Обычный день

Зарисовка
                           В девяносто восьмом,
                        когда я работал мастером - наладчиком
                        в тогда ещё живом издательстве "Курсив", 
                        талантливый журналист и псковский писатель
                        Володя Клевцов, помещая мой очередной материал
                        в "Вечернем Пскове", как то сказал: 
                        " Это не очерк, не рассказ. Это всего лишь зарисовка".   
                        Суждение Мастера  даже понравилось.
                                                      Зарисовка так зарисовка.
 


   Накануне на даче наломался. Сегодня воскресенье, восьмое мая. Спешить некуда. Но в шесть утра спина уже болит. Хочешь - не хочешь, надо новый день начинать. Чтобы не будить семью, тихо умылся, почистил на кухне картошку, вот уже и семь. Забежал к Маме, благо живёт рядом, здесь же, на Стахановской, в соседнем доме. В пятницу Мама ходила на встречу ветеранов с учениками в восемнадцатую школу. Принесла целую охапку цветов. А вот до кладбища дойти сил ей  уже не хватило.
 
   Могила отца на Дмитриевском кладбище. С сорокового по сорок седьмой отец был на севере. В морской пехоте. Полуостров Рыбачий. Гранитный линкор. Оборонительные бои, вылазки на захваченный немцами Кольский, разведрейды в Финляндию, Норвегию. Боевой путь в наступлении недлинный, всего лишь до Варангер Фиорда в Норвегии. Четыре десантных наступательных операции. Ни одной царапины. Только перебитый случайным осколком безымянный палец на правой руке. Стрелять не мешал.

   После войны война для отца не кончилась. Старая Эстония начиналась за станцией Моглино. Лесные братья. Это сейчас они партизаны. Тогда были бандитами. Очередную медаль "За боевые заслуги" гвардии старшина, как продолжали звать отца товарищи уже по мирному времени, получил в пятьдесят первом. В шестидесятом знаменитое "Хрущёвское" сокращение армии и органов.  Сокращали под любыми предлогами: образование, здоровье, в первую очередь и тех, кто прошёл войну и закончил её за границей. Досрочный выход на пенсию. Двадцать семь лет выслуги. И всего тридцать девять лет за спиной. За бортом. До сорока отец не дожил. Три инфаркта и все за семь месяцев "спокойной" пенсионной жизни. Слышал и такое: не пил бы, жил. Так герой или алкоголик? Сейчас-то я понимаю, что существует для этого союз "и".

    Красный гроб, полувзвод с карабинами, салют. Почему то очень много народа идёт за гробом, и в Острове, где жили последнее время и в Пскове, где отца похоронили. Оградку и железную пирамидку со звездой сварили на "Выдвиженце". Сорок пять лет стоит. Достаток в семье во времена спокойные "застойные" был. Но мы никак не могли решиться выкинуть старый памятник и заменить на  камень.
 
   Первую звёздочку на пирамидке сломали в конце семидесятых. Вторая простояла лет пять. В конце восьмидесятых ломали уже по нескольку раз в год. Я на заводе вырезал и отчеканил из обрезков латуни целую стопку звёздочек. Забегал на кладбище обычно по утрам, на зарядке. Старая женщина, подметающая площадку перед церковью, заметив, что видит меня не впервые, поинтересовалась как-то, что я делаю на кладбище в такую рань. Выслушав меня, посоветовала: "Сынок, только не злись.  Господь одинаково призрит и по делам и по вере их. И того, кто под крестом и того, кто под звездой. Пожалей тех, кто ломает, оскверняет. Им уже плохо, а будет ещё хуже".

   На обратном пути завернул на площадку строящегося костёла. Серебряные кресты уже венчают вершины. Урезанный центральный шатёр, при согласовании проекта потребовали уменьшить высоту, нарушает гармонию замысла. Изуродовали наши  псевдопатриоты прекрасный архитектурный ансамбль. Я крещён в православии, но считаю и чувствую себя православным протестантом. "Против чего вы протестуете?" - как то спросили меня в библиотеке при храме Александра Невского. Я не против, я - за. Что бы меньше двуличных попов, чтобы больше Батюшек, Священников было. Главное в вере - любовь, понимание и терпимость. Со смирением и терпимостью для меня и самого - сложнее всего.
    Сторож на площадке, женщина тоже православная, в церковь ходит к отцу Анатолию на Дмитриевском кладбище, озабочена, что с избранием нового, «короткого», старого папы деньги на строительство могут кончиться и собор так и останется стоять недостроенным.


   Домой вернулся уже в одиннадцатом. Жена напомнила, что сегодня второй день соревнований на водной базе. Наш пятнадцатилетний младший сын "гоняется". Перекусил и побежал. Вдогонку слышу озабоченное: "Если что, ты там не ругай его". Странно, но жене кажется, что я слишком уж часто "достаю" сына.

   Первые заезды уже прошли. Вода ещё холодна, течение сильное. Старт на тысячу метров решили давать как на лыжах, раздельный, с тридцатисекундным интервалом. Академисты уже отгонялись. Финиширует Саня Наместников, мой ровесник.  Я не опоздал. Каноистов будут запускать после байдарки. Байдарочников много. Есть время и поговорить. Приветствую последнего тренера каноистов Генерала - Лудилина Владимира Николаевича. Молодые спрашивают: "Почему Генерал?" Скоро сорок лет мы с ним знакомы, а откуда пошло, я и сам не знаю.

    Разговор по жизни, о жизни. Володя шутит: разговор Бомжа с безработным. Предприимчивые соседи, использовав тонкости наших законов, фактически выперли его из родительского дома. Вот уже несколько лет тянется и гуляет по инстанциям судебное дело. Да и я. Вроде бы и "при делах". Но времена теперь новые. В хозяйском кармане деньги кончаются неожиданно. Предприятие вдруг стало задыхаться. Зарплата за четыре месяца зависла. Главный инженер стал хозяину пока как бы и не нужен. Работать бесплатно?  В пятьдесят шесть искать новое место? Похоже, придётся. "Дядя, ты ж седой. В таком возрасте или больной, или дурной, если не так, то чего ты у нас ищешь?" На всякий случай, и я молодых прекрасно понимаю, лучше со стариками и дураками, только не будем путать первых со вторыми, не связываться.

    Настала очередь каноэ. Первым финиширует Валера Петров. Последний напарник моего младшего брата. Шестой десяток старому мастеру. Плохо это или хорошо? Для него и его сына хорошо. А для псковской гребли?

   В двойке с Володей Лудилиным, - первый учился в институте физкультуры, мой брат - в высшей следовательской школе, - два псковича несколько лет, и успешно, выступали за сборную Волгограда, за сборную России. Странно, но лучшие результаты многим псковичам в байдарке и каноэ удавалось показывать, когда они выступали за сборные других областей, служа в армии или учась в институтах. Школа.

   Финиширует Боря Чувахин. В девяносто седьмом, вернувшись с семьёй из ближнего зарубежья, я, не найдя работу по специальности,  устроился выставщиком  в горячие печи кирпичного завода. Потом меня "повысили" до подсобного рабочего ремонтного цеха. Там я познакомился с Мишей Чувахиным и его отцом. Породистые, но простоватые русские мужики. Такие, или многого достигают или, что чаще случается, спиваются. Посоветовал Мишке придти на водную базу. Пришёл из армии старший брат, отслужил и младший. Прекрасная двойка. Мечтали выполнить мастеров. На калининской регате проиграли и очень расстроились. Кому? Будущим призёрам Олимпиады. Борина жена с маленьким сыном стоит рядом и болеет за мужа. Братской двойки пока нет. Младший брат Михаил, женился и перестал ходить на тренировки; его жена против.  Не понимает пока человек своего счастья.

    Вот финишируют и молодые. Дима Петров, сын Валерки. По возрасту из юношей он самый младший. Но гребец уже со стажем. И папа Мастер. И мама за него болеет. Вне конкуренции.

    Миша Витовщик. В девяносто восьмом я готовил сына в ориентировщики. Он даже как то попал в призы на областных соревнованиях по своей детской группе, выиграв у признанного лидера, Никитина - внука. А потом на тренировке его банально побили. Перестал сын ходить на тренировки. Потерял Никита потенциального мастера. В каноэ  климат здоровее.

   Половина юношеской группы каноэ - друзья Виктора. Как-то, года три назад, я пошутил, что хорошо бы Генералу залучить в каноэ пару - тройку детишек новых русских. Глядишь, и спонсорская помощь пошла бы. "Крутые родители" своих детей в греблю записывать не спешат. Не популярно: не теннис, не дзюдо. Но, худо- бедно, группа сбилась.

   Здесь же на берегу за младших  болеют мамы и папы - дело уже не малое. Как то сосед Антон Забавчук, один из друзей Виктора, рассказывал про тренировку в зале: "Целых три тренера играли с нами вчера в баскетбол." - ? - "Ну как же, Владимир Николаевич, Димки Петрова папа и Витовщика Миши." - Вот теперь всё понятно.

    За Мишей выгребает и мой. Неплохо. Всё-таки километр, считай, позади. Не сдержавшись, пытаюсь подкричать, но сразу и умолкаю: ещё вывернется на последних метрах.

    Ребята протирают лодки, а Владимир Николаевич показывает мне почти готовую новую лодку - каких в Пскове ещё не бывало - каноэ четвёрку, которую он готовит на спартакиаду школьников. Лодку для ребят тренер фактически сделал заново, своими руками, по своим разметкам, из старой, списанной байдарки. Денег на новые лодки нет, и ещё долго не будет, но выступить Псковичам теперь будет на чём. Соревнования в этом году будут проводить в Пскове.
 
    Великолепная строгая форма лодки напомнила мне нашу чемпионскую датскую двойку, купленную в советское время за золотые рубли. Почти сорок лет прошло...
   Домой идём вместе с сыном. Пол  дня ещё впереди. Можно и на дачу успеть. В дверях нас встречает мама Виктора - моя жена. На молчаливый вопрос коротко отвечаю: "Достойно".                                                                                                                      г. Псков, 08.05.2005



     Июль 2013. На водной базе городской спортивный лагерь. Утром завтрак, тренировка, обед в столовой. По нашим временам немало. Я разок в неделю из своей деревни выбираюсь, в лодку сажусь.  Сегодня немного припоздал. На воде соревнования. Байдарка и каноэ. Первенство северо-западной зоны по юношам. Молодых на воду не выпускают, чтобы у плотиков не мешались. Внук Мишка уже убежал с Борей Чувахиным и компанией на Мирожский пляж в футбол играть, ОФП. Какой-то молодой из Мишкиной компании, тоже опоздал, уговорил меня сесть с ним в двойку. Прокатились. Пристали на Мирожском берегу. По очереди со всеми покатался. С Леной, Бориной дочкой, ей уже 12 лет, тоже в каноэ села. Красивый ребёнок. С Мишкой внуком. Укатался. Говорят, старость – не радость. Неверно. Смотришь на молодых и душа радуется. 
   

 


Рецензии
Содержательная зарисовка.
Когда человек чем-то занят, его жизнь веселая и радостная. И детей учите, внуков. Это такое счастье, когда дед разделяет увлечения)))
Удачи Вам!

Ксения Демиденко   15.05.2018 20:02     Заявить о нарушении
Ксения, спасибо!
Стараюсь.

Василий Овчинников   15.05.2018 20:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.