Гостья на Рождество

                  Неожиданно позвонила тетя Поля. Еще более удивительным было то, что она вдруг заявила мне (трубку взяла я): «Вы дома? Сейчас к вам приеду. Ждите!» И дальше пошли сплошные чудеса, связанные с тетей Полей.
                  Но сначала коротко о ней, моей тетушке Поле.
                  Я совру, если скажу, что обожаю старшую (и единственную) сестру моего отца – тетю Полю. Нет, я не испытываю к ней неприязнь или другие глубокие негативные чувства и эмоции. Но и симпатии к ней тоже не испытываю. Тетка она не то, чтобы противная, но и назвать ее доброй и хорошей язык мой не поворачивается. В общем, обычная немолодая тетя, в меру вредная и занудная, к тому же никогда не бывшая замужем и не имеющая детей, из-за чего, как я считаю, ее и без того не прекрасный от природы характер испортился еще более основательно.  Много ли найдется среди старых дев душевных и сердечных женщин? Я не в курсе были ли у тети Поли в молодости романы и увлечения, но если они и были, то она забыла о них начисто, так как тетя Поля и романтика – понятия взаимоисключающие. Ее отличительные черты – это занудство и мелочность, а еще она отменная скряга и жмотка. Уверена, что именно из-за последнего она почти не ходит в гости и никогда сама не собирает гостей. Ведь это такие расходы – продукты закупить, стол накрыть (если гости  придут к ней), потратиться на подарки – если самой идти в гости. А так никаких трат. Не удивлюсь, если именно по этой причине тетя Поля и замуж не вышла. Ведь муж и дети – сплошные расходы нервов и денег. Короче говоря, тетя Поля из тех людей, у которых зимой снега не выпросишь, а летом травы. А мы у нее и не просим ничего, пусть живет себе спокойно.
                    Я, конечно, не уверена, но мне почему-то кажется, что тетя Поля относится к нашей семье, как к бедным родственникам. Типа, мы только о том и мечтаем, как бы ее раскочегарить на спонсорскую помощь нашей многочисленной семье.
                   Теперь о нас, бедных родственниках тети Поли. Наша семья – это ее глава и мой папа Максим Андреевич, моя мама Ирина Владимировна, я собственной персоной, мой старший брат Женя, его девушка Наташа (она же гражданская жена и уже член нашей семьи), маленький сынок девушки (и гражданской жены) моего старшего брата – Васенька и здоровенный белый пушистый кот по иронии судьбы тоже Вася. Живем мы на своих шестидесяти восьми квадратах дружно, иногда весело. Вот, собственно, и все главное о нас.
                   Так вот. Возвращаясь к началу. Наступило Рождество. Только-только отгремели новогодние фейерверки. Люди продолжали радоваться наступлению нового года. Зимние каникулы были в самом разгаре. Погода отличная. Вечером ожидался шикарный рождественский стол. Поздно вечером мы с Наташей запланировали гадания при свечах –  святочная неделя, когда все гадания исключительно правдиво-предсказательные. Мальчик Вася просто радовался жизни и тому, что все дома, никто никуда не спешит, и в детский сад ходить не надо, и елка мигает гирляндами, и вкусностей так много. Кот Вася тоже вполне был доволен жизнью и тем, что миски его постоянно полны кошачьего корма и вареной рыбы, да еще всяк так и норовит ему то шпротину подкинуть, то кусочек салями, то сыром подкормить – не жизнь, а малина, вернее, не жизнь – а сплошной вискас. Короче, все были счастливы и довольны жизнью, предвкушали прекрасный семейный праздничный ужин, когда раздался звонок тети Поли с ее заявлением, что она сейчас приедет к нам в гости.
                  - Тетя Поля сейчас приедет к нам в гости, - объявила я во всеуслышание, положив трубку.
                  - Что ж, хорошо. Прекрасно. Пусть приезжает, - сказала мама ровным голосом, в котором я как-то не услышала нотки радости. Лично я совсем не обрадовалась предстоящему приезду родственницы. Всю праздничную ауру нам разрушит своим занудством и нотациями. И надо было ей именно на Рождество надумать к нам явиться.

                   Тетя Поля явилась неожиданно быстро, буквально минут через двадцать.
                   - Здравствуйте! – сказала она, переступив порог нашей квартиры, - А я к вам на такси приехала!
                   «На такси приехала!» - переглянулись мы с мамой. Это нечто из ряда вон выходящее, чтобы наша прижимистая тетушка вдруг разорилась на такси, да еще в праздничный день, когда цены на услуги подскакивают. Наверняка случилось нечто из ряда вон выходящее. Пожар? Наводнение? Теракт, в результате которого тетушкин дом взлетел на воздух? Но нет, вид у тети Поли вполне довольный жизнью. Стоит, улыбается. Улыбается! Да-да. Не помню, чтобы когда-нибудь я видела ее улыбки, если не брать во внимание тетушкины ехидные усмешки, брошенные в адрес неразумных родственников (нас), непрактичных соседок или коллег - транжир. А тут стоит, смотрит на нас и улыбается улыбкой, вполне соответствующей Рождеству, то есть светло и добро.
                  - Здравствуйте, мои дорогие! – говорила тетя Поля, - Как я по вам всем соскучилась! Как я вас всех люблю! Какие вы красивые и хорошие люди.
                  Мы переглянулись с папой. Взгляд его был тревожен, мне показалось, что он подумал, что тетя Поля сошла с ума. А я подумала, что она просто напилась. А что? Очень может быть. Тем более, что взгляд ее был плывущий и туманно-восторженный. Пьяная тетя Поля – что может быть смешнее и несуразнее. И я от души рассмеялась. За мной вслед залился звонким колокольчиком Вася (который мальчик), улыбнулась Наташа, засмеялись по очереди Женя, мама и папа, весело завилял хвостом Вася – кот. Так мы стояли и смеялись.
                  Дальше было еще интересней. Тетя Поля, будучи совершенно трезвой, стала раздавать нам подарки, коих у нее оказалось великое количество – огромная клетчатая сумка и большущий пакет. Она, наспех скинув пальто и бросив его на крючок, тут же стала нас одаривать своими подарками, как волшебный Дед Мороз. Она раздавала свои подарки совершенно бессистемно, например, сунула мне в руки тяжелую и красивую бронзовую пепельницу, это при том, что я абсолютно некурящая девушка, а Васе (мальчику) – флакон дорогих французских духов в золотой коробочке, перевязанной розовой ленточкой. Своему брату и моему отцу она преподнесла коробку любимых конфет моей мамы, а маме – дорожный набор из щетки и скребка для сметания снега с машины. Брату моему Жене была вручена детская фланелевая пижамка нежно-цыплячьего цвета и прелестной расцветки кухонное полотенце, Наташе  - пара мужских носков, а Васе (мальчику) – фарфоровая статуэтка балерины. Васе - мальчику вообще перепало подарков больше всех: набор косметики, уже упомянутые французские духи и статуэтка, толстая кулинарная книга с красочными иллюстрациями готовых блюд, кулон в виде сердечка на серебряной цепочке, брелок для ключей, автомобиль на пульте управления. Увидев автомобиль, ребенок совершенно восхитился и даже простил тете Поле все остальные подарки, а тетя Поля все доставала и доставала, все раздавала и раздавала, приговаривая: «Потом сами разберетесь что кому». Не остался без внимания и Вася-кот: именной ошейник с надписью «Вася», новая миска и набор пакетиков вискас.
Последней из сумки была вынута бутылка дорогого вина.
                  - Давайте же праздновать! – это предложение тети Поли было встречено бурными аплодисментами, переходящими в продолжительные овации.

                  После обильного праздничного застолья, когда оба Васи убежали в детскую и только взрослые человеки остались за столом, потекла неспешная беседа о конкретных делах и событиях, о жизни вообще.  Тетя Поля тоже принимала активное участие в разговоре и внимательно, неравнодушно выслушивала других, чего за ней вообще никогда ранее не водилось.
                  - Да что это с тобою, в конце концов? – не выдержала моя мама, и за столом мгновенно возникла глубокая тишина. Все взгляды были устремлены на нашу гостью. Тетя Поля замерла, на минуту задумалась глубоко, потом тряхнула химической завивкой, легко и грустно улыбнулась.
                  - Не хотела вам портить праздник, но… Раз уж сами заговорили… Видите ли, надо было мне заболеть страшной, смертельной болезнью, чтобы понять как я люблю всех вас, вообще всех людей, люблю жизнь. В общем, только без паники и скорби, но жить мне осталось месяца два. Это по максимуму. От силы. Скорее всего – месяц, полтора. Нет, я хорошо себя чувствую, вообще никаких признаков… пока. Если бы не плановый медосмотр на работе, то и знать бы не знала, считала бы, что у меня все в порядке. Но результаты анализов говорят об обратном. А я теперь  вот думаю: хорошо, что был этот осмотр, хорошо, что я узнала сейчас, а не когда бы уже окончательно слегла. По крайней мере, у меня есть в запасе еще несколько недель, чтобы прожить их ярко и наполнено. Какая глупость! Какая глупость – моя прежняя пустая жизнь. Все копила, копила – деньги, вещи, разное барахло. Зачем? А вот подруг, друзей не накопила. Любовь свою не встретила, видно, плохо сама искала. Ребенка не родила. Дело свое не нашла. Ведь каждый родится для чего-то. И в моем рождении тоже был какой-то смысл, а я до сих пор не знаю: какой. Горько понять на закате, что прожила жизнь пустоцвета. Более того, я ведь понимаю, что вы не просто меня не любите – не за что! – я вам еще и вашу жизнь отравляла своими придирками и ворчанием.
                    Тут мы наперебой стали говорить ей, как мы ее любим – просто обожаем, как всегда рады ей, какой она прекрасный человек, наша тетя Поля. Она слушала с улыбкой наше вдохновенное вранье, а мы все врали и врали, да так убедительно, что и сами вдруг в это поверили.
                    - Спасибо вам! – с чувством сказала тетя Поля, - Знаете, сначала я дико испугалась, когда мне сказали о моей скорой кончине, а потом я подумала: что ж теперь, хоть тот малый остаток, что у меня еще есть, я проживу как должно. Вот трачу теперь все свои сбережения, делаю подарки, сходила в театр на оперетту «Летучая мышь» - классная вещь, советую! Сто лет не была в театре. Да что в театре, я в кино не была лет двадцать. Не говорю уже про рестораны. А давайте завтра сходим все вместе в самый шикарный ресторан, я плачу за всех. Ну что вы все приуныли, а? Не грустите, друзья мои. Жизнь прекрасна, уверяю вас! Цените ее! Любите ее и друг друга! Берегите друг друга и себя. Будьте счастливы!.. – И тетя Поля все говорила и говорила, а лицо ее светилось нежностью и любовью. Папа хмурился, брат мой Женька насупился, Наташа смотрела на тетю Полю с жалостью. Я до боли прикусила нижнюю губу, чтобы не разреветься. А мама горько плакала, не стесняясь своих слез.
                 Когда потрясение от тети Полиной новости чуть притупилось, мама стала выпытывать из тети Поли подробности: что за диагноз, быть может, еще можно что-то сделать, ведь случается, что и врачи порой ошибаются. Надо бы сходить на всякий случай и в другую больницу, повторить анализы.
                - А… - отмахнулась тетя Поля, - не хочу тратить на это свое поистине драгоценное время. Раз сказали, что конец – стало быть: конец.
                - Ну не скажите, - возразила Наташа, - вот, например, всем известная детективщица Донцова тоже была «приговорена» врачами. А ничего, выкарабкалась и даже стала богатой, успешной и знаменитой.
                - Поленька, - мягко сказал мой папа сестре, нежно гладя ее руку ладонью, - а давай и правда, проверимся еще разочек. А вдруг? Как говорится: чем черт не шутит, пока боженька спит. Нет, я бы так сказал: чем боженька не шутит, пока черт спит. Ну, ради меня, а?
                - И вообще! – подал голос мой брат, - Тетя Поля, как называется ваш диагноз? Я сейчас в интернете буду изучать эту проблему. Ничего! Главное – не отчаиваться! На ноги светила медицинские поставим! Экстрасенсов на помощь призовем! Точно! В «Битву экстрасенсов» обратимся! Мы вас в беде не бросим! Мы для вас!.. Мы за вас!..
                Тетя Поля заплакала от избытка чувств: «Милые мои, я и не знала, как вы меня любите. Я и не знала, как я вас люблю. Как я вас люблю! …А диагноз… Моя медицинская книжка с собою, но там все по латыни, а по-русски я забыла. Но моя давняя знакомая Мария Ивановна мне все подробно растолковала. А она опытная, она двадцать пять лет в диагностическом центре проработала, ей не верить нельзя».

                 Далее события развивались следующим образом: взволнованный папа срочно вызвал к нам домой своего давнего приятеля Бориса, работающего врачом в онкологической поликлинике. Дядя Боря тут же примчался, изучил тети Полину карточку и стал ругаться. Ругался он такими страшными словами, но никто не обратил на них внимание. «Как человек, отработавший четверть века в диагностическом центре, мог сказать вам такое?! Что за безответственность?! Х…ый врач – ваша Мария Ивановна! Валенок она, а не врач! Сапожник грё…ый! Такой клизму ставить доверить нельзя! Утку с г…м из-под больного и то бы не доверил!..» Короче говоря, «страшным диагнозом» оказались вполне безобидные полипы в толстой кишке.
                 - Обычные фиброзные полипы. Сделают электрокоагуляцию, то есть, срежут под местной анестезией, прижгут – и все дела. Вся процедура минут на тридцать, - слегка успокоившись, объяснил дядя Боря, - Как фамилия Марии Ивановны? Главврач диагностического центра – мой хороший знакомый. Буду ставить вопрос о профнепригодности этой, так называемой, врачихи.
                  Оказалось, что Мария Ивановна работает в диагностическом центре двадцать пять лет санитаркой, а зимой по совместительству еще и гардеробщицей.

                  Когда страсти поулеглись, и мы все с облегчением посмеялись ситуации, тетя Поля глубоко задумалась. Она думала-думала, а потом сказала: «Выходит, я зря последние дни так активно спускала нажитое долгим непосильным трудом?». И она нахмурилась. А мы все поняли. Я принесла из прихожей пустую большую сумку тети Поли и пакет, валявшийся рядом.
                  Мы стали возвращать подарки. Я сидела рядом с сумкой, в руках у меня был лист бумаги и ручка. Я аккуратно записывала, комментируя вслух:
                  - …Номер девять: статуэтка балерины, фарфоровая  – одна штука. Номер десять: пепельница бронзовая в виде цветка лотоса – одна штука…» Рядом со мною сидела Наташа, которая тщательно паковала в старые газеты то, что я уже внесла в список, и укладывала в сумку.  Мама разворачивала газеты и подавала их Наташе. Папа нахмурившись понаблюдал за нашими действиями, потом повернулся и, прихватив с собою дядю Борю, ушел в свою комнату. Женя тоже было ушел к себе, но вскоре вернулся, подал тете Поле несколько купюр тысячными: «Это за вино, которое мы выпили, и за машину на пульте – не отнимать же у ребенка. А пижамку мы возвращаем».
                  Тетя Поля сидела в кресле. Она молчала. Сосредоточено думала.  Потом сказала громко: «Все! Баста! Так не пойдет!". Я было подумала, что что-то не так записала в свой список, или пропустила.
                 - Так не пойдет! Вытаскивай все взад! – последнее она адресовала мне, - А лучше я сама.
                 - С Рождеством, друзья мои! – смеялась тетя Поля, разгружая свою бездонную сумму второй раз за вечер, - Как я вас люблю! Всех! Какие вы милые и дорогие мне! Я и не знала, как я вас люблю! Я вас люблю! – И она по новой дарила нам свои подарки, в этот раз почти ничего не путая: маме – коробку ее любимых конфет, папе набор из скребка и щетки для машины, Жене – пепельницу, Наташе – косметику, дяде Боре – кулинарную книгу. Нет, с книгой  тетя Поля не напутала: дядя Боря и впрямь отменный кулинар.
                 - Что же ты себе ничего не оставила? – ласково спросила тетю Полю мама, когда пакет и сумка опустела.
                 - А у меня осталось самое главное – моя жизнь и вы – мои самые родные люди, - светло улыбнулась тетя Поля, - И не забудьте: завтра все идем в ресторан. Я плачУ! С Рождеством!

          06.01.2015


Рецензии
Высокого уровня проза! Приглашаю на мою страницу.

Олег Рыбаченко   05.01.2017 13:22     Заявить о нарушении
Спасибо, Олег, за высокую оценку моего труда.
Непременно приду в гости.

Лариса Маркиянова   05.01.2017 14:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.