Лялька. Замужество

***
Где она сделала поворот? В какой момент она сошла с тропы? Почему дорога, которая ложилась под ноги гладкой и четкой линией, превратилась в заваленную буреломом тропку, готовую скрыться из глаз. И как вернуться назад? Как найти тот перекресток, на котором она свернула «не туда»?

Лялька тряслась в пассажирском поезде «Караганда-Ленинград». Она ехала домой. И не знала, примут ли ее обратно. Нижнюю полку купейного пришлось уступить крикливой пожилой казашке. Вот и качалась Лялька в коридоре, глядя в ночное окно. Там мелькали редкие фонари. Бескрайнее белое безмолвье.

Если мама не пустит, как есть уеду в Набережные Челны, сглотнула слезы Лялька. Выглянувший из соседнего купе молодой парень, подмигнул и широко улыбнулся:
- Ты чего одна? Иди к нам!
Пряча слезы, Лялька кивнула.
- Давай, у нас еще бормотуха осталась.

Вот так, отличница, закончившая с одной четверкой Педагогический институт, отработавшая в школе неполных полгода, Лялька трясется в вагоне, и ей предлагают пить бормотуху. Как же так вышло, что она, выросшая на стихах Лермонтова, музыке Рахманинова, на закрытых театральных показах, среди Зимнего Дворца, Клодтовских коней, широты Невы и поэтических белых ночей, оказалась в этом маленьком, заброшенном Атбасаре, в одночасье став женой политрука тюремного учреждения.

А вот так. Нашли жениха и, упаковав, отправили. Да и Ляльке хотелось уйти. Освободиться от родительских жизненных правил.

Муж. Абсолютно чужой. А мог бы быть другим. Не получилось. Взбунтовавшись против Лялькиного решения выйти замуж по любви, родители отправили ее на другой конец света. В Азию. К бабке. Не глянулся матери выбор дочери. Вот и грянула тяжкая болезнь, которая по мановению волшебной палочки прошла к Лялькиному возвращению.

Второй Лялькин кавалер, курсант военного училища, был развернут с порога. Лялька начала превращаться в неудобную строптивицу. И тут возник он. Тот, кто стал мужем. Тот, кто увез Ляльку в этот снежный Казахстан, от полной разочарований работы, от навязчивых ухаживаний престарелого директора школы, от вечно недовольной хмурой матери и от виноватых улыбок отца.

Силком накачав хрупкую Ляльку спиртным и прижав к ее лицу смоченный эфиром платок, муж сделал Ляльку женщиной. Она навсегда запомнила, что значит кричать, когда тебя никто не слышит, пытаться сопротивляться, зная, что никто не заглянет даже ради любопытства, а потом лежать и смотреть сухими глазами в потолок, привыкая к мысли, что это – навсегда.

Военный городок – другая планета. Со своими правилами.

И нет ничего странного в том, что когда муж уезжал в командировки, к ней в гости захаживал комчасти. Устраиваясь на табурете в центре крохотной кухни, плотный усатый полковник, объяснял нерадивой городской девахе, что значит карьера, звездочки и всё то, на чем строится армия. Лялька, в силу своей «неопытности» никак не могла понять, чего этот старый дядька хочет. И только после того, как он, во время своего третьего визита полез к ней, попытавшись разорвать на ее груди кофточку, Лялька треснув комчасти по лысине скалкой, поняла, что ходил он сюда не политинформации читать. Комчасти обиделся неимоверно и, мгновенно ссутулившись, покинул квартирку.

А на следующий день муж устроил ей выволочку. Нет, он не ударил, но кричал так, что стены тряслись. Обвинил Ляльку в том, что она думает только о себе и совсем не заботится о карьере мужа. Что ей, жалко было старичка приласкать?!

Распахнутыми глазами Лялька смотрела на мужа, который был для нее чужее всех чужих. Вот тогда-то она впервые подумала, что уедет. И пусть настоящее имя у нее Лейла, и пусть, проклянут. Но торговать собой Лялька не будет. Мир большой, выживу.

А потом на одной из «вечеринок», ее грубо прижал в углу один из замов. Обслюнявив Ляльку пьяными губами, попытался взять прямо в коридоре, но получив коленом, сразу же растерял свой пыл. На следующее утро, к Ляльке заявилась жена того самого травмированного, и менторским тоном начала вещать, что среди офицерских жен существует такая же субординация, как и среди офицеров-мужей. Так вот она, замша, не позволит, чтобы подчиненные хихикали над ее мужем и потому Лялька сейчас же испечет пирог с яблоками и вечером придет к нему извиняться. И тогда, возможно, карьеру ее, Лялькиного мужа, еще можно будет спасти.

Муж не разговаривал с Лялькой уже месяц. Уходил каждый вечер и приходил под утро довольный, пахнущий дешевыми духами. Долго рассказывал о том, какой он уникальный сотрудник. Как важна его, политруковская работа, и как важно, чтобы жена была не просто женой, но еще и боевой подругой.
И вот тут Лялька совершила ошибку.

- Слушай, политрук, - сказала усмехаясь, - а давай сыграем. Ежели выиграешь – слова тебе не скажу. Готов?
- Ну, - проговорил опасливо.
- Ты же политрук, - Лялька уже доставала карту мира, которую супружник приволок накануне с работы. Он, вообще, много чего таскал в дом. – А покажи ты мне Японию.
- Да запросто, - хмыкнул муж и пошел шарить пальцем по Китаю.
Лялька встала за его спиной, перехватила руку и уверено повела к Японским островам.
- А вот это – Корея. А здесь – Тайвань. А вот это – Англия, а вот здесь…
Муж вырвал руку, с яростью глядя на Ляльку:
- Умная, да? Унизить захотела, да? Я тебе сейчас напомню кое-что…

Сопротивлялась Лялька яростно. Но попробуйте пробить центнеровую тушу своими сорока восьмью. К тому же, муж давно выучил всё, на что ты способна.

Утром он уехал в очередную командировку. А Лялька собрала сумку, окинула взглядом квартирку, которая всё это время сопротивлялась попыткам сделаться чуть уютнее, схватила бумажку, черкнула «Я не вернусь», прилепила к телевизору, и захлопнула за собой дверь.

Ей повезло. Поезд уходил через два часа. И места были. Забравшись на полку в купе, Лялька почти сутки не верила самой себе. Пока ее не согнала с места вновь прибывшая казашка.

Вот и качалась Лялька в коридоре. До Ленинграда оставалось совсем немного. И чем ближе был родной дом, тем больше она чувствовала себя крохотной неразумной девчонкой.

- Ты, это, подумай, - вихрастый немолодой инженер Павлик, который помог ей скоротать за разговорами остаток пути, отдал на перроне ее же сумку. – Ты приезжай, ежели чего. Нам учителя нужны. Мы через неделю отчалим. – И обнял, словно старший брат.

Такая знакомая кнопка звонка. Дверь с чуть кривоватыми цифрами «два» и «семь».

- Ты?
- Я могу уехать прямо сейчас, - две пары глаз уперлись друг в друга.
Спустя мгновение, мать опустила глаза:
- Проходи. Это же – и твой дом…

***
2014.


Рецензии
Вот это Лялька!!! Помнится, зощенковский Минька называл свою сестру Лёлищей. Вот и Ваша героиня - Лялища, а никакая не Лялька! Через многое ей пришлось пройти, прежде чем она такой стала.
А экскурсовождение этого чина по геокарте напомнило, как Броневому в "Том самом Мюнхаузене" показали, где находится Англия (не к ночи сейчас будь помянута).
- А где мы?
Ему тоже показали. Он измерил расстояние сантиметром и воскликнул: - Так это же совсем рядом!
Горжусь, Полли...даже не знаю, чем. Ну да Вы наверняка догадаетесь.

Наследный Принц   03.04.2018 18:15     Заявить о нарушении
Спасибо, принц.
История из сборника "Навеяно реальностью". И придумывать ничего не пришлось.
Тяжкая история, но в итоге, с хорошим концом. Ой, прототипу до конца еще далеко! :)) Но у нее всё сложилось очень даже не плохо!

Аполлинария Овчинникова   04.04.2018 13:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.