00 Семь поколений - Предисловие

Наша жизнь спокойно и размеренно движется вперёд.
Считается, что у каждого человека она начинается в момент появления на этом свете с первым его криком. Но это неверно. Всего за девять месяцев до моего рождения в моей жизни произошло очень Важное событие. Одна из многих клеток моей мамы дождалась встречи с единственной из миллиардов клеток моего отца, которая в труднейшей гонке опередила всех своих соперников. Таким образом микроскопические частички родителей, слившись в единое целое именно мне подарили единственную и неповторимую Жизнь! Это и есть День Моего Рождения в огромном, прекрасном Мире!
Однако если мы мысленно взглянем ещё глубже, то окажется, и зарождение моего организма не начало моей Жизни. Первоначально между отцом и мамой пробежала Божья искра любви, которая и проросла Душой полной любви в моём организме, которая и стала моим «я». А чтобы каждый из нас появился на свет, влившись в длинный Путь своего рода-племени, помимо отца и матери на нас положили свои жизни многие поколения наших предков и древних пращуров, о которых в большинстве своём мы ничего не знаем. Кто они? Чем занимались? Как прожили свои жизни? Сколько оставили потомков? Однако бесспорно знаем – они были!

Мой родной и горячо любимый дед Василий пытался в своих рассказах поведать мне историю нашего Рода, но у восьми-девятилетнего мальчишки другое было на уме. Сейчас, когда я уже сам прадед, слегка досадую, что невнимательно слушал воспоминания деда. Бывало, на пастьбе выгонит дед стадо на обширную поляну, а сам сядет на опушке под раскидистой елью, вытянет ноги, прислонившись спиной к вековому стволу, наблюдает за скотиной и начинает неспешный рассказ. Я был нормальным, непоседливым мальчишкой с широким кругом интересов. То стрекоза пролетит, или трудяга-шмель облюбует неведомый цветочек. Естественно, мне хочется увидеть эти чудеса поближе. Слушал в пол-уха, отвлекаясь на окружающий мир. Дед был мудрым. Никогда не останавливал моих перемещений и не заставлял слушать сидя неподвижно. Просто рассказывал, как бы сам себе в медленном раздумье. Поэтому то, что я слышал, само собой, добровольно укладывалось в мою память. Иной раз мне надоедала монотонность речи, или тема рассказа была не очень интересной, я отвлекался. Медленно заходил за ствол вне зоны видимости деда. Видя, что он не заметил моего исчезновения, я убегал на значительные расстояния. То углублюсь в наблюдение за жизнью муравьёв. Или увлекусь спасением головастиков из луж пересыхающего ручья. Потом, через продолжительное время, крадучись подбираюсь к деду, а он, не заметив моего отсутствия, всё также неторопливо продолжал свои воспоминания.
Так же невнимательно я слушал и бабушку.
И мама моя иногда начинала рассказывать о своей жизни, но видя отсутствие моего должного интереса, закругляла свои воспоминания.
Только сейчас я могу оценить кладезь мудрости, который пролетел мимо моих ушей! Но даже те малые крохи, что остались в моей памяти, спустя много лет достойны моего осмысления.
В подобном невнимании я не исключение. И сам дед Василий с сожалением говорил, что не выслушал собственного деда Галактиона перед смертью, сославшись на неотложность хлопот по хозяйству. И моя мама корила себя за то что, когда будучи в городе детства Торжке предпочла общение со школьными подружками разговорам с мамой. А жить ей оставалось полгода… Теперь этого ничем не восполнить!
Из этого я понял главное – если ради памяти близких, дорогих мне людей не изложить всё, что я помню на бумаге, это перестанет существовать с моим уходом, который уже не так и далеко.
А написанное повествование поможет продлить жизнь моего рода в памяти, пусть не широкого читателя, так хоть среди интересующихся потомков.
Я понимаю, что это только шанс, потому что, в современной жизни не очень многих людей интересует собственная-то история. Чужая и подавно. И отношение к чтению разное. Так один юный отпрыск с ноткой гордости заявил: «Я вообще ничего не читаю!» Нашёл, чем гордиться! Но это его право. Заставлять или убеждать его читать даже и пытаться не стоит. Но может быть, повзрослев и подняв свой интеллект, он сумеет ощутить счастье общения с людьми через чтение, которое не имеет барьеров, ни языка, ни идеологии, ни Времени!

Задумав написать документальную повесть, пришёл к выводу, что не получится. Слишком разрозненные куски информации. Чтобы как-то объединить в нечто целостное, пришлось домысливать пути упорядочения фрагментов, исходя из собственных впечатлений и сложившегося представления о личностях, с кем мне самому пришлось встречаться, или о которых я слышал от родственников. Но самостоятельно выдумывать эпизоды, о которых я не слышал и не имею понятия, не рискую, чтобы никого не вводить в заблуждение. Поэтому повествование получилось неравномерным чередованием эпизодов, то изобилующим деталями фрагментов, то схематичным обозначением течения разных событий. В основу начала повести положены рассказы моего деда, который был неутомимым оптимистом и рассказчиком. Односельчане беззлобно прозвали его Свистуном, только потому, что однажды он сообщил им, как ему довелось на Пасху дважды христосоваться с самим царём Николаем Вторым. Не поверили! И я тоже! Каково же было моё удивление, когда много лет спустя в интернете я увидел оцифрованную дореволюционную кинохронику, где Николай Второй действительно на Пасху традиционно христосовался с придворными, включая челядь и солдат. С таким же недоверием воспринималась информация, когда дед Василий называл себя Георгиевским кавалером ещё и награждённым в первую мировую войну медалью "За храбрость", которая подтвердилась опять же из опубликованных списков Георгиевских кавалеров в интернете. Оказалось, дед говорил правду!
Рассказы его светились добром, мягким восторгом и иронией. Он старательно избегал извращённой чернухи, потому как один из его любимых принципов звучал так:
«Дурной пример добру не учит!»
Постараюсь выдержать моё повествование в том же ключе!
Потом, плавно и в меньшем объёме, к этой картине присоединились воспоминания бабушки, отца, мамы и других родственников.
В завершении собственные впечатления о случившихся событиях моей жизни, которая выпала на сумбурный период истории моей Родины, когда мне, не меняя места жительства, пришлось пожить во стольких, непохожих государствах – уму непостижимо!

Приступая к повествованию, прошу у Бога Любви к людям, с которыми мне пришлось встретиться на жизненном пути. Разума, чтобы не улететь в бестолковые и бесплотные фантазии. И силы, чтобы преодолеть природную лень!


Рецензии
Александр!
Предисловие оригинальное, зовущее к продолжению чтения, что я с удовольствием и сделаю. Очень понравился первый абзац в целом и, в частности, аргумент о Дне рождении за девять месяцев до фактического появления на свет. Очень интересная находка!
То, что ты сумел написать историю своей семьи, заслуживает похвалы, и твои дети, внуки, правнуки и т.д. будут тебе очень благодарны. А если они продолжат твои записки, то это будет уже настоящая сага, история поколений.

Я тоже написал о своих корнях, но не для публикации, а только для близких родных. К сожалению, занялся этим слишком поздно. Шли 80-е годы, у меня уже были внуки, и не хотелось, чтобы они выросли ничего не знающими о своих корнях. Я сознавал, что чем дальше удаляется то время, в котором жили наши предки, тем труднее будет докопаться до истины. Положение усугублялось тем, что почти все хранители семейных преданий и тайн в нашей семье к тому времени уже ушли из жизни. Умерли обе бабушки, которые могли бы многое рассказать каждая о своих корнях. А оба деда почили в Бозе еще до моего рождения. Семейных бумаг, документов, писем не осталось и из-за пожара, и из-за войны, да и хранить их мы не умели. Но, слава Богу, были еще живы моя мама, ее брат, сестра отца. К ним я и обратился с расспросами. Тогда, фактически, и было положено начало моей работы над родословной. Работал я над нею долго, кое-какие сведения о своих предках нашел в архивах, но белых пятен осталось много, а потому не всё в работе было изложено с использованием достоверных фактов и материалов, кое-что пришлось домысливать, излагать на основе догадок и предположений.

А мой прадед отставной унтер-офицер 107 Троицкого пехотного полка был награжден медалью "За усердие". За что, выяснить не удалось.

На "Прозе" я опубликовал две статьи - "О родословной" и "Как составить свою родословную". Будет желание, познакомься.

Дружески жму твою руку.
С уважением -

Вадим Прохоркин   14.06.2018 22:32     Заявить о нарушении
Дорогой Вадим, доброе утро!
Мы с тобой находимся абсолютно в одинаковом положении.
Перед нами не белое пятно, а белая Вселенная! В ней сквозь туман субъективных мнений просматриваются маленькие пятнышки реальной информации с микроскопическими вкраплениями документально подкреплённых фактов. Соединить это во что-то цельное и стройное невозможно, но делать нужно. Иначе и мгновение нашей жизни со всеми знаниями, которые стали доступны нам тоже канут в пелену безвестности.
Мне повезло, что судьба подарила моих деда с бабушкой, которые без назидательности рассказывали мне притчи, сказки и были из их жизни, что и осело в моей памяти. Слава Богу, что со временем я понял ценность этого общения и размышления привели меня к мемуарам, чем я и занимаюсь.
Время от времени на "горизонте" моих исследований возникали "доброжелательные помощники", которые предлагали часть исследований взять на себя за некую малую сумму, мотивируя своим доступом в разные архивы и возможностью найти подлинные документы моей родословной. После первого же знакомства с началом их исследования, я со смехом узнал, что я княжеского рода, через фамилию Романов дальний родственник самого царя Николая Второго и в древности чуть ли не родственник Александра Невского...
Очень обиделись, когда я отказался заказать "подлинные копии" документов моей знатности, но за которые я должен заплатить весьма "круглую сумму".
С удовольствием познакомлюсь с твоим опытом написания родословной.
Желаю тебе успехов и терпения в твоём благородном деле.

Обнимаю,

Александр Алексеевич Кочевник   15.06.2018 07:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.