Летнее путешествие

1

Зима, крещенский тихий вечер, белые  сугробы во дворе, всюду снег,  мороз,  и  конца зиме не видно.  И  поневоле  вспоминается лето и долгожданное дальнее путешествие, которое я планировала давно, но всё как-то не получалось.
  Наконец,  решилась   и   билеты в кармане, вещи  собраны,  с  родней попрощались,  и  мы   едем по Чуйскому тракту, а  кругом вода – много воды и свежей зелени.  Кое- где  затопило дома и огороды, а дома почти все старые – редко увидишь в  деревне новый дом.
Но вот зона затопления позади,  и автобус  наш мчится мимо милых моему сердцу  деревень.
Люблю я  сельское  житье – бытье,  и давно мне  хотелось бы пожить  недельку- другую в эту летнюю пору в одной из таких деревень,  забытых богом. Как хорошо здесь  встречать  чудные рассветы и закаты над рекой в  домике на юру, по вечерам пить парное молоко, есть теплый хлеб, выпеченный в русской печке,  и вволю спать на свежем воздухе!

Еду и думаю :  как прекрасна и велика земля Алтая!  Но даже здесь в одной из крупнейших житниц страны много заброшенной земли,  где когда-то  процветали  мощные зерновые и животноводческие  совхозы. А работы зачастую в селе нет,  и вынуждены люди промышлять,  кто чем может.   Вот мужичок  продает у дороги дубовые  и березовые  веники.  А рядом через дорогу  возле березовой рощи  цветет земля сплошным ковром из земляники. 
А  настроение у  меня   прекрасное – наконец-то  вырвалась из  монотонной повседневности и смогу забыть о  домашней суете.  Но еду с ребенком первый раз так далеко и надо быть всё время настороже – всякое ведь бывает в дороге.
Итак, путешествие только начинается! Автобус  мчится по Чуйскому тракту с предельной скоростью, водитель – фокусник  без  конца разговаривает по телефону, управляя автобусом без рук,   постоянно выезжая  на  встречную полосу и  обгоняя других. А про ремни безопасности даже нет речи.    Экстрим,  однако! Хорошо, что машин в это время сегодня на  дороге сравнительно немного.
А пейзажи кругом завораживают. Места благословенные, что  и говорить,  но  без солнца всё как-то меркнет.  Наконец,   из- за туч  выглядывает  солнце,  и  над  всем этим  ясным  великим простором  бесконечной  чередой  медленно  плывут  по   синему  небу   белоснежные облака.   А   земля  вся в праздничном уборе:   радуют глаз целые поляны белой ветреницы,   желтой сурепки и  нежно-голубых незабудок.  Хорошо!
 Едем быстро и с ветерком -  в  открытые окна врывается свежий ветер. Пассажиров немного – сейчас ездить дороговато, вот и ездят люди редко.  Да и сама я  четыре года просидела почти безвыездно в своем уголке, поэтому  так и радуюсь этой поездке.  А мы подъезжаем  к  бийскому кладбищу,  что в сосновом бору,  и вот уже манит  занятная вывеска кафе  « Сытый батька».
 Мы лихо проезжаем по мосту  полноводную Бию, едем мимо старых,   обшарпанных  домов, свидетелей начала  двадцатого века,  по улице Шубина и дальше  мимо парка, когда-то посаженного пионерами и комсомольцами. Теперь здесь выросли деревья – тополя и березы  и радуют  свежей зеленью листьев.  Подумалось:  всё остается людям.  Сколько было хороших традиций в нашем советском прошлом, в  том  числе и рукотворные леса и рощи повсюду  в городах и поселках.
После Бийска долго едем до  Барнаула  по федеральной трассе,  и я любуюсь чистыми ухоженными  посевами  и причудливой игрой  света и тени на изумрудных,   ровных,  как стол,  полях.
Но  что это?  Целый лесок  берез  с   черными  обугленными стволами.  Сколько вреда приносит природе  этот весенний  пал…
 И снова за окнами  изумрудные нивы Алтая.  Когда-то  сюда в  далеком 1954 году приехали первые целинники  –  люди  с  горячими комсомольскими  сердцами,   и проложили первую борозду на этой богатой, нетронутой плугом   земле.  Сколько перенесли они трудностей, сколько отдали сил!  А результатом стали,  созданные ими  совхозы, миллионы пудов зерна, новые сёла,  дома и эти величественные лесополосы. Огромна я  заслуга первоцелинников в освоении этого края- кормильца.
 А мы,  наконец,  подъезжаем  к  славному городу Барнаулу,  и город приветливо  встречает нас  теплом  и солнышком.
 Проезжаем старые его   кварталы.    Как  украшают эти  деревянные дома резные  кружева наличников!  Как искусно владели  ремеслом мастера русского деревянного зодчества! И каждый дом на особицу со своей изюминкой,  выдумкой и фантазией.  Но чем ближе к центру города, тем больше раздражает навязчивая реклама типа « Мы вам верим и денег дадим» или « Я  Мазда, я  твой идеал» и вот эта обнаженная девушка на щите.

2

В Барнауле уже вечер,  Ксюша – моя милая попутчица,  устала,  заходим отдохнуть  на вокзал в  зал ожидания, где скучает немолодая семейная  пара  да сидит какой-то небритый  мужчина, уставившись в экран телевизора.
К  нам подходит строгая дежурная и требует  немаленькую  плату.  Оказывается,  это  зал повышенного комфорта,  и  нам приходится спешно ретироваться.
 Мы переходим  в  другой  зал ожидания,  где полно  людей,  и почти все места заняты, но нам удается присесть. Моя  Ксюша быстро знакомится с черноволосой худенькой   девочкой Надей, а я с ее бабушкой и,   пока  девочки играют, женщина рассказывает,   что привезла   внучку на обследование и за  три дня потратила  все последние деньги.   Мы  угощаем   их домашними припасами, а  сами идем поужинать в кафе « Золотая осень», где вкусно и сравнительно   недорого кормят.
 Наши  соседи  через  полтора часа едут домой в Кулунду, а мы тоже садимся в поезд  и утром  проезжаем Славгород.   А  кругом  огромной длинной полосой цветет  шиповник вдоль  дороги и чем дальше,   тем  больше пустой земли  –  в  Сибири  чувствуется  ее  малозаселённость,  я  бы сказала даже -  заброшенность.   И  только  неизменно   радовали   березки.  Они  встречали меня, словно родную,  приветливо  качая   молодой  листвой.
 Я снова еду  той же  дорогой, что и спустя четыре года, и вроде бы ничего не изменилось внешне, кроме международных событий, которые так тревожат  нас  всех…
А за окном вагона   пошли  плясать  километры  сибирских  просторов!   Я думаю, кто хочет узнать Русь,   должен  хотя  бы раз  побывать  в Сибири  и понять, в чём же её  величие.
Но главное в дороге -  люди. И кого только ни встретишь в пути! В нашем вагоне едут  рабочие- строители  с Алтая   на вахту в Нижневартовск. С  нами в купе их  двое – один  постарше,   плотный,  словно литой, курносый блондин  с крупным, мясистым лицом и бритой большой головой. Его товарищ   полная противоположность  другу    -  высокий, худой, подтянутый, стройный,  чернявый.
Мужики  сели в поезд ночью,   проснулись лишь в обед и  пошли курить в туалете, потом плотно пообедали  и  вечером   разговорились.   В своей деревне  работы нет,  и жизнь  заставляет  их искать  заработки   далеко от родных  мест.  Зарабатывают Лёха и Санёк  в среднем  по   60  тысяч в месяц.  На жизнь вроде хватает на два месяца.
В  разговор вступает  еще один  попутчик   пожилой,  коренастый, степенный  мужчина по имени  Владимир.
- В деревне  с   умом   жить можно,   -  говорит он.  – Я вот держу  шесть быков,  пять  свиней и по    шестьдесят   кроликов и бройлеров. Оба с женой  работаем, я скотником, она  телятницей   у фермера, встаем  полшестого утра.  Кормим   всех и идем на работу. Вечером опять управляемся по хозяйству, ужинаем и ложимся спать. Работаем много, зато всё своё. Еще сыну с  внуком помогаем. Сын  тоже  в нашем Заводоуковске живет, а в  сельском  хозяйстве работать не хочет – это ж   чертоломить  надо,  а молодым неохота.   Ездит он  на работу  в Тюмень за сто километров  каждый день на  своей  машине.
Владимир рассказывает о своей жизни, а за окном то   проплывают леса,  то   редкие станции и деревни с ветхими строениями,    крытыми  старым,   потемневшим от времени шифером,  а  фермы пустые с дырявыми крышами.
Я смотрю в окно,   а вязкий,  тягучий голос  Владимира  буравчиком лезет  в уши:
-   В деревне жить можно, -  в который раз повторяет  он. -  Я вот  дом построил три года назад 9 на 12. Машину  купил себе и сыну.  Бычков на мясо сдаю. У меня всё своё. Хотите салом угощу?  Сало у  мен я -  во!  – хвалится  Владимир  и лезет в  большую сумку за салом.
-   Попробуйте, какое вкусное, -  говорит он  и протягивает  всем ровные кусочки  сала с черным деревенским хлебом.  Я вежливо отказываюсь,   и     всё смотрю в окно на эти заросшие травой поля с заброшенными лесополосами  и неяркое  небо.
 Ксюша дремлет,   мужики  смачно едят  розоватое с толстыми прожилками мяса сало, а Владимир  рассказывает:
- Жена у меня золотая, вот мяса мне  в  дорогу   сколько наварила,  пирогов напекла  - ешь не хочу!   А  вы не стесняйтесь, кушайте.  Я на родину еду, дом там у меня после родителей остался  в Чувашии,  продавать жалко. Вот на родине побываю,  поживу недельку-другую, с  друзьями детства повидаюсь,  подарков жене,  сыну и внуку наберу,  да и домой.
Старый советский   вагон выпуска восемьдесят первого года скрипит, покачиваясь,   и везет нас  в необъятную даль.
3
В  Тюмени  наши  попутчики  Леха и Санек выходят, а мы едем дальше и знакомимся с новыми пассажирами и среди них молодой,  черноглазой,  обаятельной  девушкой Лерой.   За Красноуфимском  поезд ныряет в  черноту туннелей –  четыре больших и один маленький.  Едем по  Башкирии, на станции Янаул выходит Лера. Ее провожаем всем купе –  у Леры через несколько дней свадьба.  С нами до Москвы  в купе едут  симпатичный парень – студент  военной академии и красивая  стройная молоденькая девушка.  Она в очень коротенькой юбочке и  яркой маечке  с  небольшой легкой сумочкой через  плечо, на котором красуется татуировка.
Молодые люди знакомятся  и вскоре уже сидят в обнимку.   Девушка  мечтает   покорить Москву. Удастся ей это или нет -  кто знает.  А мы  проезжаем  красавицу  Каму,  большую реку  в живописных берегах. Едем дальше по  Удмуртии, Татарии,   и вдруг  внезапно в вагонном окне внезапно открывается панорама Волги. Она  широкая, полноводная,  величавая, завораживающая взгляд,   мать русских рек.  Сколько песен  о ней,  сказок и легенд  сложено!  Я смотрю и не могу налюбоваться этой красотой, но  поезд  идет быстро,  и Волга  скрывается  вдали.
И с каждым километром пути  всё ближе Москва, а на душе неспокойно  –  как она встретит нас,  как приютит?  Первый раз я еду так далеко с ребенком, хотя она молодец,  дорогу переносит хорошо, не  капризничает,  и  всё  ей  интересно -  девочка даже  в блокнот записывает  станции  и полустанки.

Но  вот  три  тысячи километров  пути позади,  и  в день своего рождения ранним утром  я с внучкой выхожу  из поезда,   и мы оказываемся на Казанском вокзале.  Здравствуй,  столица!


Продолжение следует.


Рецензии
Замечательно. Этикет исчезает потихоньку.
Да и мы уже не слепые котята.
Понравилось. !!!)) Счастья и долголетия.

Хитоми Кимм   14.02.2017 17:33     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.