Как здоровье английской королевы?

                       Мне представляется, что жизнь  –
                    это единый неразрывный день, в котором прошлое,
                    настоящее и будущее связаны прочными нитями.
                           Н. М. Харламов  «Трудная миссия».

     Адмирал Харламов Николай Михайлович жил тремя этажами выше в доме на Крымском Валу. Этот дом и сейчас примечателен москвичам своим цоколем, отделанным   великолепным  тёмно-коричневым гранитом.  К тому времени адмирал по возрасту ушёл в отставку, но продолжал весьма активную общественную деятельность.  Моего тестя Николая Васильевича  с адмиралом связывала  долголетняя совместная служба, а в последние годы – дружеские соседские отношения.

     Как-то  тесть принёс с работы небольшую книжку с интригующим названием «Реквием каравану PQ-17». Чудовищная трагедия в истории Второй мировой войны, виновником который был  Дадли Паунд, глава Королевского флота Великобритании, отдавший приказ: – «Конвою охранения – рассеяться!». Большая часть судов каравана союзников, шедших с военным грузом в Архангельск, была потоплена немецкими подводными лодками. И я снова и снова возвращался к жутким  картинам «как со стоном умирали транспорты, а на их палубах танки и паровозы, словно обезумев, расшибали грузовые контейнеры». В книге несколько раз упоминался военно-морской атташе при посольстве СССР в Великобритании   контр-адмирал Харламов.

     Автор романа Валентин Саввич Пикуль, бывший юнга Северного флота, назвал его «Документальной трагедией». Спросил тестя, – почему роман не столь известен,  как того заслуживает?   Он, как бы между прочим, заметил, –  исторический роман всегда современен, но, к сожалению, бывает не в угоду дня. Что он имел в виду, я понял когда стал свидетелем интереснейшего разговора.

     Однажды, придя с работы, ещё в прихожей услышал  доносящийся из гостиной басовитый голос, который волнами растекался и заполнял все уголки квартиры. Заглянув в гостиную, увидел  адмирала и тестя сидящими за столом, на котором стояла объёмистая  бутылка коньяка. Увлечённые разговором, они почти не заметили моего появления.

     – Я несколько раз обращался с рапортом о переводе на  действующий флот, – продолжал адмирал. Осенью сорок третьего  посла Майского и меня вызвали в Москву. Готовлю отчёт о работе миссии. Меня сильно беспокоит прошлогодний разговор с Паундом.  Погорячился, сказав этому старому, хитрому барсуку: – «Союзники так не поступают!». Из-за его приказа на дно Баренцева моря ушло вооружение для целой армии, – помнишь, Николай Васильевич, – так  необходимого нам в решающем сражении под Сталинградом.  Но, как расценят этот разговор в Ставке? Ведь атташе не должен вмешиваться  в дела посольства.

     Вот с таким настроением покидал Лондон. Попрощался со своей Анной Антоновной. Подержал на руках Коленьку. Сказал Танюшке, чтобы слушалась маму.

     По приезду в Москву остановился в гостинице. Майский получил назначение – стал заместителем наркома иностранных дел. В тот вечер я должен был с ним встретиться, но меня неожиданно вызвали в секретариат Сталина. Пока ждал машину, позвонил Ворошилов. Он  знал  меня ещё по Севастополю, когда я командовал крейсером «Ворошилов».
     – Товарищ Маршал, не могу  прибыть. Меня к Сталину вызывают.
     – А..., – протянул Климент Ефремович, и в трубке сразу же раздались короткие гудки.  Это озадачило.

     ЭМКа остановилась у Спасской башни. Умытая  дождём брусчатка, зубчатые стены Кремля и голубое небо.   Увижу ли я это снова?

     Поскрёбышев (секретарь) проводил в кабинет. Сталин кивком ответил на мое приветствие. Медленно расхаживал вдоль стола. Тягостное молчание. Подошёл ко мне и с густым  грузинским акцентом произнёс: 
     – А как  здоровье английской королевы?
     Дорогой Николай Васильевич, что я ответил, не могу вспомнить, и по сей день. Сталин усмехнулся. Жестом указал на стул.  Раскурил трубку. А я почувствовал себя  капитаном, сумевшим во время шторма  «выбросить корабль на берег».
    – Вот что, товарищ Харламов, сейчас мы не можем удовлетворить вашу просьбу о переводе на действующий флот.  Мы отозвали посла, и одновременный отзыв главы военной миссии будет неправильно понят союзниками. Придется вам еще поработать на этом посту. 
     – В Англии много сторонников второго фронта. Главный противник - Черчилль.
     – Как Черчилль ни брыкается, рано или поздно он вынужден будет открыть второй фронт во Франции. Ваша задача – ускорить это дело.
     Разговаривали с четверть часа. Сталин вышел из-за стола:
     – Советское Правительство присвоило вам звание вице-адмирала.
     А вот погоны мне вручили только через год, после открытия второго фронта, точнее – после первого десанта союзников в Нормандии.

     Николай Михайлович был прекрасным рассказчиком. Его баритон, временами оттягивающий  в басы, и безупречная дикция завораживали.
     В гостиной  напольные часы пробили «склянки».   
     Адмирал поднялся. Да простит читатель за романтику, в этот момент он казался  капитаном,  стоящим на мостике  этакого непотопляемого и  вездесущего  рейдера.
     Провожая гостя, тесть кивнул в мою сторону, – тут интересуются, отчего   роман Пикуля малоизвестен?
     На что Николай Михайлович, с профессиональным изяществом дипломата, ответил:
     – Молодой человек, а как Вы считаете, – всё ли «спокойно в датском королевстве»?
                                                                                              
     Прошли годы. Тревожное предчувствие не обманывало мэтра российской дипломатии. Вскоре в Россию пожаловала «Наша подружка»*, и в холодные воды Атлантики, эту извечную колыбели всех флотов мира, продолжая «трудную миссию», вышел  большой противолодочный корабль «Адмирал Харламов».


 __________
     * Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании,  считавшая    своим кумиром   во внешней политике Уинстона Черчилля

                                        Виктор Хромов
                                                      
                                                Декабрь 2014 г

                                                


   

 


Рецензии
Здравствуйте, Виктор! Я хочу поблагодарить вас за столь хорошее произведение! Вы уделяете большое внимание деталям, что придаёт рассказу невероятный интерес. Читал с удовольствием.

Дмитрий Дариуш   29.05.2017 09:07     Заявить о нарушении
Спасибо, Дмитрий!
Чем больше произведение отлёживается, тем больше в нём появляется деталей.
С уважением и пожеланием творческих успехов,
Ваш Алёнкин

Виктор Алёнкин   29.05.2017 13:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.