Я помню тот Ванинский порт... Вчера была годовщина

Первое декабря 14-го года. Моя семья, как и тыщи других киян, вышла на площадь Незалежности, возмущенная избиением студентов. Сегодня ночью менты накинулись на бедных студиков, морозящих свои тощие тухесы на площади, и отбиздили пару-тройку... Бббблиииннн... Как же нас всех уже задолбала эта донецкая власть - своим жлобством, цинизмом и наглостью...
Мы дружно скандировали «онижедети!»  «банду геть!», «бандюковича геть!»,«мэра геть!» и прочую «гетьхуету», приходящую в голову по утряне в воскреснье на похмелье.

Кстати, Киеву уже давно не везло с мэрами: то круто-православный, харьковский клоун-космонавт, сбежавший в Израиль, то донбасский чувак, руливший по донецким правилам.

На площади выступали разные люди, говорили кайфово-правильные речи. Все хлопали в ладоши и по ушам, усе хотели "у Эвропу": подальше от этих козлов донецких, вместе с их презиком-зэком и его дружком - рыжим олигархом-каталой.

Не, ну, шо за народ такой украинский: то они выбирают своим пурицем пчеловода, то зека с двумя ходками. А потом удивляются, шо усе пропало...

Ладно, стоим, значится всем шоблом на площади и возмущаемся. Если честно, то стало уже трохы скушно... Да, и не жарко в общем-то.
А потом мы услышали новость, что какие-то чуваки штурмует Банковую. В Киеве, на Банковой расположен офис презика.
Люди на майдане зашебурились: кто пошел помогать тем штурмовикам, кто по хатам. Жена потянула меня домой...

Уже дома смотрел по телеку, как ошалелая толпа кидалась на «беркут». Большинство в балаклавах. Нагло так перед носами ментов размахивали цепями, жбурляли булыжниками. А хули им: было полно западных журналистов. Кто их тронет, сердешных... Потом еще притаранили откуда-то грейдер...Короче - цирк без дрота. Раньше я видел такое, лишь по телеку, в новостях за Египет и Сирию... Это ж натуральная гражданская война. Свои супротив своих...

Ну, ладно, вроде все успокоилось... Следующий раз мы были на майдане в субботу, за день, как завалили дедушку-ленина... Мне уже тогда бросилось в глаза большое количество, явно не киевлян, и явно неадекватных мужиков со специфическо-булькающим галицийским выговором.

А потом было воскресенье с Лениным. Я проезжал мимо на тачке уже после погрома, на следующий день. Зрелище удручающее... Пьедестал весь исписан, изгажен грязными надписями... Но самое печальное было то, что ментюки не вмешались, стояли себе такие, руки в боки и наблюдали за происходящим...

И еще мне, как киевлянину, было ужасно обидно за памятник. Стоял себе чувак, никому не мешал. Я с малолетства забивал здесь стрелки с телками: было очень удобно: встретились под памятником, потом через переход шли в кафешку напротив. Фарца крутилась здесь постоянно, чуть выше, мамочки сидели с колясками.

Так, нет же... Слезла с Говерлы куча обезьян в вышиванках и скинула... Это был суд Линча по-украински: накинули на мужика веревку и вздернули....

Ощущение было такое, что в твой дом вломилась стая горилл: разломала твою мебель, побила посуду, обоссала все углы, пометила свою территорию и смылась, оставив только следы грязных лап.
Мои кореша, родичи, сотрудники, абсолютно все были шокированы случившимся.
А вот мне интересно: если бы кияне, всем кагалом приехали бы в их городишки сраные и начали там крушить их памятники бандерам и гуревичам? Ой, пардон, шухевичам...

А потом пошли эти регулярные воскресные вече, с массовыми заклинаниями и хоровым пением. И обязательное бульканье: «слава гэроям». Да, какие вы, бля герои - геморрои вы херовые.
И еще, весь Крещатик был залит мочой булькающих. Со Штатов подвезли кучу биопараш, но верхом геройства было поссать около сортира, обгадить город, унизить его обитателей. Мол, смотрите, мы уже пришли, нам все здесь можно. Мы прогоним донецких и станем вашими хозяевами.

Люди на майдане из людей медленно обращались в героев непонятных спектаклей и кинофильмов. Здесь были персонажи оперы «Запорожец за Дунаем» - взрослые мужики с длинными чубами-«оселедцами» на бритой бОшке. Интересно, кем эти шлымазлы были на «гражданке»? В дурке сидели или в заброшенных скитах жили?

Или еще более колоритные «дядькы», ходившие и зимой и летом в жупанах и папахах. Как будто, напрямую вылезли из "Свадьбы в Малиновке". Все, как на подборах паны "атаманы грицианы таврические" в перемешку с "папандополами"...

А вот герои еще одного фильма, выжившие после ужасной катастрофы. Растаяли льды Антарктиды, погибло четыре четверти человечества, большая часть суши оказалась под водой. А эти выжили и живут на майдане. Правда, у них теперь три руки, голова из жопы растет и два члена (один во рту, другой, тоже не там, где ему положено быть).

Тогда это все казались скорее смешными, чем опасными... Майдан перестал мне нравиться...

Но было одно существо, которое АБАЖАЛО майдан. Это мой кобелек Винни. Похотливый карликовый пинчерок в расцвете сил. Когда я, как Миклуха-Маклай выходил на майдан изучать поведение аборигенов, Винни радостно, вприпрыжку "шлепал" рядом.

Первым делом он тянул меня к палаткам с "папандополами". От их жилищ исходили такие смешанные ароматы, что Винни, как заправский флейворист, закатив глаза, садился на попу и тихонько подвывал от кайфа...
Кто-то тащится от ароматов цветов, кто-то от парфума, Винни торчал от запаха немытых женских тел, перемешанный с остро-неуловимым ароматом блевоты и мочи, клубившимся из вигвамов активистов.

Пока Винни кайфовал я занимался изучением быта аборигенов. В результате длительных исследований, я вступил в принципиальный спор с Миклухо-Маклайем.
Этот чувак придерживался принципа единства человеческого рода. Он отвергал теории, что чёрные расы, включая австралийских аборигенов и папуасов, представляют собой переходный биологический вид от обезьяны к человеку разумному. По моим же наблюдениям, аборигены майдана были ИМЕННО переходным этапом развития от человека к обезьяне. Это было особенно заметно в повадках булькающих индивидов, не подчинявшихся общепризнанным правилам поведения: острые, животные запахи (не только изо рта), недержание мочи, неуправляемый выплеск ген, нечленнораздельная, булькающая речь. Ладно, об этом я еще напишу, когда-нибудь...

А потом было фекально-факельное шествие партии «Свобода» первого января, в день рождения их пидарчука-фюрера. Я помню свои детские ощущения, когда к нам, в пионерлагерь под Киевом привезли фильм Ромма «Обыкновенный фашизм». На нас, прямо из мрака ночи (фильмы пускали, когда уже было совсем темно) надвигались фашисты с пылающими факелами. Они, как будто бы шли прямо на нас... Вот-вот переступят через холст экрана... Если честно, то это было довольно стремное ощущения для десятилетних малолеток.

И вот я вижу этих фашиков теперь, шагающих по моему Киеву. Они его хозяева, грюкают свои чоботами по центральным улицам. Большинство молодые пацаны, они гордо несут факелы, орут свои "зигхайлеские славыукраине". Это про них Брехт писал:

Шагают бараны в ряд,
Бьют в барабаны.
Кожу для них дают
Сами бараны.

К сожалению, я замечаю среди них  фанатов киевского «Динамо». Зараза проникла и в их ряды. Теперь на стадионах вместе с бело-голубыми динамовскими флагами, окрапленными кровью участников «матча смерти», размахивают и кроваво-черными флагами ОУН.
На пути бандеровцев встают пацаны с плакатиками. Их оттаскивают в темные переулки, жестоко избивают и идут дальше. И опять менты не "втручаются"...

А потом наступило 19 января, день, когда в них самих полетели коктейли... Я был на Грушевского на следующий день, 20-го, видел тех кидальщиков.

Обратил внимание на большое количество киевской босоты (приютские, пацаны из профтехучилищ, мелкое хулиганье, которое с молоком своих отцов-люмпенов впитала ненависть к любому виду власти). Это не особых подвид. Такие есть везде. Они и являются всегда тем бесбашанным, похуистски-долбонутым авангардом, который потом или погибает или идет на зону. Таких там было процентов семьдесят. Они то и полегли на майдане в феврале...

Много взрослых мужиков, которые отлично знают свое дело. Никогда не снимают балаклав, почти не разговаривают, даже, когда чему-то обучают остальных. К таким даже подойти было страшно.
И, конечно толпа булькающих галицийских. Это идейные жлобки: жбурляют булыжники и  еще лозунги, сцуууки выкрикивать успевают.

Видел иногородних, возможно даже из стран СНГ. Находился недалеко от них, слышал "мааасковский" говорок. Видел всяких непонятных титушек. Они тоже бросали камни, бутылки. Думаю, что это тот же подвид, что и киевская босота. Ненавидят ментов во всех проявлениях. На удивление много женщин, по виду нормальных...
Кстати, заметил одну интересную мульку. Когда приезжали автобусы из Донецка, то всех приезжающих называли титушками. Когда же приезжали автобусы со Львова, то все были патриоты и активисты..

Было еще огромное количество непонятных мудакок: шизофренников и бомжей-алкоголиков, стариков и старух, по блокадному перевязанных платками. Последние приносили, хоть какую-то пользу "кидальщикам": разливали бензин по бутылкам...

20-го я был там полдня, а 21-го около двух часов. Вдохнул той заразы... Глаза начали слезиться и щипать, голова закружилась... когда сел в машину, чуть не стошнило. От греха подальше, поехал на метро.

А еще через пару дней увидел в инете фотку памятника Лобановскому: на голове красная бейсболка, очки сварщика, в руках противогаз. И весь он обмотан жовто-блакытным флагом. Бедный, Лобан...
Для меня, болелы «Динамо» с пятидесятилетним стажем, это был последний звоночек. Занавес поднялся... Нужно было шо-то делать. И я решил для себя написать обо всей этой ГНИДКОСТИ.

Здесь можно прочитать всю повесть с иллюстрациями

http://grushevskogo-3.com


Рецензии