Как здоровье английской королевы?

                       Мне представляется, что жизнь  –
                    это единый неразрывный день, в котором прошлое,
                    настоящее и будущее связаны прочными нитями.
                           Н. М. Харламов  «Трудная миссия».

     Адмирал Харламов Николай Михайлович жил тремя этажами выше в доме на Крымском Валу. Этот дом и сейчас примечателен москвичам своим цоколем, отделанным   великолепным  тёмно-коричневым гранитом.  К тому времени адмирал по возрасту ушёл в отставку, но продолжал весьма активную общественную деятельность.  Моего тестя Николая Васильевича  с адмиралом связывала  долголетняя совместная служба, а в последние годы – дружеские соседские отношения.

     Как-то  тесть принёс с работы небольшую книжку с интригующим названием «Реквием каравану PQ-17». Чудовищная трагедия в истории Второй мировой войны, виновником который был  Дадли Паунд, глава Королевского флота Великобритании, отдавший приказ: – «Конвою охранения – рассеяться!». Большая часть судов каравана союзников, шедших с военным грузом в Архангельск, была потоплена немецкими подводными лодками. И я снова и снова возвращался к жутким  картинам «как со стоном умирали транспорты, а на их палубах танки и паровозы, словно обезумев, расшибали грузовые контейнеры». В книге несколько раз упоминался военно-морской атташе при посольстве СССР в Великобритании   контр-адмирал Харламов.

     Автор романа Валентин Саввич Пикуль, бывший юнга Северного флота, назвал его «Документальной трагедией». Спросил тестя, – почему роман не столь известен,  как того заслуживает?   Он, как бы, между прочим, заметил, –  исторический роман всегда современен, но, к сожалению, бывает не в угоду дня. Что он имел в виду, я понял когда стал свидетелем интереснейшего разговора.

     Однажды, придя с работы, ещё в прихожей услышал  доносящийся из гостиной басовитый голос, который волнами растекался и заполнял все уголки квартиры. Заглянув в гостиную, увидел  адмирала и тестя сидящими за столом, на котором стояла объёмистая  бутылка коньяка. Увлечённые разговором, они почти не заметили моего появления.

     – Я несколько раз обращался с рапортом о переводе на  действующий флот, – продолжал адмирал. Осенью сорок третьего  посла Майского и меня вызвали в Москву. Готовлю отчёт о работе миссии. Меня сильно беспокоит прошлогодний разговор с Паундом.  Погорячился, сказав этому старому, хитрому барсуку: – «Союзники так не поступают!». Из-за его приказа на дно Баренцева моря ушло вооружение для целой армии, – помнишь, Николай Васильевич, – так  необходимого нам в решающем сражении под Сталинградом.  Но, как расценят этот разговор в Ставке? Ведь атташе не должен вмешиваться  в дела посольства.

     Вот с таким настроением покидал Лондон. Попрощался со своей Анной Антоновной. Подержал на руках Коленьку. Сказал Танюшке, чтобы слушалась маму.

     По приезду в Москву остановился в гостинице. Майский получил назначение – стал заместителем наркома иностранных дел. В тот вечер я должен был с ним встретиться, но меня неожиданно вызвали в секретариат Сталина. Пока ждал машину, позвонил Ворошилов. Он  знал  меня ещё по Севастополю, когда я командовал крейсером «Ворошилов».
     – Товарищ Маршал, не могу  прибыть. Меня к Сталину вызывают.
     – А..., – протянул Климент Ефремович, и в трубке сразу же раздались короткие гудки.  Это озадачило.

     ЭМКа остановилась у Спасской башни. Умытая  дождём брусчатка, зубчатые стены Кремля и голубое небо. Увижу ли я это снова?

     Поскрёбышев (секретарь) проводил в кабинет. Сталин кивком ответил на мое приветствие. Медленно расхаживал вдоль стола. Тягостное молчание. Подошёл ко мне и с густым  грузинским акцентом произнёс: 
     – А как  здоровье английской королевы?
     Дорогой Николай Васильевич, что я ответил, не могу вспомнить, и по сей день. Сталин усмехнулся. Жестом указал на стул.  Раскурил трубку. А я почувствовал себя  капитаном, сумевшим во время шторма  «выбросить корабль на берег».
    – Вот что, товарищ Харламов, сейчас мы не можем удовлетворить вашу просьбу о переводе на действующий флот.  Мы отозвали посла, и одновременный отзыв главы военной миссии будет неправильно понят союзниками. Придется вам еще поработать на этом посту. 
     – В Англии много сторонников второго фронта. Главный противник – Черчилль.
     – Как Черчилль ни брыкается, рано или поздно он вынужден будет открыть второй фронт во Франции. Ваша задача – ускорить это дело.
     Разговаривали с четверть часа. Сталин вышел из-за стола:
     – Советское Правительство присвоило вам звание вице-адмирала.
     А вот погоны мне вручили только через год, после открытия второго фронта, точнее – после первого десанта союзников в Нормандии.

     Николай Михайлович был прекрасным рассказчиком. Его баритон, временами оттягивающий  в басы, и безупречная дикция завораживали.
     В гостиной  напольные часы пробили «склянки».   
     Адмирал поднялся. Да простит читатель за романтику, в этот момент он казался  капитаном,  стоящим на мостике  этакого непотопляемого и  вездесущего  рейдера.
     Провожая гостя, тесть кивнул в мою сторону, – тут интересуются, отчего   роман Пикуля малоизвестен?
     На что Николай Михайлович, с профессиональным изяществом дипломата, ответил:
     – Молодой человек, а как Вы считаете, – всё ли «спокойно в датском королевстве»?
                                                                                              
     Прошли годы. Тревожное предчувствие не обманывало мэтра российской дипломатии. Вскоре в Россию пожаловала «Наша подружка»*, и в холодные воды Атлантики, эту извечную колыбели всех флотов мира, продолжая «трудную миссию», вышел  большой противолодочный корабль «Адмирал Харламов».


 __________
     * Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании,  считавшая    своим кумиром   во внешней политике Уинстона Черчилля

                                    
                                                      
                                                Декабрь 2014 г


 


Рецензии
Всегда интересно прочитать такое, о чем нет упоминаний в литературе, истории и документальных материалах. Конечно же читала Валентина Пикуля, но Ваша работа, Виктор, это еще один кирпичик в историю тех событий.
А англичане продолжают прежнюю стратегию...
С уважением,

Надежда Мирошникова   30.06.2018 22:52     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Надежда, за Вашу оценку и, поверьте, от Вас её получить для меня особая честь.
Искренне рад, что доставил Вам определённого рода некоторое удовольствие.
Этой весной (я приверженец того,что случайностей не бывает)была встреча с одним адмиралом, который на 20 лет меня старше. Харламова он отлично знал и хвалил меня, приговаривая, — человек жив, пока о нЁм помнят.

Кланяюсь Вам. Благополучия и творческих успехов.
Ваш Аленкин

Виктор Алёнкин   30.06.2018 21:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.