Раздражение от восторга

           (по поводу статьи Розанова В.В. «О картине И.Е. Репина «17-е октября 1905 года»)

          Картина Репина «зафиксировала» настроение того исторического момента – восторга, который охватил общество на следующий день после объявления манифеста гражданских свобод. Всеобщая эйфория, отраженная в картине в момент грандиозной демонстрации на Невском проспекте, подтверждается и самим Розановым: «Так было! так мы все видели!». Зачем же по этому поводу раздражаться? Однако раздражительный тон статьи В.В. Розанова «О картине И.Е. Репина...» ощущается  с первых строк. «Маньяк», «глаза в одну точку», «тупо-сосредоточенное лицо», «совершенно тупой», «быдло революции», «сумасшедший» – автор не церемонится, употребляя выражения. Почти все изображенные на картине кажутся Розанову глупыми: кричащая (то ли от возраста, то ли от революции) курсистка, туповато-хитроватый приват-доцент, дама (без мысли) с букетом, чиновник-идеалист, декадентка-старая дева, студенты, гимназисты. Автор, очевидно, раздражен их реакцией, он  явно не разделяет всеобщего восторга по поводу манифеста 17 октября, который даровал народу гражданские свободы.
         Почему Розанов отказывает в изъявлении радости этим людям? Разве вера общества в то, что принятие манифеста положит конец ужасу революции, не может сопровождаться радостью или восторгом?  Как должно реагировать общество, которое надеется на то, что в прошлое уйдут и унизительные военные поражения в русско-японской войне, и бесконечные стачки, забастовки,  бесправие и классовая ненависть архаично сословного общества? Разве ожидание прогресса не может быть встречено ликованием? 
        Конечно, нескрываемое Розановым раздражение можно объяснить реакционностью  религиозного философа. Но это слишком примитивно для фигуры такого масштаба. Его раздражение «масленицей русской революции, ее карнавалом, полным безумия, цветов, блаженства» вызвано, надо полагать, иным обстоятельством. Настроение, дух момента 1905 года, всю эту эйфорию, Розанов рассматривает как бы через линзу из совсем другого времени, когда настроение общества кардинально изменилось.
        Картина Репина в России впервые была выставлена на широкое обозрение только в 1912 году (как всегда, по идиотским цензурным соображениям) и статья Розанова, кстати, датируется 1913 годом. Это значит, что если в 1905 году в обществе еще были какие-то иллюзии по поводу прогресса, то к 1913 году от них не осталось и следа. К этому времени для многих (и для Розанова в том числе) уже ясно – ликование общества несколько лет назад выглядит совершенно неуместным, если не глупым. На горизонте показались тучи Первой мировой, протестные настроения в обществе нарастают, некомпетентность царской верхушки всем очевидна. Поэтому и реакция общества на манифест 1905 года, в 1913 году уже кажется глупейшей.  Надо отметить одну деталь – прошло всего лишь 8 лет,  а какой контраст в настроении общества! Если Репин «фиксирует» для нас атмосферу, дух момента 1905 года – эйфорию, ликование, всеобщий восторг, то раздраженный тон статьи Розанова говорит совершенно о другом – настроения в обществе 1913 года очень далеки от радужных. Общество, как доподлинно известно, будет обмануто в своих ожиданиях. Разразится мировая война, вспыхнут революция и гражданская война. Миллионы наших соотечественников покинут родину. Прототипы персонажей картины ждет незавидная судьба: студенты и гимназисты пойдут воевать, профессоров вышлют за границу...
        Как было не раздражаться Розанову, если многое из всего этого ужаса он предвидел уже тогда, в 1913 году?


Рецензии