На пять шагов вперед -1

                                       *****

Прошло несколько дней после событий в Шаолиньском монастыре, и тревогу объявили на китайской границе. Как же китайские пограничники забегали. Поиски нарушителя или нарушителей приняли чуть ли не две заставы. К великой радости, начальство очень быстро поняло, что это не враг. Разве враг бы оставлял после себя побитых, изможденных поединками, пограничников. Он же их заманивал в настоящие засады, устраивал ловушки и там расправлялся с ними, по-своему без оружия по-мужски. Когда первая партия прибыла изрядно побитых оба командира погранотрядов, попросили помощи. Но их быстро образумили. Приказали своими силами найти возможность задержать нарушителя. Вместо помощи через час прилетел вертолет с четырьмя воинами. А те, тут же узнав последнюю точку соприкосновения пограничников с «врагом», быстрым шагом двинулись туда. Обоих командиров отрядов удивило, что помощь прибыла налегке без огнестрельного оружия. Но скоро и их принесли полуживых. Им так досталось, мама не горюй. У них же на теле не было целого, не опухшего, не покрытого синяком участка кожи. Оба командира, очумело смотря на отчего то побитых, качали головами. При первой же возможности старший из четверых попросился в секретную комнату. Используя только ему известную секретную связь, офицер доложил.

- Он нас побил.

- Вы хоть ему передохнуть давали.

- Конечно. Мы его накормили и снабдили продуктами.

- Много провел пограничников.

- Лопухались все. Да и мы оказались в их числе.

- Приказ. Пусть уходит. Ходите за ним по пятам. В контакт не вступать. Я скоро буду сам.

- Он об этом знает?

- Догадывается. Если столько времени здесь кружит, то ждем кого-то из нас.

- А может быть, ему отдохнуть надо?

- Ты прав. Но тебе не доверится. В урочище Козы есть веселый родник. Вот там то и устройте костер. Соберите дров к моему прилету и оставьте там продуктов побольше.

Пришлось перевязываться, приводить себя в порядок всем четверым. Благо им выделили пограничников и с их помощью все четверо смогли шевелиться. И еще больше с их помощью осуществили задуманное генералом.
    Как не спешил генерал, он опоздал. То есть, не смотря, что его вертолет кружил над районом поиска, Ветер не пришел. А чего добру то пропадать. Генерал и его группа знатно расслабились. Сперва пили молча, а потом и начали пить восхваляя, благодаря Ветра. Это он же им устроил такой праздник живота.
    А тем временем по другую сторону границы, поднятые по тревоге пограничники, шли по следу неизвестного. Российские пограничники, обследуя метр за метром, упорно двигались по следу. Не успели они углубиться от границы, как след пропал. Вот уж начальник заставы себе волосы повыдергивал. Даже собака след не могла взять. А вернее место потери следа было облито каким-то веществом. Пришлось нарезать круги. Увеличивая расстояние между кругами, пограничники натолкнулись на приделанное устройство. На не гнувшейся резиновой основе было приделано копыто Кабана. Все встало на свои места. Они же там где потеряли след, видели след кабана. А дальше, еще сложней. След пошел по ручью и тут они потеряли вновь след. Чего стоило им, обследуя оба берега сантиметр за сантиметром, его найти. При повторной потери следа, начальник заставы попросил у соседей помощи. Как же пограничники ругались, размотав и этот узел. Оказалось все очень просто, нарушитель использовал веревку. Он её забросил на огромный сук росшего на краю ручья дерева, и забрался на него. А дальше, перебравшись на другую ветру, спрыгнул уже с росшей в другую сторону ветки на землю. Это «вражина» еще и присыпал место падения касания земли. Но они же ассы, и смело двинулись по следу. И надо же вновь след кабана на их пути. А следы то человека исчезли. Сейчас то их не поведешь. Они смело двинулись по следу кабана. Кто бы знал, что это настоящий кабан, они бы подумали, а так на радостях они бросились по следу.
    Но не все так просто, по следу шел лейтенант Шмелев. Еще в высшем учебном заведении погранвойск, его чуть ли не отчислили за вздорный характер. Он же сам на уме «делала такие завитушки». Но аналитический ум и сообразительность, огромная трудоспособность помогли ему. Мало того преподаватели не свалили его в общую кучу, а заставили работать отдельно от всех. Так Шершень стал служить на границе.
   И сейчас Сергей, идущий следом за пограничниками, разгадал хитрость неизвестного. Мало того, он увидел на стволе шерсть кабана, когда-то проходил рядом и наверное зацепился или чуть-чуть боком потерся. Вернувшись обратно к началу кабаньего следа, он начал все обследовать. И надо же он нашел истинный след. Нарезал пару тройку кругов вокруг места потери следа. Вот хитрец же неизвестный. Он прыгнул и так здорово, что пролетел более трех метров и опустился на камни. На одном из них он нашел свежую грязь от подошвы. Тогда-то Шершень понял, перед ним не простой нарушитель. Вновь проверив оружие, он смело двинулся по следу.
  Так он прошел более километра. И вот он спустился в старое высохшее русло реки. Оглядывая склоны, он подумал, здесь уж он бы точно устроил засаду. Деревья и кусты не только скрывали всех и вся под листвой на склонах, но и нависшие над руслом деревья, то есть своей листвой делая полумрак, закрывали все русло от солнечного света. Чахлый воздух доказывал, дно русла никогда не видит солнца. Шершень знал, лучшего места для засады не могло быть. Как не остерегался он, все ровно попался. Нет в не в ручье, а на выходе. Сергею казалось, он не прав, и то за кем он гнался и не думал подставлять ему ножку. А нет, выпрямляя напряженные плечи, оглядывая перед ним располагающуюся поляну, он глубоко вдыхая даже улыбнулся прорвавшемуся через уже не такую густую листву солнечному зайчику. Да и самой жизни. Ему показалось, что опасность засады его миновала. А нет сделав еще один шаг, он в высокой траве увидел предмет похожий на серую удлиненную обувную коробку. Разом напрягшись задумал получше рассмотреть этот с неба свалившийся предмет. Неуместной в этом месте вещью оказалась книга. Да не простая старинная. Вот когда у него екнуло сердце. Он стараясь рассмотреть получше предмет же сделал пару шагов вперед. А это значило, он вышел на поляну. Хотя трава здесь была чуть ли не по пояс, Сергей понял, он как тополь на плющихе. Теперь он начал медленно поворачиваться и одновременно осматриваться.
   - А зря.
 От этого простого предупреждения Шершень, приседая, даже слегка отклоняясь в сторону от голоса, постарался поудобнее взять автомат.
   - Даже не думай. Ты стоишь на мине.- тот же голос раздался у него за спиной. – Стоит мне только нажать кнопку, и ты взлетишь на небо.
 Не успел разом вспотевший Шершень сделать пол оборота в нужную сторону, голос раздался опять за спиной.
   - Даже не мечтай, я все вокруг этой книги заминировал. И нечего вычислять меня. Ты новенький здесь? Давно прислали?
   - Всего пару месяцев.
   - Значит бывший старлей ушел на повышение.
   - А это вы китайцев всполошили?
   - Есть такое. Но сейчас дело не во мне. А в тебе. Тебе нужно срочно поехать в Москву.
   - Зачем, я не могу все бросить и вот так поехать.
   - Мало того ты даже никому и слова не скажешь. Заскочишь на заставу, оставишь автомат и в дорогу. От твоей скорости зависит, будет знать о моих дальнейших действиях Первый или нет.
   - Вы про кого говорите?
   - Доберешься до Московского кремля, подойдешь к охране и попросишь встречи с Губой или Париком. Они оба телохранители Первого. Скажи только им, меня прислал Ветер. Тет-а-тет, скажи, « Я начинаю действовать». Если они тебе не поверят, скажи я от того, кто тебе Губа сделал заячью губу. Пусть меня прикроют.
    - Но.
    - Да ты хоть понимаешь, куда я тебя посылаю. У тебя начавшего службу в такой глуши лейтенанта думаю связей нет. И у тебя не будет такой возможности показать себя. А здесь авторитет всего нашего государства пошатнулся. Доказать верность самому не каждый день удается.
    - Но я должен доложить начальству.
    - Тогда я тебя должен прямо сейчас убить. – Ветер подумал, проговорил. – Хотя постой. Старый старлей, думаю, поднялся на следующую ступень. Ты с ним переговори. Думаю, что он тебе посоветует. Мы с ним много каши съели вместе.
    - А если на оборот?
    - Эта книга-учебник из Шаолиньского монастыря. За ней охотятся чуть ли не пол мира. И если кто узнает про нее, они смогут достать любоо и на том свете. А здесь играет только фактор времени. Тебе тоже следует расстаться с ней побыстрей. Эти ищейки узнают, то они к тебе прейдут и в лучшем случае сделают калекой. Долго будут пытать и выведывать все, а потом убьют.
    - А эту книгу куда?
    - Отдашь Первому при встрече.
    - Могу я собрать вещи?
    - От книги справа лежит пачка долларов. Возьми их и, не заходя домой, поезжай на вокзал. В дороге все, что тебе нужно купишь. Лети самолетом. Пусть твои с опозданием узнают, что ты летишь в Москву. Пусть думают, догоняют мыслят сами. Главное быстрей передать мои пожелания.
  Сергей, задумавшись, не заметно для себя провалился в сон. То есть, он потом понял, на него воздействовали и он заснул. А когда он вновь открыл глаза, все осталось на своих местах. Только разговаривающий с ним растаял в орешнике. Как не искал следа Шершень, он так и не мог найти, в какую сторону ушел неизвестный, назвавшийся Ветром. Прав ушедший, ему, простому смертному лейтенанту, нельзя упускать такой шанс. Найдя все ему оставленное, Шершень двинулся в столицу. Он и раньше слышал от старшего лейтенанта, которого он сменил, о Ветре. Ему ли говорить о том, кто по настоящему «тренирует» пограничников.
 Лейтенант Шеломенцев, появился в Москве куда быстрей, чем он думал. Ему повезло с самолетом. Стоило ему только появиться в аэропорту, и вот она удача. Объявили посадку на Москву. Он подошел к регистрации самолета. Поговорил с охранной, и сказал им, что едет к любимой девушке, которая сломала ногу. А билета то нет….. А те в свою очередь переговорили с местными служащими - девчонками и с экипажем. Они то и дали добро, чтобы он взял билет на подсадку. На вторые сутки после разговора с Ветром Шеломенцев оказался в Москве. Так в камуфляжном костюме он двинулся к Кремлю. Но только ему близко подойти не дали. Еще когда он выходил из метро, на него внимательно посмотрели. Он чувствовал, чем он ближе подходил к Кремлю, тем отчетливее виделось, как вокруг него кольцо сжимается. Опережая события он сам, остановившись и оглядевшись, подошел к тем, кто шел за ним. Их было уже трое.
   - Мне нужен Губа или Парик. Они телохранители Первого.
   - А зачем?
   - Подписку о не разглашении напишешь? – ухмыльнувшись, Шершень заявил. –Думаете, мне резон с Дальнего Востока по пустякам мотаться.
   - Документы покажи?
 Не найдя и чего серьезного в этой просьбе, Сергей показал документы. Но местные захотели у него взять военный билет, он его не только не дал. Он им показал свое дополнительное удостоверенье - вкладыш.
   - Видим, что с оружием?
   - Я же не на прогулке. Это мой табельный.
   - Придется пройти до караулки.
   - А почему бы и нет, – Шеломенцев немного подогнал старшего, который совсем недавно тянул за его военных билетом руки. – Ты бы побыстрей мне нашел этих двоих. Или хотя бы одного из них. Скажи мне, с ними нужно переговорить тет-а-тет.
  К великой радости уже под усиленной охраной его завели в здание чуть ли не с кремлевской стеной. Там то он и попив чаю, подождал вызываемых.
Первым появился Губа. Он, запыхавшийся, удивленно смотря на незнакомого ему лейтенанта, даже не знал что сказать. Ему на помощь пришел сам Шершень
   - Пойдем, отойдем и перебросимся парой словами.
 Пожав плечами, Губа отошел в сторону. Он то точно, знал в этом помещении микрофоны в любом месте.
   - Меня послал Ветер, – оглянувшись, Сергей прошептал. – Он сказал «начинает действовать».
   - Я не знаю ни какого Ветра, - понимая свое щекотливое положение, Губа заявил. – Ты ошибся.
   - Это тот, кто тебе губу сделал смешную.
   - А какую губу?
   - Кроличью.
 Губа, быстро оглянувшись, властно сказал.
   - Сдать оружие.
 Самолично понаблюдав сдачу и досконально обыскав лейтенанта, Губа приказал уже всем.
  - Мы с лейтенантом прогуляемся.
Даже не дав караульным ему ответить, двинулся на выход. Губа знал лейтенант идет за ним следом. Но он молчал пока они не ушли вглубь двора.
  - Что мне велел передать сэнсэй?
  - Он начинает действовать.
 Губа разом напрягся. Видя его состояния Сергей решил его добить, достав из рюкзака целлофановый пакет, заявил. – Велено эту книгу передать из рук в руки самому Первому.
  - Легко сказать, а сделать очень трудно. – Губа, подумав, спросил, - что там за книга?
  - Вернее учебник. Какой-то вид карате или ушу. Но написано на старой бумаге. Слова написаны на санскрите.
  - А ну покажи. - проявляя интерес, Губа добавил. – Всего лишь один раз видел такую древность. И то в руках не держал.
 От Шершня не ускользнуло, что Губа казалось незаметно, нажал кнопку на пульте. И сейчас просто тянул время.
 Да уж книга - учебник представлял огромный интерес. С сожаленьем, очень осторожно закрывая его, Губа отдал обратно. И надо же к ним подъехала легковушка. Из нее тут же выскочил плечистый здоровяк.
   - Это человек от Ветра. – начал вводить в курс дела губа. – А этот Парик.
Оба представленные поздоровались.
   - Сэнсэй передал для Первого учебник по восточным единоборствам. Он древний и старинный.
 Здоровяк, беря в руки старинную рукопись, восторженно заявил.
   - Сколько же она стоит?
   - Думаю, не мало. – ухмыльнувшись Шершень заявил.- но это не продается.
   - Вот и я думаю. – Парик, подумав, заявил. – Какой-то здесь смысл есть. Царский подарок царю? Или еще больше? Взятка? Но зачем? Сэнсэю же стоит только позвонить, поговорить и у него все будет. Сэнсэй же не из-за денег действует. Ему они вообще не нужны.
   - Я тоже так подумал и пришел к мнению, что не нам решать как поступить, - смотря куда-то в сторону Кремлевской стены, проговорил Губа. – Пусть сам решает.
   - А надо его вводить в курс дела?
   - Еще как надо. Сэнсэй же сказал, начал действовать.
   - А это значит, одно мы его скоро услышим.
   - Он нашего обидчика из-под земли достанет и закопает.
   - Думаю, похуже с ним еще чего не сделал.
 Слушая обоих телохранителей, Шершень молча стоял и удивлялся. Он понимал, только они оба решают, попасть ему к Первому или нет.
 И оба телохранителя решили.
   - Первым делом надо на лейтенанта…..
   - Шеломенцева. А среди своих он Шершень.
   - Вот и я говорю. – поправился Парик. – соберем все, что на него есть и подадим прочитать Самому. При этом подадим этот учебник. Если интерес появиться. То ВВП найдет время с нами переговорить, то есть с ним.
   - А пока переоденься в гражданское. – Губа спросил. – Есть где остановиться?
   - Да я прямо с самолета.
   - Это хорошо. – Парик заявил. – Знаете, что я придумал. Давай Первому самому книгу учебник покажем. У него свои взгляды на эти вещи.
   - Через два часа я меняю напарника. – заявил Губа. – Вот и попробую пробиться к нему.
   - А я к тому времени устрою лейтенанта в нашей гостинице. И сделаю ему пропуск в сам кремль. Мы будем с ним рядом.
 Оба телохранителя знали, перед обедом Сам пол часа занимается спортом. Они иногда с ним встают в спарринги. Подносят ему нужное. А почему бы не попробовать в это время, устроить встречу. Но при постороннем они даже не затронули эту тему распорядка дня охраняемого ими.
 В общем все получилось как нельзя лучше. Пока Сам переодевался Губа положил на лавочку перед татами учебник. Когда в в дзудовке Сам вошел в зал он решил пробежаться. Делая о своем, он на первом же круге увидев книгу и не подал вида. А вот когда бежал второй круг, он остановившись, около нее подошел к лежащей на лавочке. Взяв эту толстенную книгу, он открыл кожаную корочку тут же сев на лавочку стал её просматривать. Не отрываясь от учебника, Первый спросил.
  - Откуда она здесь?
  - Это Ветер прислал с нарочным.
  - Это не тот ли, кто вашего брата месил, когда вы разбирались с полицией.
 Губа разом покраснел. Ему было очень неудобно за тот кошмарный день. Но он понимал, времени в обрез и надо ввести в кур дела Самого.
   - Тут дело то в том, что мы в горячке поделились с сэнсэем об обидевшем нас французе. И он пообещал ему навредить. – Передавая дело на Шершня, Губа продолжил. – не знаю с какого боку этот учебник, но чувствую, он дорого стоит. Я еще с Пекина знаю, сэнсэй просто так ничего не делает.
    - Веди этого лейтенанта ко мне прямо сюда. Пусть в роли живого мяса поработает.
 И надо же стоило только Губе позвонить и Парик и лейтенант пошли в спортзал.
 Смотря на лейтенанта Сам приказал.
    -Раздевайся и на татами. Хочу увидеть, чему тебя учили в институте.
 Было бы предложено. А отступать то некуда. Лейтенант Шеломенцев тут же начал раздеваться. Благо ему принесли дзюдовку прямо сюда.
 Да поединок уже шел минуту и больше. А победителя не было. Сам старался понять, чему учили этого еще безусого молодца. Он специально не атаковал. Но вот ему надоела эта игра, и он решился на бросок. Оказалось не все так просто, Шершень был к этому готов. Пришлось основательно попотеть. Более внимательно подойдя к этому, Первый придумал сдвоить попытки атаки, даже строить. Выводя на бросок, он даже удивился. У него давно уже не было такого настырного соперника. На первое ложное движенье вновь среагировал Шершень, и даже на второе успел. А вот третью подготовку пропустил, и Сам его так приложил к татами, что у Сергея душа в пятки ушла. Его перепутавшиеся руки и ноги не помогли ему в падение.
Оставил лейтенанта приходить в себя, Сам вернувшись к лавочке продолжил изучать учебник.
Но вот лейтенант, пошатываясь, встал и подошел к победителю.
   - Есть дельце к тебе. - думая о своем, заявил Сам. – Но это будет завтра. Жди, когда позову. Шершень хотел отдать честь. Но вовремя вспомнил, где он и чем занят. Просто поклонился победителю, и пошел на выход. Как только за ним закрылась дверь, сам обратился к Губе.
  - Пусть ведомство, где он служил, откомандирует его к вам в подразделение. Мало того сделать ему документы для значимости на капитана. И пусть наши гримеры поколдуют и сделают из него настоящего воина. Они должны, постареет лет на десять, пятнадцать ему добавить А завтра приведи его прямо сюда в спортзал. – Сам, подумав, заявил. – Если он оплошает, я вас обоих с Париком съем
 Как-то так получилось, помывшись и приведя себя в порядок, Шершень казалось, на секунду присел на кровать. А усталость свое взяла, и он провалился в сон. Ближе к утру он сам проснулся. Обдумывая случившееся с ним, решил действовать по обстоятельству. Но себя в обиду не давать он решил точно. Еще когда его вели по гостинице, показали, вхож в столовую. Он сейчас почувствовал, как его червяк возмущается и, приведя себя в порядок, пошел в столовую. Стоило ему только зайти в нее, официантка, тут же показав стол, принесла ему меню.
     - На ваше усмотрение, – отдавая обратно меню и при этом осматривая симпатичную официантку, проговорил Сергей. – Главное, побольше мяса.
Новенький то оказался настоящим проглотом. Официантка не успевала менять блюда перед ним. Они же не знали, что тот двое суток ничего по- серьезному не кушал. В довершение ко всему он запил тремя стаканами компота.
 В общем, из-за стола выбрался колобок. Счастливый, довольный до ушей, Шершень двинулся обратно к себе в номер. Но ему не дали это сделать. В коридоре его ждал военный. Отойдя чуть в сторону, они с ним переговорили с полчаса. Не успел уйти первый военный, появился второй, за ним и третий его расспрашивали о жизни. О службе, о родственниках Сергей уже разговаривал с каким-то гражданским. В общем, Шершень, понимал, его прощупывают.
Так продолжалось чуть ли не до обеда. Конечно, с небольшими перерывами, но подолгу. Оборвал все эти умственные нагрузки появившийся ни откуда Губа. Он, появившись, разом отогнал всех от Сергея. Взяв того с собой, он отвел в спортзал.
Там Сергею пришлось прождать чуть ли не час. Но он то дороживший временим просто так не сидел. Он разминался и сам готовился к поединку. Но вот появился Первый. Тогда-то Сергей узнал, для чего здесь находится большая школьная доска. Подойдя к ней, Первый подозвал Шершня присматривающего за ним Губу и пришедшего с Первым Парика.
    - Государство издает приказ на восстановление чего-то. С этим приказом оправляется приличная сумма денег. – Рисуя на доске мелом Первый разрисовывал доску и дальше. Деньги попадают в министерство, а потом опускаются вместе с приказом вниз. Но очень скоро узнаем, что деньги затрачены, а дело-то не сделано. Куда ушли деньги, где застряли, где их располовинили, раздербанили история умалчивает. Не одна комиссия уже сломала на этом клыки. Да и дорого профессионалов тревожить по пустякам. Ты, Шершень, создашь отдел из десяти-пятнадцати воинов. Но в лице гражданских. И пустить по следу такого приказа по одному из своих. Пусть они с большими полномочиями найдут крайнего, и собрать нужную информацию. То есть для них самое главное это собрать информации об откатах и где осели деньги. А уж потом решим, что делать. На тебя ложится сама карательная власть по возращению денег государству. Или сдвинуть с мертвой точки само дело. Вы все трое в курсе этого дела и должны действовать сообща. А Сергей или его люди должны найти в любом деле крайнего. Разрешаю тебе, Шершень, в первое время своего становления на ноги перегибать палку. Ничего, мы быстро научим излишне заглядывающих в государственный карман уважать государство.
 Положив на место мел, Первый, вытирая салфеткой руки, проговорил.- А сейчас физические занятия, – осмотрев перед ним стоящих, Первый обнаружил, что Шершень готов. Быстро сходил переодеться. Вернувшись, он, подпоясываясь, вышел на татами. – Чего-то у меня сегодня настроение плохое, начали.
 Не успел Сергей выйти на татами и встать на напротив соперника, тот его атаковал. Да еще как, у Сергея в глазах заискрились красненькие, зелененькие искры. Нет, Первый не добивал, он дал время прийти сопернику в норму. А потом разом обрушился на него ударами. Вновь Шершень оказался на пятой точке опоры. Теперь казалось все пошло кругом перед глазами у Сергея. А плевать. Его же словно мальчика бьют. А он что, не может….. В общем, слегка придя в себя, Сергей, вставая, не дожидаясь атаки, сам напал. И по-деревенски ударил со всей силы. И надо же, не ожидающего такой прыти, противника отбросило назад. Хорошо, что на краю татами стоял Парик и он собой задержал падение. А так бы….
    - Ты чего это, рехнулся? – Взревел губа. –Ты псих настоящий.
    - Ну ты и гнида, лейтенант – добавил Парик, - тебе лечиться надо.
    - А если, – тяжело дыша и потирая ушибленную грудину, проговорил Первый. - Мы ему точно сделаем желтую справку
    - Конечно, – поняв, куда гнет начальство, Губа добавил. – А ему отдельно с красной полосой. А его подчиненным простую желтую.
    - А для чего это мне то? – чувствуя подвох, Сергей возмутился. – Меня же тогда на любую службу, да чего там, работу не возьмут
    - В этом то и дело – потирая руки, заявил Парик. – Тебя и твоих подчиненных не должны задерживать ни одни силовые структуры. Это же прерогатива Минздрава. А уж мы то через моего тестя все это сделаем в лучшем виде.
   - Надо в силовых министерствах ввести еще в отделе кадров по генеральской должности, – немного подумав, Первый добавил. – При надобности пусть Шершень обращается к ним.
   - Есть добавление, – Губа заговорил. – Думаю, у Шершня будет много проблем. И звонки мертвого достанут. Они же будут днем и ночью. А если мы этим генералам найдем замену. Какого-нибудь артиста с властным голосом. Пусть он тех местных зазнаек ставит на место.
   - Он прав, – Парик почесал затылок. – Жалко генералов. Надо ему добавить штат ревизоров, бухгалтеров?
   - В этом есть резон, – Первый, задумавшись, пошел в раздевалку. - Подумайте о штате и выложите на бумагу, и ко мне на подпись.

- Сделаем.

Все трое не смотря, что головы у них не прикрыты, отдали честь уходящему.

Так был зачислен в штат Сергей Шеломенцев. Все трое идущие следом за Первым не знали, что Сам еще вчера послал своего доверенного в Китай в Шаолиньский монастырь с подаренной ему книгой учебником.

                                     *****

 А с Дального Востока Михаил Двухжилов ехал поездом. Ему было о чем подумать. А времени на это требовалось немало. Вот он, расположившись в купе проводников, сейчас в спокойной обстановке обдумывал все с ним произошедшее и конечно намечал план дальнейших действий. Поезд Владивосток – Москва, стуча колесами на стыках рельс, заставлял раз за разом обдумывать следующие шаги.

По этой причине он приехал в Москву во все оружие. Ему хотелось переговорить и одним из своих старых знакомым карточным игроком. Только он точно знал, к тому так просто не подступишься. У него постоянно имелась большая охрана. Хотя нет, в одном месте в зарытом клубе для господ он оставался один. А почему бы и не заглянуть к нему там.

Подождав у входа, Ветер увидел, что кореш по игре приехал на обед. Обойдя здание, и уже с тыла Михаил, подойдя к черному входу, увидел и там охрану. Обдумывая он начал оглядываться. И надо же на его счастье на подсобкой какой-то официант курил. Тюкнув того по голове Михаил убедившись, что не убил мужика стал меняться с ним одеждой. То есть раздев бедолагу и связав его, он затащил немного глубже между гаражами.

Отряхиваясь, он двинулся к входу. Там стоял охранник, настоящий раззява. Это же надо держась за щеку, Ветер, слегка наклонив голову, шел с ним рядом. А тот, болтая с кем-то по телефону, просто бросил на официанта взгляд. Видно разговор был важней, чем сама работа. Воспользовавшись оплошностью охранника, Ветер попал в закрытый клуб. А уж тут-то он знал, куда ему идти. Благо, сделав с десяток шагов, он увидел собратьев по форме. Они сновали туда-сюда с подносами. И Ветер влился в тут же струю. В зале ресторана было немного народа. Двигаясь между столами, Михаил с подносом в руках решил привлечь к себе внимание друга. Несмотря, что около их стола стояла два официанта он смело подойдя став рядом оглядевшись решился. За столом сидело три магната. Не смотря, что на столе был еще один прибор, стул стоял свободный. На него Ветер и сел.

От такой наглости официанта все обалдели. Даже обедавшие за другими столами, отрываясь от поедания вкуснятины, уставились на наглеца. В считанные секунды вокруг стола появилось множество охраны и метрдотель. Но друг Ветра увидав, кто к ним подсел, властно приказал.

- Все пошли вон.

Метрдотель и охрана хотела возмутиться, но их тут же отбрили.

- Если бы этому человеку надо было нас убить, он бы это сделал не напрягаясь. Через вас бы переступил не раздумывая. Он свидетель не оставляет.

Прислуга хотела еще чего-то сказать в свое оправдание. Но второй обедавший поддержал соратника по столу и по делам.

- Кому сказано, пошли вон.

- Лучше, – добавил третий оторванный от обеда. – подумайте, как посторонний попал в закрытый клуб. Думаю, у вас хватить ума, доложить наши претензии управляющему Раньше чем мы это сделаем.

Как только все четверо убедились, что они остались одни, Ветер, дополнительно оглядевшись, просто сказал.

- Мне тут один уважаемый человечище пожаловался, что у него много черного нала?

Все трое кушавшие разом переглянулись и внимательно посмотрели на Ветра. А Михаил, опережая вопросы, сам заявил.

- Просто хочу одного миллиардера француза умыть. А то он чего-то пальцы распетушил у нас в столице.

Вновь переглянувшись, все завсегдатаи этого клуба внимательно посмотрели на друга Ветра.

- Думаю, огласка была большая этим поведением француза на приеме в Кремле. – взвешивая чуть ли не каждое слово друг Ветра продолжал. - А за Ветра я замолвлю перед вами слово. Он человек чести. Один он будет или с нами ему по барабану. Мы внеся ему нужную сумму просто поможем ему в деле. Если нет то он сам, подумав, извернется и найдет выход из создавшегося положения. На перед скажу о эти деньги вернет с торицей или еще придумает чего то такое выдающееся

Видя, что все задумались основательно, Михаил дал ответ на самый злободневный вопрос.

- Во Франции я покупаю замок. А вот вам, господа, его проигрываю в карты, после того, как умою этого гавнюка.

- Прилюдно?

- Этого не может быть.

- Я найду повод и доказательства. – спокойно говоря, Ветер ухмыльнулся. – Еще не было дела, что бы я не сдержал слова.

- Тогда я – взвешивая все за и против, заговорил магнат. – Я в деле.

- Знаешь, я был на том приеме, и меня очень покоробило поведение этого француза. Я еще там хотел ему набить морду. Я…, с вами.

- Значит мы все трое в деле, – подавая руку для пожатия Ветру его друг заявил. - Куда надо доставить наличку? Или деньги надо куда-то отправить, положить на счет?

- Я сам к вам приеду и заберу.

Не прощаясь, Ветер оставил поднос на столе, встал, двинулся к выходу. Без особых хлопот он вышел из здания клуба. Да в одном месте охранники хотели его зажать, но все, что они смогли это, падая, вытирать пол у себя под ногами.

А оставшиеся за столом, грозно посмотрев на подходящих официантов, заставили тех удалиться на приличное расстояние.

- Думаешь, правда?

- А он точно ВВП решил защищать?

- Один раз в своей жизни был очевидцем, как Ветру готовили засаду. Да, я тогда был на стороне его врагов. А толку-то оказалось ноль. Я тогда финансировал эту затею. Уж больно он меня достал. Так вот из тридцати человек, не простых воинов ни осталось никого. Само здание, где находилась засада, оказалось взорвано. Стоящие по периметру воины умерли, убегая от него. Так как он Ратоборец, действуя двумя мечами одновременно, рубил, кромсал появившихся перед ним врагов. В довершение ко всему им была пригнана огромная цистерна на место бойни. Он за короткое время все залил мазутом. И по его велению все это загорелось. Выгорело все потому, что пожарные не могли подъехать близко. Все вокруг было заминировано. Взяв графин и налив полный фужер водки, рассказчик его выпил. - А потом он пришел ко мне и заставил сыграть в русскую рулетку….. Он же сам крутил барабан и щелкал курком. А я ставил за пропускание своего выстрела крупную сумму. В моем сейфе, да чего там говорить, и во втором не осталось денег. Я тогда поклялся, что никогда не буду стоять на его пути.

- Значит, если что, нам не помогут связи?

- Он так крут?

- Знаете, – Рассказчик вновь налил себе, подумав, налил и собеседникам по полной. – он же деньги тогда провернул так здорово, что я пару заводов в свое хозяйство пристроил. А крутость его в том, что он может просчитывать шаги других на пять шагов вперед. Вы думаете, он сюда пришел как к последней инстанции. У него вариантов было куча. И я твердо знаю, что он не бедный человек. Стоит ему только обратиться к своим связям и ему тут же банкиры найдут нужную сумму.

- Но почему он к нам пришел?

- Мы же ни кто в этой игре?

- Знаете, один раз я попал на остров, где Ветер устроил большую игру. Знатно я тогда проигрался. А удовольствия, знаний сколько получил…. Все мои потери с гаком оправдались. Так вот мы игроки решили, прежде чем разъехаться, знатно отдохнуть. Так вот под знатным шефе Мишка подошел ко мне и попросил прощения, что тогда здорово перегнул палку. Но это было тогда, а сейчас. Он пришел как к человеку, который любит славу. Он точно знает, я уж больно задаваться люблю. Думаю, он решил все им сделанное списать на меня.

- Тогда, – поднимая бокал, сосед справа, заявил. – Мы с тобой

- А почему бы и нет, – поддержал его сосед слева и тоже поднял свой бокал.

- За дружбу – Магнат чокнулся со всеми. – Пусть Ветер делает за нас черную работу.

*****

После знакомства Шершня с Первым прошло не менее двух недель. Он уже давно работал в своем направлении, и уехал из столицы в первую командировку. А вот Губа, телохранитель Первого, узнал хотя и через знакомого из МВД, что Двухжилова Михаила решили уволить из органов. Пришлось поискать, кому это надо. Это же надо, хотя и не постой, но полицейский купил во Франции замок, то почесав затылок не поверил. Ему понадобилось не менее часа, что бы получить телефаксы этого еще не подписанного приказа. Да у него был выходной. Но это новость требовала срочного вмешательства. Сложив полученные документы, он двинулся в спортзал. Там он решил подождать Первого. У него не хватало смелости вот так вломиться к нему в кабинет. Ему же тоже не хотелось светиться. И надо же, он дождался своего часа. Не смотря на косые взгляды подменяющих его, он остался стоять у входа в спортзал. Когда Сам проходил рядом, увидав его, он остановился.

- А можно мне, – тут же проговорил Губа. Показывая папку, Губа попросил.- С вами потренироваться?

Конечно, Губа понимал, он нарушил закон, но делать-то было нечего. Время не терпит.

- Только в двух словах, пока я иду.

- Ветра увольняют из органов.

- Почему? И кому это нужно?

- Он купил во Франции замок.

Первый, остановившись, немного удивленно и с недоверием посмотрел на телохранителя.

- Знаете, я сперва тоже не поверил. Решил тут же проверить и заручиться фактами. – показывая папку, Губа добавил. – Но все так и есть.

Первый, тут же достав сотовый телефон, позвонил в Министерство МВД

Как только ему ответили, он проговорил.

- Одного из ваших продвинутых подчиненных хотят уволить. Но я бы хотел, чтобы вы дело Двухжилова Михаила забрали у этих звезданутых мужланов и придержали подписание приказа. А лучше бы узнали, по чьей инициативе его увольняют. И лучше бы пригляделись к этому вершителю судеб.

- Это не Ветер ли?

- Да и больше. Ему что, жить негде? Проведите проверку, и главное, не давайте ходу этому беспределу без моего звонка.

- Слушаюсь.

А поскольку вопрос был решен, Губа остался стоять на том месте, где закончилась эта проблема. А Первый, думая о своем, двинулся дальше. Но пройдя метров пять остановился и, повернувшись к своему телохранителю, приказал.

- Держи все под контролем. При неприятностях информируй меня везде. – Первый немного подумав взбесив все за и против просто спросил. –А зачем ему замок?

Все находящиеся вокруг него, разводя руками, пожали плечами.

Разве знали они, что Ветер придумал многоходовку с выживанием, Нет он и его брат хотели заставить обидчика Первого приклонить голову и попросить прощение.

*****

Занятый своими повседневными делами генерал Ришар, проводя совещание за совещанием, не имел и свободной минутки. Это так ему казалось. Но вот в кабинет вошел его зам., курирующий вопрос, то есть все связанное с Ветром и Стальным. Ему приказали собирать всю информацию про этих двух воинов. Вот он то спокойно войдя в кабинет, видя хмурые взгляды участников совещания, не смущаясь, подойдя к боссу, подал тому листок. А на нем было написано. «Ветра и Стального поймали в продуктовом магазине и сегодня как воров, повели в суд».

- Это правда? – морща лоб и потирая виски, спросил Генерал. – Разве у них деньги кончились? Не верю.

- Вот и я думаю, здесь не все так просто.

Связавшись с секретаршей Генерал приказал отменить все совещания на сегодня. –и уже всем сидящим на совещании, – мобилизуйте всех. Похоже у нас трудные времена вновь наступают.

Подойдя к сейфу, он достал свое именное оружие. В следующую секунду он двинулся на выход. Стоило ему только войти в приемную, как секретарша, вытянувшись в струнку, попробовала его остановить.

- Что случилось?

- Вам какой-то сержант полиции звонил. Говорит, ваши общие знакомые попали в неприятности в соседнем участке. И их сегодня осудят.

- Передайте Сержанту, что к нему едут мои воины ему в подчинение на помощь. Если что, то пусть он и его люди будут под рукой.

Двигаясь по коридору, он приказывал с трудом успевающему за ним заму.

- Где бы ни был, Палёный. – Генерал, вспоминая сына, улыбнулся, у Ришара в душе появилась тепло. В тот момент, когда он услышал данное его сыну братьями погоняла. С той минуты оно переведенное ему намертво закрепилось за ним. Это прозвище Паленый за одну детскую шалость, когда сын спалил волосы на голове и брови. Вот он сейчас и вызывал сына. - Сообщите ему, что его вмешательство требуется экстренно.

Не прошло и пятнадцати минут, как машина генерала остановилась у здания суда. Выбравшись из машины, генерал поправил на себе одежду. Кто бы знал, как он не любил это здание и сидящих в нем служащих. Но ничего не сделаешь, приходилось смериться. Как всегда спокойно зайдя в здание, ему прямо на входе подсказали, куда нужно было идти. Двигаясь по коридору, генерал обдумывал ситуацию. И надо же он спокойно прошел между двумя разговаривающими иностранцами. Не смотря, что они шептались, то есть стояли друг к другу близко, он прошел словно через туман. Но, что-то кольнуло генерала и он, развернувшись, посмотрел на русского и китайца. Вот оно, перед ним стояли посол России и Китая.

- Затруднения?

Оба посла, переглянувшись, улыбнулись и посмотрели на судебных приставов стоящих у дверей судебного зала. А генерал все понял и спокойно сказал.

- Мне нужны телохранители в этом деле. Если не откажите, то прошу воспользоваться моими погонами.

Зачем дважды говорить. Разве стоящие у входа судебные приставы не пустили их в зал заседания. Оба посла тут же встали за генералом. А то спокойно подойдя к дверям зала заседания сурово посмотрел на людей в погонах. А они дружно открыли перед ним двери.

И как нельзя вовремя. Как раз перед судьей стоял Ветер. Спокойно подойдя к судье, Генерал мягким голосом спросил.

- Могу ли я, ваш покорный слуга, задать несколько вопросов перед вами стоящим героем Франции.

- Вы не шутите? – искоса бросив взгляд на задержанного, судья более изучающим взглядом посмотрела на второго китайца, приведенного в суд. – Разве они, воришки, могут так значить для Франции.

- Они делами доказали это, – с теплотой в глазах осмотрев Михаила и Ванна, генерал признался. – А во всем я виноват. Они меня вырвали из кабинета.

- Эта правда? – судья сурово посмотрела на стоящего перед ней русского. – Разве так можно.

- А это зависит от того, насколько он богат?

Ветер посмотрел на брата. А тот спокойно освободившись от наручников, сам подошел к Михаилу. То же самое он сделал и с наручниками брата. При этом поклонившись Генералу, улыбнувшись, заявил.

- А почему только Франция. Нам сейчас задолжала вся Европа.

Не веря услышанному, Генерал переглянулся с послами. От такого заявления всем присутствующим стало не уютно. Понимая, что все дальнейшее покрыто тайной, они очумело осмотрелись, уставились на судью. Она оказалась ближе всех и могла услышать много секретного.

- Вы чего это, мужланы, удумали, – замахиваясь на мужиков молоточком, обиженная судья для верности даже привстала. – Да я вас всех….

Помощь пришла с той стороны, с которой никто не ожидал. Михаил и Ван перемолвились пару словами, от которых, задохнувшись, судья, ошалев, свалилась на свой стул.

- Она с характером. Так просто не уступит.

- Тогда её надо в долю брать.

- Хотя бы немного помолчит?

- Для спасения Франции, – Ван изучающими глазами посмотрел на судью. –Она даже для подвига, спрячем свое оружие.

Судья все поняв, и тут же убрала молоток со стола.

- Первым делом мне бы хотелось – посмотрев на генерала, Михаил заявил. – сделать сложную дорогостоящую операцию одному инвалиду.

- Один китаец, приехав во Францию, хотел открыть школу восточных единоборств, - вставил свое слово Ван. - Но ему не дали это сделать. Так вот, он открыл магазинчик. С огромным трудом концы с концами сводит. Ему нужно разрешение на открытие школы. И конечно место. Желательно, первые несколько лет без аренды.

- У меня есть знакомый нищий и его сожительница, - продолжил Ветер. - Им надо сделать новые документы и держать под колпаком несколько лет. Создать условия для того, что бы они встали на ноги.

- Если, – Ван посмотрел на китайского посла, – у вас, уважаемый, какие нибудь просьбы французской стороне?

- А у России, – в свою очередь Михаил посмотрел на посла России. – Какие-нибудь пожелания?

Оба посла пристально посмотрели на Генерала.

- Знаете. Я на сто процентов знаю, то, о чем они раньше попросили, они могут сделать и без меня. Значит, здесь дело не в этом. А игра идет по крупному. Но я же не могу прыгнуть выше головы.

- Можешь. – Михаил, достав сотовый телефон, стал звонить. – Сержант?

- Да, Ветер, слушаю.

- У тебя люди свободные есть?

- Да, здесь люди Генерала и сам могучий человек стоит рядом.

- А где лейтенант?

- После всех передряг у него здоровье пошатнулось и он на больничном.

- Кто за старшего?

- Да я.

- Озадачь Паленого, пусть в кратчайшее время найдет эксперта по фальшивым деньгам.

Видя, как встрепенулся Генерал и переглянулся с послами, Михаил продолжил.

- Возьми всех, кто у тебя есть. и идите в соседний с вами квартал.

Прошло несколько томительных минут и вновь находящийся в руках Ветра сотовый ожил.

- Мы на месте.

- Видишь инвалида на коляске? Попроси у него ключи от гаража, который находится недалеко от него.

Пару минут и сотовый издал скрипучие звуки открывания ворот.

- Открой заднюю дверцу грузовика. Загляни в одну из ближайших коробок.

Вопль восхищения разорвал тишину.

- Возьми пять пачек купюр и подай их инвалиду.

В ответ раздались звуки возни.

- Тут эксперт подоспел и стоило ему только увидеть пачки денег он возмутился, что я взял пять пачек.

- Скажи ему, если он будет и дальше упорствовать, то не получит больше ни шиша. И пусть около инвалида поставят охрану.

- Скажи ему, если дальше он еще больше не удивится, то я буду не Стальным. – ухмыльнувшись Ван добавил. – Еще сам пять пачек отнесет.

Всего прошла минута и Эксперт взвыл. То ли от радости, то ли еще от чего. Но он вырвал сотовый из рук Сержанта, заявил.

- Генерал мы нашли клише по изготовлению евро. Не могу сказать, настоящее или нет, но по виду с самого завода.

- Что предлагаете?

- Мне нужны еще люди, чтобы все это увести. И вашему ведомству надо допросить всех, кто причастен к этому делу.

Генерал Ришар внимательно поочередно посмотрел на Михаила и Вана.

- За вами слово, Генерал.

- Мы же не будем за все сами платить?

- Даю слово, что выполню все вами заказанное. А так же попробую оказать помощь Китаю и России в их вопросах.

- Тогда дайте нам карту города и метро.

Генерал, тут же повернувшись к дверям к стоящему у них своему помощнику, приказал.

- Принести карту города и метро. Не общественную, а внутреннею.

А теперь Генерал внимательно посмотрел на Ветра. Ожидая объяснений искоса осмотрел послов.

- В общем, дело было так. Мы с Ваном шли по городу. И вдруг Брату захотелось отдохнуть на набережной. Мы спустились к самой воде. А там какая-то парочка бомжей сидит, они там устроили пирушку. У них, видите ли, на закуску денег не осталось. А тут мы появились. Они у нас и попросили. Мы им дали. Один то был мужик, а вторая женщина. Она то и подошла. Ван пожалел и дал. А пока она счастливая убежала за закуской и, конечно, за дополнительным пайком, Бродяга поделился с нами странными вещами, творящимися в подземке. Оказывается, у них не далеко отсюда есть берлога за зиму. Так вот совсем недавно они обнаружили там строителей. Те не только выложили стену, они её тут же старались состарить, замаслить, загрязнить. Да видно один их неумех перестарался и стенка обвалилась. Так вот его, бедолагу, убив, в бетон и замуровали рядом со вновь сложенной стеной.

- Мы, конечно, этому бреду полностью не поверили, но решили проверить. И к нашему удивлению так оно и оказалось. Труп там есть. Но он под слоем бетона, – заговорил Ван. – Мы, конечно, пробили прутиком стену снизу и услышали звуки работающих станков. Потом нашли видеоглаз и увидели на мониторе сам цех по изготовлению фальшивых денег. Тут же стали искать вход в нее уже с другой стороны. К великой радости мы вышли на супермаркет, который находился на поверхности земли. Из его подвала шел туннель в тот цех.

- Пару-тройку раз мы туда заглянули. – Ветер улыбнулся. - И конечно провели ревизию.

- Мало того, мы у них изъяли клише.

- Вот и весь сказ.

- Не думаете ли, что они сменят место?

- Да мы, – тяжело вздохнув заявил Стальной. - и торопились.

- Хотели сказать, что у вас в ведомстве появилась крыса, – смотря на Генерала, Ветер заявил. – Вот и решили таким Макаром вас вызвать.

- Ты о чем говоришь, - почувствовав неладное, беря за грудки сказавшего эти слова Генерал взревел. – Да я тебя в землю так закопаю, что никто не найдет.

В следующую секунду перед его носом покрутили исписанными листками. Взяв их, Генерал начал читать. И чем больше он вчитывался, тем больше серел. В конце концов, он высказался.

- Я беру слова обратно, - и уже с просьбой в глазах он посмотрел на Вана. – А можно мне….

- Конечно. Чем быстрей вы поставите точку, тем лучше для всех.

- А может быть воспользоваться этим каналом, – с хитрецой в голосе заговорил поправляющий на себе одежду Ветер, – попробовать заслать дезинформацию? Источник утечки мы знаем. О наших планах он пока ничего не знает.

На этот раз Генерал испытующе посмотрел на судью. А та, поняв его, вспылила.

- Вы все здесь не забыли, где вы находитесь? И главное у кого в гостях? – Нет не надувшись, а сделав вид, что вспылила. – Это не я к вам вломилась, а вы мне судебное разбирательство остановили.

Генерал боковым зрением уловил разом ставшее задумчивое лицо Ветра. Ища палочку-выручалочку, он спросил того.

- Что случилось?

- У наших неприятности скоро будут. Кажется, они проявили инициативу и скоро полезут в эту берлогу.

Теперь уже все уставились на судью. А та пожимая плечами просто заявила.

- Вот, Вот, у них неприятности, а они на меня смотрят, словно я в этом виновата. Я вообще уже полчаса точно знаю, что не задерживаю вас.

И надо же как коварны женщины оказывается. Все стоящие у судьи разом повернувшись бросились к дверям. А у них за спиной раздался словно выстрел пуши стук молотка. Все от неожиданности даже смещаясь с полосы продвижения разворачиваясь, присели

- Дело закрыто – чувствуя, что сделала что-то не то, судья заявила. – Все свободны.

А тем временем Сержант Андре и Паленый, закрыв гараж, установив охрану, решили все взять в свои руки. Оба понимали - это только начало клубка, который им предстоит размотать. К их радости в квартале появились два Бомжа. Эти изрядно грязные мужчина и женщина, спокойно подойдя к инвалиду, удивленно на него посмотрели. А вернее сказать, на его оттопыренные карманы. Его охранники тут же захотели оттеснить их от охраняемого, но инвалид проговорил.

- Они тоже в деле….

В эту минуту и подошли к инвалиду оба командира. Услышав последние слова они, словно клещи, вцепились в обоих, мягко сказано неряшливо одетых бомжей. Разведя их в разные стороны, они их допросили. А поскольку им хватило ума представиться людьми Ветра и Стального, то они получили полностью информацию. От нее-то они и решили плясать. Благо возможностей и сил у них было предостаточно. Распределившись, с проводниками они спустились в метро. Используя промежутки между поездами они, шагнув в туннель, двинулись навстречу друг другу.

К великому сожалению их группы начали уменьшаться уже на первых шагах. Им навстречу шли неизвестные люди. Приходилось их задерживать. А поскольку они проявляли агрессивность, приходилось связывать. Конечно, задержанных держать в туннеле было не безопасно, их выводили на площадки для пассажиров в метро. Чем дальше в лес, тем больше дров. Эти небритые дядьки и осунувшиеся тетки задерживали их передвижения. При любом движении впереди приходилось же устраивать засады. Мало того перегоны между площадкой для задержанных и идущими вперед бойцами становились длинней. А людей то и так не хватает. Связавшись по радиостанции, оба командира решили подождать. Пусть спасающиеся служащие фабрики сами прейдут к ним. Устроив засады, они затаились. Пришлось выжидать, но результат появился очень скоро. По одному по двое в их сети начали попадаться рабочие.

А тем временем Генерал, подъехав к знакомому ему участку, проехал прямо в соседний квартал. У него же были провожатые, они ему указали дорогу. Генерал Ришар решил сам увидеть производимую продукцию. А поскольку и послы приехали с ним, то они так же увидели фальшивые деньги. Вследствие этого вопросов больше не было. Генерал тут же стал собирать дополнительные силы. А тем временем Ветер и Стальной, подойдя к инвалиду, поправляя его сиденье и самого сидящего на инвалидной коляске, незаметно для охраны вытащили из-под него два измызганных бумажных пакета. Засунув их себе в карманы, они поговорив немного с ним, тут же ушли в сторону Генерала. Да они оба совершили не большое отклонения, подойдя к своим послам. Стараясь не заметно сунули им в карманы те самые пакеты. Так оно и получилось. При этом всего то сказали, «срочно возвращайтесь в посольства» и оба посла догадываясь секретности, найдя проблемы тут же попросившись у Генерала отчалили.

- Что будем делать? – Генерал решил провести совещание. – Думаете, будет небольшая войнушка?

- Выход мы капитально завалили. Значит, они начнут выбираться по туннелю.

В подтверждении слов Ветра Генералу тут же позвонили и доложились о первых задержанных.

- Надо бы туннель с обеих сторон закупорить, - заговорил Ван - Не ровен час на прорыв пойдут.

- Закрыть обе станции. Избавиться от посторонних.

- А мы давайте разделимся. Я пойду с Ваном, Ветер, будешь командовать своей группой сам. Спустимся в метро и там, на месте созвонимся и спланируем дальнейшие наши шаги.

Разделив всех своих на две группы, Генерал одну повел сам. К великой их радости, а может быть и разочарованию, поток бегущих из метро людей их поторопил. Еще находясь наверху, они услышали отзвуки стрельбы снизу. Оказывается охрана фабрики и их помощь проявила инициативу и проверила уход служащих и, нарвавшись на засаду, открыла огонь.

Спускаясь вниз, Ветер увидел пулеметчика с вооружением. Позвав того и включив его в свою группу, они двинулись по экскаватору вниз. Так судьба распорядилась, внизу на перроне стоял поезд. Он был остановлен из-за того, что дальше в туннеле слышалась стрельба.

- Задержанных передайте по инстанции наверх. Соберите все бронежилеты, попробуйте завесить ими переднюю часть кабины машиниста. Выбивайте у помощника стекло, устанавливайте там пулемет. По готовности сделайте так, что бы нос поезда оказался в метрах пятнадцати в темноте туннеля. На поезде поедут я и пулеметчик. Остальные двигаются за составом.

Как только его приказание было выполнено. Ветер позвонил Генералу.

- Прикажите бойцам, которые находятся с нашей стороны, отходить. Услышите сигнал паровоза, прикажите и своим делать ноги. В туннель старайтесь пока не совать носа.

- Какую аферу придумал?

- Пулеметчик на кабине тепловоза будет ровнять всех. Мои пойдут следом за составом, будут добивать. Как только мы завязнем, вы найдите возможность ударить с тыла.

- Хорошо. Мы уже подогнали дрезину.

Оба беседующих по радиостанции улыбнулись. Оказывается, они мыслили одинаково. Но Генерал дал сделать попытку Ветру первым.

По приказу вышестоящего начальства воины начали отходить. Первым из туннеля появились раненые. Их тут же стали подымать на платформу. Перенося подальше, отдавали врачам. Как и рассчитывал Ветер, воинов охрана фабрики не захотела отпускать. Они решили на их плечах выбраться из этого, казалось безвыходного положения. А вот и отстреливающиеся последние. Командир отходящей группы даже не успел сообразить, как его за воротник приподняли и засунули в кабину машиниста.

- Братуха, ровняй их всех, засыпь их свинцом.- смотря на присмиревшего Паленого Ветер обратился к пулеметчику. А потом скользнув взглядом по Гауэйну – Ты со мной?

- Хоть в огонь, - тут же проверяя оружие, меняя магазин у автомата Паленый заявил. - хоть в воду.

А пулеметчик длинными очередями трассерами расстреливал всех и все, что двигалось в перед ним в туннеле. Не многие, а вернее сказать последние успели уйди от пуль. Михаил тут же подал сигнал. И снимая с тормозов и добавляя скорость тронул состав вперед. А пулеметчику подошла помощь, Гауэйн стал вторым номером и поддерживал ленту. Он же еще и координировал направлял пулеметчика в нужном направление.

И вот он пролом в стене. Когда Поленый опомнился, состав уже значительно подвинулся вперед. От обиды он даже чуть не завыл. Ветра то в кабине не было. А работы то прибавилось. Мало того еще прожектор долго жить приказал. Эти черти охрана фабрики начали уже палить и сзади. Видно не всех они уничтожили. К тому же перегревшийся пулемет сам собой зачах.

- Бросай его к чертям собачьим. – отбрасывая в сторону ненужное железо, помогая пулеметчику первым выбраться из импровизированного дзота Гауэйн - Сейчас дождемся, нас подорвут снизу. Делаем ноги.

На земле, то есть на рельсах их встретили свои. Ван, ощупав Белого ястреба, кивком головы показал, чтобы тот пригнулся.

- Твой папаня закусил удила и многое не видит. Ты давай на платформу двигай. Там за колоннами прячется какой-то мужик. Он со стороны и чего-то вынюхивает, или ищет защиту. С ним надо поговорить.

- А…., - Поленый кивнул в сторону Генерала. – он то чего?

- Занят….

Глубоко вздохнув, Паленый двинулся на перрон. А поскольку пулеметчику ничего не оставалось делать, не оставаться же одному, он двинулся следом за командиром. А тем временем Стальной догнал Генерала и вместе с ним отстреливал, а вернее сказать выбивал оружие у бегущих на него. Эти изрядно напуганные воины, уже наполовину солдаты пуще смерти боялись людоеда за их спинами. Тот же извергая вперемешку рычание со звуками разрывания кожи, ломания костей предсмертными всхлипыванием последних жертв, зверствовал у них за спиной.

Двигаясь шаг за шагом, группа Генерала уперлась в спины группы Ветра. Они, стоя плечо к плечу шептались, обсуждая увиденное, собой заслоняли всю дырищу в стене. Это же надо их командир уменьшал число врагов своим уменьем. Враги, парализованные происходящим людоедством, не могли уже оказывать никакое сопротивление. Этот саблезубый тигр, рыская по залу фабрики, выискивая очередную жертву, разрывал, резал, увечил. Но и им хватала работы. К ним бежали счастливчики с поднятыми руками пленные. Приходилось связывать сдавшихся. Но вот и их бесцеремонно растолкали. В зал влез валютный эксперт. Ему хватило всего лишь одного взгляда и он обернувшись к тем, с кем пришел, закричал.

- Ни с место. Достояние государство, Охраняется правительством.

И надо же случилось не вероятное. Этот людоед, слегка повернув окровавленную морду, съязвил.

- Ты, кабинетная крыса, еще сделаешь шаг вперед и наступишь на мину. Слева от тебя из стены торчат провода. Так вот даже не вооруженному глазу видно и там в трех метрах от тебя есть закладка для взрыва. Возьми и на секунду присядь, посмотри под прессами, к станинам привязаны толовые шашки.

Инспектор тут же присел и, уже серый, встав, шагнул ко всем.

- А я хоть слово сказал. Каждый должен заниматься тем, чем ему положено. Но увиденное вами должно остаться в тайне.

- Сдавайтесь! – понимая, что пауза затянулась, Генерал покричал для врагов. – Бросайте оружие, подымайте руки и только тогда вы останетесь жить. А там мне свидетели не нужны.

Большая часть оставшихся бандитов воспользовалась этим правом спасти себе жизнь. И все-таки нашлись головорезы, которым терять нечего было. Воспользовавшись паузой, они, приходя в себя, позакрывались в дальних кабинетах. Благо двери были в них бронированные. Пришлось выкуривать основательно забаррикадировавшихся.

А тем временем Паленый и пулеметчик, увидав любопытного, не подавая вида подошли к нему. А тот увидав, в каком они состоянии, то есть их одежда ошалевший видимо всем этим, сам к ним вышел.

- Что-то хочешь сказать.

- Да. Я знаю, где склад готовой продукции этой фабрики.

- Не сочиняешь?

- Да я сам туда проводил проводку. Это была моя халтура. – возмутился бывший инспектор по электричеству. – А потом они меня взяли и уволил по неизвестной мне причине. Наверное, много вопросов лишних начал задавать.

- Покажешь?

- А найдешь мне работу по специальности?

- Даю слово, что ты сядешь в кресло своего начальника.

Для утверждения Гауэйн положил руку на область сердца.

- Тогда пойдем. – Инспектор, вспомнив аж испугался. – Но там же большая охрана.

- Тогда постой здесь, – внимательно посмотрев на инспектора, Паленый поправился. – Пошли со мной. Заберем мой отряд.

Втроем спустившись в туннель, они прошли до пролома спокойно. Перешагивая через трупы врагов и спотыкаясь об их вооружение они дошли так до пролома. Зайдя в цех, Гауэйн оглядевшись, увидел стоящих рядом Ветра, отца и Стального. Подойдя к ним, он спокойно сказал.

- Есть информация про склад готовой продукции. Там большая охрана. – кивая на инспектора заявил. – У нас есть провожатый. Можно мы с собой эксперта заберем?

- Это никуда не уйдет, – заговорил Генерал. - Лучше свой отряд полностью забери.

- Мы, – Стальной посмотрел на Ветра и, уловив кивок, добавил. – Пойдем вместе с Белым ястребом.

- Согласен. – Генерал добавил. – На поверхности у обоих входов стоят автобусы с резервами обоих наших отрядом. Один из них посылайте сюда, второй забирайте с собой.

- Хорошо. Так и сделаем.

Отец с сыном обнялись, и уходящие один за другим начали выпрыгивать из проема прямо на рельсы. Двигаясь цепью, они шли к ближайшему перрону. Все понимали, их ждет настоящий бой. Все по-своему начали готовиться к нему. Они же понимали, враги про атаку на фабрику уже давно узнали и по этой причине основательно подготовились к штурму.

Как и предполагали приехавшие на место склада, это было серьезное заведение. Сам электрик им нарисовал приблизительную схему всего помещения. Но тут же предупредил, что он там работал восемь месяцев назад. А это значило одно, охрана усовершенствовалась. Сам склад находился под землей. Имел приблизительно три входа. Один их которых предназначался для машин. По тому, какие мощные ворота защищали взъезд на склад, и думать не надо было это делать. В тот момент, когда первый из групп Ветра приехали, на склад въезжала машина. Так вот они видели несколько секунд внутреннюю часть шлюзовой системы. Они обрадовать не могли. По их словам там были видны похожие на доты. И несколько воинов с автоматами. Другие входы оказались не менее укрепленными. Каждый из них имели бронированные стекла из двух шлюзов с охраной внутри. Так еще и в потолке отверстия для секты, которая при подаче сигнала тревоги должна была падать вниз и перекрывать дорогу. А если она еще могла быть под электричеством, то через эту преграду так просто не пробраться. Взрывать нельзя было, вокруг находились жилые дома. Эти высотки могли натворить много вреда. К тому же находящаяся на верху склада стоянка даже в это время была чуть ли не полностью заполнена.

Мозговой центр группы уединившись начал высказывать.

- Надо прорываться через грузовой шлюз. – Гауэйн, смотря на своих старших товарищей, добавил. - Бросить пару звуковых и световых гранат в тот момент, когда любая машина будет выезжать. А там посмотрим.

- Нас там ждут, – Ван скосив один глаз на Ветра, тяжело вздохнув, добавил. – Наверное, есть же подводящие к складу туннели. Может быть, по ним прорвемся.

- Не зная броду нечего соваться в воду. Мы столько времени потеряем. – Думая о своем, Михаил спросил Паленого. – Ты третий. Ван первый. Значит я второй. А может твой отец достать танк на узких гусеницах?

- Здесь танк. – Гауэйн оглядывая вокруг высотки, аж поежился.- Хотя у армии постоянно какие-то танки на парадах выступают.

- Думаю мы даже сейчас, как три тополя на плющите. – оглядываясь, ища камеры слежения Михаил заявил. Первым делом надо лишить хотя бы близкое слежения за нами противника.

- Сделаем. – Стальной сурово и даже пристально оглядывая дома заявил. – Мы им усложним жизнь.

- Будем атаковать с трех сторон. – Наклонив голову и дождавшись, когда оба участника совещания сделают тоже самое, Михаил продолжил. – Ван, ты найдешь самосвал с бетоном. А лучше два. Под охраной они должны подъехать к воротам и вылил весь бетон на них. Пусть будет даже кучами.

- Еще, - понимая, что брат придумал какую-то хитрость, Стальной заявил. - Нужно тут же и песком бетон посыпать.

- А если, - Паленый тоже понял, что Ветер придумал грандиозный план. – Мы еще бетон сушилкой посушим.

- Пусть это делает Ван,- прищуря один глаз, Михаил продолжал. – А на тебе оба пешеходных входа. На твой взгляд у самого плохого надо устроить театральное представление. У другого засаду. Но так, чтобы никто не видел. Враг первое время будут в замешательстве. Они же не знают, откуда он должен ждать подвоха. И будет готовиться к этому в нескольких направлениях. А плохой вход ты так же завали чем-нибудь. На худой конец, прямо на глазах у всех бандитов заминируй его.

Оба слушателя заворожено смотрели на командира. Они ждали решающего слова.

- Но это будет только тогда, когда подвезут танк. Мы этих годов будем атаковать сверху с их крыши.

- Но – Ван, махая рукой на полную машинами стоянку, взмолился. Там же столько добра.

- Мы же не знаем, что нас ждет там внизу? – поддерживая, Гауэйн слегка насупился. –Мы же даже приблизительно не знаем сколько их там и какое у них вооружение.

- Вы что хотите, что бы мы все здесь своей кровью захлебнулись? Из-за каких-то паршивых бумажек потеряли лучшие свои кадры? Да не быть этому, – беря обоих за воротники и разворачивая их от себя, Михаил заявил. – Найдите мне танк. И чем быстрей вы это сделаете, тем скорей мы пойдем домой.

Конечно до них еще плохо доходило зачем же танк. Да еще здесь чуть ли не центр Парижа. Но приказ есть приказ, и он не обсуждается.

И все таки оба потирающие на затылке волосы, отправленные на задание, пожимая плечами, поворчали.

- Устав патрульно-постовой службы. Пункт первый - командир всегда прав.

- Пункт второй. Если командир не прав, смотри пункт первый.

Пока оба выполняли приказ, Ветер развил бурную деятельность. Руководя всеми своими подчиненными, он показывал врагам, что не намерен шутить. Только иногда он отвечал на звонки. И в один из них его спросили.

- Танк, - спросил Гауэйн. - нужен с полным боекомплектом?

- Нет, снаряды не нужны. Но пару-тройку болванок при нем должно быть. И пулемет, даже пулеметы должны быть полностью с боекомплектами. Если дополнительно патроны будут столько же, не беда.

- В нужный момент подъедут три машины с песком и пару бетономешалок. Хватит?

- Думаю, хватит. Но одну машину с песком оставь в резерве. Рядом со стоянкой. И достать еще мешки из-под цемента.

- Хорошо, – проговорил Ван, – сделаю. И мешки достанем.

Прошло не менее часа, как до слуха Ветра долетел звук подъезжающего к ним тягача. Михаил сам пошел встречать тягач, а вернее сказать то, что на нем везли. А вот и машина с песком.

- Первым делом, - заглянув в танк, заговорил Ветер, – обкладывайте танк мешками с песком. Чем больше на нем поместится, тем лучше. Все свободное пространство должно быть заполнено мешками с песком. Первый и третий у вас все готово.

- Первый Второму, у мня все готово.

- Третий Второму, у меня все готово.

- Дайте мене еще пятнадцать минут и начинайте. А мы вас поддержим. Забираясь в танк, Михаил, оглядываясь, приказал. – Здесь остается только механик.

- Но, – командир танка решил воспротивиться. – Так нельзя.

- Можно. Если думать по-простому по-солдафонски, то наших сейчас там внутри убивают. А мы здесь ваньку валяем.

Бурча себе под нос, командир с радистом подчинились.

- Будет лучше, если вы нам еще разных подушек и тряпок принесете.

- А где их взять?

- В соседнем магазине займите. Скажите мы на время возьмем. Не забудьте шлемы.

Оба уходящих улыбнулись. Они поняли, что их дом напугал русского. А это значит, он не навредит ему. Если бы они только знали, что ему уготовлено, они бы встали в штыки. А так выполняя приказ командира, бросились к ближайшему магазину.

Ветер, высунув голову из башни танка, подозвал к себе водителя тягача. За этим домом стоянка для автомобилей. Заезжай на нее задом. В тот момент, когда танк на половину сползет с платформы, ты сделай по газам и попробуй уехать.

- Есть, командир. Но там же столько машин?

- Не велика беда, все спишем. Осматривая всех стоящих вокруг него, Михаил заявил. - Для нас всех главное дело, выкурить этих гадов.

Разве среди подчиненных имелись возражения. Они-то знали, там под землей настоящие враги, которые за свои жизни потребуют и их.

Закрывая верхний люк, Ветер приказал.

- Закладывайте.

Только основательное бронирование танка, обвешивание его мешками с песком приостановилось на несколько минут, когда вернулся командир танка и радист. Все принесенное ими, две охапки одежды тут же впихнули в танк и только через люк механика.

Как же миллиметровал водитель тягача. Ему приходилось вертеть головой на все 360 градусов. В конце концов задев по пути всего ничего пять машин он пятясь добрался до стоянки. Какой же шум подняли побеспокоенные машины. На каждой машине стояла сигнализация и они, «слегка» поврежденные, верещали каждая на свой лад. Не меньше таких же машин оказалось на стоянке. Пришлось их потеснить. В довершение ко всему двигатель танка, заработав, издал такой басовитый голос, что все зрители разом успокоились. У них даже отпали нижние челюсти, когда танк начал пятиться с платформы тягача. Они же еще ни разу не видели такой странный танк. К тому же действия военных их заставили основательно задуматься.

Когда первые катки коснулись асфальта, они изрядно погрузились в него. К звуку двигателя самого танка добавился звук взревевшего двигателя тягача.

- Механик, – перекрикивая шум в танке, прокричал Михаил. – А слабо козла сделать?

Чего не сделаешь для выполнения задания. И механик, резко надавив на педаль газа, дал танку дернуться. Тут же второй ногой надавил на педаль тормоза. В это же время водитель тягача со всего маху даванул на педаль газа. Тягач дернувшись, освобождаясь от непосильной «поклажи» выскользнув, рванул вперед.

А дальше у механика танка появилось чувство, что земля ушла из-под ног. И танк рухнул вниз, моторный отсек сбрендил и, проламывая, вонзаясь в бетонное перекрытие, начал погружаться в бездну. А что оставалось передней части танка, она не могла отстать от всего танка и устремилась следом.

Соприкосновение с землей оказалось очень серьезным испытанием для техники. Удар был такой силы и мощи, что все подумали, настоящее землетрясение. На счастье танка под полом оказалось еще воздушная подушка, то есть в бетонном желобе лежала приличных размеров труба. Она и позволила смягчить удар. Уйдя чуть ли не под люк механика в бетон танк застрел. А вот скоро не только в танке, но и все, кто находился вокруг него, увидели, что натворил этот кусок железа. Труба то была водяная. Снабжающая чуть ли не весь город. А сейчас из нее вытекали кубометры воды.

От сильного удара Ветра так контузило, что он погрузился в беспамятство. Но из тумана и воплей его позвоночника он услышал, как пулемет танка начал огонь. А потом его взяли и вытащили из командирского кресла.

- А ну, командир, потеснись. Его перетащили на место стрелка радиста.

Звук движения башни подсказал Михаилу, что он не умер.

- Ах вы, гады, – механик, изловчившись, дернул спусковой механизм пушки. И пушка танка выдала на гора болванку. А уж та давай летать в этом замкнутом пространстве. Круша углы, балки, да все на своем пути. – Механик вновь тесня Михаила, заряжая пушку, спросил того. – Ты как?

- А чего у меня ноги мокрые?

- Значит, живой, – улыбнувшись, Механик полез на командирское место. – Тут какой-то туннель под нами с трубами видно шел. Постой…, а там врагов с десяток копошится. Может, еще раз пальнем?

- Почему бы и нет.

Было бы дано разрешение, а Механик тут же выстрелил. Опять все вокруг заполнилось жуткими звуками сплющиваемого металла крушащего на своем пути преграды.

Механик нет-нет бросая взгляды наверх, душевно улыбнувшись, проговорил.

- Наши-то нас прикрывают с верху. Никому из врагов близко к танку не дают подойти.

- Давай-ка, я за пулеметчика встану. - С трудом шевелясь, Ветер, одновременно проверяя целы ли его части тела, привставая, заявил. – Что-то мне подсказывает, врагов у нас будет не меряно.

И точно звуки пуль по броне, которые рикошетом уходили в разные стороны, подсказали, враг приходит в себя.

- А если их попугать, – искоса посмотрев на механика, спросил Ветер. Он одновременно уже искал цели покрупнее, беря их на мушку. А то смотри, лезут же.

Лучше бы он этого не советовал. С его чутким слухом выстрел пушки подействовал, словно его кто кувалдой по голове ударил. Новая болванка, ломая строй, ворвалась в ряды врагов. А от нее-то укрыться было тяжело. Даже самому танку досталось. Неудивительно, во многих местах стены окрасились в красный кровяной цвет. Еще один заряд остался.

- А давай пальни для острастки.

Видя как механик заряжает очередной снаряд в зарядное устройство пушки, Михаил открыл рот.

И вновь устрашающее оружие полетело в самую мешанину врагов. А те видя, как их товарищей разрывает, калечит, бросились в рассыпную. А Ветер, открыв верхний люк, посмотрел в сделанный танком проем в потолке.

- Вы чего там застряли, – сам выбираясь из танка, Михаил заявил. - Мы тут вдвоем столько дров наломали, что вам и не снилось. Врагов то осталось совсем ничего. Скоро вы вообще не нужны будете. Братуха, поддержи огнем.

Пулемет в танке тут же открыл огонь. Не смотря, что ему до жути было тяжело двигаться, Ветер спустился с башни. Но тут его даже прижали. Какой-то гавнюк прямо ему на плечи сверху опустился. Уже по пояс в воде, прячась за столбами и разным укрытием, бойцы бросились вперед. И точно им не много чего досталось, они, отстреливая остатки врагов, в конце концов сломили сопротивление. И защитники, подымая руки, начали один за другим сдаваться.

В общем, Стальной и Ветер не мешали ребятам порезвиться. Усевшись на броне, они наблюдали за всем вокруг них происходящим. А тут и начальство по веревкам спустилось.

Генерал Ришар, осматривая обоих заводил, спросил.

- Чего такие хмурые?

- Да вот не знаем, как танк обратно на поверхность подымать.

- В займы же взяли. На бабки поставят.

- Не беда, спишем.

- А как ребятам, механику и всему остальному экипажу в глаза смотреть?

- Так, – генерал чуть подумав, заявил. - Мы им новый выдадим.

- Ты, Генерал, лучше присмотрись к Механику. Он боевой. И не так уж богата Франция, чтобы такими кадрами разбрасываться. – Глубоко вздохнув, Ветер, кивая на танк, признался. - Если бы не он, то каюк мне там пришел.

- Заберу его к себе. Покажет себя с лучшей стороны оставлю у себя, – связываясь с ему известными людьми, генерал спросил. - Вы почему воду не перекрываете?

- Перекрыли, да она хлещет, кажется, не переставая. – Видно Генералу объяснили причину и он смерился. Уже глядя на Ветра и Стального, признался. – Уж больно мы перетрухнули, когда вы тут бойню открыли. Едучи сюда, слышал настоящую войну, ежился. А главное обидно, без меня же начали.

- Да как-то само собой получилось.

- Все так закружилось-завертелось.

- Да ладно, сам такой, – генерал, положа на область сердца руку, признался. - Только до такого додуматься я бы не смог.

Через пару минут пришлось всем троим беседующим отойти в сторону, так как наехало людей в погонах в избытке. В этот день им всем хватило работы. Да и дел-то для них здесь не осталось.

- А если, – потерев затылок, проговорил Михаил, - мы….

- А почему, - поддакнул Ван, - бы и нет.

- Тогда чего, – глубок вздохнув, подытожил Генерал, – мы стоим. Мы же сегодня столько наворочали.

Все трое поняли, что надо расслабиться. Отдав распоряжения и оставив за себя замов, генерал первым двинулся на выход. Они решили переложить все труды на плечи других. А сами они поехали в замок Ветра.


Рецензии