Прощай, Алекса!

      Дождь усилился, крона деревьев уже не спасала от проникающих за шиворот холодных капель. Одежда на мне промокла, прилипла к телу. Наверное, я должен чувствовать холод, но этого не случилось, мое тело совершенно не реагировало на внешние раздражители - боль души казалась сильнее.

      Не знаю, от кого я бежал, от себя ли, от несбывшихся надежд, от любви, разбившей мне сердце, но я действительно бежал. Остановив дачный автобус на середине пути, я вышел в никуда. Свернув в незнакомый лес, я направился, не сворачивая, в самую его чащу. Мне нужно было побыть одному, поэтому я быстро шел вперед, не разбирая дороги. Мокрые ветки хлестали по лицу, ноги цеплялись за бурелом, скользили по валежнику. На десятки километров вокруг простирался лес.
      
      Чего я хотел? Сейчас я на этот вопрос не отвечу. Тогда же мне хотелось забыться, только и всего. У каждого свой метод, одни прибегнут к алкоголю, другие уедут на рыбалку, третьи предпочтут задушевную беседу с другом. Я же просто пошел в лес, в надежде, что природа поможет излечить мне душу.

      Алекса ушла навсегда. В  этом не было сомнений, ее телефон молчал, на СМС она не реагировала. Я был уверен, она получила их все - пятьдесят три сообщения, больше я  писать не стал. Но почему? Вот как раз на этот вопрос ответа я не знал. Алексу я любил, она любила меня. Мы жили вместе десять месяцев, все это время я буквально летал на крыльях своего чувства. Так что же произошло?

      Вернувшись из больницы, я обнаружил наше жилище свободным от ее присутствия. Даже зубной щетки не оказалось. Короткая записка на столе: «Меня не ищи. Так будет лучше для всех». Для кого это - "для всех"? Нас только двое – я и она. Мне не лучше, мне больно, очень больно. А ей? Ей, видимо, лучше? Лучше одной, чем со мной? Я в это не верил и ничего не понимал.

      Внезапно моя нога ступила на что-то хрупкое, раздался легкий хруст, и я полетел вниз, не успев сгруппироваться. Ударившись грудью о торчащий на краю оврага корень дерева, я еще раз  перевернулся при  падении, ужасная боль горячей волной полоснула мое тело, я рухнул на дно в собравшуюся смесь воды, грязи, хвои и мха.

      Через несколько минут первый шок прошел, я ощутил сильную боль в голени. Схватившись рукой за это место, понял – нога сломана. Под штаниной торчала кость, кровь горячей струей окрашивала брюки в бурый цвет. Еще не совсем понимая, что мне предстоит, я знал только одно - нужно перевязать ногу, наложить жгут и шину. Жгутом стал брючный ремень, больше ничего у меня под рукой не оказалось.
 
      Я осмотрелся. С одной стороны овраг оказался не глубоким, торчащие из земли корни деревьев позволяли легко выбраться, однако боль в ноге казалась невыносимой. Пока я выползал, стопа вывернулась. Задрав штанину и только взглянув на окровавленное месиво с торчащей розовой костью наверху, я  едва не потерял сознание. Не считал себя слабаком, но таких вещей видеть не приходилось.

      Превозмогая боль, дотянулся до ближайшего дерева. Но, сломать ветку с положения лежа, не так-то просто. Встать на здоровую ногу оказалось задачей не из легких. Наконец, подготовив для себя несколько прямых веток для фиксации ноги и две опоры для передвижения, я приступил к перевязке. Пришлось снять все, что было у меня под курткой: майку, рубашку и пуловер.

      Кое-как справившись с задачей, натянув мокрую куртку на голый торс, я осмотрелся. Меня знобило, то ли от холода, то ли от боли. Я не знал этого леса, не понимал, где нахожусь. Забытье, в котором я гнался вперед, не позволило запомнить дорогу.

      Лес здесь простирался на десятки километров, это самое большое лесничество в области. Из-за дождя по солнцу направление не определишь, вспомнив уроки выживания, я присмотрелся к деревьям. Наличие мха не северной стороне стволов - вот, что нужно искать. Но, на тех деревьях, которые меня окружали, мох рос по всей окружности, стволы намокли от дождя и выглядели одинаковыми со всех сторон. Я чувствовал себя полным идиотом, но не мог определить, где север, где юг. Понимая, что мною овладела паника, и необходимо собраться с мыслями, старался успокоиться.

      Итак, что я имею? Шел, точнее, почти бежал я вглубь леса более часа, следовательно, до ближайшей дороги около четырех километров. У меня нет ни запасов еды, ни воды, ни лекарств. Значит, из леса я должен выйти до того, как силы покинут меня. Жгут через два часа нужно снять, иначе я рискую потерять ногу.
 
      У меня два часа времени. Я молод, организм силен, нужно идти туда, откуда я пришел. Обогнув овраг, я двинулся в путь. Боль души оставила меня, уступив место всем присущим человеческому телу ощущениям. Если бы еще час назад мне сказали, что это возможно, и я не буду думать больше ни о чем, что меня связывало с Алексой, не поверил бы. Однако это было правдой.

      Есть куда более важные вещи для человека, и жизнь уготовила мне сюрприз, не спросив согласия. Желание жить преобладает над всеми остальными чувствами, заставляя человека бороться за выживание любой ценой.

      Идти было трудно и больно. Опереться на ногу я не мог, привязанные ветки мне мешали, перескакивать на одной ноге через бурелом – задача не простая. Самодельные костыли из веток с сучьями натерли мне подмышки до крови. Пот градом катился со лба, голова кружилась, чувство жажды от потери крови и подступивший голод дополняли букет моих испытаний.

      Подкравшийся сумрак делал лес непроглядным. Казалось, я кружу по одному месту, не продвигаясь к цели ни на шаг. Силы мои иссякли, кровь пульсировала в висках, подступила тошнота и отчаяние. Мне требовалась передышка. Прислонившись к стволу дерева спиной, я попытался сесть, но, не удержавшись на одной ноге, упал навзничь, еще раз причинив себе ужасную боль. Закрыв глаза, некоторое время я просто лежал, собираясь с мыслями.

      Сколько фильмов о войне прошло перед моими глазами, не оставив следа в сознании. Герои попадали в ужасные переделки, но выживали. Это было кино, а здесь реальность, которая оказалась куда страшнее на самом деле, потому что в беде оказался я сам. Темный лес с его зловещими звуками обступал меня вокруг, и хоть в средней полосе мало змей, их наличие под ногами я не исключал. И наверняка знал, что здесь водятся волки и дикие кабаны.

      Источающий запах крови и пота, а у диких животных нюх обострен, я рисковал стать добычей для голодного хищника. Нужно было поскорее выбираться отсюда, но на одной ноге далеко не ускачешь. Напрягая слух, я старался различить звуки хоть какой-либо цивилизации, гул автомобиля или трактора, мычание коровы, а слышал только шум ветра в кронах, да скрип стволов деревьев.

      Внезапно до слуха донесся  хруст ломающихся веток под ногами передвигающегося стада животных, повизгивание и похрюкивание, не иначе, как ко мне приближался целый выводок диких свиней. Я похолодел - встреча с кабаном, охраняющим свою семью, не предвещала ничего хорошего. Оставаться на месте мне было нельзя, положенное время на исходе, я потерял много крови, долго в таком состоянии не продержаться.

      Вспомнив прочитанные когда-то советы лесника, я с силой постучал палкой по стволу дерева. Раздалось испуганное повизгивание молодняка, голос взрослой самки, треск веток под ногами удаляющегося стада. Я с облегчением вздохнул и продолжил движение.

      Через некоторое время лес поредел, идти стало легче, но прошло уже два с половиной часа, а дороги все нет. Я ослабил ремень, прислушиваясь к ощущениям в сломанной ноге, конечность хоть и была слегка онемевшей, пальцы свои я чувствовал, значит, не все так страшно. Затянув ремень снова, я двинулся в путь.

      Внезапное озарение, как вспышка, мелькнуло в моем мозгу, вернув меня в подсознании на две недели назад.

      - Я тоже сдала анализы, вируса в моей крови не обнаружено, - Алекса казалась счастливой.

      Так вот в чем все дело! Вирус, носителем которого я являюсь, стал причиной ее ухода. Это все объясняет. Вопросов больше нет, такой выбор – ее право.

      Алекса знает не все. Штамм моего вируса не опасен, я не успел сказать об этом, сам узнал только в день выписки. Но теперь это уже не имеет значения.

      Свет фар проезжающего по дороге автомобиля отозвался во мне непомерной радостью, оставшуюся часть пути я преодолел быстро. Машина уже проехала, но я был готов  прыгать до небес, считая себя спасенным. Рано или поздно кто-то  появится - здесь не безлюдный район, а трасса М1.

      Моими спасителями оказалась молодая семья, поздно возвращающаяся со своей дачи в город. Увидев, как исчадие ада, мою грязную, в промокшей одежде, фигуру, пылающий взгляд, окровавленные руки, молодые люди не на шутку испугались, но не проехали мимо.

      Понимая, как выгляжу, я поспешил сообщить о своей беде, показав для наглядности затянутый на бедре брючный ремень. В теплой машине, я, наконец, окончательно осознал, что моей жизни больше ничто не угрожает.

      Я был поистине счастлив, что вышел к дороге, что помощь подоспела вовремя, и мне не пришлось провести всю ночь в незнакомом лесу. Я осознал, насколько был глуп и самонадеян до всего случившегося. Я смог узреть разницу между настоящей проблемой в жизни и ничего не значащим событием.

      А самое главное, что теперь я точно знал, что ни при каких обстоятельствах не отправлюсь на край света из-за того, что меня бросила девушка. Мне только двадцать три, я молод, образован, привлекателен и к огромному счастью – жив!

      Жизнь мне дорога, я не познал и четверти от возможного отпущенного мне пути, а я хочу пройти свой путь до конца.
 


Рецензии
Отличный рассказ! Тем более он подтверждает мои наблюдения. Любовь - это особая форма любви к Себе! И если выбирать из двух Я , я в себе и я в ком то, как правило выбирают я в себе!!!

Сергей Ткачёв 2   27.09.2017 08:23     Заявить о нарушении
Именно! Спасибо, Сергей!

Тоненька   27.09.2017 09:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.