Рассказ для Саши или Спасение

 Приехали мои сестры – Галя и Оля. Рассказываю им о рыбалке с дедом, хвастаюсь трофеями – щууууууки!!

 Щуки действительно знатные. Они попались нам на озере, где дед ставил вёрши – это такие удочки с крючками и живцом – окушком.

Действительно живой маленький крепенький окунь сажается на крючок и леска подвязывается к колышку, вернее к коряге, притопленной в воде. Щука хватает окуня, а рядом с ним замаскирован крепкий крюк для щуки. И все! Она на крючке!
Вот такие вёрши мы приезжали с дедом проверять на озеро Каску и вытащили целых три щуки!

 Особенно страшной и великой мне показалась самая первая добыча.
Дед с трудом втащил ее через борт лодки и сразу проворно стукнул ее по голове заранее припасенной палкой, похожей на биту. Даже после этого щука не успокоилась, она еще продолжала подпрыгивать на дне лодки.

Показав трофеи сестрам, зову их на озеро Каску, где я буду как  дед – главной!

Дорога к озеру Каска идет через деревню Красное, мимо Горушки, потом через деревню Жабье, за молокозавод и уходит в лес, по кромке леса, в низину. Там она петляет среди кустов ивняка, высоких трав заливного пойменного луга и уходит вдоль озера Каска куда-то в лесную глушь, в Кротово.

 Мы с сестрами Галей, старше меня на 3 года, и Олей, младше меня на 3 года, бодро шагаем к заветной цели – на озеро, одни, чтоб там устроить свой пикник!

 С собой мы взяли хлеб – житник, картошку, чтоб испечь на костре, зеленый лук и несколько кусочков сахару.

 Нам казалось, что придя на озеро, мы обретем полную самостоятельность и все сделаем сами: зажжем костер, поймаем рыбу, наберем ягод, заберемся в дедовы припасы чая, сухарей и, может быть, еще чего-то вкусненького и будем пировать!!

О, в поисках вкусненького мы здорово поднаторели,  и очень гордились друг перед другом тем, что могли забраться в заветный дедов сундучок в задосках (на кухне), куда он убирал «базарские » конфеты и печенья, а, главное, сдобное печенье и деженики, которые пекла бабушка.

 Эти вкусности полагалось подавать только к чаю или приходу гостей, а мы научились, не снимая миниатюрного замочка, «попадать» внутрь сундучка и «таскать» оттуда домашнее печенье, которое нам казалось еще вкуснее от такого способа добычи.

 А еще мы с радостью и восторгом рассказывали друг дружке как можно «красть» у деда диетическую кашу, которую бабушка варила специально для него, в глиняных горшочках без крышки, заливая рис или гречку парным молоком.
 
 Под золотисто-коричневой пенкой томилась пышная сладкая (а дедушка-то был сластена!) золотистая рисовая или беловато-коричневая гречневая каша!

 Тут надо было виртуозно, чтоб не порвать, приподнять поджаристую пенку и зачерпнуть большой ложкой зараз как можно больше каши, чтобы всем с одной ложки напробоваться этой вкуснятины. А потом прикрыть пенкой оставшуюся кашу, и, как ни в чем небывало, поставить ее снова в печь.

 За этими веселыми рассказами и прибаутками дорога казалась не такой долгой.
Был полдень. На озеро мы ушли тайком, никого не предупредив. Дорогу нам указал двоюродный брат, мой ровесник, Коля Хрипунов, который уже в 7 лет считал себя знатным рыбаком и бывалым человеком.

 Мы тоже считали себя взрослыми и смелыми. Пройдя около 3-5 километров до озера, мы утомились, но, когда увидели дедову стоянку, почувствовали, что попали почти домой, под защиту дедушки, который и не догадывался, что армия девчонок пришла покуситься на его место.

 Усталость дорожную сняло как рукой, мы бодро и весело стали обследовать все уголки стоянки, набрали сучьев для костра, но прежде чем кипятить чай решили сварить уху, проверив дедовы верши.
 
 Для этого надо было сесть в лодку и доплыть до середины озера, где стоял высокий камыш, среди которого и были расставлены дедом верши. Нас было трое и поэтому мы легко столкнули от берега лодку-карбас – широкую, тяжелую, с которой как с причала, обычно, все черпали воду на чай.

 Лодка плавно скользнула вперед, мы запрыгнули через ее борта, как веселые бельчата и тут поняли, что весел у нас нет, грести нечем!
 В лодке лежали на днище досочки, которые служили сиденьями, если их упереть в борта. Мы с Галей взяли в руки скамейки и попытались грести. Тяжело и неудобно, лодка стояла на месте.

 А наши ноги начала заливать холодная озерная вода. Лодка была худая, через все щели обеих бортов быстро сочилась вода, наполняя днище лодки.

 Мы испугались!! Тонем!!! Дно озера не просматривалось, вода была темная и чужая. Лодка тонула. Надо было спасаться! Но как?!?

 Прыгать через борт – страшно, оставаться в тонущей лодке – еще страшнее. «Олька! Вычёрпывай воду банкой!» - командовали мы с Галей.

 Олька старалась, но вода наполнялась быстрее. Мы с Галей гребли изо всех сил к берегу, забыв про вёрши, рыбу, уху. Хотелось быстрее выскочить на твёрдый берег и больше никогда-никогда не садиться в старую лодку.

 Лодка у самого берега наполнилась наполовину водой и мы, замочив подолы платьев, сделавшиеся тяжелыми и холодными, как могли, выкарабкивались на берег, помогая друг дружке.

 Уфф!! Спаслись. Вот он, берег! Платья мокрые. Рыбы нет. Рыбалка не удалась. Заветные окуни и щучки остались дожидаться настоящего рыбака – деда Михаила.

 А мы решили разжечь костер и высушить платья. Работа закипела. Надо было найти спрятанные дедом спички, надрать бересты, поджечь сучья, поставить чайник. Как муравьи мы копошились на полянке.

 Вдруг над нами поплыл, заполняя поляну и усиливаясь, отражаясь от угора, вой. Этот звук ни с чем нельзя спутать  - так воют только голодные волки.
 
 Помнила ли Оля завывание волков в зимние ночи под окнами домика тети Тони, маминой старшей сестры, у которой мы иногда оставались ночевать в зимние каникулы, или это наш жуткий с Галей страх, отразившийся на наших лицах, напугал нашу младшую сестрицу, только мы все трое сначала оцепенели от ужаса и страха быть съеденными волками здесь, вдали от дома, без надежды на помощь взрослых, а потом с ревом и плачем полезли на спасительную березу, надеясь схорониться на ее ветвях.

 Вой приближался, значит, волки близко. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Один раз мы уже спаслись сегодня и почувствовали себя в полной безопасности, как вдруг, ниоткуда, напасть еще чище – волки летом!

 Вцепившись в тонкие ветки березы, обретя слабую, но защиту, мы стали рассуждать о шансах на спасение. Скорее всего это не волки, а один волк, так как звук чистый, не сливается и не перекрывается другими подвываниями , как бывало зимними ночами, когда мы подолгу вслушивались в вой стаи, боясь пошелохнуться под одеялом в домике на краю деревни..

 Наутро нам говорили, что волки утащили Шарика или Тузика, но о человеческих смертях в зубах волков мы не слыхали, может нас щадили мудрые бабушка и тетя, а может, в те  времена волки боялись людей, ведь наш дядя Коля был истинным охотником-профессионалом той округи.

 Потом мы решили, что может быть,  волк воет, потому, что не может схватить корову или теленка, ведь на лугу паслось колхозное стадо, а мы ему совсем не интересны. Но слезать с дерева мы, все же, опасались, ведь вой не удалялся от нас, а приближался.

 Вечерело. Мокрые платья на нас сохли плохо, холодили тело, да и солнце уже клонилось к вечеру, впереди была темная августовская ночь. Что делать?!

 Вой раздался совсем рядом, кажется , волк приблизился к нашей поляне, но его не было видно. Мы завыли в три голоса, перекрывая волчий вой, и волк замолчал.

 Но тут вдруг неожиданно и как-то странно закрякала утка! Раз крякает утка, значит все спокойно – опасности нет!?! Как же это так? Такого быть не может?

 Мы в замешательстве, творится что-то невероятное, ведь утка - птица осторожная, а здесь такой вой стоит! Что- то не так!!

 И тут раздался заливистый раскатистый смех!! Дядя Коля, охотник!! Он поднялся из-за густых кустов на краю поляны и пошел к березе, на которой как птички сидели мы с сестрицами!

 «Вот ужо я вас хлыстом налуплю! Это кто вам велел на Каску ходить, а?!?». В другой раз мы бы испугались его угрозы и убежали, а тут так были рады и счастливы, что не помня себя, свалились с березы и бросились к нему под защиту!

 «Дядя Коля, тут волк ходит!» - тараторили мы наперебой. Дядя Коля присел на пенек, заткнул хлыст за голенище сапога, приставил ладони к губам и крякнул по-утиному.

 Только в голове у нас мелькнула догадка, как он поднял голову кверху и сразу раздался жуткий звериный вой! Вот кто выл все это время!!

 Ах, какое же это счастье, ощутить себя в полной безопасности! 


Рецензии
Написано очень живо, со знанием дела. Детское приключение полное ярких эмоций и мягкой иронии, насквозь пронизанное голосами природного мира. Очень милая кульминация:

"Вой раздался совсем рядом, кажется, волк приблизился к нашей поляне, но его не было видно. Мы завыли в три голоса, перекрывая волчий вой, и волк замолчал".

Умиляет и эта детская, но уже опытная рассудительность:

"Скорее всего это не волки, а один волк, так как звук чистый, не сливается и не перекрывается другими подвываниями , как бывало зимними ночами, когда мы подолгу вслушивались в вой стаи, боясь пошелохнуться под одеялом в домике на краю деревни."

Мне очень понравилось.

С уважением


Владислав Плеханов   13.07.2015 15:32     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Владислав)))

Нина Кадулина   13.07.2015 15:51   Заявить о нарушении