Цветы молчаливые

Цветы молчаливые…

Дворничиха Варвара вставала затемно и возилась в своих владениях аж до самого обеда – мела двор, собирала граблями сухую листву с газонов, вытряхивала жестяные одноногие мусорницы, поливала цветы и полола клумбу, успевая при всей своей занятости зорко следить за жильцами старого пятиэтажного двухподъездного дома.
И не переставала изумляться поступкам отдельных квартиросъемщиков. Жила она одиноко и единственными слушателями Варвары были цветы, покрывавшие дворовую клумбу ярким пушистым ковром с ранней весны и до поздней осени.
- Представляете, - рассказывала Варвара крупным бутонам темно-синих голландских тюльпанов, - Анна-то Иванна, ну та, что с пятого этажа, совсем умом тронулась. Как на пенсию пошла, так дочка ей из самой Америки кота притащила. Внуков, значит, увезла, а кота подсунула. Так Анна-то Иванна, от тоски да одиночества с ним и разговаривает, и гулять на привязи водит. Все с собаками, а она с котом. Ну, дела!..
Вырвав пару пучков сорной травы, Варвара хотела было поведать иноземным цветам и другие накопившиеся за сутки новости, но тут хлопнула парадная дверь и во двор выплыла сухощавая пожилая дама в розовом спортивном костюме с пушистым белым котом на руках.
- Вот она! – прошептала Варвара, наклонившись к самым бутонам. – Ой, что сейчас будет!
Спустив кота на траву, дама выпрямилась  и гордо, с достоинством зашагала по краю газона.
- Гуляй, Даймонд, дыши, - ласково приговаривала она отпуская поводок на всю длину.
В это время вновь хлопнула парадная дверь и во дворе появился высокий седой мужчина с рыжей мохнатой дворняжкой.
- А это сосед ейный, Марк Захарович, - так же шепотом сообщила Варвара цветам. – Между прочим, профессор какой-то.
Церемонно поклонившись Анне Ивановне и Варваре, мужчина отстегнул карабин и подал команду нетерпеливо вертящемуся на месте псу:
- Можно, Горох! Гуляй!
Собака дважды кругами пронеслась по двору, а при заходе на третий наконец-то увидела трущегося о ноги хозяйки кота. Последующие за этим события напомнили Варваре ускоренные кадры кино.  В считанные секунды пес подлетел к тому месту, где неспешно жевал травку Даймонд.
- Ах! – испуганно вскрикнула Анна Ивановна.
- Ах! – эхом отозвалась Варвара и плюхнулась рядом с клумбой.
Но заморское белое чудо оказалось проворнее пса и мигом взлетело на высокую березу, а вырвавшийся из рук Анны Ивановны поводок исчез среди нежно-зеленой весенней листвы.
- Ради Бога, извините, - подбежавший Марк Захарович, тяжело дыша, торопливо пристегнул карабин к ошейнику прыгающего на задних лапах Гороха.
- Не извиню! – гневно бросила Анна Ивановна. – Надо следить за собакой!
- Но я не увидел кота, - оправдывался Марк Захарович. – Думал, вы зарядкой занимаетесь.
- Если вы слепы, не унималась Анна Ивановна, - носите очки! Дундук!
- Да как вы смеете! – не выдержал старик. – Я…
- Смею! – оборвала его Анна Ивановна, переходя на фальцет. – Да знаете ли вы, сколько стоит этот кот? Тысячу долларов! Это настоящая американская шиншилла. Интерчемпион! А вы тут со своей шавкой!..
- Да хоть миллион! – взорвался Марк Захарович. – По вашему, коль дворянин, так и жить не моги? Если хотите знать, наукой давно доказано, что чем круче родословная, тем тупее личность. А простолюдины всегда умом славились. Например, Ломоносов…
- Ваша дворняга – не Ломоносов! А Даймонд – королевских кровей!
- Ах, вот оно что! -  терпение Марка Захаровича покинуло берега благоразумия. – Может быть, вам, титулованным особам, еще и честь отдавать прикажете?
- У вас нет чести! – уже кричала Анна Ивановна. – И совести нет!
- А у вас, скандальная вы дама, отсутствует элементарное воспитание!
С этими словами Марк Захарович развернулся и пошел прочь со двора. Испуганный криками Горох понуро трусил рядом…
С березы кота королевских кровей снимали по простецки: с помощью вызванного Варварой слесаря Михалыча, лестницы и поллитровки.
С этого дня между Анной Ивановной и Марком Захаровичем в прямом смысле слова пробежала кошка. Вместе с собакой.

На следующий после инцидента день Анна Ивановна обнаружила в своем почтовом ящике журнал «Друг» с жирно обведенной красным фломастером статьей о необыкновенном уме и легкости дрессуры собак дворовых пород.
Тем же вечером, вернувшись с прогулки, Марк Захарович увидел заткнутый за ручку собственной двери бумажный рулончик, оказавшийся ксерокопией родословной Даймонда с указанием чемпионских титулов и замысловатыми именами отца, деда, прадеда и даже прапрадеда.  А Варвара с изумлением наблюдала за поведением двух пожилых и уважаемых в доме людей, ставших в одночасье лютыми врагами, и каждый день рассказывала цветам о том, как, встречаясь во дворе, Анна Ивановна и Марк Захарович расходятся в стороны, молча окидывая друг друга холодно-презрительными взглядами.
- Надулись друг на дружку, как трехлетний Ванька с первого этажа, когда Людка с четвертого отняла у него в песочнице ведерко и огрела по голове лопаткой, - шептала Варвара тюльпанам.

       Прошла весна, настало лето, отцвели тюльпаны, их место заняли разноцветные «анютины глазки», однако лед в отношениях враждующих соседей даже не подтаял. Но однажды…
Проснувшись теплым июльским утром, Анна Ивановна заметила, что Даймонд, изменив своей излюбленной привычке, спит не рядом с ней на специально для него сшитой подушке, а лежит, раскинувшись на полу, и по углам глаз, на белой шерстке пролегли дорожки темного цвета.
- Глаза слезятся, - растерянно произнесла Анна Ивановна, склоняясь над котом. – И дышишь ты как-то тяжело, а нос горячий… Что с тобой, милый?
Весь день она внимательно наблюдала за котом. Он отказывался есть, не урчал и не ласкался, как обычно, а ночью у него началась сильная рвота.
Анна Ивановна запаниковала и нашла по справочной номер телефона дежурной ветеринарки. Но там отказались приехать, сославшись на то, что почти все врачи в отпусках, а дежурный – на приеме.  Мол, приезжайте сюда, разберемся. Но как добраться чуть ли не на другой конец города во втором часу ночи?  И тут Анна Ивановна вспомнила, что у подъезда стоит старенькая «девятка» ее соседа. Секунду поколебавшись, она выбежала на лестничную площадку и нажала на кнопку звонка соседней двери.
Увидев перед собой «истеричку», Марк Захарович удивился, но выслушав просьбу, велел Анне Ивановне собираться и спускаться во двор – к машине.

Они просидели в ветеринарной клинике почти до утра. Даймонду промыли желудок. Оказалось, что подобным декоративным котам нужно давать специальную пасту для растворения колтунов – шерсть огромная, вылизывают они себя постоянно, но не все животные способны отрыгивать эти самые колтуны, говоря по-простому, самостоятельно чистить желудок.
Возвращаясь домой, Анна Ивановна и Марк Захарович разговорились.
- Не знаю, как вас благодарить, - ворковала Анна Ивановна. – И извините за мою несдержанность, я тогда просто очень испугалась за Дая. Ведь у меня ближе него никого нет…
- И вы меня извините, - вторил ей Марк Захарович. – Я не должен был так вести себя с дамой. А Горох у меня добрый, он и таракана не обидит, с котом лишь поиграть хотел.
- Нам их надо познакомить, - предложила Анна Ивановна. – Но как-то осторожно.
- Придумаем, - согласился Марк Захарович. – А вы прекрасно выглядите, несмотря на бессонную ночь.
- Спасибо, - смутилась Анна Ивановна и крепче прижала к груди своего пушистого любимца.
… Каково же было удивление Варвары, когда во время утренней беседы с «анютиными глазками» она вдруг увидела «девятку» и Марка Захаровича, галантно распахнувшего дверь машины перед Анной Ивановной, державшей на руках драгоценного кота.
- Ох, ты ж, Боже ж мой! – изумленно прошептала Варвара. – Это что ж я проспала?
Марк Захарович, бережно поддерживая спутницу под локоток, не спеша ввел ее в подъезд, а Варвара, досадливо взмахнув руками, повернулась к цветам:
-  Но вы-то не спали! Вы-то все видели! Видели ж, ну? Ох, ты ж, Боже ж мой! Молчите…


Рецензии
Молчаливые...
А одна незабудка писать умела...
Спасибо цветочек.

Николай Желязин   27.02.2017 19:00     Заявить о нарушении
Благодарю!
Ещё немного и столько незабудок расцветёт!))

Ольга Рязан Кириллова   27.02.2017 22:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.