Тропинка сквозь века

         
 
            Виктория в июне месяце сдала сессию в БГУ, в котором училась на факультете истории. В тот же вечер она уехала по путёвке в туристическую поездку по городам Европы и отдыхом в Словакии.
               Ехали автобусом по маршруту: Брест, Варшава, Прага, Будапешт и, наконец, Братислава. Город, вблизи которого находится старинный замок-крепость. 
               В советские времена в бывшей Чехословакии, была популярна экранизация  волшебных сказок, исторических и  художественных фильмов, все действия которых, происходили в этой крепости.
              Старая крепость находится в двадцати километрах от Братиславы. Её  строение не имеет аналогов, она была спроектирована Альбрехтом Дюрером – художником и архитектором. И принадлежала аристократическому роду в Габсбургской монархии - Фуггер.
              Красочный ландшафт, веками создаваемый самой природой и сохранившийся до наших дней, всегда притягивал туристов. У Виктории была цель: посетить старую крепость. Средневековье и более позднее время её интересовали скорее не как историка, а как любителя старины.
Мама была по национальности молдаванка, звали её - Марита. Из далёкой глубинки Молдавии, из города Охрим. Медицинский ВУЗ она закончила в  Белоруссии, в Минске, и стала работать врачом-педиатром. Но одевалась исключительно в национальные костюмы. Сама шила и красочно расшивала  наряды национальным орнаментом.
              Виктория с детства помогала маме и шить, и вышивать свою одежду, поэтому сильно выделялась среди своих сверстников. Носила длинные цветные юбки, вышитые топы и кофточки. Тёмно-каштановые волосы, а на висках в тонкие косички вплетала мартинички*. Из сутажных ниток плела украшения. Вязаные сумки у неё были на все случаи жизни.
                В дорогу взяла с собой большой дорожный чемодан и вязаную сумку на длинной ручке. В ней, помимо документов и кошелька с деньгами, лежала косметичка, щётка для волос, ручка, блокнот. А в полиэтиленовом мешочке находились пузырёк от лекарства с цветным бисером и иголкой, несколько клубочков цветных, серых и сутажных  ниток, крючок, ножницы и перочинный нож. Эти мелочи Виктория всегда носила с собой. В минуты отдыха на лавочке в сквере она мастерила мартинички, а потом их дарила как сувениры.
                   В Братиславу прибыли во второй половине дня. Отель, в котором их поселили, стоял на краю города. Виктория была одна в номере.
                  После ужина приняла душ. В махровом халате с большим полотенцем на голове прошла на балкон и  прилегла на шезлонг. Ночь опустилась на густую крону деревьев, слышны были голоса ночных птиц и тоненький писк насекомых.
                 Вымотавшись за день от пеших прогулок, Виктория  уснула. Спала неспокойно, вздрагивала, словно чего-то боясь, вздыхала и ворочалась в неудобном для длительного сна шезлонге.
                 Виктория проснулась, прошептала молитву и пошла в номер. Легла на кровать, но больше уснуть не смогла.
                  Впечатления от путешествия прогнали сон. Виктория снова  вышла на балкон. Смотрела завороженно вдаль, на очертания высоких Карпатских гор. Где-то там находится замок, завтра она его увидит.
                 В шесть часов утра Виктория расчёсывала волосы у зеркала, в  номер трижды постучали.
                 Какая пунктуальность! – прошептала Вика. Но в коридоре никого не было. Наверное, показалось – подумала она. Через минуту стук повторился. Виктория открыла дверь, но опять коридор был пуст, тишина на этаже. На этот раз она оставила номер открытым. Лёгкий утренний ветерок колыхал занавеску на балконе, и вдруг дверь с силой захлопнулась. У Виктории по спине пробежал холодок, страх пригвоздил её к креслу, сидела неподвижно, ожидая ещё каких-то действий от неведомой силы. Время затянулось, но обострённый слух снова уловил движение на этаже, лёгкий стук и голос Серафимы – экскурсовода:
              - Виктория, ждём на первом этаже в столовой.
 «Наверное, от бессонной ночи мне кажется всякое» - вздохнула Виктория.       
               После завтрака группа собиралась на стоянке. Через несколько минут автобус уже увозил их высоко в горы по дороге, с обочины заросшей деревьями  и кустарниками. 
                Но вот они остановились на небольшой площадке перед старинным строением. День только начинался. Трава была покрыта росой, и поэтому горы  ещё хранили ночную прохладу.
               Экскурсовод Серафима немного рассказала о местечке, где находилась небольшая деревня в несколько домов. В ней проживали те, кто ухаживал за старинным замком.
              Одноэтажное административное здание, стоявшее на противоположной стороне площадки, было сплош заросшее  вьющимися растениями. Лианы закрыли всё здание, а рядом с ним стоял торговый лоток с сувенирами. Виктория рассматривала с неподдельным интересом хрупких  глиняных зверушек, кукол из соломы в национальных костюмах, фигурки, вырезанные из дерева, и множество вязаных мелочей.
               Виктории понравилась деревянная «Золотая» рыбка. Она сняла с плеча сумку и достала из неё кошелёк. Хозяин лавки был невысоким мужичком, похожим на горбуна, с живыми глазами. Он цепким взглядом пробежал по наряду девушки, чуть внимательнее посмотрел на вязаный рисунок на сумке. Рукой отвёл её руку с деньгами и на ломаном русском языке сказал:
               - Не надо, подарок, - и подал деревянную рыбку.
Виктория засмеялась, коснувшись правой рукой плеча торговца, поблагодарила его:
               - Декуйи** - Взяла протянутую ей деревянную золотую рыбку и поспешила к своим.
              Группа туристов по узкой крутой тропинке медленно поднималась в горы к замку. Обходя большие камни на  пути, они останавливались передохнуть. Рассаживались, и пока не восстановится дыхание заворожено, всматривались в красоты Карпатских гор. День обещал быть тёплым и солнечным. Виктория присела, прижалась к камню плечом, лицо повернула навстречу солнцу и закрыла глаза. Сквозь сомкнутые веки она ощущала солнечный свет. Его  радужные круги расходились в разные стороны, постепенно превращаясь в мелкую фольговую пыль. Такое она видела в детстве в новогодней игрушке: где летала пурга, а  Снежная королева увозила в санях маленького Кая.
               Вдруг кто-то её толкнул, Виктория открыла глаза, мимо пробежала коза. Рядом никого уже не было. «Надо группу догонять» - подумала она и пошла вверх по тропинке. Шла быстро и легко и вскоре оказалась перед  большим  деревянным мостом, который был перекинут через достаточно глубокий ров. Мост подходил к высоким воротам, навстречу ей вышел стражник с длинным копьём в руке и спросил:
                - Кто ты? Куда идёшь? - Это был незнакомый ей язык, но она поняла сказанное. От страха Виктория быстро открыла сумку достала рыбку, моток серых ниток, только потом, сообразив, (что это не шутка), ответила:
                 - Я - Тори. Вот, иду менять на еду…
                 - Проходи.
Ей стало страшно. Костюмированная обслуга – не похоже, у стражника было очень серьёзное лицо, Виктория даже не попыталась у него спросить - куда же прошла её группа, решила пройтись и осмотреться.
               
               Первое, что ей бросилось в глаза – старина, средневековье. Это она смогла определить сразу. Но что-то здесь было не так. Она быстро прошла через площадь и спряталась в густом кустарнике колючего шиповника у стены башни. Её, всё неприятно настораживало. Холодок в груди от страха не проходил. Виктория наблюдала из своего укрытия за жизнью жителей замка. Вскоре через площадь прошла женщина-торговка. На ней было серое платье с белым воротником, а поверх платья на груди - затянут шнуровкой чёрный корсет. На ногах - кожаные ботинки без каблука, распущенные волосы, на голове - треугольный чепец. В руках - сумка из грубой пеньковой ткани. Как не похоже на сценарий - стиль в одежде сильно отличался от современного. Мимо прошли двое мужчин: один опирался на палку, другой нёс какой-то тюк, периодически его опуская на землю, чтобы отдохнуть.
              Викторию кто-то толкнул, она вскрикнула и оглянулась - это была коза, та, что обогнала её на тропинке.
             - Ну и что мне теперь делать? – спросила она у козы. - Может быть, ты мне что-нибудь объяснишь? – та молча, объедала веточку шиповника.

                  Неподалёку стоял продавец сувениров, он всматривался в небольшую кучку людей, собравшихся у низенькой лавчонки  мясника.  Человек явно кого-то поджидал. Виктория его окликнула:
              - Эй! 
             Он сразу же направился в её сторону, приложив палец к губам, потом  тихо сказал:
              - Стой здесь тихо, не выходи, дождись меня. И быстро исчез за углом. Монитор на телефоне погас – видимо, села батарея. Поэтому, сколько времени отсутствовал лавочник, узнать было невозможно. Он  появился неожиданно, как бы прячась. Подал Виктории узелок и предложил надеть на себя вещи: плащ-накидка до пят и чепец на голову. Одобрил на её ногах лёгкие туфли-балетки, потом объяснил:
                - Мы пойдём в замок. Тебя ждёт княгиня Адриана, она сейчас одна. Молодой князь Мирослав несколько дней будет на охоте. Перед княгиней надо стоять с опущенной головой, смотреть на свои ноги, отвечать коротко и ясно, не говорить ничего лишнего. Род гуситов - Гнечик - это твой род, подтверждение тому – вышитый герб на сумке, несколько родственных знаков  в рисунке на твоей тунике.  Сейчас 1559 год, согласно этому столетию, убери из своей сумки вещи, которые не этого времени, можно их спрятать на теле. Не бойся - так надо. Иначе нам обоим – не сдобровать.
             Виктория быстро спрятала за широкий пояс юбки телефон и последовала за ним. Дорогой  она вспомнила – да, действительно, фамилия Гнечик была у маминого прадедушки, Родослава. У Виктории появилось много вопросов, но только она открыла рот, как лавочник, приложив палец к губам, повернувшись, вышел из укрытия.
              Площадь для этого городка была большая. Вымощена  плоским камнем. От ворот по кругу стояли низенькие лавчонки, в них торговали: домашней птицей, одеждой. Жестянщик отбивал мелкую дробь молотком по металлу, в такт кузнецу. А за низкими строениями возвышался из красного камня величественный замок с множеством башен и вплотную прилегал к отвесной скале.
               Шли быстро, и вскоре оказались у его входа. На деревянных воротах кованый медный герб рода (этот рисунок Виктория сразу узнала), а немного ниже - кольцо из того же металла, начищенного и отшлифованного до блеска.
                Лавочник несколько раз постучал кольцом, двери сразу же отворились, и они вошли в огромный зал. Их встретил молодой лакей и жестом пригласил следовать за ним. Прошли через большой зал, поднялись по гранитной лестнице, на которой было двадцать четыре ступени с деревянными массивными перилами, прошли по длинному коридору, по обе стороны которого, на разном расстоянии  друг от друга, были расположены двери. Солнечный дневной свет попадал через боковые узкие окна под потолком. В конце коридора повернули направо, и снова их вверх увели двадцать четыре деревянные ступеньки. Прошли коридор, очень похожий на тот, что был на первом этаже. Не доходя до конца, повернули налево к  открытым  дверям. Лакей остановился и жестом предложил подождать, а сам исчез за тяжёлой портьерой.
                Викторию поразила работа архитекторов и зодчих, создавших этот замок. Стены и пол были выложены светло-серым гранитом, отшлифованным так, что луч солнца, попадая на гранитную плиту, отсвечивался зайчиком на стене. Высокий потолок был покрыт деревом, на стенах висели в рост человека портреты и гобелены с родовыми гербами и знаками, вдоль стен стояли большие канделябры и множество широких пуфиков, обтянутых полосатой шёлковой тканью.         
             В проёме дверей появился лакей и пригласил жестом пройти. Лавочник и Виктория последовали за ним. Он их вывел на середину большого зала, а сам быстро отошёл в сторону и исчез в складках портьеры.   
Во время пути никто не проронил ни слова.   
             У противоположной стены стоял постамент в четыре ступени, на нём была расстелена большая шкура белого оленя, стоял высокий трон,  украшенный металлической сканью и драгоценными камнями. Слева на шкуре лежала большая чёрная собака. На троне неподвижно сидела средних лет женщина. 
             Она была одета в накидку из норки с вкраплениями горностая, которая закрывала всю её фигуру от плеч до пола. На шее - веерообразный кружевной воротник. Каштановые волосы покрывала короткая белая накидка – вуаль, а вокруг головы  красовалась диадема из белого драгоценного металла.
               Это была представительница  старейшего рода гуситов -  княгиня Адриана  Гнечик. Спокойным, ровным голосом она сказала:      
              - Иржи, я тебя слушаю! 
                Лавочник  медленно направился к постаменту, услышав предостерегающее рычание, он остановился и, поклонившись, сказал:
              - Ваша светлость, княгиня Адриана! Я привёл девушку, у которой   на вещах обозначены знаки Вашего рода. Княгиня поднялась с трона и, очень медленно ступая, спустилась с постамента. Собака тоже встала на ноги и следила за рукой хозяйки. Викторию бил озноб: она ощущала холод, страх, понимая, что не имеет права даже на один микрон ошибиться. Княгиня подошла к Виктории, их разделяло расстояние в два метра, а время – в несколько веков. Пристально разглядывая девушку, она сказала:
                - Сними чужие вещи  и отдай  их Иржи. Виктория повиновалась. - Почему дрожишь, холодно или боишься? Он  не тронет, - кивнула в сторону собаки, который тут же сел у её ног. Она долго разглядывала вышивку на тунике  и  юбке. Потом спросила:  - А что у тебя в сумке?
                 - Всякая мелочь, – еле слышно произнесла Виктория и не узнала своего голоса.
                 - Пойдём со мной, - и направилась мимо Виктории к висевшему гобелену. Кто-то отодвинул с другой стороны тяжёлую портьеру, и они вошли в хорошо освещённую и тёплую, больших размеров комнату.  Убранство комнаты составлял большой стол-бюро у окна напротив двери, справа вдоль всей стены  - удобный  мягкий диван с множеством ярких цветных подушек, в левом дальнем углу - большое угловое зеркало, а у противоположной стены - камин, украшенный лепниной, от него исходило тепло. Всюду висели картины, на каждой ступеньке стояли большие  напольные вазы с цветами. В нишах стены были встроены узкие шкафы с китайским фарфором, серебряной посудой и статуэтками различной величины. Керамика, роспись на стенах и потолке.   
                 Виктория, как будущий историк, смогла оценить величие и убранство замка. Княгиня Адриана медленно прошла через весь зал и села в большое кресло с высокой спинкой, около стола. Ещё раз пристально, с головы до ног  оглядев девушку, сказала:
              - Разговор будет очень не простой. Ты прошла по коридору времён и попала в прошлое – в этом заслуга  моего астролога Иржи. Он очень долго  работал над  расчетами, нашёл тебя.  И поэтому мы сейчас пройдём в его кабинет, кое-что сверим, а ты нам в этом поможешь.       
                Они шли по узкому коридору из неотёсанных камней, в нишах по обе стороны горели факелы. Запаха гари не чувствовалось, под сводами потолка дым уходил вверх в расщелины. Который был час - Виктория  не знала, сколько они шли - определить не могла, тяжело было ориентироваться во времени. Коридор заметно уходил вверх. Вдруг собака издала предупреждающий звук, княгиня Адриана указала ей место рядом, прошли ещё несколько шагов, повернули направо и оказались в темноте. Но через некоторое время что-то тяжёлое заскрежетало, и появился свет. Они стояли в   пещере. Высоко под сводами грота открылся большой проём, в нём виднелось синее небо, и поэтому  было  светло.
              Пещера была похожа одновременно на обсерваторию и лабораторию: большие полки  у стен, на них стояли колбочки, чёрные пузырьки и бутылки, цветные камни,  большие и маленькие,  телескоп на треноге посередине  грота. На подставках лежали подзорные трубы, кипы исписанных бумаг на столе, в центре которого на серебряном блюде почётное место занимал большой хрустальный шар. Массивные свечи в подсвечниках стояли повсюду. У стены несколько больших кресел. В одно из них, в середине грота, села княгиня Адриана, кресло в виде шезлонга  предложили  Виктории, а около стола присел Иржи и развернув свёрток, погрузился в чтение. Собака прилегла у ног хозяйки и не сводила глаз с незнакомки. Всем нужно было несколько минут отдыха.
           Виктория за какое-то время неопределённости привыкла к неожиданностям, но лёгкий страх всё равно сидел внутри и напоминал о себе при каждом звуке и шорохе.  Вот уже несколько минут  в молчании, не сказано ни одного  слова, не всё понятно. Куда пришли? Зачем? И что будет дальше?  От жалости к себе, от  пережитого, Виктории  стало трудно дышать, она испугалась и закрыла глаза…

         Пришла в себя, когда Иржи что-то горькое дал ей выпить, и теперь она лежит в кресле. Княгиня Адриана спросила:
         - Иржи, что с ней? Мы её не потеряем?
         - Похоже на обморок - её можно понять, это от страха и неизвестности, и не только обедать, но и  ужинать ей давно пора, - ответил лавочник.
           Виктория попыталась подняться, княгиня Адриана её остановила, сказав:
        - Не вставай, так будет тебе удобнее. Ты выпила настойки,  успокоишься, согреешься. Скажи, как твоё полное имя, когда и где родилась, кто твои родители, до какого колена знаешь свой род, и откуда на твоей одежде герб старинного рода гуситов?
           Виктория рассказала, что живёт в городе Минске с мамой, отец давно их оставил и живёт своей жизнью. Ей двадцать лет, учится  в Белорусском Государственном Университете на историка. Мама научила вязать и вышивать. Национальный рисунок содержит определённые цвета и формы, а что герб – так она об этом ничего не знала. Наверное, мама тоже не знала, просто придерживались строгих правил народного прикладного исскуства.
          Иржи с маятником в руке подошёл к девушке лежавшей  в кресле, и попытался ввести её в транс. Виктория  отчётливо слышала задаваемые ей вопросы, на которые она не знала ответ. Но создавалось такое ощущение, что кто-то ей мешал думать, торопил, рылся в голове, перебивал…  и она не выдержала:
         - Не мучайте меня, я больше ничего не знаю, – и села в кресле.
         - Ваша светлость, княгиня Адриана, – сказал Иржи, - у неё сильная защита, я не смог пробиться.
            - Ну и достаточно для первого раза. Мы над этим будем думать.  Спускаемся назад в замок, пора принимать пищу. 
            Тем же путём они прошли по каменному коридору к замку и очутились в той же комнате, откуда направлялись в обсерваторию.
Княгиня Адриана опять её спросила:
             -  А что у тебя в сумке?
                Виктория высыпала содержимое на диван. Показала, как из ниток   она делает мартинички, потом обвязывает их крючком и украшает цветным бисером. Княгиня Адриана заинтересованно следила за ловкими движениями рук девушки. Когда сувенир был готов, Виктория сказала, что хотела бы подарить сувенир и всё, что у неё находится в сумке. Княгиня Адриана встала и прошла в угол к зеркалам. Открыла большую шкатулку и задумалась, что-то перебирая. Потом вернулась, присела в кресло и сказала:
                  - Вот этот перстень с камнем аметист нашего древнего рода гуситов. Его носят на большом пальце правой руки, он крепится на запястье цепочкой к браслету и никогда не снимается. Этот, ещё никто не носил, он был изготовлен для молодой княгини, и  может принадлежать только   женщинам рода, а у меня сын,  молодой князь Мирослав.  Ты княгиня Виктория, должна дальше вести наш род. Наверное, совсем неплохо, что ты ещё не замужем. Своими руками она надела перстень на большой палец руки и застегнула браслет на запястье Виктории.  Через месяц  снова придёшь сюда со своей родословной, записанной на бумаге. Иржи составит для тебя гороскоп, по которому будем искать князя в вашем времени. Нам теперь просто необходимо общаться. Иржи  расскажет, как сюда вернуться. А теперь идём в столовый зал на вечерний приём.
                И рукой позвала своего верного пса, к которому за столь долгий срок так  ни разу не прикоснулась, чтобы побаловать его своей  лаской.
               Спустились на первый этаж, свернули в дверь направо и вошли.  Через всю большую комнату тянулся длинный стол, в центре стояло большое кресло-трон, а вокруг - много  стульев с высокими спинками. Их встретил молодой слуга, который сопроводил княгиню Адриану к креслу-трону, предложил жестом руки Виктории стул, на другом конце стола. Появились три  молодых лакея, один принёс миску с едой и поставил у стены,  к ней подошёл пёс. Двое других принесли полотенца, и небольшой таз с кувшином  для умывания. После процедуры  омовения рук удалились эти лакеи, но сразу же пришли два других, более взрослых, у каждого было большое блюдо в руках.
                 Перед каждым сидящим за столом, который был покрыт скатертью, поставили большое серебряное блюдо. На нём лежали по два куска отварного мяса: оленины и козлятины, и маленький шарик чёрного хлеба. Свежий стручок паприки и пучок пряной травы, отварная фасоль, тушка морской вяленой рыбы, несколько ломтиков пареной сахарной свёклы в глубокой фарфоровой чашке. В соуснике – овощной соус, в тонком серебряном кубке – красное виноградное вино. Справа от блюда лежала двухрожковая серебряная вилка. Прямо перед блюдом лежала свёрнутая в трубочку полотняная салфетка. «Европа, чувствуется цивилизация» - подумала Виктория. Она наблюдала за княгиней Адрианой, та кивнула головой, и они приступили к трапезе. Приём пищи проходил не спеша. Они сидели вдвоём. «Иржи ужинает где-то на кухне» - подумала Виктория.
                  Было заметно, что за ними наблюдали. Только княгиня Адриана положила на стол салфетку, как около них появились лакеи. Отодвинули кресла в сторону и остались стоять в поклоне. Хозяйка направилась к выходу, пёс и Виктория проследовали за ней.
                  Вошли в зал, где стоял трон, княгиня проследовала на своё место.  Из-за портьеры появился Иржи, Виктория остановилась посередине. «Всё, как и  много времени назад» - подумала она.
                 - Иржи, можешь говорить,- сказала княгиня Адриана.
Он обратился к Виктории:      
                - Составишь генеалогическое древо своего рода. Я думаю, корни уходят в Чехию.  Ровно через месяц, в день полнолуния, в такое же время, как и сегодня, утром, придёшь на место, где стоит костёл Святой Анны, это  не так далеко от твоего дома, я тебя найду. Но, чтобы никто об этом не знал.

                  Он поклонился княгине Адриане и отошёл к стене-гобелену.
                - Я думаю, мы увидимся через месяц - сказала княгиня,а теперь надевай плащ, чепец,  бери сумку, Иржи тебя проводит. Вы должны поторопиться
- она подняла руку, давая понять, что прощается.
Виктория поклонилась и медленным шагом, спиной, пошла к выходу. Перед ней открылся гобелен, и кто-то коснулся её рукой со спины. Остановилась, это был Иржи. Она не удивилась, здесь все умели исчезать и появляться. Этого требовала жизнь замка. Виктория, быстро надев одежду, вслед за Иржи, направилась к выходу.
               Назад шли быстрее. Вскоре оказались на площади. Темнело. Люди торопились по домам, закрывали лавчонки. Из городка, двое: девушка  и маленького роста мужчина - почти бегом скрылись за мостом. Вскоре послышался железный скрежет цепей. Поднялся мост, и закрылись ворота замка. Виктория с Иржи бежали по крутой тропинке вниз, мелкие камешки их опережали, но вот поворот на тропе, Виктория остановилась, чтобы оттдышаться, и прижалась к  камню, хранившему тепло солнечного дня.
 
                  ***
              Отдышавшись, она открыла глаза, солнце поднялось уже высоко, а у камня на траве ещё лежала утренняя роса. «Интересно, который час?» - подумала Виктория. У неё за  широким поясом  юбки, зазвонил телефон. Посмотрела на экран, было 9:25,  и тут же услышала голос экскурсовода  Серафимы:
               - Виктория, ты где? - Одну тебя ждём.
Вика быстро сняла плащ, чепец и, свернув, сунула в сумку. Вышла из-за камня и увидела, как в гору, туда, откуда только что она сбежала, медленно поднималась группа туристов. «Ничего не понимаю»… Поправила волосы и тоже пошла по тропинке вверх.
              Группа собралась на мосту за воротами замка. Виктория вошла последней. Никакого стражника не было, торговые лавки тоже не работали. В них заходили туристы посмотреть на старину. Серафима начала рассказывать историю замка.
            Виктория отлучилась незаметно за куст, оставив в его зарослях вещи, она потянулась к веточке шиповника. Только сейчас она заметила на  большом пальце правой руки перстень с сиреневым камнем, цепочка тянулась от перстня к серебряному широкому браслету на запястье.
Притянула к себе  рукой веточку шиповника, но она не была обглодана козой. «Что происходит?»
                 Догнала группу при входе в замок и вошла в тот зал, в котором  уже была и всё это видела. Было такое ощущение, что приехала домой после долгого отсутствия. На втором этаже среди портретов на стене она узнала княгиню Адриану, а рядом с нею чёрного стража-пса.
               Она смотрела в глаза княгини Адрианы: та как-будто, что-то хотела сказать или спросить. Виктория отступила немного назад, сложила руки в католическом прошении и, закрыв глаза, про себя подумала:
 «Я обязательно выполню обещание потому, что ещё раз хочу увидеть этих людей».  Голос Серафимы, и почти в самое ухо:
             -  Зачем скрывала? Могла бы и сказать, что к предкам в гости едешь. Да ты посмотри, как вы похожи! А в её волосах совсем незаметно такая же мартиничка вплетена, и герб! Я историк, и давно на тебя обратила внимание, ты не  так проста, как кажешься.
            - Ты о чём? - Виктория посмотрела удивлённо на портрет. Действительно, мартиничка была вплетена в волосы княгини Адрианы. Быстро пролетел день. Виктория чувствовала себя уставшей. В отеле, приняв душ, она снова прилегла на балконе. Закрыв глаза, перебирала события дня. Почему-то запомнилась женщина из группы, и Виктория подумала: «Почему она не делает операцию на  правой груди? Терпит такую боль, надо будет ей сказать об этом. А парень - ещё молодой, а на ногах вены слабые. Спортсмен, надо же лечить…»
             Ночью  Виктория спала спокойно. И только утром поняла: у неё  появились какие-то новые ощущения. После ночи они не прошли, а наоборот, усилились - это всё надо было как-то объяснить. Но она  точно знала, что жить как прежде уже не сможет.  Многому придётся учиться, а в первую очередь – астрологии.
              После завтрака Виктория поговорила с  женщиной и молодым человеком из группы предупредила о последствиях, если не избавиться от недуга, то будут большие  проблемы. И только потом приняла для себя решение: «Всё, больше мне здесь делать нечего, ждут дела». Со всеми попрощалась, и в тот же день самолётом улетела из Братиславы в Минск.
              Два часа  пути домой. В самолёте, Виктория о многом думала  «Всю короткую одежду и брюки - в бак. Цвета - только тёплые, пастельные, не броские, украшения - только натуральные и значимые, а то и наследникам оставить будет нечего. Теперь приеду домой,  и в срочном порядке в библиотеку, в архив, времени месяц – надо успеть». Так думала Виктория, закрыв глаза, поглаживая деревянную "Золотую" рыбку.



Мартишоры, мартинички* - изготовленные своими руками две кисточки: красного и белого цвета. По поверию, приносящие счастье.

Декуйи** - благодарю.( На словацком яз.)

фото из и-нета


Рецензии
Интересная идея! Пишите очень красиво, интригующе, аж любопытство взыграло - хочется прочесть продолжение. Иногда слишком многое может повлиять на жизнь человека. У вас это - преемственность поколений. Всем нужно знать свой род, помнить своих родственников. С уважением, Анна

Анна Каро   11.02.2018 20:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.