Фрески на стене. Часть 5. Глава 13. Сыночек

 

Глава 13. Сыночек.


С бьющимся от волнения сердцем ждала молодая мать,  этого момента, когда,  наконец,   приложит сына к своей груди. И вот в коридоре раздались плач новорожденных и стук каталки с младенцами.  Большая высокая дверь распахнулась,  и в палату вошла медсестра с  двумя  младенцами.  Она  подала ребенка соседке,  потом подошла к Светлане и положила ей на постель туго  спеленутый  белый сверточек.

 Молодая  мать оголила вымытую грудь, но ребенок никак не мог ухватить сосок и беспомощно глотал ртом воздух. Тогда сестра быстро и ловко одним движением дала ему грудь матери. Ребенок больно сдавил сосок беззубыми деснами и быстро засосал, причмокивая и захлебываясь, не успевая глотать материнское молоко. А Светлана лежала,  чуть не дыша,  и не могла налюбоваться сыном. Этот живой теплый родной комочек с этого момента  навсегда вошел в ее жизнь и стал самым близким существом.
Насосавшись, ребенок уснул, а матери хотелось посмотреть его ручки и ножки, но разворачивать малыша было нельзя.
С этого дня мальчик стал прибавлять в весе – молока у матери было малышу вволю. А сама Светлана тоже быстро пошла на поправку. Муж приходил к ней каждый день, а еще приезжала Элла и  подруга Люба. 


Выписали Светлану в  конце марта в холодный весенний ветреный день. Накануне   лечащий врач сняла ей последние швы и скобки, помазала йодом и сказала:
-  Ну вот, красавица,  шов у тебя скоро станет совсем незаметным, будешь на пляже показывать.
- Спасибо вам огромное, Мария Николаевна, за всё. Вы спасли моего ребенка.
- Работа у меня такая вас спасать, - улыбнулась доктор. – Приходи к нам еще,  годика через три, а раньше рожать нельзя, поберегись.

Как благодарна была врачу молодая мать!

 Муж приехал  на такси с  букетом  белых  роз и  подарил их не жене, а медсестре, которая подала ему ребенка. А еще отдал ей  коробку конфет и бутылку шампанского,  хотя цветы должен был подарить жене…
Светлана проглотила эту обиду на радостях, но она надолго отпечаталась в памяти.

Когда молодая женщина вышла на улицу, залитую солнечным светом,  и вдохнула свежий воздух, у нее  после месяца пребывания в больнице вдруг закружилась голова. Она чуть не упала, покачнувшись на высоких каблуках, в которых за последние месяцы  Светлана разучилась ходить.  На улице снега почти не было, лишь тонкая корочка льда покрывала  лужицы.  Пока она лежала в роддоме,  в город пришла весна.


Другой неожиданностью стал приезд тети Дуси.

-  Теперь тетка будет жить с нами – здоровье не позволяет больше жить на Севере, - сказал Александр.
 -  Что ж, это ее квартира, она хозяйка, - ответила Светлана, хотя приезду тетки не особо обрадовалась.
В машине  Саня  бережно держал сына и всё всматривался в личико малыша, слегка прикрытое  белой кружевной  простынкой. Мальчик крепко спал всю дорогу.
- Скорей  разворачивай  сына, - сказал Александр жене, когда они приехали домой.

Светлана положила ребенка на их кровать и стала разворачивать.
-  Куда кладешь? Смотри,  какую кроватку ему мать купила, показал он на детскую кроватку-манеж, застеленную белым покрывалом. Кроватка и впрямь была хороша.
К  молодым подошла пожилая худенькая женщина в темном платье с аккуратным пучком волос на затылке.
- Ну, давай знакомиться, сказала она Светлане   и  протянула сухую руку в синих прожилках вен:
-  Я Евдокия Никитична -  тетя этого молодца, прошу любить и жаловать. Не ждала меня? А я приехала, -  улыбнулась  она уголками тонких губ и добавила:
- Покормишь ребенка,   и  идите обедать, я сегодня котлеты на обед  пожарила  и  гречку на гарнир  сварила. А вообще вы отдельно будете питаться – мне одной немного надо, а у вас теперь семья.

После этих слов Светлана почувствовала себя скованно и неловко. Она была не хозяйка здесь в этой чужой квартире.
Вечером они с Саней первый раз купали сына. Он показался юной матери таким маленьким и худеньким,  с пупочком измазанным зеленкой.
- Ничего, Алешка у меня  богатырь будет! – смеялся отец, поливая ребенка теплой водой. – Смотри,  тетка, какой красавец – весь в меня! – хвастался он.
- Да не больно-то хвались – сглазишь   пацаненка. Вырасти еще, - отвечала тетка,  поджимая губы. А Светлана ничего не сказала,  завернула сына в мягкое махровое полотенце и унесла в спальню. Она вообще не знала, как говорить с этой женщиной, слишком уж она была строгой и суровой и характером напоминала свекровь, которая теперь приезжала  к ним часто.

 И потянулись дни, похожие один на другой, как близнецы – братья, а за окном была весна: и солнце светило всё ярче и сильнее, снова отогревая сибирскую холодную землю.
 А Светлана была полна   новыми  материнскими заботами,  и мужу порой не хватало ее внимания и ласки. Как-то ночью,   спустя   дней  десять Светлана почувствовала на своем лоне  руку  мужа и вздрогнула, она совсем отвыкла от близости с ним.

- Нельзя, Саня, понимаешь? Рано еще. Потерпи  месяца полтора, - сказала ему жена, легонько отстраняясь от жарких  объятий  мужа, а  он  весь пылал, прижимаясь к ней горячим мускулистым  телом.

Александр  встал  недовольный, лениво поковырялся  в  омлете, выпил кофе  и уехал в институт, а вечером вернулся поздно и слегка навеселе.  Жена  не стала его ни о чем расспрашивать – не хотела ссоры. Светлана всецело поглощена была ребенком. А муж относился к своим отцовским обязанностям прохладно.  Он сладко спал ночью,  а услышав  крик малыша, поворачивался  на другой бок и прикрывался  подушкой.
Светлана потихоньку вставала, меняла пеленки и кормила  подолгу сына, а Александр спал.
 Утром тетка   недовольно шипела, выговаривала  Светлане на кухне:
- Почему он у тебя не спит?  Спать не даете. Опять всю ночь не спала, промучилась.
И это было неправдой –  тетка  спала в зале,  и   сквозь  неплотно прикрытую дверь   был слышен ее храп. Светлана ничего не отвечала  Евдокии Никитичне, проглатывая очередную обиду  –  ведь  тетка  была хозяйкой  квартиры, в которой они жили. Обид накапливалось немало: тетка пилила ее  за каждый не вымытый стакан  или  пролитую каплю молока  на клеенку.  Ее раздражали  плач малыша, неубранная  вовремя постель, сохнущие  в ванной пеленки и запах детских  какащек.

И в теплые дни, чтобы не слушать ворчанье тетки,  молодая мать уходила гулять с малышом в уютный дворик или парк. Сынок сразу  засыпал  на улице  в   коляске, купленной на деньги, присланные матерью. Светлана прогуливалась по дорожкам парка, вдыхала  свежий  воздух и наслаждалась  весенним теплом,  а на душе почему-то было неспокойно.

 


Рецензии
Одна проблема сменяет другую. Светлана с ребенком выписалась из больницы, а дома - хозяйка, тётя Александра, которая вернулась с севера. И по каждому поводу - упреки и недовольство в адрес Светланы и ребенка:
"- Почему он у тебя не спит? Спать не даёте. Опять всю ночь не спала, промучилась".
А как же быть Светлане? Мать далеко, идти с малышом некуда. Даже пожаловаться некому!
Муж хоть рядом, но по всему видно - не поймёт. У него на уме другое.
Положению Светланы не позавидуешь!
Читаем дальше.
С уважением,

Доротея Литвак   11.12.2014 18:40     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Доротея, за Ваш отклик.
Сегодня очень занята.
УДАЧИ ВАМ!
Татьяна.

Татьяна Шмидт   12.12.2014 13:41   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.