Мертвец

О, мертвый, глупый мертвец!
остывающий в теплой нирване ванны
зажавший в мертвых пальцах сигару!
Из всех хобби предпочитавший "охоту на овец"
(так называя людей)
как фишкой игральной
распоряжаясь судьбами и,
согласно сану
решая - кому пуля,
кому -венец.

и что теперь, когда "вечность" твоя ослепла
и сияние золота быстро тускнеет в медь?
(от чадящей сигары отваливается столбик пепла)
падает на пол и перестает гореть.

Тихо в ванной, словно на дне океана,
остановились минуты, часы, года,
замерла капля воды на краешке крана,
и в теле покойника остановилась вода.
Впрочем, он еще слышал, как с хрипом гортанным,
маклер на бирже орет от волнения синий,
что-то о кризисе в трех африканских странах,
про золото и алмазы, про цены на алюминий!

Мертвый, глупый мертвец неподвижен, как статуя,
не сознающая-замкнутости в себе- вещь,
жизнь получилась сложной, но смерть оказалась простая!
Внезапная, словно кусающий в шею таежный клещ,
беспощадная, как охота на горностая,
острая, будто пронзающий сердце дамасский меч!

Забыв, как и зачем, радоваться солнцу,
он понимал (это стало его покаянием),
что в жизни был автоматом, без жалости и эмоций!
А здесь он снова ребенок, запертый в черном чулане.
Он вспомнил ходьбу по трупам, успех свой множа,
он шел, насыщаясь кровью чужих страданий...
(первые трупные пятна выступили на коже)
он вспоминал цитаты из Библии и Корана
оглядывая свой труп, сознавая что, как ни странно,
он умер еще при жизни и лишь после смерти Ожил.

Когда пар над водой рассеялся,
тело нашла служанка и по звонку тревожному
ванную наводнили эксперты и полицейские
в бытность живым мертвеца -гости непрошеные!
Морщили лбы и мерили все рулеткой,
обсуждали вполголоса всякие разные версии
пока тело, переставшее быть мертвецу клеткой,
не увезли в подходящее для трупов место.

душа отбивала панические атаки,
пространство, где обитало тело, казалось капканом,
сопровождая труп в морг, паря над  каталкой
она себя вопрошала: что дальше, Ваня?
Был бы живой, то хотя бы сходил к гадалке...
или к попу на исповедь и покаяние

Потом были похороны и поминки,
равнодушные гости играли в скорбь, попивая чай...
А душа замирала в гробу, вместе с трупом в обнимку,
в отчаянье от того, что никто ее не встречал.


Рецензии