Желанная, глава 16, последняя

                               16. Новые сюрпризы жизни


     Наталья удивилась исповеди дочери. Она считала, что в её семье царит полный порядок. И тогда Анна, плача, рассказала ей о том, как года два тому назад она вместе с другими коллегами, их жёнами и мужьями выезжали на корпоратив с пикником в сельской местности. Хозяин гостевого дома, который получил заказ по телефону, встретил их по высшему разряду. Всего было пятнадцать человек – семь пар, включая и её с мужем, и лишь пятнадцатый был мужчиной без спутницы. Это был человек лет сорока, но он не был из их коллектива, это был просто друг заведующего лабораторией, красивый и импозантный.
    Когда он подошёл к Анне и пригласил её на танец, она испытала какое-то неизъяснимое волнение. Во время танца она всё время озиралась, ища глазами Зигфрида, но его не было видно.
    - Ищете мужа? Я видел его в компании ваших сослуживцев-мужчин, они готовят какую-то шутовскую пьеску для дам.
    - Зигфрид – артист? – и Анна громко рассмеялась.
    - У вас удивительный смех, Аннхен. И вообще, вы мне очень нравитесь, очень… Могу ли я рассчитывать хоть на какую-то взаимность?
    Он слегка привлёк её к себе и поцеловал руку, лежавшую у него на плече.
    - Я думаю, что нет. Мы с Зигфридом женаты давно и никогда не расстаёмся.
    - Жаль, очень жаль. Но вы ведь позволите преподнести вам эту розу? – И он протянул ей неизвестно откуда материализовавшийся прекрасный жёлтый цветок.
    Вечерело. Становилось прохладно. Анна была в лёгком летнем платье, рассчитанном на дневную жару. От натиска незнакомца и от холода она чуть-чуть дрожала. Чтобы унять волнение, она плеснула себе полрюмки бренди и выпила одним глотком. Ей стало легче. И вдруг она увидела, что за соседним столиком сидит Зигфрид, внимательно и серьёзно наблюдая за ней.
    «Так он всё видел?» - мелькнула мысль. Она подошла к мужу и стала сбивчиво объяснять, что не ожидала некоторой фривольности от совершенно не знакомого ей человека. Зигфрид накрыл её ладонь своей:
    - Анна, мне не нужны твои объяснения, ты совершенно свободна в своих действиях.
    Своим сухим тоном он окончательно «добил» Анну в тот вечер. После этого случая она уже не могла относиться к нему, как раньше.
    Рассказав всё это матери, она сбросила тяжесть с души. Наталья дала ей следующий совет:
    - Доченька, вы с мужем очень много работаете, Зигфрид в своём госпитале, а ты у себя институте. Вы и не заметили, как Алекс пошёл в школу и закончил первый класс. Почему бы вам не взять отпуск подольше, а не на неделю, как у вас принято, и не отправиться в какую-нибудь экзотическую страну или на курорт здесь, в Европе? Я могла бы предложить вам кое-что. Я же работала гидом, связи у меня остались, бывшие коллеги позванивают. Например, есть не очень дорогой тур на Багамские острова. А можно слетать и в Японию, но это дольше и дороже. Зато на Лазурный берег с заездом в Париж будет короче. А ещё Таиланд, полёт в один конец бесплатный. Думайте! Алекса по его возвращении я беру на себя, впрочем, как всегда, к тому же у меня и помощник пока есть. Развейтесь, больше времени уделите друг другу. Запомни, Аннушка: никакой работы – только отдых и секс! Ты давно взрослая, дочь, ты знаешь, что нужно твоему мужу – так дай ему это. Не скупись – и он сторицей отплатит тебе за щедрость. Я же знаю немного Зигфрида, он благодушный. Но сейчас он настолько поглощён своей больницей, что превратился в трудоголика и уже начинает терять своё лицо. Ни в коем случае нельзя этого допустить.
    Анна всегда была умненькой девочкой и уже на следующей неделе вылетела с мужем в Нассау. С ним она была нежна – так, как в юные годы, но с учётом возрастного опыта. По ночам она поддерживала и даже поощряла самые смелые его эксперименты, так что Зигфрид вторично влюбился в неё.
    По их возвращении в Германию прошло ещё три недели и вот, упросив мать съездить с ней к доктору, Анна вышла из его кабинета сияющей.
   - Ну, что? – вскочила с места Наталья.
   - Мама, спустя девять лет я снова в положении. Вот уж не думала, не гадала.
    И она принялась высчитывать, когда появится на свет крошка и под каким знаком Зодиака. Анна почти не сомневалась, что будет девочка. Зигфриду решено было пока ничего не говорить.
    Зато каково было его удивление спустя пять месяцев, когда увидев жену обнажённой после небольшого перерыва в отношениях, он обратил внимание на её округлившийся животик. Когда его любопытство по этому поводу было удовлетворено, он расцеловал свою 26-летнюю жёнушку и очень аккуратно слился с нею, получив, как всегда, огромное удовольствие от соприкосновения с её бархатной кожей, чувственными губами и набухающей грудью. Мысль о вторичном отцовстве окрыляла его. 

    Анна, как они с Натальей и желали, родила девочку. Её назвали Одеттой, как героиню «Лебединого озера», а в семье девочку ласково называли Одди. Она была похожа на настоящую принцессу: большие голубые глаза и белокурые вьющиеся волосы. Её бабушка в детстве выглядела почти так же, если не считать цвета волос, который у Одди был от отца. Больше всех взрослых свою сестрёнку полюбил Алекс, взявший ребёнка под своё личное покровительство.
    По причине такого поворота событий переезд Натальи и Даниэля в Россию был отложен на пару лет. Пока бабушка занималась новой внучкой, Даниэль готовил почву к переезду. На семейном совете с участием всех взрослых выбор места жительства на исторической родине пал на Петербург, точнее на Парголово, поскольку родной город Натальи уж слишком был далёк и от Польши, и от Германии, куда они намеревались ездить ежегодно.
     На вполне приличный дом рядом с Шуваловским парком - с садом, террасой и всеми удобствами, но без излишеств, свойственных российским нуворишам, -  вполне хватило средств у одного Даниэля, без материальной поддержки со стороны жены. При этом домик в Гдыне продавать не пришлось: хватило «ченстоховского наследства», которое долгое время лежало в банке под процентами. Оформил же Даниэль покупку на жену, поскольку у неё, помимо германского, было и российское гражданство. 

   Как-то Наталья с Даниэлем сидели на террасе обживаемой недвижимости.
    - Да, - сказал Даниэль, - места здесь для всех хватит. Воздух чудесный, Петербург рядом, пусть приезжают хоть на всё лето.
    - Так и будет, Даниэль, так и будет.  А ты действительно полагаешь, что дети не станут тебе обузой, когда начнут сюда ездить? Ты ведь не собираешься бросать свои исторические изыскания?
    - Ну, ты ещё спрашиваешь! А для кого мы живём-то в конце концов? Летом буду откладывать свои рукописи (впрочем, они электронные) в долгий ящик процессора, до осени, а потом буду продолжать. А сейчас пойду-ка я вишен надёргаю к обеду, а то скоро Алекс прибежит из леса с грибами.
    Наталья долго с любовью глядела ему вслед. «Какое счастье, - думала она, - что мы снова обрели друг друга! И не беда, что в период осени жизни: он всё равно называет меня «желанной». А период этот  яркий, терпкий, душистый. Впрочем, как вся моя жизнь. Грех жаловаться…»


                                                         

                                                                     Октябрь – ноябрь 2014
   
   


                        
    
   
    



    


   
   


Рецензии