Снегосъёмка

   В конце зимы, устав от городской жизни, выбрались научные сотрудники в деревню промерять снежный покров. Виктор и Вася загрузили рюкзаки тушёнкой, спиртом, сменным бельём и встретились на вокзале. Проехали километров сто на электричке, протопали пяток километров по зимнику до экспедиционного домика на краю деревни и уставшие ввалились в промёрзшие за зиму сени. Не мешкая, разожгли печь, пристроили греть чайник с водой  и банки тушёнки. Нарезали хлеб, сало, развели спирт колодезной водой, который стал тёплым, и выпили, отмечая начало экспедиционного сезона. Тушёнка согрелась, чайник зашумел, по стенам протекли протаявшие звёздочки инея, повеяло теплом и уютом.

Во дворе заскрипел снег, и после короткого стука с мешком в руке вошел сосед Иван, кряжистый мужик пятидесяти лет. - Здорово ребята! Гляди, чо принёс - и водрузил на стол тушку неопределённого животного величиной с большого кролика. -  Что за зверь? -  Удивились ребята. - Не догадаетесь, бобёр. В сетке на реке запутался. Шкуру снял, мясо вам принёс, запашистое, жена гонит. Попробуем? – Конечно, пусть оттаивает. Выпьем за встречу.
 
Бобрятина отогрелась, ломтями нарезали мясо на сковороду и поставили на разогретую печь. Густой запах жареной дичи заполнил избу, добавили лук, чеснок, прикрыли крышкой и поставили в духовку тушиться. – В этом году зима крепкая выдалась – рассказывал Иван – звери к деревне подходили, волков стреляли, за них деньги хорошие платили, и унты тёплые шили. Рыба в заморах застаивалась. Били проруби на озерах и черпали сонную рыбу сачком. Хорошо запаслись, принесу на ушицу. Пора и зверя  пробовать.

Мясо оказалось на удивленье  вкусным и мягким с острым привкусом терпкого жира, перца и чеснока. Жиру вытопилось с поллитра, слили в большую кружку, посолив, про запас, хорошо лечит простуду. С утра по ясному солнышку на широких деревянных лыжах ребята пошли промерять высоту снежного покрова. Ранней весной солнце вытаивает льдинки на поверхности снега, и они как увеличительные стёкла в глубине покрова протаивали снег и пускали ручейки. Снежной покров стал рыхлым с жидкой земляной кашицей на почве.

Шли по весеннему насту, лыжня проваливалась, лыжи соскальзывали, обувь промокла. Часа через три пропотев, промокнув, отработав площадку, ребята вернулись в тёплый дом. Выпили разведённого спирта, закусили бобровым салом, густо намазанным на хлеб, развесили мокрую одежду и принялись уплетать густую уху из ершей и окуней, принесённых Иваном.

После обеда подъехали на санях с зимовья деревенские мужики, мясо лося вывозили, угостили лосятиной, поговорили про охоту. – Мало в лесу дичи осталось – рассказывали деревенские,  – приезжают городские на снегоходах, с винтовками, стреляют всё живое, беспредельничают.

К вечеру прибежала жена Ивана – Ой, горе, мой в кухне взорвался. Как пришёл от вас, достал с подпола бутыль с брагой, перенёс в кухню и заперся. Слышу, бабахнуло, в кухне дверь нараспашку, Иван на пороге сидит и вся голова в крови, мозги вылезли. - Нахлобучив шапки, побежали во двор к Ивану. Он точно сидел на пороге кухне, перемазанный желтовато – красной кашицей. От него и из кухни несло неприятным запахом. – Ты что учудил? - Спросил Виктор. – Помнишь, говорили про самогон из картошки. - Ну.

- Я и поставил осенью брагу из подмороженной картошки, в подполе стояла, месяц назад добавил литра три старого варенья, вот она и заходила. Пришёл от вас, печь на кухне растопил и поставил бутыль на печь, чтобы быстрее доходила. Ну, она вначале нормально, отошёл покурить, как ахнет, всю кухню забрызгала, и воняет. – Чучело, кто брагу в бутылях подогревает, тем более картофельную, клейковина горлышко забила. – Ругался Виктор. Вся кухня была забрызгана непотребным дурно пахнущим коричнево – красным клейстером, как и голова Ивана.

- Повезло дураку, стеклом не задело, воняло сильно от соседа и кухню заново белить придётся – рассуждал Виктор. Убедившись в целости мужа, переключилась на него и жена. Ребята вышли из запашистой кухни с неудачливым самогонщиком и разгневанной женой. У женщин от жалости до гневливости и шага не будет.

А солнце хорошо светило, тропинки развезло, сосульки наросли, не выкрутиться зиме и Ивану. К вечеру крупными хлопьями пошёл снег. Решили дня за два закончить промеры снежного покрова и возвращаться в город, дороги развезёт, пропотеешь топать до электрички.


Рецензии
Интересный рассказ. Понравился!

Вадим Светашов   20.11.2017 02:44     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.