Урок чести

Глава 1      
         - Не веришь, что жизнь может быть серой?
         - Знаю, жизнь может быть любой, но ты тут каким боком? У тебя все о-кей! Бабки, телка, тачка? Или я чего-то не знаю?
         - Ладно!- поспешил закончить Артем, разговор не получился, не с тем человеком он решил пообщаться.
        Кирилл хоть и считался другом, но доверительных отношений между ребятами не складывалось. Артем давно заметил, что друзья не прочь использовать его материальное благополучие - как же, у отца своя фирма. О событиях последних месяцев парень предпочел никому ничего не говорить.
         Еще где-то глубоко внутри себя надеясь, что перемены последуют, парень продолжал жить той жизнью, к которой привык, но все произошедшее уже требовало выхода.
         Выйдя из учебного корпуса, ребята разошлись в разные стороны: Кирилл – на остановку трамвая, Артем – на стоянку автомобилей, где каждое утро парковал свою любимую Тойоту. Подойдя к машине, Артем с грустью похлопал по капоту.
         Объявление о продаже автомобиля висело в интернете уже месяц, даже покупатели звонили, но услышав цену, извинялись и отключали телефон – дорого. Артем знал, что поставил высокую цену, но деньги нужны ему позарез, больше их взять негде.
         Риэлторская контора занималась продажей квартиры, цену понизили уже два раза, если квартира не уйдет по последней цене – все теряло смысл. Артем горько вздохнул, подумав об этом.
         Наскоро перекусив дома,  переодевшись в джинсы и пуловер, Артем выбежал из подъезда - следователь ждать не будет. Уже открыв дверцу машины, он услышал  чей-то голос, назвавший его по имени.
         - Артем?
         - Да…
         - Подождите, мне нужно с вами поговорить, всего несколько минут, - собеседник, пожилая женщина с высокой прической седых волос, явно огорчилась, увидев, что Артем собрался куда-то уезжать.
         Она показалась парню знакомой, но в данный момент он не смог вспомнить ни имени, ни обстоятельств, при которых они виделись раньше.
         - Я хочу поговорить с вами о вашей матери…
         Услышав это, Артем замер. В последние недели он только то и делал, что говорил о своей матери: со следователем,  адвокатом, врачами. Но ни один человек не пришел к нему с помощью, только вопросы, вопросы, вопросы… Что на этот раз?
         - Именно поэтому я тороплюсь, - молодой человек выразил некоторое нетерпение, которое не укрылось от очередной собеседницы.
         - Я не задержу вас надолго, наберитесь выдержки. Может быть, моя информация окажется полезной для вас в данный момент. Дело в том, что я очень хорошо знакома с Лидией, вашей мамой, я – ее школьная учительница, меня зовут  Светлана Сергеевна. Недавно я узнала, в какую беду попала Лида, я не могу остаться равнодушной, я могу вам помочь.
         Впервые Артем услышал слова, которых так сильно ждал в последнее время. Ведь во всем белом свете он не знал ни одной души, которая смогла бы и захотела оказать ему поддержку. Бабушек и дедушек у него не было, ведь  родители его - безотцовщина, детдомовские оба, и вот…
         - Не знаю, что сказать. Спасибо, Светлана Сергеевна, но знаете ли вы всю ситуацию? Как здесь можно помочь, я уже мозг сломал, какие только мысли мне в голову не лезли, а результат нулевой, - Артема так растрогало то участие, которое он увидел в глазах этой женщины, что ему самому на глаза навернулись слезы.
         Что он видел в жизни, в сущности, еще мальчишка? Рос, как в сказке, такой избалованный маленький мальчик, у которого все было:  богатые успешные родители, отдых на море, друзья. Это все теперь казалось сном, невероятной сказкой, которая, как старое кино, еще не забыта в памяти, но уже не повторится в жизни, потому что все вдруг оборвалось, в один миг разрушилось, как и не бывало.
         - Пойдем на скамеечку присядем, ноги не молодые у меня, - Светлана Сергеевна уже видела, что парень смягчился и готов к разговору.
         - Давайте тогда в машину, - Артем открыл женщине пассажирскую дверь.
         Она осторожно примостилась на переднее сиденье, подобрав полу своего пальто. Артем закрыл дверь и направился на другую сторону, чтобы сесть за руль. Разговор предстоял не простой, парень об этом догадывался, опять придется все пережить заново, но он на все готов, искренне надеясь, что женщина пришла с действительной помощью.

 Глава 2

        - Артем, я не займу твоего внимания надолго. Ты быстренько в двух словах объясни мне, как обстоят дела, и мы вместе подумаем, что делать дальше. Насколько я понимаю, тебе сейчас нужны деньги и немалые, но ты об этом не думай…
        Артем не дал женщине договорить, как он мог не думать о том, что в данный момент являлось самым главным. Адвокат запросил огромную сумму, которой у Артема нет.
        Если невиновность матери докажут в суде, а он верил в ужасную ошибку и нелепость обвинений, то спасти ее жизнь сможет только операция в Германии – это десятки тысяч евро.
        - Светлана Сергеевна, как я могу не думать о деньгах, это самое главное сейчас. Я продаю квартиру и машину, но этих денег едва хватит на услуги адвоката, я хотел ограбить банк, но не знаю, как это сделать, я даже готов продать свою почку!
        - Ну, что ты, мальчик! Где же ты будешь с мамой жить, если продашь квартиру? И почку не нужно продавать, ты молод, она тебе еще пригодится.
Женщина говорила спокойно, ее глаза горели добрым светом. Впервые Артему показалось, что ситуация не так уж безнадежна, поверив, что сидящая рядом женщина – его друг, помолчав с минуту, он подробно и последовательно поведал ей все случившееся за последние несколько месяцев.


        - О том, что у отца появилась другая женщина, я узнал случайно. Однажды, вернувшись раньше обычного из универа, я застал родителей за серьезным разговором, точнее между ними разгорелся самый настоящий скандал.
Я не стал обнаруживать свое присутствие, прошмыгнув в свою комнату незамеченным.
        - Как ты можешь так поступить со мной? – кричала мать.
        - Извини, я должен был тебе раньше все сказать, но не решался. Ольга ждет ребенка, я люблю ее и давно уже собирался уйти от тебя. Пойми, так будет лучше для всех. Артем уже большой, он меня поймет. Я не оставлю его, в смысле материальной поддержки. Ну а ты работаешь, алименты не положены, так что не взыщи.
        - Ты заграбастал себе весь наш бизнес, мы начинали вместе, а теперь ты меня оставляешь с голой ж…
        - Ну почему же, с голой? У тебя полные шкафы барахла, я оставляю тебе квартиру в центре города, новую машину, даже некоторые сбережения на счете.
        - Сбережения? Да у нас все деньги в обороте, счет почти пустой!
        Мама не сдержалась, крик прервался рыданиями. Отец еще что-то ей говорил, но она уже ничего не слышала, рыдания сотрясали ее грудь.
        Когда за отцом громко захлопнулась дверь, я зашел к ней в комнату. Сложно взять на себя такую роль – утешителя, я не знал, какие слова найти, чтобы ее успокоить. Понимал я только одно – нас предали, и это сделал мой отец, чувство неприязни само собой поднялось в моей душе. Не знаю почему, но я сразу принял позицию матери, самая лучшая для меня женщина не заслужила такого к себе отношения.
        Мой разговор с отцом состоялся на следующий день, он собирал вещи, специально выбрав для себя время, когда мамы не будет дома. Возможно, он рассчитывал и со мной не встретиться, но я неожиданно заявился домой.
        - Привет сынок! – он заговорил со мной, как ни в чем не бывало, на что я окрысился не на шутку.
        - Вот так просто, да? Привет, сынок, и все? Ты, бать, что творишь? Ты подумал, вообще, что делаешь? Какая-то шалава тебе дороже матери? – я явно перегнул палку.
        Легким движением руки отец врезал мне оплеуху, чем совершенно сбил с меня всю спесь.
        - Язык прикуси, сопляк! Это ты шалав тискаешь за углом, а Ольга – приличная женщина. Она здесь ни при чем, понял? Я просто больше не люблю твою мать. Мне всегда с ней было сложно, но у нас рос ты, долг заставил меня много лет все терпеть. Теперь ты взрослый мальчик, а я  имею право на счастье, сын. Когда-нибудь ты меня поймешь. А сейчас, не мешай, ты все равно ничего не изменишь. Захочешь жить со мной – милости прошу!
        - Нет уж, спасибо, благодетель!
        - Как знаешь!
        Этот разговор стал последним между нами. Обидевшись на отца, я не искал с ним встречи. А он, видимо, тоже давал мне время все хорошо обдумать. Никто же из нас не знал, что все так ужасно закончится.

        Светлана Сергеевна внимательно слушала Артема, не перебивая, не задавая вопросов. Когда он замолчал, женщина дотронулась рукой до плеча парня. Умудренная жизнью, она понимала, как тяжело юноше принять на свои плечи столько жизненных тягот. Но она пока не услышала главного, как же произошла та ужасная трагедия, о которой ей сообщила подруга и одноклассница Лидии.

Глава 3

        - Артем, ты упомянул об операции, - Светлана Сергеевна все же напомнила, зачем они встретились.- Когда ты узнал, что мама больна? И как звучит ее диагноз?
        Артем поежился, воспоминания тяжким бременем лежали на душе. Он и сам мало что знал о том, когда обнаружилась болезнь матери. Все то, что произошло после ухода отца, как снежный ком, который катится с горы, увеличиваясь и набирая обороты, пока не сносит все живое на своем пути.
        Мать плакала каждый день в течение нескольких недель, напрасно Артем пытался ее успокоить, его присутствие вызывало обратную реакцию, она начинала рыдать в голос, чем вынуждала его просто уйти к друзьям - выдержать такое парень не мог.
        Возвращаясь поздно, он находил ее спящей то с недопитой бутылкой коньяка, то с разбросанными вокруг таблетками.
        - Снотворное, сынок, не волнуйся, ничего такого, - отвечала она на его вопросы утром.
        Родителей развели без лишних проблем, основанием послужила беременность его новой женщины. Мать не стала скрывать, что отец уже оформил отношения с другой женщиной, как только получил долгожданную свободу.
        Прошло несколько месяцев, казалось, жизнь налаживается. Слезы на глазах матери высохли, правда, внешне она очень изменилась, темные круги под глазами, худоба и следы усталости на лице выдавали недавно перенесенную душевную травму.
        Однажды, вернувшись домой, Артем не застал несчастную женщину дома, она не пришла ни вечером, ни утром. Когда взволнованный сын уже обзвонил всех знакомых, больницы и морги, раздался долгожданный звонок городского телефона.
        - Не хотела тебя волновать, я в республиканской больнице, сынок, на обследовании. Не волнуйся, все хорошо. Ты там сам управляйся, ладно? Я где-то с недельку здесь побуду, не скучай. Деньги в сейфе, рационально расходуй. Целую тебя.
        И прежде, чем Артем что-то успел сообразить и ответить, раздались гудки.  Какая больница, какое отделение, Артем ничего не успел понять. Но мать сказала, что ничего страшного, и парень не стал беспокоиться.
        Вернулась женщина, как и обещала, через неделю. Но Артем ее не узнал. Надеясь, что в больнице маму подлечат, внешне она посвежеет и отдохнет, он не смог сдержать эмоций.
        - Ма, что с тобой? На тебе лица нет! У тебя что-то серьезное?
        - Да нет, сыночек, соскучилась по дому, вот! Все в порядке, весна на дворе – авитаминоз, - она пыталась шутить. – Солнышко пригреет, лицо загорит, а то бледная, как смерть стала. Это в больнице, без воздуха, не привыкла я…

        - В тот день я задержался в универе, - Артем продолжил свой рассказ, взглянув в глаза Светлане Сергеевне, как будто искал поддержки.- У нас начиналась сессия, нужно было сдать кое-какие хвосты.
        Ничего не предвещало беды, утром мама подала мне завтрак, как обычно. Она улыбалась, выглядела вполне отдохнувшей. К ее новой фигуре я уже начал привыкать, даже думал, что она специально худеет, чтобы моложе казаться. Лицо, конечно, моложе не выглядело, а фигура – вполне, как у девушки.
        - Пока, мам, - я убежал, чмокнув ее в щечку, каждое утро мне не хватает ровно минуты, чтобы выйти вовремя.
        Когда я вернулся, часы показывали без четверти семь. Дверь в квартиру оказалась не заперта, я в недоумении вошел. С дивана мне навстречу поднялся человек в форме милиционера - следователь Киреев Антон Владимирович, как он мне сразу представился.
        На полу, прямо на ковре лежали осколки стекла - разбитый стакан, на журнальном столике стояла недопитая бутылка водки и несколько пустых бластеров от таблеток. Это все, что выхватил мой недоуменный взгляд. Мамы в квартире не оказалось.
        - Артем Игоревич Бобров?
        - Да, я, а что случилось? Где мама? Что здесь произошло? Нам вскрыли дверь или ограбили?
        - Артем, присядь! – Антон Владимирович почти силой усадил меня на диван подле себя. – Понимаешь, какое дело, парень? Мать твоя, Лидия Андреевна Боброва арестована сегодня по подозрению в убийстве твоего отца Игоря Руслановича Боброва.
        Больше я толком ничего не знаю. Мама говорит, что не хотела отца травить, это он сам выпил содержимое стакана. Хотя, она не отрицает, что в водке развела большое количество таблеток, чтобы смерть наступила наверняка и быстро. Она сама хотела уйти из жизни, а тут приехал отец и выпил эту гадость. Не знаю, как такое случилось, для чего папа вообще тогда приезжал. Свидание мне с ней не разрешают.
        Следователь посоветовал нанять адвоката. Если докажут, что убийство непредумышленное, дело примет совсем другой оборот. Для этого и нужен опытный адвокат, я нашел одного, но берет он очень дорого.

        Вскинув руку, Светлана Сергеевна поправила заколку в прическе. Женщине понадобилось некоторое время, чтобы собраться с мыслями. Она не ожидала столько всего услышать, но и вопросы остались.
        - Так, диагноз-то, какой? Ты так и не сказал.
        - Диагноз? Я этих терминов наизусть не помню, в интернете искал, читал много. Онкология это, одним словом. Ее обследования все дома лежат. Самое главное, что чем раньше начато лечение, тем больше шансов. В Германии операции успешно делают. Только пока все эти суды будут идти, может оказаться слишком поздно, да и денег я таких не найду, - Артем тяжело вздохнул.
       - Артемушка, мальчик мой, ты о деньгах не думай. У меня есть деньги, много, мне мой дядя в Америке наследство оставил. Я хотела в благотворительный фонд деньги эти перечислить, да не оформила еще. А тут Маруся звонит, про Лиду рассказывает, я сразу поняла, что неправда слухи все эти, не могла Лидия Игоря убить, она же его с первого класса любила до беспамятства. Вот и хорошо, что нашла я тебя. Теперь мне следователя этого увидеть нужно. Как, ты говоришь, его фамилия, Киреев?
        - Да, Антон Владимирович. У него кабинет свой на втором этаже, он как раз сегодня до девятнадцати часов дежурит, я собирался о маме что-нибудь узнать.
        - Вот и ладненько, не будем встречу в долгий ящик откладывать, поедем вместе, я потолковать с ним хочу.

Глава 4

        Когда Артем и Светлана Сергеевна подошли к кабинету, из-за двери послышался приглушенный голос следователя -  Антон Владимирович с кем-то говорил по телефону.
        Выждав некоторое время,  Артем постучал в дверь, они вошли вдвоем, не дожидаясь приглашения. Мужчина лет пятидесяти сидел за столом в задумчивом виде, скрестив руки на груди.
        - Ко мне? – он тут же принял подобающую позу. – Слушаю. Молодого человека знаю, а вы, позвольте спросить, кто будете?
        Женщина представилась, объяснив, что для подозреваемой Бобровой она почти что мать, вырастила ее, можно сказать, с малых лет в детском доме.
        Случай бытовой, секретов тут никаких нет, потому Антон Владимирович все досконально пояснил, выразил также озабоченность состоянием здоровья Лидии, чем встревожил Артема не на шутку.
        Все, что нужно, женщина уже узнала, однако попросила Артема подождать ее за дверью, сама осталась у следователя еще на пару слов. Когда за парнем закрылась дверь, тон женщины изменился, она заговорила скороговоркой и почти шепотом.
        - Скажите мне честно, кому заплатить за благоприятное решение вопроса? Деньги у меня есть, сколько скажете, столько получите. Мне известно, что многое зависит от следователя. Если вашему начальству что нужно, тоже не вопрос. Но Лиду нужно вытаскивать, мало времени у нас, у нее – рак. Шанс есть – это сделать операцию в Германии, вы же прекрасно понимаете, что все произошедшее – случайность. Женщина именно из-за болезни хотела наложить на себя руки.
        - Светлана Сергеевна! – мужчина горой поднимался из-за стола, пока она говорила, еще минута, и он начнет кричать и возмущаться, но он тоже перешел на шепот. – Прошу вас, моя хорошая, не все в жизни продается и покупается, вам ли не знать, ведь вы – педагог! Я и так делаю все, что в моих силах. Парня жаль, женщину эту жаль, но есть смерть человека и открыто уголовное дело, которое нужно расследовать и закончить решением суда. Я понятно выражаюсь? А деньги ваши оставьте если не на адвоката, то на лечение Лидии Андреевны. Всего доброго!
        Пожилая учительница, все видевшая в своей жизни, наслышанная о продажности власти и иже, с гордостью и уважением закрыла кабинет Киреева А.В. «Не все продались, есть еще честь мундира и человека!» - ее глаза улыбались, именно такими хотела она видеть своих учеников. – « Вот и Лида тоже – очень хорошая женщина, а так ей от жизни досталось.»

        Артем завез Светлану Сергеевну домой по указанному ей адресу, жила она в частном доме на окраине городка. Домишко выглядел не очень, по всему видно, не касалась его мужская рука многие годы. Но о личной жизни женщины молодому парню расспрашивать не пристало, да и торопился он – Ленка уже дважды звонила, обещал же заехать вечером.
        - Че долго-то так? Ты же обещал, что сегодня вечер наш, - Ленка накинулась с вопросами, одновременно втаскивая Артема в квартиру, ухватив за рукава.
        - К следаку ездил. Прикинь, училка мамки моей объявилась, деньги предлагает на лечение, ей кто-то наследство в Америке оставил, - юноше не терпелось все рассказать, ведь радость от возможного решения мучившей его проблемы, переполняла до краев и вырывалась наружу.
        - Да ты что?! Так это же здорово, не придется квартиру продавать! Поздравляю тебя, Темка! Хоть одна радостная новость за последнее время!
        Лена радовалась искренне, Артем это чувствовал. Если бы не эта девушка, он не смог бы, наверное, все случившееся перенести так стойко. Она все дни поддерживала в нем веру, что все будет хорошо, и это помогало.
        Глядя в ее радостные глаза, казалось, в мире нет беды. В девушке пульсировала жизнь, била через край, ее оптимизм дарил надежду, и боль отступала, потому так необходимо было Артему хоть на минутку ее коснуться, ощутить волшебный запах ее волос, почувствовать теплоту рук, вкус ее губ.
        Спелой ягодой раскрывались ее губы навстречу его губам, податливое гибкое тело влекло неудержимо, но Артем держал себя в руках, в нем жило то внутреннее благородство, которое удерживало отношения на краю пристойности, не хотел он сейчас воспользоваться ее слабостью, не желал жалости, а только искренней любви, какой была любовь его матери к отцу.
        Поболтав еще немного, выпив кофе с печеньем, которым так любила угостить гостей мама Лены, Артем засобирался домой. Девушка проводила до лифта, прижалась всем телом, привстав на цыпочки, она чуть доставала Артему до плеча.
        - Пока, Малыш! Заеду, позвоню, спать еще не будешь?
        - Ну что ты, какое спать? Конспект почитать нужно, хоть сколько, а то я в последнее время учебу совсем забросила…
        - Это из-за меня, да? Прости, что нагрузил на тебя свои проблемы. Но знаешь, ты мне очень помогаешь. Я все про учительницу эту думаю, она в возрасте уже, лет семьдесят или около того, а такая ухоженная вся, волосы в прическу заколоты, молодец бабка! И подумай, деньги предложила… совсем чужому человеку… а? Ты в такое веришь?
        - А вдруг ее с твоей мамой какая-то общая тайна связывает, может мама ей, в свое время, в чем помогла или просто любила ее, ты же о том не знаешь. Или Человек она такой, с большой буквы, о которых в старых книжках пишут, слово такое есть – благородство. Ладно,  давай, езжай уже, ночь на дворе, завтра опять проспишь.
        Артем уже на входе в лифт поцеловал Ленку в нос, двери закрылись, и тяжелая цепь со скрипом повезла парня на первый этаж.
        Добравшись домой, впервые, за последние месяцы, Артем уснул крепким безмятежным сном, в душе появилась стойкая уверенность, что все скоро закончится.

        Отец приснился впервые со дня похорон, молодой, красиво одетый он подозвал Артема к себе и показал ему рукой направление, куда нужно смотреть. Сын повиновался отцу, повернул голову и увидел свою мать.
        Она стояла на высокой горе в лучах яркого света и улыбалась. Ее лицо без единой морщинки, молодое и красивое, со здоровым румянцем на щеках, казалось сотканным из тысячи лучиков этого света. Красивое голубое платье ниспадало складками до самого низа, закрывая ей ноги.
        Божественная мелодия лилась со всех сторон, лаская слух, чуть слышно доносилось журчание ручья и пересвист каких-то птиц, тихо-тихо, нежно-нежно…

Глава 5

        Светлана Сергеевна Озерная всю жизнь проработала в местной школе-интернате, попав сюда по распределению после пединститута. Ее предмет – математику, до этого вел пожилой пенсионер-фронтовик, ему давно уже было пора на заслуженный отдых и, увидев молоденькую учительницу, он сильно обрадовался и напутственно ее благословил на честный труд.
        Детей Светлана любила, испытывая какую-то материнскую заботу к каждому малышу, обделенному жизнью, ведь здесь других детей не было, что ни ребенок, то трагедия, либо совсем сирота, либо при живых родителях таковым является.
        Лиду и Игоря она заметила сразу, эта пара уже тогда держалась за ручки, они были, не разлей вода, никуда один без другого. Пришлось перевести их в один класс, даже посадить за одну парту.
        То, что со временем детская дружба переросла в любовь, никого не удивило в интернате, настолько гармоничными казались отношения молодых людей. Они поддерживали друг друга и в беде, и в радости, являя образец преданности. И надо же такому случиться, прожив двадцать лет, такое предательство со стороны Игоря.
        Светлана Сергеевна горестно вздохнула, она безуспешно пыталась уснуть, но ужасные события в жизни дорогих ее сердцу людей, заставляли ее снова и снова ворочаться в постели, заполонив голову тяжелыми думами.
        Своих детей, как и семьи, женщина не имела, так уж сложилась жизнь. Ее детьми стали все сироты, которых пригрела и окружила заботой за долгие годы своего безупречного труда в интернате. И они платили ей взаимностью, навещали, присылали письма и открытки, звали в гости, став взрослыми.
        У Бобровых она тоже была в гостях, а вот мальчик ее не вспомнил. Это случилось, когда Лидия с Игорем получили новую большую квартиру, Артему тогда исполнилось четыре года. Какое радостное это событие - молодые люди, выходцы из детского дома, преодолев все трудности, твердо встали на ноги, всего добившись упорными стараниями. Светлана Сергеевна гордилась именно этой парой, ведь в их воспитание она вложила саму себя.
        Конечно, с педагогической точки зрения, выделять кого-то из ребят, иметь любимчиков, неправильно, но Светлана игнорировала все вышеупомянутое. Она с радостью приглашала на выходные детей к себе в гости, покупала разные сладости, пекла пироги. От детского смеха, даже невинных шалостей, без которых не обходилось, ее одинокий дом оживал, жизнь наполнялась красками.
        Но однажды случилась беда. Возвращаясь домой после работы, в один из темных декабрьских вечеров, Светлана Сергеевна угодила под колеса мчавшегося на бешеной скорости автомобиля. Сбив пешехода, виновник даже из машины не вышел, скрывшись за углом.
        На ее одинокой улице даже фонари не всегда горели, лежать бы покалеченной женщине всю ночь, если бы не Лидия с Игорем. Гуляя по городу, влюбленные забрели на знакомую улочку, твердо зная, где можно погреться и попить чайку с вкусным домашним печеньем. Они-то и нашли умирающую от потери крови и полученных травм свою любимую учительницу.
        Больше месяца выхаживали они женщину в больнице, ведь подобно своим воспитанникам, Светлана Сергеевна тоже была совершенно одинока. Именно Лида взяла на себя роль сиделки, кормила и ухаживала, пока срастались многочисленные переломы и заживали раны…
        И вот теперь такой поворот в жизни Лидии, предательство и уход любимого мужа, нелепая и случайная его смерть, неизлечимая пугающая болезнь, уносящая последние силы. Женщине стало нестерпимо жаль свою любимую ученицу, слезы выступили на глазах и растворились в бороздках морщин.
        Если сказать честно, Светлана Сергеевна не представляла, в какую сумму выльется лечение Лидии, но твердо верила, что имеющихся у нее денег хватит на все. Ведь сумма, которой она по воле судьбы теперь располагала, по меркам пенсионерки, поистине астрономическая.
        Наследство, свалившееся на долю стареющей женщины, ей самой было совершенно ни к чему, но и отдать деньги в неизвестность ей не хотелось, потому она и не успела еще ими распорядиться.  Это сейчас радовало, ведь спасение Лидии становилось для Светланы Сергеевны уже самым важным на данный момент.

        Встреча с адвокатом прошла на ура, что называется, любой каприз за ваши деньги. Щемящая душу, тоска портила настроение, советской закалки женщина так и не смогла принять всех этих рыночных, построенных на прибыли и огромных барышах, отношений.
        Человечность, сострадание, щедрость и прочие качества, имеющие высокую ценность в понимании старого педагога, здесь как-то становились неуместными и никому не нужными. Оставалась одна надежда – молодая женщина-адвокат хорошо знала свою работу, законы, практику судебных дел, она отработает свои деньги на совесть.

        Здание суда, довоенная деревянная постройка, хоть и казалось неказистым снаружи, внутри красиво отделано деревянными с резьбой панелями, оказалось уютным. Небольшой зал судебных заседаний, вмещавший не более пятидесяти человек, оказался почти пустым.
        Артем пришел в суд с Леной, она сама вызвалась поддержать любимого. Светлана Сергеевна уже сидела в первом ряду, кивнув ей из двери, парень подошел ближе и познакомил свою девушку с учительницей мамы, о которой он прожужжал ей уже все уши.
        В суд пришла и Ольга, вторая жена Игоря. Большой живот говорил о скором появлении на свет ребенка, которого уже не суждено увидеть отцу. Артем не испытывал к Ольге никаких чувств, неприязнь ушла вместе с папой, будущий ребенок – родной братик Артема, это уже известно, выводил отношения на новый виток. Артем поздоровался с Ольгой, она тоже ответила кивком.
        Ни в лице Ольги, ни в ее поведении, Артем не заметил угрозы для своей матери, возможно, она, как и большинство окружавших семью людей, тоже верила, что мать не виновата в смерти отца, только нелепая случайность, ставшая роковой, унесла его жизнь.

        Прозвучало традиционное: «встать - суд идет», и в зал ввели Лидию. Измученная женщина выглядела постаревшей на десять лет, плечи ее опустились, худоба усилилась, у Артема перехватило дыхание. Создавалось впечатление, что женщина не доживет до окончания суда.
        Он не слушал ни обвинителя, ни адвоката, все голоса слились в один монотонный шум. Глаза неотрывно следили за родным человеком, сердце сдавила непонятная боль, голова гудела от мысли, которая сверлила мозг – только бы не умерла!

        И вот звучит приговор. Слов Артем не разбирал, сознание его не воспринимало ничего извне, он только видел, что глаза матери скользнули по залу, остановились на нем, долгий взгляд сказал о любви, попросил прощения, и попрощался. Она слушала стоя, вдруг ноги ее подкосились, и женщина рухнула на пол, с последними словами судьи, который произнес:
        -... Признать невиновной…

Глава 6

        - Скорую, скорую! Вызовите, кто-нибудь, скорую! – Артем уже бежал к матери, выкрикивая слова на бегу.
        Сердце его колотилось, парень испугался не на шутку, потерять вслед за отцом еще и мать – это уж слишком, его психика не готова к таким нагрузкам. Тем более, что все эти судебные тяжбы позади, есть деньги на лечение, есть надежда.

        Сказались волнение, тюремный режим СИЗО, наступающая на пятки болезнь, - все это собравшись вместе просто подкосило и без того хрупкие силы Лидии. К тому же, самым страшным испытанием для нее стала смерть любимого мужа.
        Пусть бы он жил где угодно и с кем угодно, только бы живой и здоровый. Она не могла простить себя за то, что позвала его в тот злосчастный день.
        Заключение о своем недуге ничего хорошего не содержало, в лучшем случае, при оперативном вмешательстве можно задержать развитие болезни лет на 7-11, все зависит от организма. Конечно, возраст, в тридцать восемь лет, позволял бороться, но где взять 50 тысяч евро на операцию, таких денег у Лидии не было.
        Продать все имущество и обречь сына на существование на улице она не могла, оставалось одно – просить о спасении Игоря. Женщина понимала, что у него тоже денег нет, но можно продать фирму, активы, оборудование, ведь, в конце концов,  это совместно нажитое имущество, как бывшая жена, она имела право на свою долю.
        Но об этом нужно говорить при разводе, уже прошло время, расставлены все точки над i. К тому же, Ольга ждет ребенка, новой семье нужно обустраивать свой быт, а это затраты немалые.
        Лидия все понимала, но когда проходил развод, она о болезни не знала. Решение пришло мгновенно, если Игорь откажет, есть другой выход, простой и легкий способ навсегда решить проблему. В сущности, Лидия смерти не боялась, ведь там, в онкологии, где она проходила обследование, пришлось многое увидеть и обо всем подумать.
        Таблетки, которых в наличии оказалось достаточно, чтобы приготовить смертельный напиток, легко растворились в сорокаградусной прозрачной жидкости.  Начатая бутылка водки и пустые упаковки от таблеток остались здесь же, на журнальном столике.
        Игорь приехал быстро, то ли в голосе бывшей жены слышалась какая-то тревога, то ли он соскучился по родному порогу, но вошел в квартиру он с улыбкой, тепло поздоровался с вышедшей навстречу Лидией.
        - А что это ты так похудела? У тебя все в порядке? – в голосе почувствовалась неподдельная забота.
        Растроганная Лидия не смогла вымолвить и слова, родной мужчина стоял так близко, смотрел в глаза, говорил с ней, как и прежде. Это такое счастье – жить в паре с любимым, дышать одним воздухом, делить тревоги и заботы пополам. Оставшийся в одиночестве супруг, как птица с одним крылом, ему еще долго учиться жить без пары, иные так и не смогут это постичь.
        Лидия вдруг поняла это про себя, зачем ей нужна операция, зачем лечиться, лишив всех средств к существованию, ведь она все равно не сможет жить без него, никогда и ни за что. И она не стала ни о чем просить.
        - Ты хотела поговорить?
        - Да, я очень хотела еще раз на тебя посмотреть. Как Ольга?
        - Ольга хорошо, сделали УЗИ, сказали, что будет мальчик.
        - Мальчик – это хорошо, - каким-то не своим голосом произнесла Лидия.
        Видимо, Игорь что-то почувствовал, он мягко отстранил ее за плечи и прошел в комнату. Увидев наполненный стакан, он вопросительно взглянул на Лидию и, не говоря ни слова, взял его в руку и отпил одним глотком ровно половину жидкости. И сделал он это прежде, чем Лида успела броситься в его сторону, чтобы помешать. По ее перекошенному лицу и горящим неестественным светом глазам, он все понял, только и успел сказать:
        - Лидка, зачем это ты? Мы могли бы….
        Больше он ничего не произнес. Все остальное Лида помнила смутно, как хотела, чтобы он промыл желудок, как давала ему воду, заставляя угасающее сознание ее услышать, как вызывала скорую, разобравшись, наконец, что любимый больше не дышит.

        Нашатырь вернул Лидию в сознание, она улыбнулась, увидев над собой склоненного Антона, Лену, Светлану Сергеевну и всех остальных.
        - Сынок… - голос еле-еле слышен, - все хорошо, сынок.
        - Мама, мамочка, мы тебя вылечим, в самой лучшей клинике, ты только держись, держись!
        Артем держал руку матери в своей, пока ее грузили в машину скорой помощи. Когда дверь уже закрывалась, он шепнул врачу:
        - У нее онкология.
        Доктор покачал головой, похлопал парня по плечу и машина отъехала.
        - Успокойся, Артем, она сильно переволновалась сегодня, ей станет лучше, вот увидишь, - Светлана Сергеевна пыталась утешить парня, как могла.
        Она и сама находилась на грани сердечного приступа, эмоции просто зашкаливали, еще бы! В этот момент к ним подошла Ольга, ее лицо выражало смятение, однако женщина решительно вскинула голову и заговорила.
        - Артем, скажи, пожалуйста, с мамой что-то серьезное?
        - Более чем! – коротко бросил Артем.
        - Здесь говорить неудобно, ты можешь завтра заехать в офис отца? У меня есть к тебе очень важное дело, это касается и твоей мамы. Пожалуйста! – последнее слово Ольга произнесла очень тихо, почти шепотом, оно предназначалось только Артему и говорило о многом.
        - Я приеду, обязательно, - тоже очень тихо ответил ей молодой человек.
        В другое время, Артем вряд ли разговаривал бы с разлучницей своих родителей, но смерть отца на многие вещи заставила смотреть иначе. Ольга стала вдовой, так же потеряв любимого человека, а маленький человечек, у которого уже бьется сердце, который станет Артему кровным братом, он-то и вовсе ни в чем не виноват.
        Это все понимали, даже Лена. Она все время стояла рядом с Артемом и гладила его по руке, пытаясь хоть таким способом, поддержать и успокоить.
        Светлана Сергеевна посмотрела на молодых людей, как же они похожи на Лиду и Игоря в таком же возрасте. Настоящую любовь ни с чем не спутаешь – она исходит из глаз, ею наполнено пространство вокруг, в котором слышится тихая мелодия, звучащая в небесах.

Глава 7

        В офисе все находилось на своих местах, казалось, вот откроется дверь и отец, живой и здоровый, широко улыбнется, протягивая руки к сыну. После его смерти, Артем впервые переступил порог фирмы.
        С ним все здоровались, но никто ни о чем не спрашивал, хотя некоторое напряжение все же чувствовалось, причину его парень не понимал, ведь решение суда все уже знали. Да и как можно усомниться в невиновности его матери тем, кто с первого дня работал с родителями, знал всю их подноготную.
        Артем не знал, как здесь относились к Ольге, ведь она являлась  первым заместителем отца и теперь управляла компанией сама.
        Дверь кабинета оказалась открытой, парня явно ждали. Он на минуту задумался, потом решительно переступил порог. Ольга сидела у окна, придвинув обычный стул к подоконнику, директорское кресло оказалось свободно. Указав на него взглядом, таким образом, женщина пригласила Артема сесть, он и сел в кресло отца, нимало не смутившись, что не осталось незамеченным.
        - Привет, Артем! Хорошо смотришься в этом кресле, - женщина мило улыбалась.
        - Здравствуйте! – Артем не заметил никакой иронии и сарказма в ее голосе.
        - Я позвала тебя по серьезному делу, не хочу разводить здесь сантименты. Ты взрослый парень и прекрасно знаешь, что пришло время нотариально оформить наследство отца, как бы это не прискорбно звучало. Понятное дело, что завещания у него не было, поэтому все будет определяться по существующему закону. Я являюсь его законной женой и…
        Ольга старалась говорить деловым тоном, но ее голос задрожал, пришлось сделать паузу, чтобы прогнать подступивший к горлу ком.   Она все еще не могла поверить, что все случившееся не дурной сон, страдала от потери, и этот разговор давался ей с трудом.
        Артему передалось настроение женщины, он понял, к чему она клонит, но пока не выказал никаких эмоций, что и хорошо, потому как через несколько минут понял, что жестоко ошибся.
        - Я очень виновата перед твоей мамой и обвиняю только себя в том, что произошло. Ты взрослый парень, возможно, не хочешь сейчас меня слушать, но я прошу тебя, не прерывай и выслушай, я не задержу тебя надолго.
        - Раз я уже пришел, я постараюсь выслушать, не обещаю, что потом ничего не скажу, я сейчас в таком душевном состоянии из-за всего, что случилось с моими родителями, что адекватной реакции не ждите, Ольга Юрьевна.
        - Называй меня просто Ольгой, пожалуйста, мне очень хочется с тобой подружиться, ты так на Игоря похож, что напоминаешь мне его, это очень непросто, поверь.
        Артем только покачал головой в ответ, а Ольга продолжила:
        - Я не хотела развода твоих родителей, честное слово. Мне нужен был только ребенок, потому что в тридцать пять лет очень тяжело оставаться в одиночестве. Я так и думала, что рожу для себя маленького, вся моя жизнь изменится к лучшему. Но Игорь решил, что малышу без папы расти нельзя, а ты уже вырос, сам скоро женишься, и он мог бы пожить со мной некоторое время, пока… ребенок маленький.
        Мне казалось, что даже когда он переехал ко мне, то все равно продолжал любить Лидию. Мне не понятно, почему от него скрыли ее болезнь, кто бы из вас так ни решил, вы поступили не правильно. Я знаю наверняка, узнай он, что Лида больна, вернулся бы домой, и не из-за жалости, а потому что без нее он жить не мог. Что уж теперь говорить?
        Думаю, когда он понял, что задумала твоя мама, он специально выпил эту жидкость, чтобы этого не сделала она сама. Я знала, что Лида в его смерти не виновата. Если на все это посмотреть со стороны, то я виновна даже больше. И мне никогда свой грех не замолить, Артем, вот так.
        - И что вы от меня хотите? – Артем нарушил тишину, так как Ольга замолчала, видимо, собираясь с мыслями.
        - Я хочу, чтобы ты принял фирму отца.
        - ?
        - Да-да, не смотри на меня так. Ты видишь, мне скоро рожать, в чужие руки я не хочу отдавать управление, а ты – наследник всего, что твои родители здесь построили и имели. Переведись на заочное отделение, доучишься так, будешь работать, я введу в курс дела. Кроме всего прочего, тебе положена зарплата, ведь тебе нужно на что-то жить, пока мама будет за границей. Как я поняла, ей требуется операция в хорошей клинике.
        - В Германии делают, я получил договор, осталось перевести деньги.
        - А деньги откуда?
        - Светлана Сергеевна деньги дает, учительница моих родителей, еще с детдома.
        - У учительницы из детдома есть такие деньги? Артем, ты ничего не путаешь?
        - Нет, Ольга, я ничего не путаю, у нее есть такие деньги, - Артем смог-таки назвать женщину просто по имени.
        Ольга взглянула парню прямо в глаза, она поняла – лед тронулся, есть надежда, что она подружится с Артемом, и тогда у ее малыша будет родной брат, который намного старше и так похож на папу. Он мог бы полюбить  Игорька, стать ему опорой, ведь мальчику так нужен мужской пример в жизни. Вот такая она была женщина, мечтала о светлом и добром, как это можно не почувствовать.
        Артем уходил с легким сердцем. События вокруг в последнее время резко менялись в хорошую сторону, вот бы еще маму вылечить…

        В палате отсутствовали посторонние, когда сын заглянул к матери. Лидия лежала на спине, глаза хоть и закрыты, но она не спала и на звук открываемой двери повернулась. Увидев сына, женщина улыбнулась и протянула к нему руки.
        - Как ты? Что говорят врачи? Тебе лучше? Я обо всем позаботился, мам, на следующей неделе нужно выезжать, деньги переведут быстро, дня три-четыре все займет.
        - Золотой ты мой, что бы я без тебя делала?
        - Это не я, мам, это Светлана Сергеевна твоя все устроила. Хорошая она, правда? Жаль, что не моя бабушка, а то я бы  ее любил.
        - Считай, что она и есть твоя бабушка, и люби, что тебе мешает? Она только счастлива будет, ведь она совершенно одинока, сынок.
        - А тебя, то есть вас с папой, она очень любила, так мне и сказала.
        - Знаю, сынок, мы пользовались этим, если честно, даже злоупотребляли, - мать улыбнулась, что-то вспомнив свое.
        Артем смотрел на нее и радовался, выглядела сегодня она просто замечательно, можно не опасаться за переезд и все остальное. Они еще о чем-то поговорили, но телефонный звонок Лены прервал беседу.
        Лида смотрела, как ее взрослый сын взглянул на дисплей телефона, как загорелись его глаза, слушала, с какой любовью в голосе он отвечает на звонок, и радовалась – вот он, ее надежда и опора, вырос, совсем взрослый стал, мужчина. И гордость вместе с любовью переполнила сердце матери.

Глава 8

        Утро выдалось хорошее. Артем поймал себя на мысли, что волнуется. «Этого только не хватало?» И все же он действительно волновался, повод оказался очень даже не простой – встречать братика из роддома.
        Ольга позвонила накануне и сообщила, что их с Игорьком выписывают, просила заехать на машине. Артем договорился с Ленкой, что девушка составит ему компанию. Веселая и заводная, как всегда, она надула двенадцать разноцветных шариков, купила синюю ленту, чтобы украсить машину.
        - Ты с ума сошла, - сказал ей Артем, когда она со всем этим добром вышла из подъезда.
        - Ничего подобного! Человек родился – это праздник! Пусть все видят, что у людей счастье!  Это же твой брат! Брат – это звучит гордо! – заключила она и пошла цеплять все на машину.
        К родильному дому они подъехали, как подъезжают к ЗАГСу, синяя лента дважды пересекала капот, разноцветные шары развевались на ветру. Она даже хотела, чтобы Артем посигналил, на что парень ответил категоричным отказом.
Ольга шла одна, а ребенка несла молоденькая медсестра, Артему она и вручила кулек, немного удивившись его разительной молодости по сравнению с мамашей. Все рассмеялись, но девушке ничего не сказали.
        Ленка со всех сторон сфотографировала счастливую семейку, ей нравилось, что Артем подружился с Ольгой, ничего плохого в этом она не усматривала.
        Артем уже месяц работал на фирме, под чутким руководством Ольги, до того самого момента, пока у нее не начались роды. Перед тем, как уехать в больницу, женщина сделала все распоряжения и со спокойным сердцем поехала рожать. Ее совесть была чиста, она восстановила справедливость и гордилась собой.

        Из клиники пришли утешительные вести, результаты последних анализов обнадеживали, дальнейшее лечение возможно на родине, Лидия собиралась домой.
Артем созванивался с матерью после операции, но так и не сказал о том, что они решили вместе с Ольгой. Парень очень боялся, что мать не поддержит его дружбу с разлучницей, не поверит в искренность принятого решения и посчитает все случившееся предательством по отношению к себе.
        Эти мысли очень беспокоили парня, но обсудить все он не мог ни с Леной, ни, тем более, с друзьями. Только один человек мог помочь разобраться в ситуации, разложить все по полочкам и оказать необходимую моральную поддержку – это Светлана Сергеевна.
        Калитка предательски скрипнула, пропуская молодого человека во двор. Невысокое крыльцо, обшарпанная деревянная входная дверь, «надо бы сделать ей ремонт»,- пронеслось в голове, пока рука поворачивала дверную ручку.
        - Светлана Сергеевна, вы дома? – окликнул громко Артем.
        Послышались шаги, отворилась дверь одной из комнат, обрадованная женщина широко улыбнулась гостю:
        - Мальчик мой, как я рада, проходи, проходи, сейчас чаек поставлю, у меня и печенюшки есть свежие, как знала, испекла! – засуетилась у стола женщина.
        Артем и сам был рад, что заехал сюда. Какая-то необыкновенная аура добра и света окружала его здесь, каждый уголок дышал спокойствием, уют частного дома всегда отличает его от городской квартиры, отсюда не хочется уходить.
        Но самое главное, конечно, это люди. У доброго человека энергетика другая, с ним тепло и комфортно. Такой была эта пожилая учительница, которую Артему все чаще хотелось назвать своей бабушкой.
        Выслушав Артема, женщина спокойно рассудила:
        - Самое главное, чтобы Лидочка поправилась. А о том, что ты мать предал, не думай даже, какое же здесь предательство – продолжить дело отца, мама тобой только гордиться должна в этой ситуации. А Ольга молодец, уважаю женщину, прямая и честная, достойна она любви Игоря, прости уж меня, Артем. Не каждая бы так поступила, это я тебе правду говорю.
        Но и ты должен знать, не можешь ты от нее тоже отказаться, сын у нее законный, твоего отца сын, твой брат, он тоже имеет право на жизнь. И ты по чести живи, раз уж без отца он остался, ты, как старший его брат, мальчика не оставляй без помощи своей.
        Думаю, Лида все это примет, как есть. Если хочешь, сама с ней поговорю. Ты смотри, чтобы сразу мне сообщил, как она домой выедет, я помогу тебе квартиру убрать и еду приготовить.
        - Спасибо, я сам все уберу, что вы! Да и Лена мне может помочь.
        - Лена, Леной, ваше дело молодое, а печенья, как у меня, у вас точно не получится. Кстати, возьми с собой, куда мне столько съесть.

        Лидию ждали все, Артем, как и обещал, сообщил загодя Светлане Сергеевне, Ленка примчалась с самого утра, даже Ольга знала о ее приезде.
        Что значит, спасти жизнь человека? Не высшее ли это благо? Лида выглядела очень хорошо. О пережитом говорили только начавшие отрастать ее волосы, но такая прическа женщине даже шла, делала ее лицо моложе. Надежда на выздоровление разгладила морщины,  в ее глазах светилась жизнь.
        Как-то само собой, незаметно за разговором Лиде рассказали все. И о том, что Артем возглавил фирму, и о том, что заканчивать учебу он будет заочно, даже о том, что родившегося мальчика в честь отца назвали Игорем.
        Лида счастлива была все это слышать, ей и в голову не пришло на кого-то обижаться или что-то там думать плохое. Ведь она  сидела здесь со всеми этими родными ей людьми, дышала с ними одним воздухом, слышала их голоса. Она жила!
        А ведь еще совсем недавно, она мысленно молилась и прощалась с жизнью в страхе не проснуться после операции, а еще раньше сама хотела покончить с собой, чтобы не мучиться и не мучить других.
        Что значит, спасти жизнь человека? Это ли не высшее благо?!


Рецензии
Энергетика доброты и порядочности разлилась на всю историю.
Очень хочется верить, что так бывает.
Спасибо, Тоня. И во тьме Вы находите свет!

Марина Клименченко   24.03.2017 12:40     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Марина! Твои теплые отклики греют душу и убеждают, что не зря я эту всю писанину публикую.

Тоненька   24.03.2017 15:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.