Моё открытие Афанасия Игумнова

          Не каждому так везёт! Мне посчастливилось открыть для нашей литературы новое имя. Разумеется, нашёл я его не в Интернете – что там можно нового найти? – а, как и положено, на чердаке заброшенного дома. В одном из сундуков едва ли не екатерининской эпохи под грудой полуистлевшего тряпья я обнаружил большую кипу прекрасно сохранившихся листов с рукописным текстом. Я окинул первый лист небрежным взглядом, но уже через минуту  сидел прямо на пыльном полу чердака, опершись спиною на сундук, и полностью погрузился в чудесный мир глубоких мыслей, стихов, рассказов, драм и комедий… Я читал до тех пор, пока можно было хоть что-то рассмотреть, а потом унёс домой и продолжил там.
          Это было ПОЛНОЕ(!) собрание сочинений Афанасия Игумнова. Я никогда прежде не слышал этого имени и попытался навести справки: сделал несколько запросов в Интернете, пролистал школьные учебники по литературе и спросил на рынке у тёти Маши. Никто о нём даже не слышал!
          Конечно, у меня возникла подленькая мысль: публиковать его произведения, выдавая за свои! Но я от неё отказался. И муки совести здесь не при чём – трезвый расчёт. Слишком уж разный у нас с ним уровень литературной одарённости. Каждый, кто читал мои предыдущие произведения, невольно бы задался вопросом: а с чего это он вдруг так неожиданно погениальнел?
          Поэтому я оставил корыстолюбивые помыслы и спешу познакомить Вас с некоторыми обрывками его творчества. Оговорюсь сразу: наследие Афанасия Игумнова настолько огромно, что здесь у меня есть только возможность привести некоторые мысли, цитаты, стихи из разных произведений и циклов. Просто, чтобы Вы могли, хотя бы, составить мнение обо всём разнообразии тем и жанров творчества этого выдающегося писателя. Итак:

                               Афанасий Игумнов (выхвачено наугад)

1.Всё, что происходит, уже когда-нибудь да было.                                                                                                   «Грустно-философское».

2.Если вы столкнулись с призраком, не пугайтесь, не кричите, а постарайтесь выяснить, кто из вас кому явился. Возможно, он напуган не меньше вашего. 
«Полезные советы на все случаи жизни».
                
3.Если человек талантлив, его не замечают современники и расхваливают потомки, если бездарен – наоборот.
                     «Не хвалите меня чрезмерно»! (Открытое письмо потомкам).

4.Значительную часть своей жизни человек занимается поисками чего-либо. Чаще всего он ищет смысл жизни, но иногда, в виде исключения, может искать и что-то действительно нужное.                                                                                «Взгляд на человека: вид сверху».

5.
 Эмилия:
- О, счастье! Наконец, я вас нашла!
Ведь это вы?  Признайтесь, умоляю!
Граф Эдельмонде (в сторону):
- Гм! А ведь она по-прежнему мила!
Открыться или нет? И сам не знаю…
 «Эмилия». Трагедия в трёх частях с танцами и клоунадой.       

6. Вот вы меня спрашиваете: а как же, мол, тогда? Ну, если вдруг что-то? Отвечаю: попробуйте взглянуть с другой стороны, это поможет. Или нет. Но тогда надо как-то вообще иначе.
                               «Ещё раз об умении ясно выражать свои мысли».

Из цикла «Дурацкие вопросы».

Вы спросили меня о счастье:
Что, мол, это такое, Игумнов?
Я с досадой сказал: «Не мешайте!
Я с красивой девчонкой целуюсь…».

Пару лет вы всего подождали,
И опять: «Что такое - призванье»?
Я с досадой сказал: «Не мешайте!
Я любимою занят работой…».

…Ох, ну что ж вы ко мне прицепились:
«Объясни, в чём смысл жизни, Игумнов»?
Я с досадой сказал: «Не мешайте!
Я с дочуркой своею играю…».

 Из цикла «Переводы с иностранного и наоборот».

(Пояснение М. Акимова):
                     Вы ведь знаете, как это трудно: максимально сохранить при переводе стихотворного текста стиль автора и не потерять при этом какие-то важные мысли. О гениальности Афанасия как переводчика свидетельствует тот факт, что он перевёл на немецкий язык стихотворение Лермонтова «Нищий»; полученный результат перевёл на монгольский; затем, поэтапно на суахили, эсперанто, вьетнамский, английский и идиш. Затем снова перевёл на русский, и представляете: всё слово в слово совпало с лермонтовским текстом! Ну, кроме фамилии автора, конечно.

Нищий (немецкий вариант).

Bei Toren einer Kirche stand
Und bietet klaeglich um Aelmosen
Ein Armer, ganz vom Durst gebrannt
Und von dem Hunger ausloesen.

Er bietet nur um ein Stueck Brot,
Und seiner Blick war sehr ermuedet…
Und jemand hat den Stein gestoest
In Hand, die war zu starke ruettelt.

So suchte ich nach deiner Lieb’
Ich moechte einst: zu Ihr zu dienen…
Jedoch alle meine Traeume blieb
Bei mir: du brauchst nicht auf ihnen!


(Примечание М. Акимова):
                    Вообще-то, странно. Я немного знаю немецкий и вижу, что уже здесь, в переводе первой ступени есть смысловые отступления от оригинала. Как же Афанасию удалось, пройдя ещё через шесть языков, вернуть всё к первоначальному варианту? Ещё одна загадка гения.

Из цикла «Мемуары» (отрывок).

          … С Эйнштейном я встречался два раза. Первый раз он зашёл ко мне, чтобы одолжить пять долларов, а у меня в тот день, как назло, все купюры были по 6 и по 8. Я дал ему восьмёрку, он пошёл разменять, и после этого я много лет его не видел.
          Во второй раз мы встретились то ли в Париже возле Букингемского дворца, то ли в Токио на Александер-платц, точно не помню. Выглядел он неважно, и я предложил ему денег, но он категорически отказался. Наверное, ему было стыдно, что он до сих пор не вернул мне те восемь долларов.
          Я спросил, не могу ли ему чем-то помочь, и он признался, что не может найти формулу для чего-то (я не понял, для чего). Зная, что он – человек настойчивый и так просто не отвяжется, я задумался над тем, как же выйти из этой ситуации. А, надо сказать, в этот момент я сочинял одну мелодию и, чтобы не сбиться с такта, отбивал его ногой и произносил про себя «Емц, емц». Вот это я и выдал ему в качестве формулы, только для убедительности «с» возвёл в квадрат. Он обрадованно завопил и убежал. Я хотел снова вернуться к сочинению мелодии, но не получилось. Оказывается, Эйнштейн был здесь не один, а с Паганини. И, конечно же, тот сразу подошёл ко мне и спросил, как я считаю: возможно ли, в случае необходимости, сыграть его каприс № 24 на одной струне? Я разозлился, что  меня отвлекают от творчества, взял у него скрипку, оборвал лишние струны и быстренько  сыграл. Но оказалось, что с одного раза он не запомнил, так что мне пришлось исполнить это ещё раз пять-шесть. После этого я молча впихнул скрипку ему в руки, повернулся и ушёл, потому что за его спиной заметил Толстого (Льва), Кюри (обоих) и Утёсова, которые тоже явно собирались меня о чём-то спросить.
          Разумеется, после этого я всячески старался избегать новых встреч с Эйнштейном…

 Из стенограммы занятия «Школы литературного мастерства» (отрывок).

          … Саш, ну, давай, прочитай, что ты там написал…  Ты что, стесняешься меня, что ли? Вот чудак! Я же тебе помочь хочу, для того и приехал… Ну, хорошо, давай я сам прочитаю. Ага:
                    У Лукоморья дуб зелёный…
          Неплохо.
                    Златая цепь на дубе том,
                    И днём и ночью кот учёный
                    Всё ходит по цепи кругом…
          Н-да. Том – кругом: не очень рифмочка-то… Ладно, что там дальше?
                    Идёт направо – песнь заводит,
                    Налево – сказку говорит.
                    Там чудеса: там леший бродит,
                    Русалка на ветвях сидит…
          Ну, всё ясно, дальше и читать не буду. Слабо, честно тебе скажу. Во-первых, что это за рифма: заводит – бродит, говорит – сидит? Запомни, Саша, у поэтов – настоящих поэтов – не принято рифмовать глаголы: это считается низкий сорт, плохая работа. Вот, хотя бы вспомни, как у Маяковского… Как это – не знаешь Маяковского? Ну, Саша, ты даёшь! Нельзя же только в собственном соку вариться, надо и других читать, учиться у них… Кстати, Саша, про твоего «Евгения Онегина» сказать хочу. В целом ничего, но длинновато. Я, во всяком случае, до конца так и не дочитал. Раньше у тебя лучше получалось: коротко и понятно. Вот это, например:
                    Белеет парус одинокий…
          Там всего три куплета и даже припева нет. Вот это правильно! Помнишь, как Чехов сказал: «Краткость - сестра таланта». Чехова не знаешь? Ну, это я даже комментировать не буду.
          … Ты вообще про парус ничего такого не писал? Ну, значит, ещё напишешь!.. А можешь прямо сейчас; записывай, я тебе продиктую… Хотя нет, я его немножко подзабыл. Так что, Саша, извини, придётся тебе самому… Ладно, давай к этому твоему вернёмся. Ну, про рифму я тебе уже сказал, теперь про содержание. Здесь ты тоже такого нагородил!.. Начнём с русалки. Чего это она у тебя на дуб залезла? Русалка плавать должна! И вообще, что это за герои у тебя: леший, русалка, Кощей, колдун, богатырь… Это уже до того банально, избито; ты в любую сказку загляни – там все те же самые… Новому времени нужны новые герои! Ты «Терминатор-3» смотрел? … Не понимаешь, о чём речь? Всё, я понял, без меня ты ничего путёвого не напишешь. Давай вместе работать над этим твоим «Лукоморьем». Первую строчку можно оставить. Пусть так и будет:
                    У Лукоморья дуб зелёный…
          А вот про золотую цепь надо выкинуть. Нельзя читателя от сюжета отвлекать, а то ведь у него сразу мысль появится, как бы к тому дубу пробраться и цепь эту оттуда утащить. Ты бы ещё на него доллары вместо листьев повесил!… О, хорошо, что я про доллары вспомнил: «зелёный»  тоже придётся убирать. Смотри, если так:
                    У Лукоморья дуб стоял,
                    Котяра на него забрался…
          Не нравится? А, по-моему, неплохо... Тихо, тихо, не мешай, у меня мысль попёрла! Вот дальше:
                    Всю ночь он песни там орал,
                    Базарить сказку порывался…
          Ох, ты, надо же: я и сам глаголы рифмовать начал! Это всё ты виноват, с толку меня сбил. Я когда один, без тебя пишу, знаешь, как здорово получается!

          Заключение М. Акимова:
          Вынужден срочно прерваться. Позвонил из Голливуда Джеймс Кэмерон, спрашивает разрешения на экранизацию «Эмилии». Конечно, соглашусь: а вдруг удастся под эту марку и что-нибудь своё пропихнуть!


Рецензии