Записки рыболова-любителя Гл. 849-850

849

Я н в а р ь  2 0 1 5  г.

5 января 2015 г. на 86-м году жизни умерла Гутя – сестра моей покойной тёщи Антонины Дмитриевны, бабушка очаровательной Даши Михрютиной:

9 января 2015 г.
Максим Франк-Каменецкий (Эту статью переслал мне и остальным Участникам Пленума 61-67 Туровцев 7 января 2015 г.)

А напоследок я скажу…

Под самый Новый год я улетаю домой, в Бостон. Я уехал насовсем из Москвы 21 год назад, но я за эти годы много раз приезжал ненадолго, а эту осень провел целиком в Москве. У меня sabbatical в текущем учебном году, и я решил провести осенний семестр в Сколтехе, новом университете, создаваемом в Сколково при участии Массачусетского технологического института. Но я ничего не буду говорить о Сколтехе, скажу только, что его весьма герметичная среда оказалась недостаточно герметичной, чтобы изолировать меня от остальной страны. Впрочем, я и не стремился к изоляции.
Что же я ощущаю в отношении моей родины покидая ее опять, проведя здесь целых 4 месяца? В ходе моего пребывания здесь у меня постепенно появилось и постоянно усиливалось непреодолимое чувство тошноты. Такой централизации, такой концентрации всей власти в огромной стране в руках одного человека здесь не было со времен Сталина. Но Сталин добился этого путем установления железного занавеса, путем великого террора, истребления всех и вся, тотальной слежки, тотального доносительства и устрашающей системы ГУЛАГа. Ничего этого теперь нет и в помине. Границы открыты, репрессивная машина если и есть, то вполне вегетарианская. И при всем этом среди интеллигенции какой-то кретинской мантрой стало декларировать свою безмерную и безусловную любовь к России, к р-р-русской культуре, к "русской цивилизации". Такое впечатление, что они боятся, что если они перестанут исступленно повторять эту мантру, их немедленно поставят к стенке. Я уже не говорю о каком-то иррациональном антиамериканизме, присущем буквально всем. Разумеется, все это следствие чудовищного комплекса неполноценности, но это же не может бесконечно служить оправданием!
Никого не интересует геополитика, то есть то, как поведение России на мировой арене воспринимается остальным миром. Хватит, мол, насмотрелись на других, теперь полюбуйтесь на нас! Но у других решения, пусть не всегда разумные и правильные, принимаются в рамках демократического процесса и ошибки одной администрации могут быть исправлены следующей. В России же сегодня ВСЕ решения принимает один человек, смена которого может произойти только вследствие его естественной или насильственной смерти. И самое поразительное, что граждане этой страны, по крайней мере подавляющее большинство, не усматривают в этой ситуации угрозы себе, своим близким и всему окружающему миру. Нет, конечно, хватает тех, кто сматывает удочки. Но таких все равно ничтожное меньшинство. На что же рассчитывают остальные? Для меня это загадка. У меня сильное ощущение, что люди верят начальству, что в 2015-м году цены на нефть пойдут вверх, и рубль вновь укрепится.
Одно маленькое наблюдение, которое, что называется, drives me crazy. Готовясь к отъезду, я прошелся по сувенирным магазинам на Арбате. Практически на всех футболках, которые вы можете в них найти, изображен Путин в разных видах с надписями типа: "Лучший президент", "Самый вежливый президент" и т.д. И ведь это не госпропаганда, очевидно это то, что пользуется спросом: людям не только нравится это, но они готовы за это платить! Боюсь, что расплачиваться в конечном счете придется всем без исключения, и расплата будет жестокой. И вот почему еще я так думаю: нельзя безнаказанно выставлять в сувенирных магазинах отвратительные расистские изображения президента великой страны (я имею в виду в данном случае США). Рано или поздно это ой как аукнется.
Пользуясь своим достаточно уникальным положением человека, давно живущего в Штатах и в то же время проведшего 4 последних месяца уходящего года в Москве, хочу напоследок высказаться с предельной прямотой:
Все разговоры о том, что США и Саудиты сговорились опустить цену на нефть, чтобы осадить распоясавшегося русского медведя, это полная чушь. Никто в мире всерьез Россию как не воспринимал (с тех пор, как СССР накрылся медным тазом), так и не воспринимает. Та ситуация, в которой Россия оказалась, лучше всего соответствует понятию perfect storm. Независимо и одновременно сошлись три процесса:
1. В результате появления в течение последних 15 лет новых технологий (не только сланцевых), резко возросла добыча нефти в США и в Канаде, что в реальности единое экономическое пространство. В результате Штаты/Канада перестают импортировать нефть и начинают ее экспортировать. Те производители нефти, как Нигерия и отчасти Саудиты, которые лишились традиционного покупателя в лице Штатов, бросились искать новых клиентов. Так возникло очень существенное увеличение предложения и, соответственно, борьба за рынки сбыта нефти, ведь США - это главный потребитель нефти в мире.
2. Совершенно независимо от этого произошло снижение темпов роста мировой экономики, прежде всего в Европе и Китае. Японская экономика уже давно не растет. В результате упал спрос на нефть.
Комбинация этих двух факторов, рост предложения и падение спроса, не могла не обрушить цену на нефть. Причем каждому здравомыслящему человеку было ясно уже в начале 2013 года, что такой сценарий неизбежен. Я, например, специально навестил Москву в мае 2013 года и говорил всем, кто хотел (да и тем, кто не хотел) меня слушать, что я приехал "посмотреть на родину накануне коллапса". В общем-то двух указанных факторов уже достаточно, чтобы вызвать perfect storm, который так и так разразился бы этой осенью. Но, видимо, кое-кому этого показалось недостаточно: была искусственно добавлена еще одна причина, уже бьющая прямо по России и ее жителям:
3. КРЫМНАШ!
Русские до сих пор не могут понять, что аннексия территории другой страны, даже без единого выстрела, это не тоже самое, что победа национальной сборной в чемпионате мира по футболу. Такая аннексия - это опаснейший прецедент, особенно в Европе, основном театре военных действий обеих мировых войн. Да, русские уверены, что Крым - это русская земля, и она по справедливости должна быть частью России. Имеют полное право так думать, не так ли? Ну а как насчет так называемой Калининградской области, т. е. Кенигсберга и Восточной Пруссии? Это тоже русская земля? Или все же немецкая? Ведь немцы тоже имеют полное право так думать, не так ли? Что если следующий раз, когда Россия опять окажется на коленях (не такое уж невероятное предположение, не так ли?), Германия вернет себе назад Восточную Пруссию и выгонит к чертовой матери всех русских оттуда, как русские выгнали в свое время оттуда всех немцев? Так что же, давайте опять, уже в третий раз за последние 100 лет, перекраивать карту Европы "по справедливости" при помощи аннексий, пушек и танков? Хоть с кем-нибудь, хоть с одним мировым лидером, не говоря уже об ООН или НАТО, Путин обсудил свои планы аннексии Крыма, прежде чем приступить к их осуществлению? Даже Гитлер вел переговоры в Мюнхене с Францией и Великобританией, прежде чем захапать Чехословакию. Путин видимо считает, что обладание ядерным оружием делает его неуязвимым. Он что, уже забыл о "крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века"?! Спас тогда СССР ядерный арсенал? Как я уже говорил, никто Россию всерьез не боится – слишком она слаба во всех отношениях – но надеть на сумасшедшего смирительную рубашку в виде весьма серьезных санкций все же пришлось.

Русских бесит, что американцам есть дело до Крыма, расположенного от них за тридевять земель, и о местонахождении которого никто в Америке еще год назад не имел ни малейшего представления, да и сейчас не имеет. Русские не понимают, что дело совсем в другом. Да американцам начхать на Крым, и Украина им до лампочки (как, впрочем, и Россия). Но им совсем не начхать на стабильность в Европе. Американцы не сильны в географии, но у них хорошая память, и они помнят, что дважды в ХХ веке многие тысячи американских парней гибли в Европе, которая оказалась не способна сама решить свои проблемы. И они решительно не хотят, чтобы это повторилось опять, особенно с учетом того, что на этот раз мальчиш-плохиш еще и размахивает ядерным оружием. На беду русским, за последние годы, в связи с борьбой с терроризмом и с Ираном, были разработаны и детально апробированы очень эффективные средства введения санкций. Особенно в связи с Ираном, банки и бизнесы по всему миру получили наглядные уроки того, как сильно можно пострадать, если нарушать режим санкций, объявленных Америкой. С Америкой вообще шутки плохи, должен сказать.
Из сказанного выше ясно, что я не возлагаю на Путина вину, ни прямую ни косвенную, за обвал цены на нефть. Но я возлагаю именно на него, узурпировавшего всю полноту власти в огромной стране, полную ответственность за то, что вместо того, чтобы попытаться всеми силами смягчить удар приближающего perfect storm, он своими безумными действиями в Украине сделал Россию многократно более уязвимой.
Что же я пожелаю остающимся здесь в Новом Году? Чтобы сбылись их мечты, и по щучьему веленью западные санкции и путинские контр-санкции были отменены и чтобы в магазинах вновь появился хороший сыр, чтобы нефть стала стоить $250 за баррель, как давно обещал глава Газпрома Миллер, и чтобы Украина приползла на коленях проситься в состав России. Ну а если ничего этого не случится и разразится полномасштабный кризис, то и в этом случае остаются две возможности: ужасный конец (для режима) или ужас без конца (для россиян). Думаю, нет надобности говорить, чего бы желал я, тем более, что такое пожелание может подпасть под какую-нибудь статью Уголовного кодекса РФ, столь стремительно пополняемого новыми статьями чуть ли не ежедневно.
С Новым Годом! 
Максим Франк-Каменецкий
Professor of Boston University, USA
Visiting Professor of Skoltech, Russia

Я откликнулся  в тот же день:

Дорогие друзья! Желаю всем нам дожить до апофеогического конца спектакля "Путин и его Россия" и выйти из зала живыми и невредимыми.
Мне почему-то кажется, что у нас с Вами шансы на это есть.
Ваш рыболов-любитель.

Отклик Биненко на письмо Туровцева от 8 января 2017

Во многом и мы виноваты,что власть в нашей стране захвачена "орденом меченосцев" и кооперативом "Озеро",  - нужно быть гражданами,а не просто населением.

Мой ответ Вите Биненко от 8 января 2015 г.:

Мы! Это кто?
"Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать..."
Не в том дело, кто виноват, а в том, что теперь-то делать?
Наблюдать и выжидать, не суетиться. Терпеливо просвещать население. Оно не такое уж на 85% идиотическое. Придуривает в массе-то.
Главное, соскочить вовремя - в момент удара, а не после.
А самое смешное - мне Путина жалко. Он, конечно, хорохорится, но не все же остатки ума потерял. Соображает, что дело плохо.
А так было хорошо!
Подался бы в монахи, может, церковь бы и защитила. А так - больше некому.
Разве что - Обаме?
Он, ведь, парень незлобный. И на всю ненависть России к нему никак не реагирует.
Санкции - дело формальное. Нельзя же полицейскому не свистеть, когда чудак на красный свет чешет!
Так что будем на Обаму уповать. Ну, не на Рамзана же Кадырова рассчитывать!
Да и Петя Порошенко не успокоится, пока Крым обратно не вернёт.
Так что лучше будет - Крымваш!
Нам и своего неухоженного пространства хватает, а денег его обустраивать - нет и не предвидится. Нефтяная халява кончилась.
Ваш Саня-рыболов.

Ответ Косарева на письма Туровцева и моё от 9 января 2015 г.

Спасибо за статью и за поддержку,  но большинство наших однокурсников  пока отмалчивается. Это говорит о том, что они боятся или не хотят обострять отношения. Так было до 1991 г, когда рухнул СССР. Сейчас дело, видимо, идет к обрушению режима в РФ.

Письмо Косарева мне и остальным от 9 января 20215 г.

Россия не рассчитала, что Крым – это 2,5 миллиона жителей, миллион из которых – пенсионеры. Россия не оценила, что в Крыму нет производства, это на 100% сельскохозяйственный полуостров, земли которого орошаются водой с материковой Украины»
Думаю, что рассчитывали на то, что нефтяных денег на авантюру в Крыму и Донбасс хватит, а сейчас видно, что просчитались.

Письмо Ник.Рыжова от 9 января 2015 г.

> Дорогие участники пленума имени Володи Аксёнова!
.... Огромное спасибо за письмо, ссылки и вообще, что помните. ;-)
С Новым годом!
Николай

Письмо Биненко от 9 января 2015 г.

15.01.14 в 19ч. на Марсовом поле будет митинг тех, кому судьба России не безразлична!
Надеюсь с вами встретиться.                               
В.Б.

Ответ Косарева от 10 января 2015 г.

Я тоже. Давайте искать там друг друга через Сашу Туровцева.

10 января 2015 г. моему тестю Николаю Степановичу исполнилось бы 90 лет. А он и до 70 не дожил.

11 января проводили Сашулю в Питер.

Письмо Киселёва от 13 января 2015 г.

Василич, господа!
Простите за молчание и неучастие в ваших дискуссиях.
Дело в том, что перед самым новым годом я подхватил букетик вирусов,
и по этой причине никому ничего не посылал. Во избежание, так сказать.
Вчера мне его наконец вычистили клинером, ушло на это часа 2,5. Глотать Крым, конечно, сразу же не следовало. Пусть был бы независимой республикой, вроде Абхазии, с нашим ограниченным
воинским контингентом и ВМФ. Оставлять Крым Украине не следовало ни в коем случае (это моё мнение!), так как больно уж америкосы хотели там свою базу пристроить, чтобы контролировать всё Чёрное море.
А так - Крым + Новороссия - вот и подавились.
А западные капиталисты вместе с арабами повторяют сценарий обвала мировых цен на сырьё, который привёл к распаду СССР. Как бы они это ни отрицали, но шкура-то видна...

Шура!
Извини, но письмо г. Франк-Каменецкого - это просто набор штампов из западных СМИ + немного своего, но уже замыленного мнения. Объективности - никакой, только эмоции и штампы.

Митинг 15-го?
Господа, а вы ознакомились с форматом этого митинга. Это митинг в защиту братьев Навальных, и численность его ограничена заявителями на 200 (двести) участников. Если будет больше хоть на одного чела, то всех заметут в участок, да ещё и поколотят. Мы это уже видели.
Да и Марсово поле для больших митингов не подходит.
Кроме того сами братья попросили мероприятие перенести на февраль.
Так что встреча пока не состоится.
В заключение хочу всех поздравить с наступающим Старым Новым годом и пожелать всем здоровья.

Василич!
А ты не пробовал запивать нашу родную водочку белым столовым вином? Неплохой эффект! И усваивается продукт намного лучше. Попробуй, вдруг поможет.

Ваш вечноворчащий физик
Виталий Киселёв

Письмо Опекунова Лебле от 13 января 2015 г.

Лебле 13.01.15
Здравствуйте, дорогие Сергей Борисович, Аня и Маша!
Вчера меня выписали из больницы, настроение было хорошее, а тут еще и ваше письмо пришло. Приятно оказаться дома, да еще с поздравлениями. Рецепт салата «Оливье» поражает своей современной невыполнимостью. Я даже испугался. Как будто за последние 150 лет что-то произошло в математике, и теперь в результате сложения чисел получается меньший результат, чем в 19 и начале 20 веков. Но, размышляя, я пришел к выводу, что дело не в математике. Я видел живых рябчиков, они приходили к нам на дачу, целым выводком, это сосед говорил мне, что это были рябчики, но о применении их в пищу я и не подумал. А как-то сын Саша принес с охоты с друзьями утку. Я потратил день, но ощипал ее, осмолил на газе и запек. Кроме меня, есть ее никто не стал. Но салат «Оливье» стал для нас культовым. Про него много анекдотов. А в фильме «ДМБ» призывник в армию в ресторане заказывает себе три салата. Очень хорошее блюдо, особенно хорошо им закусывать водку на следующий день после праздника. И я не против того, чтобы наш салат тоже назывался «Оливье». А рябчиков очень любил наш великий баснописец Иван Андреевич Крылов. Как-то на приеме у царицы он сел за большое блюдо с рябчиками и, не дожидаясь слов приглашения царицы, принялся за них. Сидевшему рядом господину, сказал, что боялся, вдруг царица его не попотчует. При всем своем уме и талантах был он человеком бесхитростным.
     Порадовало меня и прошлое письмо, сообщение о внуке Тиме. Я вспомнил философа Виктора Федоровича Овчинникова, Царствие ему небесное, который, будучи убежденным материалистом, говорил, что талант имеет своего материального носителя. Четверти вашей наследственности оказалось достаточно, чтобы профессионально заниматься математикой. Желаю Тиме успехов в математике. В нем течет частично эстонская кровь, и я радуюсь, что все анекдоты о тормознутости эстонцев – всего лишь выдумка врагов эстонского народа. Эстонская кровь не испортила Тиму, а, может быть, даже усилила его способности. Я подумал и о матери Тимы. Удивительно, что она встретилась с эстонцем, их же не очень много в Калининграде. Как они могли найти друг друга? С точки зрения теории вероятности - почти невозможный случай.
      Для меня математика – высшая сфера деятельности человека. Нет на свете ничего круче ее. Под математикой я понимаю, конечно, и теоретическую физику, и астрофизику. А в конечном счете, и генетику человека, которую без математики не расшифровать. Согласен с Фридрихом Энгельсом, который писал, что в каждой науке столько науки, сколько в ней математики. На днях случайно в интернете прочитал биографию и записки учеников академика Израиля Моисеевича Гельфанда. Человек он был без высшего образования, учился в вечерней школе, университетов на кончал, а поступил сразу в аспирантуру МГУ. Видимо поэтому был человеком грубоватым и правду-матку резал прямо в глаза. Некоторое время он посещал знаменитый семинар Льва Давидовича Ландау и остался не доволен низким уровнем математики, с которой Ландау и его группа работали. Как пишет ученик Гельфанда, предполагаю, что со слов самого Израиля Моисеевича, что он ходил на семинар Ландау «как народовольцы ходили к мужикам». Всячески просвещал их. Не предвижу возражений с вашей стороны, Сергей Борисович, а ожидаю услышать некоторые слова в поддержку Гельфанда: «Да так оно и было». Если бы наша беседа проходила лично, я бы заступился за лауреата Нобелевской премии Ландау, но не очень сильно, потому что ученик не должен сильно спорить со своим учителем.
     Во время прогулки с Аней по вашему поселку Аня говорила мне о некоторых проблемах в ваших здоровьях. Но во мне существует твердая установка, что математики живут очень долго. Они постоянно тренируют свой мозг, центральную нервную систему, которая управляет через периферию деятельность всех органов человека. А при правильном управлении органы не дают сбоев. Лично я планирую заготовить всем своим родственникам и друзьям хорошие и добрые прощальные письма, которые будут отправлены после моей смерти. Одно из писем будет адресовано вам. Брат Веня делает это с 50-х годов, когда моряков обязывали это делать, а также страховать свою жизнь. Вене в этом году исполняется 80 лет. Дай Бог нам всем здоровья. Я верю в медицину и врачей, поскольку представляю всю сложность подбора лечебных средств и методы их создания. Другого пути, как разбираться в механизмах болезни и механизмах действия препаратов не существует. Сотрудники с моей бывшей работы подарили мне большую бутыль настойки гриба чаги на самогоне, якобы хорошее средство от рака. Я поблагодарил сотрудников, настойку принял и с удовольствием выпил ее, растягивая удовольствие на полгода. Может быть, я неправильно делал, надо было воспалить свое воображение и представить настойку волшебным средством, но я испорчен материализмом и видел в настойке просто хороший спиртной напиток. Лучше «Виски» или «Бренди».
Мне всегда кажется, что учитель должен быть подобен столпу. И по определению у него должно быть железное здоровье. В молодости учитель должен ходить на охоту и рыбалку, валить деревья. Учитель - это некая опора, вокруг которой закручивается очень много событий. Он всем нужен. И живет долго. Гельфанд после долгих приключений оказался в США, проработал и прожил там много лет и умер в возрасте 97 лет. Предполагаю, что к этому времени у него были какие-то болезни. А вот на предмет того, что человеку нельзя жить без учителя, наводит меня жизнь Льва Николаевича Толстого. Казалось бы, человек – гений, личность самодостаточная, учит жизни других людей, у него тысячи последователей «толстовцев», а сам не мог обойтись без духовника. По дороге к нему и умер. И мне хочется, чтобы вы, Сергей Борисович, жили долго, а при получении моего доброго и прощального письма могли бы сказать: «Да. Он любил математику и математиков». Так же как вы нашли добрые слова о Володе Трофимове.
На днях прочитал в интернете несколько статей по суперматематике. Мне показалось, что еще рановато использовать приставку «супер». Сначала нужно закончить создание всей математики, написать большой раздел с теоремой о несуществовании какой-либо другой математики, и вот этот раздел назвать «суперматематикой». Есть правда и другая приставка - «гипер». Она уже применяется в математике, но ведь всегда можно кое-что и переименовать. Аристотель назвал свою философию «метафизикой», как бы то, что выносится за пределы физики, за ее предмет, но термин «метаматематика» уже закрепился в науке, так что лучше его не трогать. Ваши записки я внимательно прочитал. Как и в случае с лекциями моего сына Илюши по еврейской этнографии мне лично не хватает некоторой художественности, вольности, вымысла, догадок, предположений, легенд и смешных случаев. Все очень серьезно. Но, наверное, так и должно быть для ученого человека. Не уверен, к месту ли будет сказано, но горбатого могила исправит. Если человек серьезно относится к своему делу, а другого, наверное, и не должно быть, записки получаются серьезными. Американский физик Роберт Вуд был серьезным ученым, у них он считается основателем криминалистики, автор трудов по оптике, по спектральному анализу, а все легенды о нем написал его друг. Лично я воспринял ваши записки как исторический документ, конспективный как записная книжка, содержащий достоверный фактический материал, интересный историкам науки. О них тоже нужно подумать. И, конечно, порадовался за высокий уровень работ, о которых говорится. Перед публикацией записки нужно кому-то, живущему в теме и имеющему опыт редакторской работы, почистить. Такое же желание у меня возникло и при чтении записок учеников Гельфанда. Чувствуется глубокое уважение и восторг перед учителем, но создать его человеческий, бытовой образ никто не берется. Но уж как получится. Мало ли кому чего-то хочется! Я имею в виду себя, желание увидеть в записках несерьезные моменты.
К Салтыкову-Щедрину я отношусь с нежностью. Как-то мы вернулись с вами с демонстрации, вы достали «Историю города Глупова» и стали читать строки о демонстрациях. Все совпадало. Демонстрации по поводу бедствий прошлых и будущих. Я восхитился прогностическими способностями автора, а по приезду в Минск нашел у себя «Пошехонскую старину» и с превеликим удовольствием прочитал ее. Не было никакой социальной сатиры, была только любовь к своему детству, родителям, братьям и сестрам. Окружающие его люди не были высоконравственными героями. Отец был полностью подавлен энергией матери, даже пищу принимал только один раз в день. И не высовывался из своей комнаты. Мать – хищница, которая прикупала одну деревеньку за другой. Брат – игрок в карты, проиграл доходный дом в Москве и погиб, так как мать не пожелала оказать ему помощь, сестра вышла замуж за градоначальника, который потерял руку на войне, но и одной рукой загребал столько, что и не каждый двурукий мог бы загребать. Именно к таким градоначальникам приходили купцы с подарками и говорили: «Отец родной, не губи, придумывай любые правила, только не меняй их, а мы уж как-нибудь приспособимся». Я не увидел призывов к революции, автор просто хотел сказать, люди, посмотрите на себя, какие вы. Как чиновник высокого уровня Салтыков-Щедрин видел разложение государственного аппарата, коррупцию на всех уровнях власти, но при всем этом любил Россию. И писал на хорошем, понятном языке, без всяких выкрутасов, что не сдерживало его фантазии. Хороший был человек. Я рад, что вы его читаете. Время от времени нужно возвращаться к нашим истокам.
В детстве я любил читать сочинения классиков 19 века. Мыслил себя сыном бедного дворянина, который с книжкой сидит в маленькой комнате барского дома, около окна, за которым идет мелкий противный дождь. За аллеями сада крепостные  мужики, изнывающие от эксплуатации, готовили восстание с желанием поджечь усадьбу, а мне хотелось уехать в Германию, поступить в университет и изучать там философию, чтобы понять, куда я попал, и что творится в этом мире.
 Спасибо за поздравления. Сегодня иду к художнику Августиновичу в гости, будем отмечать Старый Новый год. Рая сегодня работает, сын Саша едет в командировку в Питер.
Володя Опекунов


Письмо Опекунова мне от 14 января 2015 г.

Намгаладзе 14.01.15
Александр Андреевич, здравствуйте!
Я в очередной раз выписался из больницы. Это была уже двадцатая госпитализация, с сентября 2013 года, на этот раз без химиотерапии, просто поддерживающий курс. Самочувствие не плохое, но делать что-нибудь содержательное не удается. Каждый раз хочется, по вашей рекомендации, привести в порядок свои сочинения и выполнить все требования к текстам по публикации в интернете, беру с собой ноутбук, но дело движется не споро. Беру в больничном киоске «желтую прессу» и читаю. Тем не много, все повторяется: Лох-Несское чудовище, проклятие фараонов, база для немецких подводных лодок в Антарктиде времен Второй мировой войны, а так как в издании газет участвуют белорусские националисты, то часто публикуется материал о страданиях белорусов под гнетом Российской империи и большевиков. Меня интересуют сообщения, которые начинаются словами «Британские ученые из университета графства … установили, что, например, блондинки не так глупы, как кажется. И вообще, красивые люди умнее некрасивых. Один белорусский автор писал, что британские ученые специально дурят простых людей, чтобы отвлечь их от борьбы за свои права. Так или иначе, но попадаются и более серьезные темы. Перепечатки из иностранной прессы о достижениях в науке и технике, космических исследованиях, а на днях я прочитал заметку о создании искусственного интеллекта. Как-то я вам писал, что ваш материал является хорошей базой для моделирования личности конкретного человека. Мне было известно, что такие работы ведутся, а тут вдруг еще и появление новой терминологии – субстратнезависимый разум. Я сфотографировал эту заметку, сжал ее и пересылаю вам. Указано название организации, так что при желании можно обратиться к ней с предложением применить ваши публикации для моделирования личности человека. Результат таких работ я представляю следующим образом.
     В модели присутствует ваш фотообраз, по фотографиям того времени, о чем вас будет запрашивать пользователь. Например, его интересует конференция по ионосфере, которая проходила в Северной Италии или Пекине. Вы, ваш образ, отвечаете на вопросы об участниках, темах и т.д. Ваши потомки обращаются к вам с просьбой рассказать о рыбалке на Калининградском заливе в начале 80-х годов. Они могут называть вас дедушкой или прапрадедушкой. Образ видит их, как при разговорах в скайпе, говорит слова о впечатлении, которое они производят на вас, произносит слова поддержки и одобрения, в общем, ведет разговор как обычный человек, и что-то рассказывает.
     В литературе мне попадалась информация о протоколировании своей жизни, приводились примеры Гете и друга революционера Герцена Огареве. Не буду искать материал, отражающий объем оставленных им записей, но мне кажется, и я в этом уверен, что до вас им очень далеко. Как-то по телевидению показали фильм об одном английском графе, который продолжает описание своей жизни. Написал уже 30 000 страниц и продолжает писать. Я подумал, что вот этот граф приближается по объему подготовленного материала к Александру Андреевичу, но уже не из факта, а из патриотических и дружеских чувств думаю, что и граф не дотянет до Намгаладзе.  Если и дотянет по объему, то по содержанию уж точно его тексты будут менее информативны. В связи с этим, Александр Андреевич, у меня будет еще одно предложение. Обратитесь в комитет «Книги рекордов Гиннеса» с заявкой на мировое лидерство в номинации «Протоколирование жизни» или что-то подобное. Такие номинации должны быть. Если и нет, то предложите их создать.
     И еще один момент. Я переписываюсь с интересными людьми, среди них и мой однокурсник с немецкого отделения Виктор Чернышев. В наших письмах присутствуете и вы. Чернышов вспоминает события середины или конца 80-х годов, как он с группой товарищей посещал вас на улице Фрунзе. Речь тогда шла о демократизации и создании демократической партии. За время, прошедшее с той поры, можно посмотреть, насколько наш народ восприимчив к идеям демократии. За этот исторический период многие из нас претерпели сдвиг в право, в поддержку тоталитаризма и сильной власти, которая, якобы, способна противодействовать коррупции и олигархизму. Лично я в тоталитаризм не верю. Мне кажется, достаточно того, что было. Не могли бы вы очень кратко сформулировать свое видение по этому вопросу? Я переслал Чернышову ссылки на ваши сайты, добавив, что размещенные на них материалы характеризуют масштабы личности автора. Американские позитивисты и прагматисты среди прочих философских определений личности используют и такое: «Личность – это совокупность мнений о человеке». Мнения так или иначе возникают, например, в той же переписке с друзьями, и они могут быть интересны в создании вашего образа, но я их вам не пересылаю из скромности. Я и без того благодарен вам за размещенные материалы с моим именем. Мне хочется, чтобы ваш компьютерный образ был создан. В таком случае и я окажусь в нем. Мои идеи о вашем образе кому-то могут показаться фантастическими, но они не выдуманы, витают в воздухе. Года два назад я прочитал статью Билла Гейтса об искусственном интеллекте. Он писал, что наработок в моделировании функций интеллекта очень много, но чтобы объединить их, требуется создание единой платформы, что-то вроде операционной системы Виндовс. Вот тогда образ будет создан.
Поздравляю вас со Старым Новым годом, желаю крепкого здоровья и творческих успехов. Ваш образ и реальная личность меня сильно вдохновляют. Я бы пожалел, что лично для меня такой образ не достижим, но не жалею об этом сильно, так как нельзя сожалеть о том, что человек, например, не летает с помощью подобия птичьих крыльев или не может дышать под водой, так как у него нет жабр. В качестве иллюстрации других моих мыслей прилагаю текст письма Сергею Борисовичу Лебле как своему учителю и духовному наставнику.
Володя Опекунов

Мой ответ Опекунову от 15 января.

Дорогой, Володя!
Я ужасно (страшно, очень-очень) рад Вашему письму. Кстати, я также был обрадован телефонным звонком  Рафы Крылова, Вашего «товарища» по болезни, много лет Вас старше, но также бодрого и неунывающего.
Ребята, я вами восхищаюсь, особенно, наблюдая свою личную деградацию – потерю слуха,  провалы памяти (типа – собираюсь идти на улицу, выхожу уже из квартиры, одна на нога в ботинке, вторая в домашнем тапочке).
Начну с главного – Володя, не беспокойтесь о редактировании Ваших текстов для Интернета. Всё, что Вы и Веня посылали мне – готово для печати и ждёт Вашего распоряжения, куда послать.
С Вашей подачи Борис Кригер в Торонто издаёт мои книги из серии «Записки рыболова – любителя».  Не хотите ли издать что вроде « Братья Опекуновы в «Записках рыболова-любителя»? Можно и без Кригера это в Питере издать за мой счёт. В этом варианте Ваши сочинения будут привязаны к моим воспоминаниям о Вас и Вене.
Кстати, не нужна ли Вам матпомощь в связи с лечением? Нужна, конечно. Не стесняйтесь, Вы для меня – близкий родственник. Чем могу – помогу.
По содержанию Ваших писем к Лебле и ко мне – они вполне гармоничны и с моими настроениями.

Почитатель Вашего писательского и философского таланта,
ААН

16 января 2015 г. Прилетел в Питер – Сестрорецк. Слякоть, зимы никакой.

Письмо Биненко от 16 января 2015 г.

На митинге было 1.5-2 тыс.чел. Некоторые видео фрагменты с мероприятия вам пересылаю. Было много молодых, что радует.В конце февраля или в начале марта планируется проход по Невскому.
Подобные же марши планируется провести в Москве, Екатеринбурге и др.городах.
                              В.Б.

17 января проводил Сашулю во Франкфурт.
Дорожки на даче от снега расчищал. Отвалилась плохо приваренная петля у задних ворот на даче.

18 января Сергей Авдеев мне сварщика Григория из своей команды прислал, и тот ворота восстановил.
Авдеев ко мне ещё риелтора Наташу направил на предмет сдачи тёти Тамариной квартиры.

19-20 января закупил всё необходимое снаряжение для зимней рыбалки: костюм, сапоги тёплые, шапку, рукавицы, шнек, ящик, удочки.
На Крещенье морозов не было, а с 20-го числа похолодало.

Письмо Володи Опекунова от 19 января 2015 г.

Намгаладзе 19.01.15

Александр Андреевич, здравствуйте!
Спасибо за письмо и предложение материальной помощи. Это предложение действительно очень важно для меня, во многих смыслах. Не только как способ продлить свою жизнь, но и как возможность убедиться, что в мире действительно существует добро и исходит оно от вполне конкретных людей. О конкретных людях я пишу под впечатлением исторического обобщенного образа «советского человека», который, якобы, обладал невиданными в истории высокими моральными качествами. Тогда я понимал, что этот образ – некая абстракция, символ, то, к чему мы должны стремиться, но жизнь показала, что в реальности «советский человек» способен на предательство, готов уйти в бандиты и участвовать в братоубийственной гражданской войне. И никакие рациональные соображения о невыгодности быть плохими людям оказались не доступными. Я помню ваши слова о том, что умный человек не может быть злобным. Моральные качества являются продолжением его ума. И хотя понятия «ум» и «нравственность» относятся к разным наукам, они могут выступать вместе в некоей социальной философии, в которой приходится делать вывод о том, что современный человек еще не достаточно умен. А на пороге - создание искусственного интеллекта и на его базе нового разумного существа. Надеюсь, что это существо обойдется без острых противоречий, которые в человеке исходят из его биологической сущности. Но эти соображения только поднимают ценность существующего в мире человеческого добра.
Я пролежал в больнице в сентябре-октябре 2013 года 40 дней первой госпитализации и на всякий случай сообщил всем своим родственникам и друзьям о своем состоянии, которое тогда было довольно тяжелым. Как теперь пишут в моих эпикризах, повторяя и чуть видоизменяя на компьютере набранный первоначальный текст, первая госпитализация, лечение цитарабином – без эффекта. Эффект был даже отрицательным, так как у меня развилась полинейропатия, поражение периферической нервной системы, осложнение после принятия яда – цитарабина. Я готовился к худшему, поэтому всем и сообщил о своей болезни. Здесь тоже присутствуют некоторые соображения. Веня многие годы был капитаном, то есть в своем лице осуществлял многие функции, в том числе и государственные. Одной из его обязанностей было сохранение жизней вверенных ему людей, а также регистрация смертей (а также рождений и браков, при необходимости) и подготовка документов об обстоятельствах смерти. В обязанности руководителей организаций входит извещение ближайших родственников о смерти сотрудника. В таком извещении много смысла. Кроме нравственных моментов присутствуют и юридические, например, наследники после такого извещения вступают в свои права. Поэтому очень важно было публиковать в газетах или специальных бюллетенях списки погибших на фронтах. Воюющие стороны обменивались и списками людей, попавших в плен. Это было актуально, как у нас говорили в девяностых годах, для правовых государств типа Великобритании или Германии, где уважаются права человека, его право на жизнь и собственность. Друзья погибшего должны были после войны встретиться с родственниками и рассказать им о последних днях родного им человека. Это была святая обязанность. У нас в связи с известными обстоятельствами все выглядело несколько иначе. Я много лет видел Венины хлопоты в связи с этим. Помню его слова о том, что каждый начальник должен уметь хоронить людей. Как-то в одном из рейсов в промысловом районе Северо-Западной Африки у него тяжело заболел человек. Веня потерял 10 промысловых суток, чтобы доставить больного в ближайший госпиталь, но больной не умер, а болезнь оказалась не смертельной. Потерю суток ему простили, так как план был выполнен, но за лечение человека в госпитале Вене пришлось заплатить из своего кармана. Я думал обо всем этом и пришел к мысли, что надо всех известить.
     Дальше события развивались несколько неожиданным для меня образом. Василий Слежкин, как координатор наших юбилейных встреч и участник некоторых очень важных событий в жизни наших однокурсников, включая похороны, собрал для меня, на мое лечение, более 2000 долларов. Веня приложил к ним свои 2000 долларов, сложились другие родственники и друзья, так что на ближайшее время у меня есть некоторая сумма, которая позволит оплатить несколько курсов химиотерапии. Один курс лечения дакогеном, на который меня перевели в поисках более эффективного средства, стоит 1600 долларов, но пока еще в Белоруссии лечение для своих граждан бесплатное. Надеюсь, что экономические санкции не ухудшат ситуацию. Прошлым летом была задержка с поставкой дакогена из Бельгии, из-за чего я нарушил схему лечения. Мы с Раей уже планировали закупку лекарства в Москве, в интернете нашли нужные аптеки, зная, что там большой процент подделки, или в Германии, через знакомых, но пока обошлось. В марте 2014 года Веня в своем 78-летнем возрасте под присмотром моего одноклассника и друга Тихомирова приезжал в Минск и передал мне деньги. Сын от первого брака Илья приезжал ко мне с внуком Левой, чтобы я мог обнять его на прощанье, и оставил деньги на приобретение нетбука, с которым я ложусь в больницу и на котором сейчас пишу это письмо. Мой однокурсник по Северодвинскому политехникуму Саша Пшеницын сообщил, что при необходимости может помочь мне деньгами, но я его поблагодарил и сообщил, что, если такая острая необходимость возникнет, я обязательно обращусь к нему. В 2002 году Пшеницы высылал мне 200 долларов, что тогда равнялось моей трехмесячной зарплате. На эти деньги я съездил в Северодвинск на юбилейную встречу выпускников техникума и в Гданьск к Сергею Борисовичу Лебле. Лебле тогда тоже поучаствовал в финансировании моей поездки к нему, передал через Ваню Карпова 50 долларов, чему я был очень рад, да и сейчас не перестаю радоваться. Моя старшая сестра возмущается тем, что я принимаю помощь от Вени, а Веня, когда еще не было транзитных виз, частенько звонил мне и предлагал приехать на выходные дни в Калининград. Проезд он мне оплачивал. Говорил при этом, что может себе  позволить оплатить встречу с родным братом, если хочется с ним увидеться. Я употребляю слово «увидеться» - оно из языка наших родителей. Они говорили даже «свидеться». Я при этом оправдывался перед собой тем, что, принимая плату за проезд, выполняю волю старшего брата.
     Ваш однокурсник Владимир Аксенов присылал мне свои записки под названием «Жизнь моя, ты ль мне приснилась?». Он пишет, как по молодости и из-за бравады взломал лед и искупался в воронке после ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне. Тогда все обошлось, но острая лучевая болезнь достала его во время Чернобыля. Он долго лечился, но, в конечном счете, все закончилось благополучно. Я рассказал об этом своему доктору, и она сообщила мне, что существует большая разница межу внешним воздействием и мутациями внутри самого организма больного лейкозом. В своей жизни я нахожу тоже некоторую мистическую связь. В 1966 году я учился на третьем курсе техникума по специальности «дозиметрия». У нас был большой курс радиационной безопасности, несколько семестров, так что я был в теме и согласился выступить в одной вечерней школе с лекцией о радиации. Много говорил о лейкемии, как она развивается, увлекся, пошел даже в разнос, чем дополнительно пугал людей, и без того страдающих радиофобией. Это была моя первая публичная лекция. Через 47 лет после этой лекции лейкемия достала и меня.
     Вене в этом году исполняется 80 лет, он живет в гражданском браке с женщиной, которая на 23 года моложе его, выпускница Вильнюсской консерватории, прирожденная артистка. Постепенно Венины сбережения, десятками тысяч долларов, перетекают к ней под разными предлогами. Рая как-то высказала предположение, что, может быть, он ее любит. Старшая сестра и по этому поводу возмущается. Говорит, что вместо того, чтобы помогать чужим внукам, помог бы лучше Володиным внукам, то есть детям моего сына Ильи. А внуки действительно замечательные, красивые и умненькие. У сестер и Вени своих внуков нет, так что сестры, следуя своей женской природе, потребности любить внуков, обратили эту любовь на Илюшиных детей. Летом встречаются с ними. Когда я говорю о том, что внуки красивые потому, что их бабушка, моя первая жена Соня, была красавицей, Сергей Борисович Лебле не забывает сказать, что лично он ее не считает красавицей. Я воспринимаю его слова не как констатацию факта, а как слова для моего утешения. Чтобы я не сильно горевал. За давностью лет можно сказать, что сейчас я уже не горюю. Во втором браке у меня двое симпатичных и умных детей. Окончили университеты и успешно работают. А то, что мы с Соней в разводе, не мешает мне любить своих внуков. Мало того, я Соне даже благодарен за то, что у меня есть внуки. Без ее участия их бы не было. А тогда, перед тем, как жениться, я с гордостью показывал Соню Сергею Борисовичу, так что он ее видел и помнит. Мне казалось, что я должен показать ее своему учителю. Правда, тогда статуса его ученика я еще не имел, был просто его студентом. Статус ученика Сергей Борисович по моей просьбе присвоил мне в 2000 году. Но это отдельный рассказ.
     С Веней никто ничего поделать не может, он тратит деньги на свою подругу, и вся его собственность постепенно переходит к ней. Родственники этим весьма озабочены. Я тоже влиять на эти события не могу. Вспоминаю только отца прототипа своего героя по роману «Суровый друг» Андрея Никитича Палаткина. Уже после смерти в 1983 году сына, моего сурового друга Василия, оставшись без наследников, а жену он в расчет не принимал, Андрей Никитич приступил к планомерному расходованию накопленных за свою жизнь денег, а было у него на сберкнижке несколько тысяч рублей. В течение некоторого, довольно продолжительного времени он пропивал их со своим братом и умер в тот день, когда снял последнюю сумму. Как бы все обнулил.
     Об этом мне писала третья, и последняя, жена прототипа моего героя. В благодарность за ее письма я выслал ей экземпляр своей книги, и она была удивлена тем, что из жизни ее тоже третьего мужа можно сделать роман. Потом, уже после смерти моего друга, она удачно вышла замуж за младшего брата своего первого мужа. Троих предыдущих мужей она схоронила рядом, чтобы было удобно ходить к ним на кладбище. Там она и увидела своего будущего, четвертого, мужа, который безутешно рыдал на могиле своей умершей жены. Она его пожалела и взяла к себе жить.  - А молодая вдова пожалела меня и взяла к себе жить, - как писал и пел любимый вами Владимир Высоцкий.
     Потом, когда разъехались дети, они перебрались к нему, у них четырехкомнатная квартира в Звенигороде, и она приглашала меня к себе в гости. Каждый раз, когда я ездил в Москву к Илюше и внукам, мне хотелось заехать к ней, но я так и не собрался. Женщина достойна восхищения. Красивая и добрая. Писала мне, что от первых мужей у нее очень хорошие дети и внуки.
     Веня с 15 лет, как поступил в мореходное училище, привык сам решать все свои (и чужие) проблемы. Несмотря на внешнюю мягкость и интеллигентность, в нем заключен железный стержень, несгибаемый. В его характере много общего с вашим характером. Да мне кажется, что капитан дальнего плавания и должен быть таким. И его роман с женщиной, которая на 23 года моложе его, тоже характеризует его как неординарную личность. Для романа о нем – очень интересные события. Но в смысле потери им всего, включая квартиры, события очень тревожные. Мы переговариваемся с Веней по скайпу, и я по настоянию родственников обсуждаю с ним эту тему. Я говорю Вене, что его жизнь не заканчивается, еще рано обнулять счета, в том числе счеты с жизнью, он может прожить до 90 лет, как его друг, тоже капитан дальнего плавания Кудлай. Кудлай – поэт, автор поэмы о том, как его родная станица на Кубани с распадом Советского союза обрела независимость. Довольно смешное произведение.
     Моя младшая сестра живет в нашем родительском доме в Переславском, при этом доме я построил двухэтажный гараж, над открытой смотровой ямой которого «ловко лавировал», как вы говорили. За последние 20 лет мой зять Володя Сапрыкин, бывший работник «Газпрома», потратил около ста тысяч долларов, чтобы провести реконструкцию. Он говорил мне, что готов в любое время принять Веню, не зависимо от того, превратится он в бомжа или нет, и останутся ли у него деньги. Готов поселить его в комнате на первом этаже, в которой жила и умерла наша мать. Говорит, что может купить Вене письменный стол, настольную лампу, пусть сидит и пишет, но Веня на такое предложение не идет. Он считает, что он еще в силе, принимает в своей квартире в Зеленоградске друзей, моряков и писателей, чувствует себя хозяином, а в доме сестры он это состояние потеряет. Каждую встречу с друзьями нужно будет согласовывать, накрывать на стол, а это беспокойство для сестры и зятя. Для встречи со мной Веня обычно покупал большого леща, желательно с икрой, не потрошил его, посыпал крупной солью поверх чешуи и запекал в духовке. Мне казалось, что нет ничего на свете лучше этого угощения. А беспокоить людей Веня не любит и до сих пор страдает от того, что опоздал на встречу с вами. Алкоголь он принимает сейчас в очень умеренных количествах, и я согласен с вами в том, что если он ему на пользу, то и пусть принимает. Мой зять Володя Сапрыкин весьма озабочен судьбой Вени и в наших разговорах по скайпу говорил мне: - Вовка, вот представь себе, что ты женщина. Будешь ли ты любить 80-летнего старика? Конечно, не будешь. Она любит не Веню, а его деньги.
     Мне приходится соглашаться с зятем, хоть и трудно представить себя женщиной.
     Все предыдущие слова я написал, Александр Андреевич, в качестве предисловия к тому, чтобы еще раз выразить вам благодарность за желание помочь. Я понимаю, что нельзя злоупотреблять добротой родных людей, поэтому предлагаю подождать с оказанием мне материальной помощи. А как только ситуация будет приближаться к критической, я сообщу вам об этом. Действительно, деньги могут продлить мне жизнь. Может быть, во время этого продления я сделаю что-нибудь хорошее, или просто посмотрю на мир, на дальнейшее развитие событий.
     По поводу публикации моих сочинений на ваших сайтах могу сказать, что для меня это большая честь, хоть вы и запретили мне выражаться высоким стилем в отношении вас. Я понимаю, что нужно быть проще. Лично я давно уже считаю ваши сайты общественно-политическим и литературно-художественным интернетжурналом. Оказаться в нем для меня будет большим событием в жизни. В ближайшие дни я перечитаю роман и рассказы, что можно выправлю и отправлю вам по электронной почте. А потом займусь киносценарием и пьесой «Кризис Переломова». Фамилию «Переломов» я позаимствовал у тестя Сергея Борисовича Лебле. Но пьеса не о выдающемся физике, а о талантливом студенте. Любой автор должен радоваться возможности опубликоваться, в любом виде и любым образом. Я помню ваши слова о том, что пытаться заработать на писательстве – совершенно безнадежное дело, я к этому и не стремлюсь. Чтобы быть успешным, требуется выполнение многих условий, в том числе надо быть очень плодовитым. Как-то я прочитал шутку, что в подвале писательницы  Марининой сидят десять вьетнамцев, которые и пишут за нее романы. Чем и обеспечивают плодовитость. Мне этот вариант не подходит по многим соображениям.
     С Веней я переговорил по скайпу о вашем предложении опубликовать нас вместе. Он согласился, хоть и сильно переживает по поводу созданных им образов моряков: пьяницы, и шутки у них дурацкие. А книга была издана на деньги правительства Калининградской области, с расчетом, что тираж пойдет в детские библиотеки. Чему может научить Венина книга неокрепших духом юных читателей? Я успокаиваю Веню тем, что моряки во все времена были такими. Потенциальные пираты. Они даже на корабле Колумба взбунтовались. Грамотности не высокой, но они понимали, что нельзя так долго идти на запад. Океан может никогда не кончиться. Но образы пиратов не портят детей. Венины рассказы я вам тоже перегоню.
Крепкого вам здоровья и творческих успехов!
Володя Опекунов

Мой ответ ему от 21 января

Дорогой Володя!
С матпомошью разобрались: когда понадобится – обращайтесь.
С публикациями на моих сайтах: настоятельно рекомендую составить хронологический перечень всего, что есть в моих «Записках» о братьях Опекуновых и их творчестве, чтобы  все ссылки были в одном месте.
Для этого воспользуйтесь моим разделом «Люди Опекунова» из «Путеводителя  по Запискам рыболова-любителя». Интернет-адрес этого раздела http://a.namgaladze.tripod.com/opekunov.htm
Там находятся все ссылки на мои главы, в которых упоминаются Опекуновы и их герои и размещены их произведения. Осталось только упорядочить их по вашему с Веней вкусу. И обработать также главы с номерами больше 797.
Если что непонятно – спрашивайте.
Ваш ААН

21 января у Серёги Андреева на дне рождения. А перед этим ездил на залив в Курорт. Корюшки пока нет.

22 января Альбина родила нам внученьку (!) в день рождения Милочки.

Заключил через риелтора Наташу договор с Инной Степаненко (1990 г.р., работает в администрации посёлка Репино) об аренде ею тёти Тамариной квартиры до 1 октября с.г. Собирается жить там с бой-френдом.
Ключи от квартиры на Токарева потерял где-то дома перед встречей с Инной и Наташей на тёти Тамариной квартире. Так и ушёл на встречу, не закрыв квартиру на Токарева. А по дороге нашёл ключи у себя в куртке.

Письмо Бори Прохорова от 22 января
Краткий доклад по Лейпцигу

Здравствуйте Александр Андреевич,
Докладываю:
1. мною был успешно заменены в модели нижние граничные условия (температура, плотность, три компоненты ветра) на данные предоставленные  by Christoph Jacobi
2. успешно проведен расчет с новой версией модели (интервал 15 модельных дней)

Результаты (первые впечатления):
Замена нижней границы сделала модель более устойчивой (для сравнения - без замены - расчет разваливается на 5 модельный день) и помогла частично решить проблему подения нейтральной температуры на 90 км (температура падает но не столь драматично)
С уважением,
Борис

Мой ответ ему от 24 января

Вот и хорошо.

23 января прошёл ТО в «Рольф Лахта Рено» после чего пять часов упаковывал и грузил тёти Тамарину посуду из серванта, освобождая квартиру для Инны. Перевёз на дачу и оставил всё в машине, обессилев.

24 января выгружал посуду из тёти Тамариной квартиры и таскал её на старую дачу.
Ездил в Курорт на залив после обеда. Машин полно, но корюшки нигде нет.
Вечером последнюю версию Мишиного автореферата, присланную им, начал читать и сразу редактировать.

30 убитых в Мариуполе, под сотню раненых.

25 января закончил Мишин автореферат редактировать. Внучку Ариной назвали.

27 января первый выход на лёд в Курорте. Впустую. Как и у всех.

28-29 января освобождал для Инны тёти Тамарину квартиру. Две машины барахла вывез.

30-31 января раскладывал барахло по старой и новой дачам.
Дорожки чистил от навалившего мокрого снега.

Любуюсь Ваней по скайпу. Очень активный товарищ. У него четыре игральных места в большой комнате: столик для рисования, вырезания и лепки в углу, диван для книжек и пазлов, секция с видеомагнитофоном, на котором ему разрешают нажимать все кнопки, и железная дорога на полу, рядом с которой он лежит на боку и катает поезда. А ежели что не получается, он яростно швыряет вагончики в секцию.
На каждом месте играет минут по пять, а потом решительно переходит к другому месту и меняет занятие.
Завороженно смотрит мультики и слушает музыку. Считает по-русски до двухсот, а по-немецки до двадцати. Обожает цифры и счёт. На улице пересчитывает всё, что можно пересчитать

Внучка ведёт себя спокойно, в основном зевает.

Корюшка мелькнула в рыбном магазине, но её тут же расхватали, а я прозевал.

850

Ф е в р а л ь  2 0 1 5 г.

Письмо Володи Опекунова от 1-2 февраля 2015 г.

Намгаладзе 01.02.15
Александр Андреевич, здравствуйте!
 Ваше предложение опубликоваться на ваших сайтах меня сильно вдохновило. Как будто заряд энергии прошел от вас вдоль геомагнитных линий, а местами – поперек, настиг меня и заставил пересмотреть все дела, которыми я сейчас занимаюсь. Из самых больших дел – это оцифровка  негативов с 35-мм пленок. Более 10000 кадров. Я их переснял с помощью цифрового фотоаппарата, установленного в самодельной приставке из старого фотоувеличителя. При этом пришлось решить несколько проблем с подсветкой, так как я собирался переснимать и цветные слайды, нужно было подправить оптическую силу фотоаппарата, так как он не фокусировался на размерах кадра. Я выбирал фотоаппарат из соображений размера физической матрицы, а на оптику внимания не обратил. Были и другие проблемы. Прилагаю снимки этой установки. Самое большое мое изобретение – это зеркало, с помощью которого я могу наблюдать за изображением на дисплее фотоаппарата. Осваивать работу программ по преобразованию негативов в позитив не хотелось, поэтому я попросил в отделе иллюстраций редакции газеты «Советская Белоруссия», чтобы мне помогли. В результате я получил первые 3000 позитивов. Потом Раин племянник подобрал мне в интернете простенькую в освоении, как он говорил, программу xnview, перегнал ее мне, установил и научил пользоваться, и все это, не выходя из своего дома. Я заново преобразовал 10000 негативов. А сейчас занят обрезкой и сортировкой фотографий. Хочу сделать подарочные выборки для людей, изображенных на снимках. Я помню, как Лебле лет 10 назад говорил мне, что вы со своими негативами  давно это сделали.
  С редакцией газеты я поддерживаю дружеские отношения. Они опубликовали большой Венин очерк под названием «Переселенцы», о том, как наша семья в 1950 году переезжала из Горьковской области в Калининградскую. Этот очерк я прилагаю к Вениным рассказам. На радостях Веня подарил мне с сыном Сашей, который ездил в редакцию, тратил бензин, гонорар в 400 долларов. По поводу материала о полярнике Седове Веня после долгих раздумий все-таки написал, что вполне возможно, что его тело было съедено матросами. При подготовке этого материала я говорил Вене, что Александр Андреевич Намгаладзе просто требует, чтобы авторы писали правду. Иначе все наши тексты, как исторический материал, теряют смысл. Веня согласился. Мысль принял, а недавно говорил мне по скайпу, что вся советская литература была пропагандистской и совершенно не отражала реалии. Я понял, что ваша установка о правде глубоко проникла в него.
Я начал искать в своем компьютере Венины книги и нашел только черновики, которые читал и по возможности правил. Окончательного текста у меня не нашлось. Во время этого поиска я потратил несколько дней на упорядочивание информации. И, кажется, все сделал. Потом нарисую для себя корневой каталог. Без вас, вашего толчка, эта работа так и оставалась бы в планах.
Когда я рассказал Вене о вашем предложении опубликоваться, Веня опять стал комплексовать по поводу того, что он в ваших глазах, глазах серьезного человека и настоящего ученого,  выглядит пьяницей, и ему просто неудобно стоять рядом с таким человеком. Тут я понял, что это я виноват. Я всегда безудержно восхваляю некоторых людей, которых искренне люблю. Перед детьми я восхваляю Василия Слежкина, его исключительную личную организованность, считая, что его образ служит хорошим примером при воспитании. Даже Веня проникся образом Слежкина и строго следует его системе питания. Употребляет почти каждый день на завтрак овсяную кашу, а вместо сахара - мед. Соблюдает и другие правила жизненной системы Слежкина. Контролирует артериальное давление. Меня можно назвать фаном некоторых людей. Оправдаться я могу тем, что явление это не очень редкое. У многих выдающихся артистов есть свои фаны, которые увлечены своим кумиром. А некоторых фанов даже терпеть невозможно, они портят  жизнь себе и другим людям. Я успокаивал Веню тем, что вы тоже употребляете спиртные напитки и даже согласны с тем, что если человеку это на пользу, то пусть он и выпивает.
Мне пришлось потратить много сил, чтобы убедить Веню в том, что вы относитесь к нему с уважением. Да и основания для этого достаточные. Капитан научно-исследовательских судов, автор многочисленных публикаций и двух книг. А настоящие пьяницы давно умерли. В 1975 году Веня организовал у себя дома встречу выпускников мореходного училища. Я был на этой встрече в качестве фотографа. Зачитали список. Половины списка не оказалось среди здравствующих людей. А прошло всего 20 лет после выпуска. Только я успокоил Веню по поводу вашего к нему отношения, как он начал комплексовать по поводу отношения к нему Александры Николаевны. Вене кажется, что в ее глазах он уж точно пьяница. И разубедить ее в этом невозможно. Пришлось говорить Вене, что в глазах Александры Николаевны, как в зеркале, он увидел себя, свое представление о себе, которое не правильно. Настоящие пьяницы не делают карьеры и не пишут книги в 75 лет. В результате этих переговоров Веня выслал мне набор его рассказов.
Редактором в соответствии с выходными данными первой книги под названием «Уэловцы» является Сэм Симкин, автор 25 поэтических книг, переводов немецких авторов, за что на него навалился на Венином 60-летии сейчас уже покойный еврей капитан Смолович. Обвинения Смоловича сводились к тому, что все немцы – фашисты, и переводить их на русский язык не надо. Симкин даже не оправдывался, пришлось мне взять на себя защиту Симкина. Сэм – заслуженный деятель культуры Российской федерации, но в нашем деле, что главнее, Венин друг с 50-х годов. С Веней у него были совместные плавания, в том числе на парусниках «Мир» и «Крузенштерн». Для второй книги «Не может море жить без моряка» Веня обозначил редактором меня, хоть я участвовал в редактировании только рассказов, не вошедших в первую книгу. Читал, конечно, все. Веня постеснялся включить в первую книгу рассказы, которые могут травмировать души юных читателей. Но потом осмелел. Его внутренняя цензура  сильно ослабла. Прилагаю также рисунки к Вениным текстам в исполнении художника Павла Шичко, который в это время менял свою фамилию на фамилию жены. Теперь он Городцов. О причинах смены фамилии я у него не спрашивал, но подумал, что вот вам, например, фамилию менять не надо, так как она достаточно прославлена предками. Предполагаю, что у Шичко этого не было, поэтому он так легко с ней расстался. Иллюстрации Шичко заархивированы, большой объем в МБ, попробую их сжать. Шичко никогда не видел рыболовные суда, поэтому мне пришлось съездить в порт и сделать снимки судов.  Для изображения лица человека, делающего укол больному к рассказу  «Митя-ветеринар»  я приложил фотографию Евгения Федоровича Кондратьева, чтобы увековечить память о нем. Надеюсь, что он на меня за это не обидится. Но рисунки  с некоторыми номерами я еще не нашел. Надеюсь, что они еще хранятся в моем почтовом ящике. Если потребуется, я их достану.
  После смерти Симкина Веня от лица зеленоградского литературного объединения «Балтийские зори» обратился к местным властям с предложением о создании мемориальной доски, а потом и памятника Симкину. Прилагаю фотографию этого памятника. Автор – личный друг Симкина. Меня беспокоит в памятнике то, что он установлен очень низко, пьяные молодые вандалы могут отбить скульптуре ее горбатый еврейский нос. Но по-другому не получалось.
  В связи с памятником Симкину обозначается интересная тема об увековечивании памяти выдающихся людей. После рассказов Вени об упрощении процедуры получения разрешения на установку памятников, сейчас достаточно постановления местных властей, у меня возродилась идея  создания  мемориальной доски Василию Слежкину, на здании школы, где он преподавал после окончания университета. Слежкин успешно трудится на ниве высшего образования, переживает все невзгоды и тяготы университетского преподавателя, занимает административные посты, имеет правительственные знаки отличия. В его научной квалификации никто не сомневается, так как она постоянно подтверждается публикациями в научных журналах, в том числе и на английском языке. Но для того, чтобы назвать улицу его именем нужно быть не менее, чем профессором. Всегда на слуху улица имени профессора Баранова. Но у Слежкина есть и другие качества, которые достойны увековечивания.
  Я пять раз занимался на курсах повышения квалификации в Белорусском институте метрологии. Там я познакомился с интересным человеком, который вел у нас теоретические основы измерений. Бывший полковник, заведующий кафедрой антенных устройств в высшем зенитном ракетном училище. Он приглашал меня на дачу, где мы с ним активно общались. Сацункевич, так звучит фамилия этого замечательного человека, считался по документам белорусом, но после выхода на пенсию стал евреем, так как его мать была еврейкой. Она погибла во время войны, но сам Сацункевич спасся,  его приютила белорусская семья. Полковник приложил усилия и добился признания женщины, спасавшей его, праведницей. Она получила даже материальное вознаграждение, от которого хотела отказаться, так как спасала мальчика не за деньги, а просто так. Но рисковала своей жизнью. Статус праведника закреплен в соответствующих государственных документах Израиля. В русском языке нашелся соответствующий перевод этого статуса, хотя соответствие весьма условное. Праведник в нашем понимании – человек, ведущий очень правильный образ жизни. В нашей жизни такого статуса нет. А во времена падения законности и нравов такой статус необходим. Опять-таки для примера и воздания должного некоторым людям. Когда-то на Руси были праведники, а потом о них перестали говорить. Они как бы исчезли. Герои революции отодвинули их на задний план. Но ваш бывший студент Василий Слежкин очень подходит под этот статус. Я выступаю за него не потому, что он – мой друг, а потому, что его жизнь проходит на моих глазах, и я не могу не видеть его достоинств. Он заботится не только обо мне, он хоронил многих наших однокурсников, а перед этим прилагал много сил, чтобы облегчить их состояние. О живых и здравствующих он тоже бескорыстно заботится. Да такое отношение невозможно выразить деньгами. При всем этом – безукоризненная репутация. Ему бы во власть, но это только моя мечта. Пока в нашей власти таким людям не находится места.
  Мне кажется, что об увековечивании вашей памяти и памяти Сергея Борисовича Лебле должны побеспокоиться ваши ученики. Впрочем, вы уже воздвигли себе «памятник не рукотворный» своими публикациями. Лишь бы они сохранялись в интернете, что, как оказывается, является проблемой. Мой сын Андрей, программист, говорил мне, что объемы информации нарастают так быстро, ведь публикуются отчеты всех организаций и выпуски всех печатных изданий, миллионы людей ведут свои блоги, что это превышает возможности технических средств. Наш с Веней сайт в течение 15 лет без поддержки постепенно урезался, а сейчас висит только заголовок.
  Сегодня я отправляю вам компьютерный набор Вениных текстов, завтра, в понедельник 02.02.15 ложусь в больницу, плановая госпитализация дней на 5-8, за это время просмотрю свои рассказы и вышлю их, может быть, прямо из больницы. Ноутбук беру с собой.
  Александр Андреевич, спасибо за внимание к нам. Дай вам, Бог, и Александре Николаевне, крепкого здоровья, и чтобы ваши дети и внуки не огорчали, а радовали вас.
  Володя Опекунов

Мой ответ Опекунову от 2 февраля 2015 г.

  Дорогой Володя!
  Шлите письма мне на адрес namgaladze@yandex.ru. Ваши объёмные послания переполняют мой университетский ящик и отрезают меня от почты.
Прикрепляю письмо.

  Дорогой Володя!
Произошло то, чего я внутренне опасался: моё предложение опубликовать вас с Веней на моих сайтах вы восприняли как сигнал – присылайте, мол, что у вас есть, а там разберёмся.
  А кто разбираться будет?
  Я же не редактор журнала, у меня нет штата сотрудников, и даже к числу помощников  отношу только моего старшего внука Мишу, который сейчас занят своей диссертацией.
  Так что давайте договоримся о технологии публикации ваших текстов.
  Кстати, вы не откликнулись на моё предложение для начала разобраться с тем, что уже опубликовано в моих «Записках», и, в частности, пересылаете мне «Записки переселенца», которые я уже опубликовал.
  Пока (пока я ещё работаю и занимаюсь наукой) я в состоянии публиковать вас по следующей схеме: в конце каждой очередной главы моих «Записок» (они ежемесячные сейчас) я вставляю: а теперь – очередные куски творчества братьев Опекуновых. Объём этих кусков 3-5 страниц (лучше меньше), включая иллюстрации, с указанием даты написания.
  В части мемориальных досок: на достойных людей никаких улиц, домов и досок не хватит. «Не в досках счастье!» Что это Вы  досками вдруг озаботились?
  А как Ваша оцифровка в сравнении с обычным сканером?
  22 января наша невестка Альбина родила нам внучку Арину. Александра Николаевна сейчас во Франкфурте пасёт внука Ваню, а я с умилением наблюдаю всех по скайпу из Сестрорецка.
  Кстати, а у вас есть скайп? Сообщите.
  Ваш ААН.


Письмо Опекунова от 8 февраля 2015 г.

  Александр  Андреевич,  удаляйте  все,  присланное мною на этот ящик, я отправлю  тексты  и  рисунки на  тот, который вы предлагаете. Сегодня воскресенье,  во  вторник  я  планирую  выписаться  из  больницы и все сделать аккуратнее.
  Володя Опекунов.

Мой ответ ему в тот же день

  Ничего не отправляйте, пока не составите оглавления с хронологическим перечнем всех глав моих "Записок", где есть Опекуновы и их творчество. А уж тем более не присылайте чужие рисунки без указания авторов и их согласия - это же пиратство, нарушение авторских прав!
  А кто тексты форматировать будет по стандартам моих "Записок"? Пушкин?
  Составить оглавление я мог бы и сам, но сейчас нет времени. Это работа довольно объёмная. Я начал бы с главы 100, где Вы не упоминаетесь, но впервые встречаются Слежкин, Махоркин, и др., как пошедшие на радиофизику. Тогда же я и с Вами впервые встретился.
  А дальше надо пройтись по аннотациям всех глав (они в "Путеводителе")  с опцией "Искать"  - Опекунов. Из аннотаций можно нарезать кусочки для оглавления.

Моё письмо Опекунову от 14 февраля 2015 г.

  Дорогой Володя,
предыдущим письмом я послал Вам хронологический перечень всех глав моих "Записок" с упоминаниями Опекуновых и показал, как можно из этого перечня сделать "Путеводитель по Опекуновым". А потом его можно будет дополнять ещё неопубликованными письмами и произведениями.

  15-16 февраля благодаря усилиям неутомимой Ангелы Меркель в Минске состоялась встреча «нормандской четвёрки» (Путин, Порошенко. Меркель, Оланд) и было подписано соглашение о прекращении огня и разводе тяжёлой техники в «отдельных районах Донецкой области Украины» без упоминания ДНР и ЛНР.
Соглашение очень смутное в части будущего этих отдельных областей, но дающее надежду на хотя бы приостановку кровопролития.

Письмо Опекунова от 16 февраля 2015 г.

  Александр  Андреевич, 
я выписался из больницы, но мое самочувствие не очень  хорошее.  Курс  химиотерапии   прошел,  но общие показатели по анализу  крови  не  высокие.  Гемоглобин  остается  на  низком  уровне, несмотря  на  троекратное  переливание  по  250  мл  донорской  крови. Выявлены   аллоимунные  антитела,  что  требует  специального  подбора донорской  крови.  Практически  это  означает,  что  предыдущие усилия поднять   гемоглобин  были  бесполезны. Моя иммунная система отторгает чужую кровь. Признаки анемиии сохраняются. Все время  хочется  спать. Так бывает при недостатке кислорода в крови.
Во время  коротких  промежутков  бодрстования  я  продумал  письмо, которое хочу вам написать. В оперативной памяти моей головы помещается четыре  страницы  текста,  как  раз  на более или менее содержательное письмо.   Записать   же  уже  придуманное письмо не удается. Для этого нужны  некоторые  силы. 
  Тезисы  письма  следующие. Мне в моей жизни во многом  повезло,  в  частности и в том, что удалось встретиться с вами, как  и  с другими людьми, которых можно искренне уважать и любить. Это наполняет жизнь добром и уверенностью, что не все в этом мире плохо. А лучше сказать, что в этом мире есть место прекрасному.
 В деталях нужно сказать,   что  я  с  детства  смотрел  на  выдающихся  людей  как  на небожителей,  хоть  им  и  приходится существовать среди простых людей. Наиболее  выдающиеся люди - это, в первую очредь, математики и физики, потом   уже   к  ним  примыкают  философы  и  писатели,  создающие  не математические, а художественные образы, в том числе чувственные.
Мне, а  потом  и  брату  Вене,  повезло  и  в  том,  что  вы вдохнули в нас уверенность,  что  наши  тексты  вполне  интересны,  а мы вполне можем претендовать на то, чтобы называться писателями. Да и последующее ваше внимание  к  нам  невозможно  переоценить. Приходится соответствовать.
Можно  не  говорить  о  том,  что  мне  приятно  бывает  среди  друзей похвалиться   тем,  что  у  меня  необыкновенные  друзья, рассказать о них легенду. При этом я не набиваю  себе цену, а рассказываю об этом просто так, очень скромно.
  И, конечно,   мне  хочется  присутствовать  в  ваших  материалах,  имеющих историческую  ценность. Если можно, продолжим мое и Венино присутствие в  них.  Я  буду  стараться.  Завтра утром пойдем в лабораторию Раиной больницы,   сделаем   свежий   анализ  крови  и  посмотрим  содержание гемоглобина.
  Как   упрек   себе   вспоминаю   письмо  друга  вашего однокурсника  Владимира  Аксенова  с  предложением  написать  Аксенову хорошее письмо. Я это письмо не написал, вот и наказан за это тем, что сам теряю работоспособность. На это жаловался Аксенов.
  Еще раз спасибо за внимание, Александр Андреевич.
  Володя Опекунов.

Мой ответ ему от 17 февраля 2015 г.

  Дорогой Володя!
  Очень рад Вашему письму. Но.. Умоляю - не напрягайтесь! Вы уже написали достаточно, чтобы остаться в памяти многих людей.
  Я составляю сейчас электронную книгу из всего, что есть у меня в "Записках" связанного с Опекуновыми, их близкими и друзьями.
  Дошёл до 2002 года, слепил пока 80 страниц убористым (10-м) шрифтом. Как закончу, вышлю Вам на прочтение и редактирование. После чего обсудим, где и как это разместить.
  С наслаждением перечитываю Ваши письма разных лет.Все туда войдут.
  Сердечный привет Рае.
  Ваш ААН

  Письмо Опекунова от 18 февраля 2015 г.

  Александр  Андреевич, 
спасибо  за  слова  поддержки.  По  результатам анализа  крови,  сделанного  во вторник, мой лечащий врач настоятельно требует  госпитализации. Внеплановой. Дали мне сутки на подготовку. Нужно получить пенсию,  сделать  платежи,  собрать  вещи  и  выдать задание художнику Августиновичу, рисунки к повести "Вася".
  В этой повести, в 60 страниц, описана наша жизнь среди соседей по старой квартире. Писал просто так, как  воспоминания, но получился текст, созвучный вашей идее о качестве нашего населения. Это качество желает лучшего. Результат существования в  период  20-го  века.  Плоды  нашего  сложного  развития.
  Августинович  испытывает на себе возникающий  экономический кризис. Резко упал объем заказов от богатых людей из Москвы. Все затаились. У художника  возникло  окно,  которое  он  хочет  посвятить   укреплению здоровья,  для  чего  ложится в больницу в Раино отделение пограничных состояний.   Рая  пролечит  ему  сосуды.
  Не знаю, хорошо это или нет, пользоваться его окном, но я позвонил  ему  и  попросил, если  у  него  будет желание, сделать мне несколько   рисунков.  Повесть  я  распечатал, но не уверен, что Августинович будет ее читать. По старой схеме я делаю набросок, эскиз, указываю  место  для  иллюстрации, а художник все это делает заново в соответствии  со своим представлением. Его курс лечения планируется на две  недели.  Надо  сказать, что относится он ко мне очень хорошо, как его  жена и сын, студент 5-го курса удожественной академии.
  Жена тоже художница,  православная, молится за меня. А Августинович - католик по рождению. За меня  молится  также  мой друг по Северодвинску, пастор немецкой   апостольской   церкви   Володя Зебальд.  По возвращении из Раиной больницы, в лабораторию которой я сдавал кровь на анализ, я  заходил в православный  храм  и  беседовал  со священником. Спрашивал у него, не надо  ли  попросить  иудеев  и  мусульман  также  помолиться  за меня. Священник сказал, что православных достаточно.
  Александр Андреевич, сообщите, в какой форме нужно получить разрешение художников  на публикацию.  Я  не сомневаюсь, что такое разрешение мы получим. В любой форме, даже с печатями у нотариуса.
  Веня приглашал художников к себе в Зеленоградск, в 2009 году. Они были очень довольны посещением Прибалтики.
  Володя Опекунов

Мой ответ ему в тот же день

  Добрый вечер, Володя!
  О художниках не волнуйтесь, разберёмся.
Я практически закончил, но не отформатировал пока файл "Весь Опекунов в "Записках рыболова-любителя", более 200 страниц.
  Вышлю Вам попозже. Придумайте ему название.
  Желаю успешного лечения.
  Ваш ААН

19 февраля. Лига Европы УЕФА 1/16  ПСВ – «Зенит» 0:1 (Халк).

Письмо Фридемана Фрйнда Олегу Золотову и мне от 24 февраля 2015 г.

Hello Oleg and Alexander,
Together with some friends here at the NASA Ames Research Center I have been discussing the question of the TEC anomalies at their conjugated points. I know that you have often pointed out, in several publications, that these mirror TC anomalies do form. Our question is whether anything is known how they form and whether there is a recognizable time delay between a TEC anomaly forming, for instance, above a point in the Northern Hemisphere  and its mirror image forming in the Southern Hemisphere.  Can you tell me or point me to a paper where I could read about it?
Thanks and best regards,
Friedemann

Мой ответ ему в тот же день

Dear Friedemann,
Geomagnetic field lines are electrically equipotential at heights above 180 km. Therefore the electric fields of the seismogenic origin are identical on both ends of the geomagnetic field line. But the effects of these identical electric fields on TEC are not identical in the different hemispheres due to differences between the geomagnetic and geographic meridians. There are no time delays in the electric fields variations, but they may exist in the TEC variations.
Best regards
Aleksandr

Ответ Фройнда в тот же день

Dear Oleg and Aleksandr,
Thanks for this very quick and very informative answer, plus the reprints.
Makes perfect sense. As Aleksandr writes in his message (copied below) the E field builds up near-instantaneously at both ends of the field lines but the accumulation of the electrons to create a TEC anomaly may have a timedelay.
This is wonderful and very gracious of both of you to help us understand a pretty complex behavior of the ionosphere.
Thanks
Friedemann

25 февраля – день рождения тёщи Антонины Дмитриевны (1921 г.).

26 февраля – день рождения дяди Вовы (1924 г.).

Лига Европы УЕФА 1/16  «Зенит» – ПСВ 3:0 (Рондон – 2, Халк).

28 февраля.
Убит Борис Немцов.
Публичная казнь у кремлёвской стены.

(продолжение следует)


Рецензии