Le Tue Parole сюравария

   После крепкого чая сна, теплых мыслей, греющих его, неправильной формы,  голову, он нажал правой, занемевшей ногой, в зашнурованной, крепко-накрепко, последней модели кроссовок Nike, на тормоз, и правой незанемевшей рукой кнопку зажигания, машина заурчала ласковым лаем любимой собаки. Игорь, напряг четырехглавую мышцу  левой ноги и выжал сцепление, в педаль до упора, (автоматические коробки передачи для любителей – подумал он), переключил  уверенно, на первую, потом сразу на третью и… медленно шурша мягкой резиной по придорожному гравию, выехал с обочины на трассу, которая ждала его ночным «сочником», с утренним, пробивающимся сквозь тучи и деревья, светом солнца, молчанием.
   Пение Барбары Стрейзанд и блюза Тома Трауберта «Walzing Matilda” Рода Стюарта, звучало из 36 колонок «hi-end” музыки в салоне «германского» автомобиля. Игорь понимал, что он находится в концертном зале «Крокус-Холл», но хлопать мог только по рулю, от его эйфоричного удовольствия красивой и нежной, легкой и мягкой, раздирающей душу - музыки, дрожью и мурашками, каплями слез, стекавшими с его глаз, комом, державшим его горло с двух сторон. Дышать!!!! Дайте дышать – звучали мысли. Очень жалел, что больше нет Радио-Классик, и что это был блеф для «бизнеса умных людей», но есть ведь что-то то, или кто-то, которые смешивает звезды с крестами, песок с черепахами, навоз с деньгами, заполняя всю его жизнь женщинам, старавшимися быть умными и хитрыми. Женщины, о женщины - коварство и добро, ласка и обиды, и, конечно, немного или много меркантильность, но их ли упрекать в этом, что равнозначно быть настоящим мужчиной, державшим слово до конца 15-ого раунда на ринге жизни и, находясь уже в нокауте, кричавшим: люблю….
    Через дорогу прошла кошка, точно…. кошка, мягко нажимая подушечками лап на асфальт, белая, как смерть… но без косы…., он притормозил, чтоб не навредить маме-природе, хотя на земле кошек было очень много и они продолжались плодиться, и кто регулировал этот процесс, Игорь не знал. Ну и зачем ему это знать, сколько собак? Сколько кошек, наверное это с точностью знал Булгаковский управдом, отвозивший «беглых» собак» на живодерню, видимо это происходит и сейчас.
    «Walzing Matilda” – звучало в нем невероятным скрипуче-хриплым завораживающим тоником Рода, да он мог слушать ее бесконечно, но не понимал почему.  Но это неважно, неважно, неважно….. впрочем, важно все, нет ничего не важного, остановил он себя. Его взгляд встал на указателе «BP” БИПИ – английских заправках, быстро покоривших дороги, оставив позади всех мелких «азс- предпринимателей», застелив все дорожки пешеходов фунтом-стерлингом. Подъехав к заправке, он прикрыл дверцу машины, и пружинящей походкой австралийского Страуса, направился к тому уютному месту, где была, еда. Заказал большой «Американо» – да и это стало нормой – говорить «Американо», «Лате», «Экспрессо», спроси мою маму что это? И тут его улыбка залила светом все кафе, ну и две сосиски в тесте и конечно же то, что едят настоящие люди – дагестанскую «пахлаву», там ее делали изыскано и очень вкусно, видимо в кафе «BP» работали дагестанские повара. Девушка «на кассе», хотя было еще совсем темно, светила на него своими уютными домашними, приглашающими глазами, и, как всегда без шуток не обходилось.
Вам с собой? – сказала она, смущенно крутя локон белобрысого волоса
А как Вас зовут, Вы не знаете как пройти в библиотеку.  Она сейчас работает? - Игорь, приподнял глаза-сверла, улыбчиво вникая внутрь девушки
Так у нас тута и нет библиотеки, а если то, что было, то есть, там пивбар сделали, назвали «Английский ПАБ», там в подвале, где бомжи раньше жили, после библиотеки, - девушка красноречиво махала руками, как-бы отгоняя бомжей
Как пивбар, а книги куда? – Игорь, застенчиво, нахмурился светлыми бровями
Книги отвезли на старый Арбат по весу продали, за 1 кг книг давали 15 рублей – хороший бизнес, книг было много, несколько машин увезли – девушка тараторила без умолку, улыбалась и говорила, что если бы у нее было столько книг, она бы купила дом или квартиру и козу, и доила бы её, у нее бы было молоко, которое бы можно было продавать аж за 50 рублей – за 1 литр.
Спасибо, - сказал Игорь, изъяв свой пакет у тараторки, который был из бумаги, а не из полиэтилена, насытивший родную землю, заменив верхнюю часть планеты «Земля» на пакеты и пластиковые бутыли, лежавшие «немыми трупами» в лесах и на земляничных полянах, подсвеченных через ветки елок и берез Божьим Солнцем.
Бумажные пакеты – это хорошо, в Штатах полиэтилен уже 70 лет запрещен, наверное они любят те места, где живут, а мы ждем все Манны небесной и верно может мы - из другого теста – Игорь, ретировался к выходу, как в церкви, пятясь назад, и как бы крестясь, прося прощение у Бога от того, что услышал и сказал….
 
   Тут неожиданно в буфет «BP”, вломились двое залетных пацанов, на их лицах пылали, красными отблесками рекламных постеров, пивные улыбки, а на пальцах Игорь заметил татуировки христианских крестов. Оба были рыжие, с нечёсаными волосами, похожими на жителей Луны из Носовской Незнайки. В руках у одного он увидел небольшую такую, миниатюрную биту, на ней был выжжен, видимо, своими руками, дьявол, в виде черта с рогами.
- Слышь, ты, стой, куда прешься, погодь, у тя, сигареты есть – сказал один из них, сплевывая, прямо на пол
- Нет, я не курю, а если и курю то совсем редко, - извиняющимся голосом, сказал - Игорь, предчувствуя беду. Однажды ему удалось побывать на сходке воров, где им разрешили побывать с целью ознакомления с этим искусством разводов. Они, с сотоварищем «афганцем» Лёшкой, четыре часа наблюдали за речью и повадками этих людей, запоминали их слова, движения, а также имена авторитетов. Правда, потом 2 недели подряд пили беспробудно «огненную воду». Все это было, очень кстати.
- Ты че дурак или родом из страны дураков, ты, придурок – уже сказал второй рыжий, почесывая грязными руками за ухом у себя, ногти были настолько грязные, что было видно издалека.
- Ребята, сейчас я куплю, сбегаю, вот…, подождите…. – Игорь, сделал движение к кассиру….
- Ты, что больной?, - - первый рыжий схватил Игоря, за руку
- А ну давай сюда Айфон, баран…. – заорал басом, первый рыжий
- Ребята, давайте, без неприятностей, Вы – пацаны? Под кем ходите? – лихорадочно вспоминал Игорь, нужные слова
- А тебе чего? – сказал второй рыжий, нахмурившись и заподозрив неладное
- А то!, Сталоне знаете? Так вот я под ним, его юрист, правая рука, то есть, партнер… – Игорь, вежливо стряхнул уже смягченную руку первого рыжего и уперся ему в глаза своими свёрлами, так, что Лев едва устоял бы против этого взгляда.
- У нас завтра «тёрки» на «стрелке», на «хазе» одной, так вот скажите-ка пацаны с кого спрашивать, и ваши «погоняла», кто «смотрящий»? – Игорь, подошел к двери загородив им выход, он не понимал что говорит и боялся перепутать «стрелки» с «тёрками», начинало гореть правое ухо…
- Я, щас, один звонок сделаю и вашему авторитету пришлют счет в дубовом гробу, хотите, уроды вонючие? – Игорь вошел в роль, ему казалось, что он Крестный из фильма Скорцезе и за ним в темноте стоят бойцы с «калашами», но ноги руки начинались трястись, а вдруг они этой дубиной его по башке, а вокруг никого.
- Слушай…. – второй рыжий, стал приходить в себя от этого странного наезда «интеллигента в очках», второй «тупил» и  бил битой по ладошке левой руки.
- Ладно, «пацаны», сейчас, ждите 2 минуты, до тачки добегу, у меня есть пару «косяков», ждите, – и Игорь стремительно включил все энергетические ресурсы, которых хватило бы для запуска космического советско-американского корабля «Союз-Аполлон», для того, чтобы смотаться как можно дальше, к звездам. Рыжие, разинув рты стояли, словно замурованные чурки в асфальт, приоткрыв рты, или в предвкушении «косяков» или «кидка», эти две вещи лежали у них на весах их мозгов, больше в их головах ничего и никогда не было, кроме – проломить череп, вырвать «бабло», наехать так, чтоб все тряслись…. Их прямые извилины мозгов были похожи на улицы Нью-Йорка, прямые и перпендикулярные.

   Игорь, подбежал, как дикая кенгуру без ребенка, к машине, бросив пакет с едой на сиденье пассажира и включил «форсаж», машина не заводилась, журчал аккумулятор стартером, но ракета не взлетала… Вдруг… нет это был не скрип, не визг, это был старт космической ракеты, отделявшейся от земли. Выпрямив правую ногу в акселератор, так, что это стало одним целым телом, он выдавил его, чуть не проломив днище машины, не отпуская, благо не было еще много машин и постов ГАИ. Тряска потихоньку кончилась, проехав километров 30 или даже 50, он успокоился. Припарковал машину у обочины, так, чтобы не было видно с дороги, достал еду и стал пить кофе и есть бутерброды. Фары выключил, включил слепого BOCELLI. Не видит ничего, а как он, это, поет, руки еще тряслись, музыка нежно успокаивала и обволакивала его, особенно «le tue parole”, эта музыка заполнила полностью его тело и душу, и он тут же забыл о «рыжих», таких людей было много, надо было уметь всегда выскальзывать из их рук, техника змеи, намазанной вазелином, этому его научили чеченские евреи, кто-то ему рассказывал. Музыка плыла, кофе был кстати, немного взбодрив его и его память. Опять в голове начали метаться мысли. Почему такая большая страна, в которой он жил, на протяжении многих веков, жила в похмелье, то войны, то голод, то холокост, почему нельзя отдать все тем, кто умеет управлять, ну, как шведы, например, все скандинавские страны жили в реальном коммунизме, и у них не было ничего такого, а Европу волнует снижение цен и отсутствие инфляции – чепуха какая-то, зажёвывая бутерброд с норвежской семгой, подумал он. А вот еще…. Сколько же селедки в Исландии – пропасть, а получается у нас что?, нет ничего, кроме гниющих деревьев, и газа, которым пользоваться-то опасно, особенно в бытовых условиях, в деревнях. Мысли тупели и мелькали молниями, после рыжеволосых «пацанов», так и не понявших, что случилось: ни айфона, ни денег, ни выпить, ни морду набить – никакой радости – у «рыжих» пацанов не было.

   Смириться с тем как всё бессмысленно, надо научится быть бессмысленным – эта  мысль из фильма «Учитель на замену» толкалась в его голову, но… как отвлекаться от трудностей, как вырваться из клетки? Никто не хочет думать, все хотят добра, но взамен…. взамен… взамен, наверное, ничего, дырка от жизни, какие-то обрывки счастья, прощенный долг Банком, несуществующая новая квартира и новая жизнь, любимое созданье рядом, а не то, что и к чему надо подстраиваться, ложиться под них, под кого-то, ради детей, ради себя, ради мамы, папы – дурость какая-то! Что же получается мы все приживалки, ради… чего?......... И тут в голову заползли подозрительные мысли, он вспомнил цитату «морфинового» Булгакова ( по сведениям из интернета - Булгаков был наркоман): "не народ, а скотина, хам, дикая орда, душегубов и злодеев». 
    А кофе был вкусный, его зерна росли в Африке, а обрабатывали их в Германии, потом продавали нам и мы его мололи и пили. Бутерброд упал куда-то вниз по пищеводу, музыка сменилась на «КИНО», Виктор Цой продолжал, спустя тридцатилетие, нравится! Пора было ехать, Он вышел на улицу, оставив дверцу машину открытой, сделал 21 приседание, несколько поворотов тела, наклоны, нарисовал носом все английские буквы и цифры до 10, вздохнул жирный утром, воздух, комары еще спали или не родились, мухи где-то лежали, лаская себя, сложив свои крылья.
    Стояла тихая и добрая тишина……. было слышно, как растет земляника и ее запах влезал в ноздри и вымазывал в лице, дурманящую улыбку…. И память….., мысленно он сказал: «Ты даже представить не можешь, как мне трудно сейчас и всегда…., и без тебя и я не верю, что смогу думать и жить без тебя, я не верю, что когда-то будет лучше, что так будет не всегда, не верю. Не могу смириться с тем, что тебя нет, и что будет по другому как-то, но как может быть по другому, без тебя, бессмысленность привыкания «к без тебя», я не могу поверить в это, не хочу, ты не говоришь уйди, не говоришь - будь. Ты просишь что-то такое, что просто кусок железа, а душа, ты же душа моя.»
   Да, не понимаю больше ничего, предательство людей – обычное явление, обманы – обязательно надо понимать!, воровство – мы обязаны прощать, а счастье надо ждать, а трудности переносить и молиться, молиться, молиться и день и ночь, чтобы Бог дал что-то такое, отчего ты станешь счастливым и умрешь с улыбкой на лице. Что же такое, значит счастья не было?, значит все ложь.., обман, а где же не ложь, где не обман, где чувства истинные, или мы их постигнем в конце жизни на смертном одре, а на хрена тогда жить? – Игорь, вырвал горсть травы и стал хлестать ей себя по лицу, ах какая же ты тварь Игоряшка, просто падло. Делай, делай делай - добро и получай зло, забыл КАБАЛУ, баран… Сделай добро, потом спрячься за валуном, чтобы волна - цунами благодарности не захлебнула тебя.
   В загородном доме его не ждала мама, но он ехал к ней, никто не знает почему и зачем. В полутемноте, он нашарил пару ягодок земляники, что это за чудо и как это Бог такое вот придумал красивое и чистое и такое, отчего голова кружится и нас людей, таких уродливых злобных, нечестных и таких некрасивых, самовлюбленных, всегда думающих, что они правы, а земляника – она еще недавно была цветком и вот я положил ее на язык, слюна сразу пошла, а вкус растворился и поплыл в мозг. Я закрыл глаза и вспомнил…… все… вспомнил то, что дороже всего на свете… Куда и зачем я еду, почему? Почему я никому не нужен, почему все более, одиночество завладевает нами, мной? А как взять и вырвать с мясом любовь, так, чтобы, ну как ножём острым вырезать кусок мяса из своей ноги, будет страшно больно, но может это поможет и любви больше не будет, я убью ее.
   В три прыжка Air пружинящих кроссовок Nike, он запрыгнул в машину, включил зажигание, левый поворотник и исчез. Из него плавно отделилась душа и поднялась над машиной, у не были крылья розового цвета, душу он не видел, он видел себя. После удара, понял, что его, Игоря больше нет, но было движение, 100 метров, как минимум полета в пространстве. Но увидел себя самого, душа помогла, Игорь стал чучелом, а душа вылетела из него и наблюдала. Пьяная девушка на черном Джипе с ошарашенными глазами, увидев 10-ть 100-долларовых бумажек, ударила своим большим джипом, Игоря в зад его машины, она округлила свои тупые и никчемные глаза, а ее муж, нетрезво пристегнутый ремнем на пассажирском сиденье, проснулся.

    Душа Игоря, поднялась над дорогой, и увидела, как только он выехал на шоссе, в заднюю часть его машины со скоростью не меньше 150 км в час ударился большой джип, он видел прозрачные глаза, с огромными зрачками пьяной девушки, которой трезвый муж дал поразвлекаться на пустой дороге. Никто же не думал, что Игорь будет выезжать с обочины. Она вцепилась в руль, тело чуть пошло вперед и она ударилась левой стороной груди об руль, слегка повредив ключицу, военный муж, вытаращив глаза, двумя ногами выжимал тормоз , сидя на месте пассажира, но машина больше не ехала. Развернувшись боком, она встала. А машина Игоря, потерявшего сознание, летела его космической ракетой, по асфальту или над ним, метров 100-150. Бултыхающееся тело Игоря, так видели глаза его души, упало вместе с машиной в кювет с левой стороны дороги, тем самым машина Игоря пересекла дорогу и с бешенным ревом, скрежетом и стуком, и то ли телом, то ли болтающимся чучелом упала носом в дерево. Дерево было большим и толстым, удар сильный, оно надломилось и хотело собой раздавить тело Игоря и машину, но в 50 см от машины встало, издав мощный вздох облегчения, а в это время тело чучело Игоря пошло вперед, оно было пристегнуто к сидению и хотело вылететь через лобовое стекло, но случилось так, что ремень держал «чучело» Игоря, оно трепыхалось и пошло на руль, чтобы сломать ему все ребра, в какой-то момент ремень вырвало вместе с пластиком и куском машины и тело легло на руль мягче, шейные позвонки остались на месте, голова не упала на грудь и не сломалась шея, это было лучше, чем смерть.
   Главное же было то, что предотвращено так называемый шейный перелом, он бывает после удара в машину сзади, очень распространенная травма шеи (хлыстообразная травма шеи, при этом голова падает на грудь, шейные позвонки ломаются с хрустом). Игоря спас Бог и вырванный ремень безопасности, жизнь Игоря была в микросекундах от смерти, одной миллиардной доли секунды хватило, чтобы смерть забрала его в гости навсегда, и все…. Игорь бы умер. Травма шеи, после которой всю жизнь человек в гипсе на шее, или умирает. Глаза души поднялись, хлопая крыльями, над дорогой. Невдалеке стоял джип с пьяной девушкой и «военным» мужем, они вышли и ничего не понимали, она, так как была пьяна, они так как не знали живо ли «чучело» Игоря. Слово «военный» замкнулось в душе Игоря со смертью, в проводах человеческих отношений, и был такой специфический треск, пошел запах, горела мертвая кожа отношений «военного нечеловека». Глаза души Игоря видели и уши слышали, как «военный» сказал своей пьяной жене, что она дура, и теперь, если «чучело» сдохло, их посадят в тюрьму. Поэтому, он пересел на место жены-водителя, подстроил сидение и подумал, как будто он там был, и ехал он, и привыкал к этому, уставив свой взгляд в светлое будущее.
   Жена заревела горючими слезами, а ее слезы капали на асфальт, и теперь не было понятно, где следы шин, а где слезы «пьяной» жены, они струились, как вода из драной колонки в каком-нибудь небольшом «чмошном» поселке.
- Хватить орать и реветь дура, смоешь слезами протекторы шин, разъест, что тогда делать будем, - сказал военный муж.
- Ах, что ты мне раньше не сказал, а я, дура, ревела, чтобы алкоголь вышел, - она потупила голову вниз, достала тонкую сигарету и вроде, закурила, руки дрожали так, что сигарета не влезала в ее пьяный красный, помадой рот, и она тыкала то в нос, то в ухо. Наконец она обожгла сигаретой щеку и заорала еще сильнее.
- Не ссы слезами морда дебильная, бухать надо было меньше, чего нажралась, я ж сказал не садись за руль, тварь, а что теперь делать, если мы его кончили, - «военный» нервно расковыривал яму в придорожной земле, видимо для того, что уложить туда чучело Игоря
- Сам мудак, чего ключи не спрятал, - и она плюнула в него алкогольной слюной, прямо на щеку – и заржала лошадью Пржевальского
- Убью дура, твою мать, - военный в мундире, заерзал по асфальту обувью Пошли посмотрим, что с «чучелом» - сидеть ты будешь, падла, - военный, сплюнул и они пошли, она, чуть покачиваясь ветром от алкоголя, он от случившегося.


Le Tue Parole* - ТВОИ СЛОВА

29 01 15
SCHN


Рецензии
Да, интересный рассказ. Одно только мелкое замечание. В конце вы, наверное, хотели сказать по французски "Слово убивает" Если так, то надо было написать. La parole tue. С наилучшими пожеланиями.

Геннадий Мартынов   02.07.2017 22:58     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.