Он сражался за Родину. Кондратенко Николай Петрови

 Кондратенко Николай Петрович.
 Участник Великой Отечественной войны
 
Родился в 1922 году.
Призван в декабре 1941 года.
В 1942 г. закончил Харьковское Артиллерийское училище.
Начал войну под Калугой-Сухиничами.
Воевал на Западном, Брянском, 1-м Белорусском фронтах.
Окончил войну на Эльбе- город и крепость Торгау.
Освобождал Брест, Варшаву. Брал – Берлин.
Награждён-    орден «Красной Звезды»
                        Орден Отечественной войны 1-й ст
                           Орден Отечественной войны 2-й ст
Медали-  « За освобождение Варшавы»
                    «За взятие Берлина»
                       «За Победу над Германией»
Похоронен    г. Москва, Ваганьковское кладбище
 
..............
..............
Громик Н.А. Учитель  Черновской школы:

«Безумству храбрых поем мы славу!»
 
На дворе 14 апреля 2009 года. За окном теплый весенний день: тает снег,  в чистом голубом небе чирикают воробьи, спешат по тротуарам прохожие, молодые пары прогуливаются по светлым  городским  улицам, радостно  звенят детские голоса. Но так  было не всегда, и могло быть совсем не так. Вам, сегодняшним читателям, я хочу рассказать  о таком же теплом апрельском дне, но далеко не безоблачном, случившемся  шестьдесят четыре  года назад в  далеком 1945 году.
Герой моего повествования  молоденький 22-летний старший лейтенант Кондратенко Николай Петрович. «За проявленные мужество и отвагу, за очищение сильного опорного пункта противника …достоин награждения Правительственной наградой орденом Отечественной войны 1 степени»,- так  написано в наградном листе от 6 мая 1945 г., пришедшем на мой запрос из  Центрального Архива МО-РФ.
Но все по-порядку.
Родился Николай Петрович  в 1922 году в селе, расположенном в предгории Тянь-Шаня, в крестьянской семье, как он сам говорит « на колхозном поле». В семье росло пятеро детей, Николай  старший. Хозяйство было большим: корова, свиньи, куры, гуси, огород   от 1 га, на этой земле и сад в 90 яблонь. Все нужно  обрабатывать, за всем ухаживать, поэтому дети уже с детства  работали,  наравне со взрослыми.
Учился Николай Петрович хорошо, без «троек». В старших классах был председателем ученического комитета школы. « Второй человек после директора» отвечал за дисциплину школьников.  Учился, работал и мечтал, а мечта была высокой, в прямом смысле этого слова.   «Все на крылья!» - такой лозунг был популярен среди многих советских школьников. О «крыльях» мечтал и Николай Петрович. Еще учась в 10 классе, он в январе 1941 г. прошел одну комиссию в военкомате, затем другую, сдал вступительные экзамены и стал ждать вызов в Армавирское летное военное училище.
Началась война. Армавир взят немцами. Курсантов направили в Ташкент, потом в Ленинабад, куда эвакуировался Московский гидрометеорологический институт, в котором им теперь предстояло учиться. Ехали секретно, ночью. От станции шли до города 12 км пешком. За один год изучили программу двух курсов.  Старшекурсники написали Сталину прошение, требуя отправки на фронт. А немцы уже под Сталинградом. Зачинщиков бунта отправили на передовую. 4 курс объединили с 5 и выпустили, а второкурсников, среди которых и Николай Петрович, расформировали и направили в  Харьковское артиллерийское  училище, эвакуированное в Фергану. Те, кто знает, где находятся города Ташкент, Ленинабад, Фергана, поймет, на сколько серьезной  и опасной была ситуация в стране. И жители, самые простые люди Узбекистана и других  советских республик, приняли беженцев, сами голодали и бедствовали, но делились кровом, последним куском хлеба и душевной теплотой.
В училище  обучение шло по ускоренному курсу, а за воротами артиллерийского училища, которое  разместилось в здании педагогического института, курсанты ходили строем и с песнями, чтобы поддержать боевой дух жителей тыла. За 3 мес. прошли полную программу обучения, и в звании лейтенанта  Николай Петрович попал на Западный фронт  в 10-й артиллерийский корпус прорыва  старшим офицером  2-й минометной бригады. Николай Петрович вспоминает, что в училище  курсанты не имели опыта стрельбы из миномета, поэтому  боевые офицеры на фронте, не имея биноклей, которых просто не хватало, нарезали градусную сетку на козырьках фуражек, а потом переучивались стрелять по таблицам. После кровопролитных боев под Истрой минометный полк вывели на переформирование под Орел и разместили в Мичуринском саду, где сам  И.В.Мичурин выводил  селекционные сорта яблонь. Николай Петрович занялся обучением солдат своей бригады. В расчете каждого миномета было противотанковое ружьё Дегтярёва, способное пробивать броню  танков. Никто в бригаде  не умел стрелять из него.  Солдаты боялись  сильной отдачи в плечо и не знали настоящей возможности ружья.  За три дня каждый  из бойцов сделал по 3 выстрела. Командир батареи доложил об учениях командиру полка, который после разговора с Николаем Петровичем дал ему приказ обучить все шесть батарей. В ходе обучения полка Николай Петрович получил контузию от грохота стреляющих минометов.
До конца войны служил Николай Петрович в этой бригаде, т.к. «каждый держался за свою часть: и солдат, и офицер».  Благодаря своему умению хорошо  читать карты, запоминать их с первого взгляда Николая Петровича назначили командиром взвода разведки. Будучи командиром разведчиков, довелось образованному и грамотному офицеру благодаря этому же умению служить адъютантом в штабе командира бригады, т.к. начальник штаба «ничего не понимал в картах». Не раз пришлось ему переносить важные донесения  через реку Вислу в штаб бригады и обратно на правый берег, где расположилась дивизия. Там на мосту, который каждую ночь бомбили «Хенкели», довелось однажды молодому офицеру услышать командующего фронтом   маршала  Советского Союза К.К.Рокоссовского. А  война продолжается, люди гибнут каждый день, каждый час, каждую минуту, и очень важно выполнять приказы командования точно и вовремя. Так в декабре 1943 года Николай Петрович, к тому времени уже командир батареи управления, получает приказ обеспечить связь трех полков со штабом, все кабели, лежащие на земле, нужно закопать  на глубину 10 см, чтобы их не порвали идущие в наступление танки. Собрали все саперные лопаты, всех связистов, разведчиков, шоферов. Три ночи от заката до рассвета  в мороз копали мерзлую землю, но выполнили приказ Рокоссовского. «Так незаметно для себя стал связистом»,- говорит Николай Петрович.
14 апреля 1945 года начались бои за взятие Берлина на Зееловских высотах. В подчинении командира батареи управления ст. лейтенанта Кондратенко Николая Петровича один взвод разведки, один взвод телефонных связистов, отделение радио, комендантский взвод, взвод механической тяги, а командиру всего 22 года. После артиллерийской подготовки встала необходимость менять наблюдательный пункт, который по карте оказывается впереди у немцев.  Николай Петрович на машине с девятью своими разведчиками заезжает в тыл к врагу, чтобы занять новую наблюдательную позицию. А на том месте, обозначенном на карте как новый наблюдательный пункт, около фольверга – поместья богатого немца «кишмя кишат немцы». Они  окопались в глубокой траншее водосточных каналов, ведущих к Одеру, и открыли стрельбу по идущему навстречу им от соседнего фольверга, неизвестно откуда взявшемуся, советскому офицеру. Тот перебежками ушел в безопасное место, а Николай Петрович принимает решение атаковать врага, окружив его своими силами с трех сторон во всю длину траншеи. Разведчикам приказано повторять все действия командира. Старший лейтенант встает и с двумя солдатами идет навстречу врагу, при этом кричит все известные ему команды на немецком языке, ему вторит идущий рядом высоченный громогласный разведчик, следом – другой. Немцы, увидев троих противников, повернулись к ним, чтобы дать отпор. За  Н.И.Кондратенко эти же команды начали кричать  и остальные разведчики. Шума было много. Противник растерялся, не видя, что у него за спиной. Сначала, бросив оружие и подняв руки, сдались только двое, за ними из окопа с оружием в руках вышли остальные. Старший лейтенант Кондратенко дает команду сдать оружие, немцы растеряны, не понимают, что им приказывают. Им показывают жестами. Они сложили оружие и по команде «Vek» отошли в сторону. После этого сдавшегося противника сразу окружили кольцом  разведчики. Поняв, что их не собираются расстреливать, что теперь они военнопленные, немцы стали радостно  выкрикивать: «Гитлер капут!» А командир бригады, со своего старого наблюдательного пункта увидев, что  командир батареи управления Кондратенко со своими разведчиками находится в окружении фашистов, решил, что они попали в плен, и дает команду отбить разведчиков, высылает машину вооруженных автоматами  и винтовками солдат. Машина очень быстро прибыла на место захвата. Из нее «кучей, кучей падают вооруженные солдаты».  Николай Петрович  встречает подъехавших советских бойцов, разъясняет ситуацию, передает военнопленных: 3-х офицеров и 43 солдата, а сам направляется  в штаб дивизии пехоты доложить, что в нашем тылу в соседнем фольверге еще остался противник. В два часа ночи немцы, прятавшиеся в фольверге, попытались прорваться к своим, но были перебиты поджидавшими их в засаде  советскими бойцами. А разведчики  со своим командиром вернулись на старый наблюдательный пункт, расстелили плащ-палатки, накрылись шинелями, но всю ночь от пережитого не могли сомкнуть глаз. Один из них обратился к Николаю Петровичу: «Товарищ старший лейтенант, Вы осознаёте, что Вы сегодня сделали?» «Осознаю,- отвечает Николай Петрович. – Немцев в плен взяли».  « Не то! – говорит разведчик. - Вы осознаёте, что мы живы! Их 46 человек было. Нас они, как куропаток, могли не стрелять, подавить! Я не  могу уснуть! Я не могу успокоиться!»
Армия, взяв Зееловские высоты, пошла дальше, а с нею и Николай Петрович. Впереди  была битва за Берлин и Бранденбург, парад Победы на Красной площади и Мирная жизнь!
Сейчас  Николай Петрович на заслуженном отдыхе. Много лет он занимается подборкой вырезок из печатных изданий о героических людях, важных событиях в мире и нашей стране. В его архиве материалы о Хатыни, Сталинграде, военных действиях в Чечне, Иране. Всего 75 книг. Встречается ветеран – фронтовик со школьниками Черновской школы. Жаль, что эти встречи становятся все реже. Им, ради кого воевали и проливали свою кровь, рассказывает  бывший разведчик о тяготах войны, о Великой Победе, читает свои  рассказы о днях великих испытаний, о боевых друзьях, отвечает на  детские вопросы.  Приведу в пример  два из них:
Андрияш Илья: «Интересно было воевать?»
Н.П.: «Интересно было победить, но жить интересно без войны».
Короткова Настя: «Вы радовались Победе?»
Н.П.: «Было всеобщее ликование. Стреляли в воздух из всех видов оружия».
 О героях  на все времена, о таких людях, как Николай Петрович Кондратенко, в своей «Песне о Соколе»  четко и точно сказал Максим Горький:
«Безумству храбрых поем мы славу!
Безумство храбрых - вот мудрость жизни!
О, смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью...
Но будет время - и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни
И много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!»

О Н.П. Кондратенко на ПРОЗА РУ  http://www.proza.ru/2017/07/17/1677




 


Рецензии