Диверсантка- из серии правдивые военные байки

ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ПРОЗА СОВЕТСКИХ ВРЕМЁН.


Рассказ  подполковника   в отставке Папсуева  Михаила  Дмитриевича , бывшего  заместителя  командира войсковой части 11291 по политической части.

Шестидесятые годы прошлого века...

.....................
В каждом зенитном ракетном полку системы С-25 Первой Армии ПВО Особого  Назначения  стояли на боевом дежурстве несколько  боевых ракет.

Ракеты лежали на подъёмниках пусковых установок, готовые к немедленному подъёму в вертикальное положение и установке на пусковой стол.

Готовность личного состава дежурной смены была очень высокая. В любое время суток при любой погоде через 2 (две !) минуты после объявления тревоги должен начаться подъём ракеты на пусковой стол.

Поэтому зимой ночью солдат  «с постели» хватал и быстроодевал брюки, прыгал в стоящие рядом валенки, на голенищах которых висели портянки, которые не надо было наматывать на ноги, хватал карабин и бежал к пусковой установке.

Куртку, противогаз и другую амуницию солдатам к пусковой установке нёс командир отделения – сержант.
( Через определённое время дежурные  ракеты перепроверялись на техническую пригодность  на ракетной базе. Увезённые  на перепроверку ракеты заменялась другими , привезёнными с ракетной базы).

В силу огромной секретности все перевозки ракет проводились только ночью.
 В одну из летних коротких ночей  проводились такие перевозки. Привезти и поставить на дежурство ракеты с базы успели, а отвезти на проверку ракеты (снятые с дежурства)  не успели – застал рассвет.

Было принято решение отвезти на базу снятые с дежурства ракеты следующей ночью.
Около десяти часов капитан - оперуполномоченный КГБ решил проверить, как организована охрана снятых  с  дежурства ракет. Не проник  бы, помилуй Бог, какой-нибудь диверсант.

Капитан-оперативник был человеком весьма бдительным. Благодаря его бдительности получил строгое дисциплинарное взыскание заместитель командира дивизиона по технической части. У группы технического обслуживания дивизиона рядом с КП было небольшое болотце. Зампотех, будучи заядлым рыбаком, решил на этом месте сделать хороший водоём.

Благо, и было чем – для очисткти обледенелых дорог  на стартовой позиции в дивизионе был мощный бульдозер на шасси трактора С-80. Зампотех запустил бульдозер в болото, где он благополучно увяз так, что сам вылезти не мог.

Зампотех расстроился, но не очень. Рядом с дивизионом на полях соседнего совхоза трудился трактор С-80. Зампотех взял из дома бутылку водки, торжественно вручил её трактористу , и уговорил помочь вытащить бульдозер.

На КПП дивизиона зампотех за рычаги совхозного трактора посадил солдата, и благополучно вытащил бульдозер из болота.

«Соглядатаи» оперативника мигом мигом доложили ему о происшествии. Доклад резво достиг оперативного отдела корпуса ПВО 1 Армии ПВО.
Но во всей цепи докладов никто не сказал, что за рычагами совхозного трактора в период его пребывния на стартовой позиции сидел солдат. А не «постороннее лицо».

Поэтому к вечеру в полк пришла кодограмма , где было сказано, что за грубое нарушение режима секретности зампотеху ракетного дивизиона объявлялось строгое дисциплинарное взыскание.

Но строительство водоёма было всё-таки благополучно завершено – были окультурены берега, настелены защитные мостки, из брусьев была сделана обрештовка, на которой красовались выстиранные благородные солдатские штаны.
Но самое важное, что через год в водоёме расплодилось множество карасей, ну прям как крупы в супе.Карасей ловили крючками, мордами, сделанными солдатами из прутьев и даже сачками, сделанными из солдатских маек.

На одном из учений командир полка спрашивает дивизионного телефониста:
- Где командир дивизиона?
Ответ: - На водоёме.
- Что он там делает?
Рыбу ловит.
- Поймал?
-Да, поймал ДВЕ.
- Большие?
- Да, большие. Одна с палец, а другая чуть поменьше…

Такой «чуть поменьше» зампотех наловил поведра. Благо водоём был в десяти метрах от КП дивизиона.
Начальник ГТО (группа техобслуживания дивизиона) сварил отличную уху. Хоть она слегка и припахивала соляркой, т.к. рядом был парк специальных подвижных средств. К сожалению, российские военные никогда не думали об экологии окружающей среды, и рыба была немного пропитана этой экологией…
Командир дивизиона принял командирское решение – уху варить и впредь. Для этого рыбу ловить зампотеху, уху варить начальнику ГТО. Замполиту в тревожном чемодане иметь перец, соль и лавровый лист. А начальнику штаба иметь картошку и лук.

Начальник штаба заподозрил, что задание замполиту командир дал по блату- положил в чемодан специи и спокоен. А начальник штаба не единожды прибегал по тревоге с чемоданом, из которого выпирала проросшая ботва картофеля и зелёное перо лука.
………………
Но  эти события происходили раньше, и сегодня ничто не предвещало «криминала».

… Подойдя к КПП стартовой позиции, капитан КГБ увидел, что на воротах белым днём с ночи горит огромный прожектор. На крыльце стоял начальник данного КПП сержант Бандюков *

Подходя к КПП, капитан окликнул Бандюкова , и сказал, что сейчас будет его сильно ругать. Сержант полагал, что раз товарищ капитан является «чекистом», то он всё знает, и «запираться» бесполезно.

Бандюков ответил капитану , что он не виноват,она уже всем надоела – "берите её".

- Где она? – сразу спросил капитан
- Да вон, в бункере, - доложил сержант.

В своё время различные армейские службы попеременно «свирепствовали» в Вооружённых Силах. В шестидесятые годы это были «химики» ( защитники от оружия массового поражения). Они доказывали, что без них Вооружённые Силы погибнут немедленно и все сразу.

Было изготовлено огромное количество индивидуальных средств защиты , построена масса дорогостоящих коллективных средств защиты всюду, где был личный состав.( Такой бункер был построен даже на « КПП Бандюкова»).

Израсходованы были огромные средства, в войсках был установлен единый еженедельный «день химии», в который пребывание в противогазах должно было доходить до 8 часов непрерывно.

На 190 ракетной технической базе   «химиком»  был  подполковник Шатиков Егор Егорович (Кстати, в 1993—1994 годах здесь проходил срочную службу в Вооружённых Силах Российской Федерации, стрелком  роты охраны 190-й ракетной технической базы в Голицыно (в/ч 11281 МО ПВО; ныне расформирована) ныне очень известный  Стрелков (Гиркин)  Игорь Иванович (Всеволодович)).

В «химдень» он (Шатиков) ходил с флаконом хлорпекрина . И, если зайдя в какое-нибудь помещение он видел, что там люди сняли противогазы, он незаметно смачивал хлорпекрином тряпочку и бросал её в укромное место- на шкаф, за шкаф, в мусорную корзину и т.д.

Через 10 минут без противогаза в помещении быть было невозможно. Начальник строевого отдела майор Бурменко «каверзу» Шатикова искал полдня, а тряпочка лежала у него на столе под чернильным прибором.
………………
Спустившись в бункер, капитан увидел шикарный «будуар» - на широком топчане солдатские матрацы, подушки и одеяла. Бетонные стены задрапированы солдатскими плащпалатками. Пол-деревянный, из струганной доски.

Мощный самодельный отопитель типа «козёл» (кто служил, знает) обеспечивал комфортную температуру при любой погоде.
Но главное – в бункере сидела потрёпанная девица неопределённого возраста, как потом выяснилось, подобрали её бойцы в окрестностях родного зенитно-ракетного полка.

Девица была не совсем адекватна, но «всё остальное» у неё явно оказалось в нормальном состоянии.
Солдаты содержали свою наложницу на отменном рационе. Пища для дежурных расчётов готовилась качественная и в достаточном количестве.
………….
Возможную «диверсантку» помог обезвредить непогашенный днём прожектор на воротах КПП стартовой позиции зенитно-ракетного полка недалеко от г. Голицыно.


Рецензии