Бабочка

       Я расскажу Вам одну историю, которая произошла со мной на острове Нью-Провиденс, что входит в содружество Багамских островов. Я ботаник, пишу книгу о любимом цветке - орхидее. Приехал на острова, потому что там - небывалое количество орхидей – около пятидесяти видов.

       Орхидея – тонкой организации душа. Ее настроение меняется согласно планетарному закону. Утром и вечером орхидея даже пахнет по-разному. А еще орхидеи как люди: одни – ванильно-притягательные души, другие - как смесь шоколада с компостной ямой. А бывают даже такие, чей запах можно почувствовать за несколько метров.

       Да и вообще все на острове живет и дышит: первобытный лес, болота, девственный океан... Живет издревле, испокон веков. Остров - почти нетронутый цивилизацией. Заросли красного дерева - вечнозеленого, с корой теплого цвета – сменяются мангровыми кустарниками, растущими в заболоченных местах. Это самые настоящие непроходимые заросли: мангровые деревья тесно сплетаются друг с другом ветвями. Местные верят, что в лесах живут духи. И теперь, после всего, что со мной там произошло, тоже верю.

       На острове я снял небольшой домик – потрепанную лачугу. Местные по-другому не живут. Первую половину дня посещал парки с орхидеями, вторую – просматривал фотоматериал, делал заметки. Темнело рано – часов в семь. И вечерами почти не выходил из дома. Поймав долгожданную волну вдохновения, навеянную тропической экзотикой, писал и писал и вскоре должен был закончить книгу.
   
       Развлечений было мало, да я их и не искал. Когда хотел отдохнуть от работы, готовил или курил трубку. В этом тропическом раю не существовало проблем и бед. И только здесь я мог закончить свою книгу.
 
       Вечерами на огонек моей хижины слетались москиты. Они облепляли окна. И даже казалось: слышно биение их маленьких крылышек о стекло.

       Однажды ранним вечером, пока москиты не успели собраться на свет моего домика, я вышел в прохладу ускользающего дня. Нежные розоватые лучи, отдавая свои краски, медленно исчезали один за другим: небо погружалось в тень. Забил трубку, присел на ступеньку веранды. И только настроился насладиться закатом и табаком, как меня больно укусила какая-то муха. «Беда не приходит одна», - подумал я, разглядев у себя над головой небольшое, явно настроенное кусаться полчище. И поспешил укрыться в доме.

       На кухне я уловил еле различимое шуршание. Из темного угла вылетела бабочка. У нее были красно-коричневые крылышки, на которых виднелись, словно нарисованные… глаза. Такой интересный рисунок крыльев, как узнал впоследствии,- у бабочки «павлиний глаз». Но о том, что она встречается на Багамских островах, я не нашел ни одного упоминания.
 
       Нежданная гостья порхала по комнате, пока не остановила свой выбор на лампадке, стоящей на письменном столе. Я не успел остановить ее. Она обожгла крылышко и, подрагивая, упала на стол.

       Я подошел поближе. Она билась в попытках взлететь. И свалилась в щель между стеной и столом. У меня что-то дрогнуло в груди: бабочка с глазами.
Весь оставшийся вечер промучился от этой мысли. И еще рука зудела от укуса. Долго не мог уснуть, и слышал, как ночная странница копошится где-то.
 
       Среди ночи резко проснулся. Странное чувство, что на меня кто-то смотрит. Лежал, вглядываясь в темноту, сердце бешено колотилось. И вдруг услышал тихий плач. Перекрестился. Зажег свечу, и увидел сидящую на столе девочку. Длинные рыжие волосы и глаза - большие, полные отчаяния и слез. Кожа бледно-розовая, почти белая. Я встал и направился к ней. Как она смотрела на меня. Какой это был взгляд. Казалось, она читает мои мысли. «Ты кто?». Она ответила непонятными звуками, звериным беспомощным плачем. И так это было пронзительно. У меня внутри все сжималось от жалости. Моя душа ревела вместе с ней. Я не понимал, откуда она взялась, и что мне теперь делать. А в глазах отражался безумный страх и бесконечное желание жить. Она молила глазами о помощи. Я говорил какие-то успокаивающие слова. Потянулся обнять ее и нащупал на спине нежные маленькие тонкие крылышки. Она спрыгнула со стола. Ножки ее подкосились, и девочка уселась на пол, облокотившись спиной о стену. Я сел рядом с ней. И взял ее за руку.  Мне показалось, что она уснула. Я тоже начал проваливаться в сон. Утром проснулся от будильника. Какой дурной сон мне приснился, и хорошо, что это был всего лишь сон.

       Но… я - на полу, около стены, а рядом… лежит бабочка, с опаленным крылышком… Она лежала бездвижно. А глаза ее смотрели на меня.

       Вечерний океан, нагретый за день, мчит свои волны к моим ногам и обдает накопившимся теплом. Он будто дышит. И я вторю его дыханию. Как хорошо на этом острове, нет ни проблем, ни бед. Лес неподалеку, такой единый, с плотно-плотно сплетенными ветвями. И каждое дуновение ветра заставляет шептать его крону. В глубине леса растет орхидея cucullata. Моя любимая орхидея. Утром она просыпается легким лимонным ароматом. А вечером благоухает цветочными духами.

       Меня все не оставлял вопрос, как мог я на Багамах встретить бабочку, которая там не водится. Как только меня покидало «орхидейное» вдохновение, принимался за изучение бабочек. Читал о них все подряд. Виды, среду обитания. И наткнулся на древние легенды: душа человека после его смерти становится бабочкой, и какое-то время еще живет на этой земле.


Рецензии
Действительно, мистика.. В таких случаях не знаешь где сон, а где явь...

Бабочки в других краях, по крайней мере, в центральной Америке, действительно замечательные, не сравнимые с европейскими: огромные, роскошной окраски.

Спасибо за интересный рассказ.

Марина Ремпель   08.10.2017 13:46     Заявить о нарушении
Благодарю!

Юлия Лощинная   08.10.2017 14:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.