе каждый день приходить буду. Ты только не волнуйся и прости за вчерашнее. Перебрал я с Толяном  маленько.

Положили Светлану  в  большую палату, где лежали еще несколько женщин разного возраста. Она была самой молодой среди них. И по иронии судьбы там оказалась  студентка,  однокурсница ее Сани.   С любопытством присматривалась она  к Светлане.  Молодые женщины познакомились, разговорились. В таких  больницах женщины быстро находят общий язык.  И как-то Люся призналась:
- Знаешь, а Сашка твой  - такой  красавчик! Я сама была влюблена в него по уши на первом курсе, прямо с ума сходила, пока своего Володю не встретила. Многим девчонкам с нашего курса  твой Саня нравится. Смотри за ним в оба.

Смуглая черноволосая  Люся тоже была на последнем месяце беременности,  и к ней три раза в день приходил  на свидание муж. Саня так жену не баловал  –  он приходил  один раз в день, а то и через день  после тихого часа, ссылаясь на занятость  учебой. Люсин муж приносил жене цветы, соки  и красные яблоки, Саня приносил печенье, булки, молоко. Она понимала, что у студента денег немного, а у матери просить он  стеснялся и оправдывала любя.

В больнице время тянулось страшно медленно,   и лежать там Светлане  не хотелось, но  врачи домой не отпускали. Она пролежала там долго.  Ей  хотелось родить и  уйти отсюда  побыстрее,  хотя условия здесь были совсем не плохие. Это был старый роддом, где опытные  врачи и акушерки приняли тысячи младенцев. Но всё равно Светлана боялась предстоящих родов.

 Товарки по палате, стараясь ускорить роды, поднимали металлические кровати и сами мыли полы в палате.  Не удержалась и Светлана – тоже как-то вечером подняла тяжелую кровать, и шваброй начисто вымыла  пол,  а ночью у неё начались схватки…
 Молодую  женщину быстро отправили в родовую палату, там  ее  тщательно посмотрела дежурный врач и сказала:
- Ну что, голубушка, рожать будем.
 И стала смотреть каждый час. А Светлане с каждым часом становилось всё тяжелее. Боль была нестерпимой, но она старалась не кричать, сдерживаясь из последних сил. А ребенок в ее животе стал задыхаться от недостатка кислорода. И опытная врач коротко приказала акушерке:
- Готовьте роженицу на операционный стол.
Светлану отвезли на каталке в операционную,  молодой крупный врач – анестезиолог поставил капельницу и попросил считать. Светлана досчитала до шестнадцати и уснула, словно провалилась в небытие.

 Очнулась она уже в палате, где лежала под капельницей, пошевелилась и почувствовала  резкую боль внизу живота, где была наложена марлевая  повязка. Над ней склонилось молодая  женщина в белом халате и маске. Она приветливо улыбнулась Светлане и сказала:
-  Поздравляю. У вас родился мальчик. Вес три килограмма пятьсот граммов. Чудесный здоровый малыш. Вас прооперировали, чтобы спасти ребенка. У мальчика шейка была несколько раз обвита пуповиной, он задыхался, а роды были затяжными. Вы могли его потерять, поэтому пришлось вам сделать кесарево сечение.
Отдыхайте, набирайтесь сил. Кушать и пить вам сейчас нельзя. За ребенка не беспокойтесь – его будут кормить сцеженным молоком.

Врач вышла из кабинета, а у Светланы покатились слезы. Это были светлые  слезы радости. У неё теперь есть сын, а всё остальное пустяки!  Она всё перенесёт стойко.  А знает ли о рождении сына Саня?  Как он там? Может, завел себе  другую?  Но думать об этом не хотелось. Скорее бы поправиться!
За  окном ярко светило  мартовское солнце,  неугомонные  солнечные зайчики плясали по палате,  с крыши роддома свесились длинные  толстые сосульки,  хотя остатки снега еще белели  островками,  но  больше было оттаявшей земли с пожухлой прошлогодней травой.   Старые тополя  в саду тянулись к свету и солнцу,   и   в  душе молодой женщины  тоже  поселилась весна.  Еще бы – ведь она стала мамой!

К вечеру Светлане принесли передачу  в целлофановом пакете и письмо. Оно было от свекрови,   Зинаида Никитична  поздравляла сноху с рождением сына, спрашивала, есть ли у нее молоко и писала, что сильно волновалась за молодую мать и ребенка. В передаче были сок, яблоки и очищенные грецкие орехи. Первый раз свекровь пришла к ней в больницу, и это было приятно.
А Саня  появился только на другой день, он написал ей в записке, что ужасно соскучился и скорее хочет увидеть сына. Вставать Светлане пришлось вечером этого же дня. Она страшно бледная после потери крови и перенесенной операции кое- как потихоньку встала и пошла, держась за стенку. От слабости у нее вдруг закружилась голова, и она чуть не упала. Помогла  пожилая  санитарка, довела до кровати, уложила в постель со словами:
- Лежи, отдыхай, милая. Дома отдыхать не придется с ребеночком. Через год-два опять поди  к нам придешь?
Светлана замотала отрицательно головой.
- Придешь, куда денешься -  крута горка да забывчива. Все вы так говорите. Вон в пятой палате женщина пятую девку  родила у нас, а мужик гуляет, пьяный ходит под окнами.  И ты еще родишь. Совсем ведь молоденька.
 Санитарка  быстро домыла пол и вынесла ведро и швабру, а Светлану перевели в другую  палату, где лежали  три женщины. Они весело разговаривали, рассказывали анекдоты и громко смеялись. Одна достала косметику из тумбочки и стала перед обходом красить губы  и ресницы. Эти женщины вели себя так, словно и не рожали. Они были здоровы.  Светлана не могла не только смеяться, но даже кашлянуть  - болел живот  с наложенными  швами и скобками. К соседкам по палате каждые три часа приносили  новорожденных детей на кормление, а Светлана даже еще не видела своего сыночка. Ей так хотелось взглянуть на него и покормить! Но молока у неё  почему-то не было.  А если молока не будет совсем? Как она будет кормить своего малыша?  Она боялась этого больше всего и не знала, что делать.

 Утром следующего дня к Светлане неожиданно приехала мать.  Она привезла двухлитровую банку горячей лапши с курицей. Как рада была матери Светлана!
Мать писала в записке:
-   Милая доченька! Как я переживала за тебя все эти последние месяцы! Последнюю ночь не могла спать совсем. Душа болела за тебя. Я поехала, словно сердце чуяло, что ты в больнице.  Я остановилась в общежитии у Любы. Она купила на рынке курицу для тебя. Только что сварили. Кушай и поправляйся. Береги сыночка и себя. А еще массируй грудь и сцеживай молоко.
Целую тебя.
Мама.

- Мама. Милая мама, как всегда ты мой добрый ангел-хранитель, - думала Светлана,  с аппетитом кушая лапшу с курицей.
 Она съела все до капельки, а к вечеру  набухла грудь и налилась молоком, отчего вся
рубашка стала мокрой, и молодая мамочка начала сцеживаться,  хотя это было больно и нелегко.

 А ребеночка всё не приносили, и она пошла его посмотреть  в детское отделение,  откуда из-за стеклянных дверей днем и ночью доносился крик новорожденных малышей и откуда их вывозили к матерям покормить строго по определенным часам. Она долго стояла у этих дверей,  не решаясь войти, наконец,  осмелилась и постучала. К ней вышла немолодая женщина в белом халате и маске и строго спросила:
-  Сюда нельзя. Что вам надо?
- Да мне бы на своего сыночка взглянуть. Я уже четверо суток, как родила, а мне его не приносят.
- Нельзя.  Не положено.
-  Пожалуйста, покажите, - взмолилась Светлана.

- Ну, так и быть,  как фамилия?
- Лумельская Светлана, седьмая палата.
- Хорошо, принесу сейчас. Подожди здесь, - и медсестра скрылась за стеклянной дверью.
 А Светлана с бьющимся от волнения сердцем стала ждать встречи с  сыном.
Какими  томительными и длинными  показались ей эти несколько минут ожидания.
Но вот скрипнула старая широкая дверь и показалась медсестра с белым свёртком в руках.
-  На, смотри,  своего  красавчика,  только на руки нельзя.
- А его  чем  кормят?
- Сцеженным молоком от мамочек, глюкозой, воду даем кипяченую -
 Молока у нас не хватает грудного. Младенцев очень много  – сегодня только ночью восемнадцать малышей приняли. Так что корми  своего грудью побыстрее,  а  то  он вес терять начал. Триста граммов уже потерял.
- Хорошо. Спасибо огромное, - сказала Светлана, глядя во все глаза на своего малыша. Он показался ей  самым красивым на свете – у сыночка выглядывал русый чубчик, а глаза были голубые, как небо в июльский день, точно такие, как у Сани.
-  Копия отец! Как Саня обрадуется! - подумала молодая мать, а медсестра  сказала


Рецензии
В нелегкое положение попала главная героиня: муж загулял, усложненные роды и кесарево сечение, отсутствие грудного молока... но вот приезжает мать:
"Мама. Милая мама, как всегда добрый ангел-хранитель - думала Светлана с аппетитом кушая лапшу с курицей. Она съела всё до капельки, а к вечеру набухла грудь и налилась молоком..."
И наконец - первая встреча с малышом: "Он показался ей самым красивым на свете"
Как сложится дальше судьба героини с сыном?
Читаем дальше.
С уважением,

Доротея Литвак   10.12.2014 13:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Доротея, за Ваши сердечные, добрые отклики.
С большим уважением,
Татьяна.

Татьяна Шмидт   11.12.2014 12:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.