4-4 Сельские дети войны

4-4 Зима в деревне Из книги Сельские дети войны П.Краснощеков

                          ЗИМА В ДЕРЕВНЕ

   Скоро зима так разошлась, так закидала снегом заборы, дома сараи, замели Солянку сугробами вьюги, да так, что не пройти от дома до дома. Ребятня сидела по домам, в школе были отменены занятия. Взрослые выходили из дома при особой нужде: принести дров для печки, воды для кухни, покормить и попоить скотинку.  Ставни на окнах на день не открывались – берегли тепло в доме. От этого в доме был полумрак, зимний свет в комнату пробивался сквозь щели в старых ставнях, снег, набившийся между ставнями и окнами, так же убавлял его силу.   Ваня с маленьким Колей, с сёстрами Ниной и Валей сидели на горячей печке. А за стеной и в трубе заунывно и постоянно пел свои песни северный ветер. От этой заунывной песни Ване захотелось ещё глубже забраться под подстилку к теплому живому телу печки.
 
   Освободившись от текущих дел, к ним залезали погреться старшая сестра Лида и мама – Надежда Родионовна. Зимний день короток, уже в четыре часа темнеет, собаки и те в такую погоду забились в свои будки. Взрослые, к этому времени окончив дела во дворе, задав корм, напоив животных, заготовив для печки дров на ночь, так же заходили в дом и начинали вновь затапливать остывшую печь. Дрова весело начинали потрескивать, печка вновь становилась горячей, и Ваня вылезал из-под стеганой печной подстилки.

   Мать готовит ужин на всю семью из того, что послал Бог, немного ячневой крупы, картофель и кусочек соленого сала или солёная рыба, пойманная Иваном. Вскоре ужин готов, два раза за стог никого приглашать не приходится. Чёрный хлеб пополам с желудями резался порциями и выдавался каждому вместе с чашкой супа, на второе был взвар из сушеных фруктов, заготовленных детьми в конце лета и осенью. На время ужина зажигалась небольшая керосиновая лампа, было удивительно светло, правда только на столе. Тени от сидевших за столом отбрасывались на, давно не крашеные, стены.
 
  Закончив ужин, Ванечка просил старшую сестру Лиду показать кино, пока горела лампа. Лида подносила рук к лампе, хитро их соединяла, и на стене появлялись зайцы, лисы, собаки, они шевелили ушами, раскрывали рты, а Лида за них говорила. Они ещё умели бегать, стучать по барабану передними ножками. Появлялись у лампы руки Нины, и тут разыгрывалась маленькие, но настоящие сценки из леса. Заяц убегал от лисы, собака гналась за лисой. Было  всем весело, но больше всех смеялись Коля и Ваня, надо было экономить керосин, и мама гасила лампу и представление заканчивалось.

   В такие минуту сумерничания, особенно долгими вечерами дети просили маму рассказать им о довоенном времени, о заводе, где они с папой работали, о городе, где они жили. О той далёкой жизни  похожей на сказку.
- Я работала на Сталинградском тракторном заводе, завод огромный как целый город. В нём много разных цехов, а между цехами по железной дороге постоянно ходили паровозы. На них перевозили трактора, танки, запасные части к ним. Так и смотри не попади под паровоз. А ночью на заводе горели фонари, и было на территории завода светло, как днём. Работала я в моторном цехе на большущем шлифовальном станке, шлифовала коленчатые валы к тракторам и танкам. Коленвалы были такие большие, что в станок их подавали специальными крановыми механизмами, а шлифовальные круги были диаметром вот с этот стол. Представляете, как ваша мамка управлялась со всем этим? Какая ответственность на мне лежала! Домой приходила, а дома меня ждали Лида и маленькая ещё Нина.

   Надо накормить, постирать, отца встретить со смены. Он работал бригадиром сталеваров на «Красном октябре», работа у него тяжёлая, опасная и ответственная. Один раз я была у него на работе в цехе, цех огромный, высокий, а в цехе четыре большущих плавильных печи. Вокруг снуют сталевары в специальных костюмах с защитными черными очками. Да-а, работа у него была геройская. Отца вашего ценили, постоянно его портрет висел на заводской «Доске почёта». В соцсоревновании его бригада сталеваров всегда занимала первые места, его награждали ежеквартально ценными подарками, в основном отрезами на костюмы, пальто и другую мануфактуру. Всё у нас шло хорошо! – здесь она заплакала. Потом продолжила, вытирая слёзы:
- В 1940 году у них на печи случилась авария, нашему папочке раскалённым металлом выжгло глаз. Его самого врачам удалось спасти.
   После болезни мы решили вернуться в свою Солянку, в дедовский дом, да и немец уже подступал к Сталинграду, уже падали первые бомбы. Так мы вернулись на родину. Отца в 42 году, несмотря на инвалидность, призвали на фронт, вот на эти папины отрезы наша семья и пережила военное лихолетье. Спасибо нашему папочке Ивану Андреевичу.
                     *           *          *

Продолжение в 5-3


Рецензии