На зорьке

Последние капли молока скатываются с пленки, закрывавшей лесную полосу того берега озера. Другие, искрясь в лучах поднимающегося солнца, отрываясь с мокрых веточек ольхи, громко падают в еще спящую воду, пугая стайки мальков.

Прохладный ветерок, разгоняющий последние пятна тумана, вспомнив о чем-то, побежал в обратную сторону, подгоняя сухие горчичные лодочки в дальний путь. И ольха, закачала им на прощание ветками, шелестя: «Прощай, прощай».

Поеживаясь, нахожу на воде покачивающиеся серые пятна чучел. Они так же как и я, не сводят глаз с того берега, провожая плывущую к нему сухую листву, паутинки, несущиеся над водой. 

Луч, касающийся моих глаз, лба и виска, приятно массирует своим теплом мою кожу. Прикрыв веки, подставляю ему все лицо, и тяну про себя заунывную песню ветра: у-у-у-у, у-у-у-у-у. А вместе с ней и усталость сливается с моих плеч, захватывая с собой дрожь в мышцах ног. Удобно вытягиваю их по траве, расслабив спину. Подбородок, устав от тяжести, умостился на открытом воротнике куртки и отдыхает.

Как хорошо. Лежу на песке и, щурясь, смотрю сквозь солнечные лучи, слепящие глаза, на берег моря. Дети громко кричат, плещутся в воде, что тебя еще больше и больше успокаивает и хочется спать. Но тут же вновь открываю глаза от громкого крика, и смотрю на воду. Это малыши. Их радость бьет брызгами воды, доставая каплями меня. Так хочется крикнуть им, чтобы не так громко кричали, и дали мне отдохнуть. А им все равно, хоть, сколько кричи, они тебя не слышат. Ну и ладно, вздыхаю я, и закрываю веки.

- Ха-ха-ха, - издеваясь, кто-то все громче и громче смеется, опрыскивая мое лицо, руки прохладной водой.

- Надоели! – кричу ему и поднимаюсь с песка.

Сильные хлопки крыльев поднимающихся уток, и слепящие с воды солнечные зайчики, разгоняют сон. Зачерпнув в ладони воды, умываю лицо, и ее прохлада разбуркивает меня. Пригибаюсь от нарастающего шума пролетающей надо мной стаи уток, и – смеюсь. Поохотился, называется, на утренней зорьке. Весь рассвет всматривался в туман, стараясь услышать хоть слабое кряканье невесть откуда приплывшего ко мне чирка. А как растаял туман, уснул.

Сделав последний круг, стая уток пошла на поля, кормиться. А потом, наверное, пойдет на теплый юг, где нет снега и мороза.

До свидания!   
 


Рецензии
Убивает не топор, а тот, кто им замахивается!

Олег Рыбаченко   15.08.2017 10:56     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.