Гомер немного ошибся

Подарок

   Троянский царь Приам сидел на широкой веранде с женой, смотрел на расстилающееся перед дворцом поле и тяжело вздыхал. Повод для вздохов был весомый: царь не знал, что подарить на день рождения любимому младшему сыну Парису.
   - Может, меч? - Приам с тоской посмотрел на жену.
   - Еще один? - грустно улыбнулась она.
   У Париса к этому времени скопилась одна из самых больших коллекций мечей, пожалуй, даже в мире. Он любил оружие. Не потому, что любил воевать, а потому, что его удобно дарить многочисленным воинственным соседям. И старшему брату Гектору. Который, кстати, любил воевать.
   - А что если подарить доспехи? - снова предложил Приам.
   - Доспехи? - переспросила жена, недоуменно поднимая брови.
   Коллекции доспехов у Париса не было, и мудрая маменька не собиралась ее начинать.
   - А как насчет песни? - загорелся Приам, услышав песню возвращавшихся с пастбища пастухов.
   - Песню? - задумалась жена.
   Песня была вроде бы неплохим подарком. Оригинальным, прославляющим на века, возвеличивающим.
   - Я слышал, великий Гомер замечательно складывает песни. Наш сын войдет в историю! - глаза Приама горели, он был полностью поглощен новой идеей.
   - А может, сначала Гомера почитать? - попыталась добавить здравое зерно к восторгам Приама жена, но он ее не услышал.
   - Немедленно пригласите великого Гомера! - донеслось из дальнего коридора дворца.
Подготовка к играм

   Поэму великому песнопевцу, известному далеко за пределами родного города, предложили написать на основе праздничных игр, посвященных имениннику. Для этого пригласили ближних и дальних соседей, наметили программу состязаний. Гомеру отвели самое лучшее место для наблюдений, чтобы он ничего не пропустил и успел все записать. Конечно же, поэта познакомили с царской семьей, гостями. Приам лично дал каждому участнику праздника краткую характеристику, чтобы поэту легче было во всем разобраться. Гомер все прилежно записал и приготовился смотреть, как прибывают гости.
Гости

   Первым во дворец вошел высокий, широкоплечий Ахилл с сыном Патроклом. Мальчик сиял ничуть не меньше начищенных до блеска новых отцовских доспехов. Он очень надеялся, что отец позволит ему и доспехи примерить, и в играх поучаствовать наравне со взрослыми. Отец же шел мрачнее тучи. "Что это с ним?" - недоуменно спросил Приама Гомер. "Да недавно сватался к дочери Агамемнона Брисеиде, но ее отец сказал, что по возрасту ей больше подойдет Патрокл. Вот Ахилл и обиделся", - пояснил обстановку Приам.
   - А ты неосторожно к нам пригласил их обоих, - негромко со смешком произнес Парис.
   Отец гневно на него посмотрел, но ничего не сказал, гости продолжали прибывать.
   - Менелай, ты что, не видишь?! Мне душно! Сделай же что-нибудь! - известная на весь свет не столько своей ослепительной красотой, сколько ужасно капризным характером жена Менелая Елена смотрела на него, капризно поджав губы. Он страстно смотрел в небо, ожидая неизвестно чего, но скорее всего камнепада, который бы погреб под собой его капризную жену.
   - А это кто? - поинтересовался Гомер у Приама.
   - Елена Прекрасная. Год назад замуж за Менелая вышла. Он ей ни в чем не отказывает... - начал Приам, но не окончил, услышав смешливое "еще бы" у себя за спиной. Парис никак не мог удержать расползающихся в улыбке губ. Приам принял суровое отцовское решение:
   - Парис, познакомь гостью с нашим чудным садом! Она, я слышал, цветами увлекается.
   Парис, в буквальном смысле подавившись смехом, поклонился и, все еще пытаясь откашляться, подошел к Елене: "Позвольте, сударыня, я покажу Вам наш сад". Елена кокетливо хлопнула ресницами, чуть опустила голову (ей говорили, что она так красивее выглядит) и, произнеся томным голосом "да конечно", подала ему свою руку. Менелай восторженно проводил их взглядом.
   - Не надейся, - огорошил его подошедший Гектор, - у Париса уже есть жена.
   "Убью!" - подумал Менелай. Но вслух ничего не сказал и, уныло опустив плечи, тяжелой походкой направился в отведенный ему покой.
   - Бедняга, - произнесла стоящая рядом с Гектором его жена Андромаха.
   - Сам виноват, - пожал плечами Гектор, - надо было не только на красоте жениться.
   - И не после весело прошедших праздников, - лукаво улыбнулась Андромаха.
   Гектор заметно покраснел и, чтобы отвлечься от неприятной темы, нарочито громко поприветствовал следующего гостя: "Одиссей!"
   - Я недавно из похода. Такое было! С циклопом дрались и вообще. А где Гомер? - как обычно скороговоркой произнес Одиссей, при этом пристально глядя на Андромаху.
   - А зачем тебе Гомер? - изумленно спросила она.
   - Ну как. У меня же тоже скоро день рождения. Пусть и про меня поэму напишет, - беря ее под руку, уже более медленно произнес гость.
   "Кхм-кхм", - обозначил себя Гектор. Андромаха, до этого безуспешно пытавшаяся избавиться от объятий Одиссея, легко отошла от него к мужу.
   - А я чего? Я ничего, - снова зачастил гость. - Вот подарок привез сыну вашему.
   И протянул на ладони небольшую деревянную лошадку. Она была сделана так искусно, что Гектор и Андромаха невольно залюбовались. Одиссей довольно улыбнулся.
   - У нее сбоку крышечка открывается, а внутри воины. Сам придумал, - и небрежным жестом откинул крышечку.
   - Ах! Правда! - восторженно воскликнула не только Андромаха, но и собравшиеся во время разговора вокруг них девушки. Одиссей расправил свои неширокие плечи, гордо поднял голову. Даже стал казаться почти такого же роста, как Гектор.
   - Это еще что. Вот у меня дома ложе из целого дерева... - начал он, но Гектор прервал мастера замечанием, что всем уже пора. Скоро начнутся игры.
Спор

   - Папа, а когда я буду участвовать? - Патрокл твердо решил добиться от отца конкретного ответа. Даже брови сдвинул так же сурово и руки на груди так же скрестил. Пусть видит, что он уже не мальчик. "А та девочка, интересно, тоже будет смотреть?" - мелькнула непрошенная мысль, но Патрокл мужественным усилием прогнал ее.
   - Мы вообще участвовать не будем! - кричал Ахилл. - Больно надо! Я ничего этому снобу Агамемнону доказывать не собираюсь! Пусть сам играет, раз такой молодой!
   - ПАПА! - сдаваться Патрокл не собирался. - Когда буду играть Я?!
   - Ты? - переспросил Ахилл, немного сбитый с толку. - Почему ты?
   - Ты мне обещал! - Патрокл очень надеялся, что не заплачет. ОЧЕНЬ надеялся. - Дома! Обещал!
   - Обещал? - Ахилл вдруг стал вспоминать, что разговор с сыном он начал не с перечисления недостатков Агамемнона. А с чего?
   - Да! Обещал, что и я в играх приму участие. Буду стрелять из лука! - Патрокл чувствовал, что еще немного, и он разрыдается как девчонка. Отец бывал невыносим. Ну как можно забыть, что он обещал разрешить стрелять из лука. ОНА же будет смотреть! А он не придет?!
   - Ну, раз обещал, - Ахилл понемногу приходил в себя. Гнев утихал, действительность проступала все ярче.
   - А можно я твои блестящие доспехи надену? - Патрокл скакал вокруг отца козленком.
   - Мои доспехи? - отец с сомнением поглядел на довольно высокую, но еще не такую широкую в плечах, как у него, фигуру сына.
   - Да мне в самый раз будет! - радостно крикнул Патрокл, от восторга нацепивший сначала шлем и не понявший, что это свалилось с головы, когда он наклонился к оружию.
Проигрыш

   Жаль, но тот поединок он проиграл. Хотя она смотрела и хлопала. Даже розу кинула как победителю. А победил Гектор. Он вообще один из лучших игроков. И в метании копья, и в беге. А стрелой Патрокл попал вообще отцу в пятку. Тот так кричал. Жутко неудобно получилось. Из-за этого конфуза Патрокл не хотел даже на праздничный пир идти. Зачем? Все же смеяться будут. Но пришла ОНА. Смущаясь постояла у входа, спросила, почему он не идет ко всем. "Зачем?" - спросил, хмуро глядя в угол и стараясь не разреветься (вот не везет!).
   - Там без тебя скучно, - сказала и покраснела. Патрокл бросил на нее подозрительный взгляд.
   - Кому это скучно?
   - Мне, - и прикрыла руками пылающие щеки.
   - Смеяться будут, - буркнул он и снова отвернулся к стенке.
   - Нет. Там Одиссей, царь Итаки, о своем последнем походе рассказывает. Все его слушают. Страшно, - зябко повела плечами и невольно оглянулась.
   - Пойдем, - решительно встал Патрокл.
   Уже направляясь к двери, запнулся о брошенный отцовский доспех, но не заметил этого, отвечая на ее вопрос, как его зовут.
   - А тебя? - спросил уже на улице, подражая мужественным интонациям отца.
   - Кассандра. Я будущее умею предсказывать, - улыбнулась она.
   "Кассандра. Чудное имя", - подумал он, но сказать постеснялся.
Решение

   - Сегодня я с Гектором соревноваться буду, - решительно заявил Ахилл сыну на следующее утро. Тот вспомнил свое вчерашнее выступление и грустно спросил:
   - Смеялись?
   - Нет, - решительно ответил Ахилл, прицепляя к поясу меч. - Там Одиссей таких ужасов нарассказывал, всем не до смеха было.
   Про Агамемнона, который хотел посмеяться над неудачей Патрокла, Ахилл рассказывать не стал. Зачем? Тот все равно скоро пожалел о своем неуместном смехе.
Поединок

   - Я намерен показать тебе, Гектор, что ты далеко не лучший боец, - Ахилл был настроен весьма решительно.
   - Ну-ну, - усмехнулся троянец.
   - Начнем, - Ахилл не был силен в речах, но в поединках ему не было равных. Гектор усмехаясь встал на колесницу, хлестнул коня, и состязание началось.
   Они мчались как два бога Солнца, ничем не уступая друг другу. Напряжение среди зрителей было уже почти осязаемым, когда под колесо Гектору попал маленький камушек, колесница опрокинулась, а Гектор грохнулся на землю, запутавшись в поводьях.
   Зрители вскочили с мест.
   - Остановите колесницы! - закричал Приам.
   - Гектор! - вскричала Андромаха и упала в обморок на заботливо подставленные руки Одиссея.
   Ахилл, сначала не разобравшись, из-за чего суматоха, проехал еще круг и с трудом затормозил, едва не наскочив на голову Гектора.
   - Ты чего? - обеспокоенно спросил он соперника, выпутывая его из поводьев.
   Гектор не отвечал, Ахилл забеспокоился еще больше, решив, что, наверное, все-таки наехал на него. Поднял Гектора на руки и бегом ринулся к врачу.
   - Легкая травма, - спокойно произнес лечитель после небольшого осмотра больного.
   - Легкая? - изумился Ахилл.
   - Да, - подтвердил врачеватель. - Не опасно. Ему полежать немного нужно.
   Ахилл, не доверяя больше медикам, отнес Гектора к себе и стал лечить так, как умел. Развел немного вина, приложил примочку, влил вино в рот пострадавшего и стал ждать. Результата не было. Тогда Ахилл снова развел вина (на этот раз покрепче), попробовал, приложил вторую примочку и снова стал ждать. Результат был потрясающий. Гектор открыл глаза и спросил: "Еще можно? Вино очень вкусное". Обрадованный очевидным эффектом лечения, Ахилл продолжил врачевать.
Поэма

   Приаму о том, где искать Гектора, сказал Патрокл. Радостный царь принес сына домой.
   - Отец, он умер? - страшась услышать ответ, спросила его Андромаха.
   - Почему умер? - изумленно спросил Приам.
   - Но он же не ходит, - с ужасом ответила Андромаха.
   - Ах, это, - лукаво усмехнулся Приам. Потом обнял ее и закончил: "Все в порядке. Пусть поспит, завтра все пройдет".
   Приам вышел на свою любимую веранду. Там он увидел смотрящего на закат Гомера.
   - Ну как поэма? - спросил царь.
   - Превосходно, скоро закончу, - радостно ответил тот.
Год спустя

   Троянский царь Приам сидел на широкой веранде с женой, смотрел на расстилающееся перед дворцом поле и тяжело вздыхал. Повод для вздохов был весомый: царь не знал, что подарить на день рождения любимому младшему сыну Парису.
   - Может, меч? - Приам с тоской посмотрел на жену.
   - Ты еще поэму предложи, - раздраженно ворвался в их разговор Гектор.
   - Ну что ты сердишься? - Ласково обняла его Андромаха. - Ты же у нас герой.
   - Герой, - вздохнул Гектор и вдруг расхохотался.
   - Ты чего? - недоуменно воззрились на него все.
   - Одиссей вчера письмо прислал. Он теперь живет на дальних пастбищах. Пенелопа тоже поэму прочитала. О его подвигах.


Рецензии
Всё было проще, ребята, примерно так...

Анатолий Карасёв   14.01.2017 14:53     Заявить о нарушении
Анатолий, спасибо за комментарий.

Мария Мусникова   16.01.2017 08:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.