Как она бросила пить кофе

              Лора – заядлая кофеманка с солидным стажем. «Подумаешь, - усмехнется кто-то, - и что с того. Не пьяница, не куряка, не наркоманка (упаси боже), и не игроманка (избавь создатель!). Ну пьет человек кофе по утрам, имеет полное право. И даже если еще и по вечерам, и днем, а то еще и не раз – все равно, грех небольшой. Тем более, в нашей странно-страшноватой современности, наполненной разными ужастиками и преступлениями, грех в виде чрезмерного потребления кофе смотрится не просто жалко, а по-детски смешно и забавно».
             Что ж, кому-то, может, смешно и забавно, но самой Лоре совсем не до смеха, когда дело касается такой больной для нее темы: «Лора и кофе». Потому как тут не просто привязанность и увлечение, тут болезненная страсть и сильнейшая зависимость.
             Время от времени Лора в очередной раз сама себе кидает клич: «Кофе – твердое «нет»!".  И начинается, в который раз, великая эпопея борьбы. Начинается она с того, что дается самой себе наистрашнейшая клятва: все! – больше ни-ни. А так как впереди предстоит длинная жизнь, в которой не будет больше ни одного глотка кофе, то напоследок, пока еще можно, Лора с чистой совестью и с огромным удовольствием выпивала огромный бокал крепкого и ароматного напитка, с большим количеством сахара и сливок. Такого невообразимо вкуснейшего, волшебно-восхитительного, столь божественно пахнущего, что кружилась голова. О-о-о-о!...   Этот миг наивысшего восторга и всеобъемлющей радости! Тот пик наслаждения, ради которого, возможно, и стоит жить на этом белом свете. Ах, как мало в нашей жизни таких мгновений, тем ценнее они.
             Одного бокала счастья оказывалось мало, Лора заваривала себе еще один. Спустя некоторое время еще. Потом еще. Момент начала новой жизни все отодвигался и отодвигался. На часы, на дни, порой на несколько недель. И эти последние часы и дни оказывались особенно «кофейными», гораздо более «кофейными», чем обычные. Это и понятно: ведь потом будет нельзя. НИ-КОГ-ДА! Страшное слово: никогда. Просто ужасное. Никогда впредь Лора не испытает этого удовольствия, полнейшего удовлетворения от собственного существования. Да, она привыкнет пить по утрам черный или зеленый чай, вечером компот или какао. Это тоже вкусно и гораздо полезнее. Но это похоже на размеренную и неспешную жизнь на пенсии, когда порывы юности и восторги молодости безвозвратно канули в былое, и ты еще живешь, ходишь по грешной земле, что-то делаешь, чем-то занимаешься, ешь, пьешь, смотришь телевизор, но нет уже и не будет той полнокровности, наполненности чувств, всеобъемлющего ощущения жизни, что было раньше. А это так грустно.
               Лоре вспоминался в такие моменты анекдот с бородой: «- Вот вы написали заявление о вступлении в партию, а сами курите, пьете, за женщина волочитесь. Придется, батенька, бросить все это раз и навсегда. – Что ж, раз надо – брошу. – А жизнь за Родину отдадите, коли потребуется? – Да конечно! На фига такая жизнь.»  И еще один анекдот вспоминался: «Врач — пациенту: — Вы должны немедленно сесть на строжайшую диету, отказаться от сладкого и мучного, никакого алкоголя, сигарет, кофе, сократить до минимума сексуальные контакты... Да, и самое главное — больше радуйтесь жизни, дорогой мой!»
               Короче говоря, перед началом новой жизни без кофе у Лоры проходил период особенно плотного общения с ним. Но все в жизни рано или поздно заканчивается, и как Лора ни отодвигала момент истины, он все же наступал: все, больше ни-ни. Начиналась новая жизнь, в которой имели место правильное питание, здоровый образ жизни, легкая зарядка по утрам и даже прохладное обливание. Слегка подорванное кофейным запоем сердце успокаивалось, уже не частило так, нервы тоже притихали, сон становился более крепким, совесть чистой. Лора было довольна собою. «Ай да Лора! Ай да молодец! Умница! Так держать!»
               А потом наступал период уныния. Нет, еще не депрессии, это слишком сильное слово для того состояния тоски средней тяжести и серости вокруг и внутри, когда все вроде нормально, а по сути все скука и тягомотина. Жить можно, но совершенно неинтересно, как заключенному в тюрьме, приговоренному к длительному сроку. Лора ходила на работу, по вечерам готовила ужин, смотрела телевизор, созванивалась с подругами и родственниками, навещала дочь Ксюшу и зятя Диму, живших в десяти минутах ходьбы, делала еще тысячи разных важных и пустяковых дел, но то была жизнь наполовину. Другая половина и, как всегда в таких случаях кажется – лучшая половина, уходила вместе с кофе. В конце концов, Лора срывалась: ну на фиг все эти самоограничения, один раз живем!
               Но расстаться с кофе все же надо было. Во-первых, сердечко начинало давать сбои, во-вторых, кофе расшатывало ее нервную систему, отчего Лора делалась временами нервно-взвинченной, это сказывалось и на сне – он становился поверхностным и укорачивался. Да, к тому же, было до слез обидно за самое себя – не справиться с такой ерундой. Ведь не курево, не алкоголь, не наркотик, в конце концов. Вопрос чести и принципа одержать окончательную победу. И Лора в очередной раз бросалась на борьбу с врагом. И в очередной раз все происходило по знакомому до оскомины сценарию. И опять. И опять. Так проходили месяцы, годы, десятилетия. Именно десятилетия. Вернее, два десятилетия. Два десятилетия бескровной войны с кофе – злейшим врагом и закадычным другом.


               Она сидела за рабочим столом, уставившись пристальным взглядом в монитор – конец квартала, время отчетов. Кровь из носу, но с завтрашней почтой должен уйти квартальный отчет в Минпромторг и в Нижегородское территориальное управление. Вообще-то отчеты были готовы, оставалось еще раз пробежаться, шлифонуть формулировки и можно передавать на визу шефу, а потом на подпись генеральному. Рабочий процесс прервал телефонный звонок.
               - Да, слушаю внимательно, - сказала машинально в трубку без всякого внимания.
               - Здравствуй, дорогая! – сказал мужской голос в трубке, и Лора расплылась в улыбке, тут же забывая об отчете. Аркадьев Леня – давнишний знакомый и славный мужик, каких мало в природе. Они знакомы сто лет, знают друг друга как облупленных, делятся друг с другом секретами, помогают и поддерживают советами и не только. Хороший мужик Леня, свойский. Тот случай, когда случается дружба между мужчиной и женщиной.
                Хотя начиналось все совсем не с дружбы. Начиналось все с того, что лет десять назад, вскоре после мучительного развода с мужем, Лора оставшись с десятилетней дочерью на руках, кучей долгов после капитального ремонта квартиры и недолеченным бронхитом, твердо решила не сгибаться под грузом сложных обстоятельств и стать счастливой всем врагам назло, а в первую очередь Юрию, теперь бывшему мужу. И зарегистрировалась на сайте знакомств с целью найти свою половину. Ну, если не выйдет с половиной, так хоть роман красивый закрутить опять-таки всем врагам назло, а в первую очередь Юрию.
                Вот тогда-то они с Леней и познакомились, так как он тоже был зарегистрирован на этом же сайте и тоже находился в поиске. Вообще-то, как выяснилось позже, Леня на тот момент был официально женат, но крайне неудачно: его супруга Татьяна не работала, употребляла без меры спиртное, в состоянии подпития вела себя грубо, вульгарно, хозяйство вела из рук вон плохо. Леня поневоле вынужден был взвалить на свои плечи все заботы о дочери-школьнице, о доме, о той же Татьяне. Денег хронически не хватало, он кроме основной работы на заводе подрабатывал по части техники безопасности и гражданской обороны еще в нескольких фирмах. В общем, колотился как мог. На сайт знакомств его пригнало чувство тоски и одиночества, а также надежда на встречу с милой простой женщиной, которая дала бы ему тепло и нежность, по которым он дико скучал.
                Как поняла потом Лора, они идеально подходили друг другу по всем параметрам. Но вот не сложилось, как-то с начала не задалось. Он писал ей теплые хорошие письма, но встречи все время то переносил, то откладывал (позже она поняла – по причине крайней занятости). Она, и без того обиженная, обиделась на его невнимание и назло всем врагам, бывшему мужу Юрию, а теперь еще и Лене, закрутила бурный роман с другим человеком, с кем свел тот же сайт. Леня тоже в конце концов нашел и себе женщину по имени Людмила, моложе его на несколько лет. С Лорой же они были ровесниками.
                Самое интересное, что при всех этих событиях, их знакомство не прекратилось, они регулярно переписывались. Лора не без тайного злорадства в красках расписывала свой новый роман, язвила по любому поводу в адрес Людмилы и самого Леонида. Тот не обижался на все выпады Лоры. Он вообще мужик добрый, терпеливый до бесконечности. Терпению его научила семейная жизнь с неуравновешенной алкоголичкой. Он простодушно огорчался роману Лоры, по-дружески советовался с ней по разным житейским делам, доверительно рассказывал, как складывается у него с Людой. Лора порой изумлялась его открытости, даже подозревала его в таком изощренном издевательстве над нею. Но со временем поняла: просто он вот такой человек - не очень везучий, добрый, немного уставший от этой жизни, покорно везущий все, что взваливает на него жизнь и судьба. Так как их дочери были почти ровесницами – его Наташа на восемь месяцев и на один класс постарше ее Ксюши – то Лора консультировала его в вопросах взаимоотношениях с подрастающей дочкой.  Видимо, ее советы были мудрыми и уместными, отношения между Леней и Наташей вскоре выровнялись, стали более близкими, их еще объединила общая беда – Татьяна вскоре скончалась от цирроза печени. Кстати, Лоре тогда пришлось взять на себя все хлопоты, связанные с похоронами и поминками, а то Леня растерялся, как-то сник. К тому времени постепенно сошли на нет оба романа – и Лорин, и Лёнин.
                
                 Итак, позвонил Леонид.
                 - Здравствуй, дорогая! Здравствуй, любовь всей моей жизни! Как я по тебе соскучился!
                 - Привет, Леня. Все нормально. Что-то случилось? – она пропустила мимо ушей все эти ласкательные и восхищенные слова, это у него манера такая обращаться ко всем знакомым женщинам: дорогая, любовь моя, скучаю. Так он говорит работницам своего отдела, уборщице Тамаре, соседкам и продавщицам в гастрономе напротив его дома.
                 - Случилось! Случилось то, что мы с тобою не виделись лет сто! И если мы немедленно не встретимся, то я умру от тоски и отчаяния!
                 - Кончай лабуду гнать. С Наташкой все нормально?
                 - А что ей сделается? Сергей с нее пылинки сдувает. – Наташа, как и дочь Лоры Ксения, тоже в прошлом году вышла замуж и жила теперь отдельно от отца.
                 - Ну и ладно, - успокоилась Лора, - как на работе? Нормально все?
                 - О какой работе ты говоришь, дорогая моя Лорочка? К чему эти прозаические темы? Я хочу говорить с тобою о цветах, о счастье, о…
                 - Лень, можно по сути вопроса? Чего звонишь?
                 - Не романтичная ты женщина, Лариса, - вздохнул Леня, - я звоню просто так. Давненько мы что-то не созванивались и не списывались.
                 - Да уж, - вздохнула Лора, - есть такой факт. Давай как-нибудь встретимся что ли. Посидим за рюмкой кофе или за чашкой коньяка.
                 - Вот и я о том, - оживился Леня, - давай и впрямь посидим, поболтаем. Как насчет сегодня вечерком, после работы?
                 - А почему бы и нет, – вздохнула Лора, - Вернее: о почему бы и да.

                Они сидят в кафе «Парус». Он взял ей и себе по бокалу вина, крабовый салат, мясо «по-российски» с картофелем фри, пирожное и кофе. «М-м-м… - вдыхает Лора аромат кофе, -  настоящий, зерновой. Давно такого не пила, все больше растворимый. И почему в кафе и ресторанах кофе подают в таких малюсеньких чашечках? На три глотка. Издевательство форменное.
                - Не переживайте, девушка, я вам возьму еще кофе, хоть пять чашечек. А ты что же, опять в запое? Ой, бросай это. Я с запойной хлебнул вот так, не тем будь помянута.
                - Лень, ты мне закажи еще две чашки, а потом я брошу. Навсегда. Ну хотя бы на год точно, - клянется Лора.
                - Свежо предание, да верится с трудом, - смеется Леня, - сколько раз клялась мне лично. Я уж со счета сбился.
        - А давай поспорим. Заключим пари.
        - Было. И не раз.
                - А мы такое пари заключим, чтобы я уж точно в рот ни капли взяла. Ты думай про условия пари, а пока мне еще три чашки. На прощание, ведь больше нельзя будет.
                И было еще три чашки обалденного кофе. А потом было пари. Когда Лора услышала про условие, озвученное Леней, то чуть не поперхнулась последним глотком. Они уже спорили, и не раз – на деньги (символические), на интерес, еще на что-то. Каждый раз Лора неизменно оказывалась проспорившей и честно отдавала Лёне оговоренную сумму или оплачивала ужин на двоих в «Парусе». Но то, что произнес сейчас Леня, было нечто: «Если, начиная с этой минуты, в течение года ты выпьешь хоть глоток кофе в любом виде, то покажешь мне стриптиз. Разденешься передо мной под музыку. Медленно-медленно. И очень эротично».
                - Ты чего? – у Лоры рот раскрылся от удивления, - Обалдел совсем? Мы же друзья с тобою.
                - Вот по-дружески и разденешься. Делов-то. Я же не постель тебе предлагаю. Да чего тебе переживать? Ты просто не будешь пить эту гадость год. И тогда я тебе выплачу двенадцать тысяч рублей – по тысяче за каждый месяц. Годится?
                 И они поспорили. Потом еще долго сидели в кафе, и Леня все травил анекдоты большей частью на кофейную тему, на которые был большой мастак, а она до неприличия заходилась от хохота.
                 «Она любила вечерний Париж, ментоловые сигареты и ванильный кофе с кардамоном, но швейный техникум выбил из нее эту дурь».
                 «На дискотеке. — Девушка, а поехали ко мне! — А зачем? — Ну... кофе попьём, хорошую музыку прослушаем. — Не, мне тут один парень секс предложил, я лучше к нему поеду».
                 «-Мам, тут папа кофе на новый свитер пролил, замочить его или что? -Свитер брось в стиралку, отца не трогай! Приеду, сама разберусь».
                 «Официант и посетитель ресторана: -Чай или кофе? -Кофе, пожалуйста! -А вот и не угадали - чай».
                 «Пришел клиент в ресторан и подзывает официанта. -Можно мне чашечку кофе?  А тот ему в ответ: -Я Вам что доктор? Откуда я знаю можно или нельзя вам кофе!».
                 «Попал еврей в партизанский отряд. Окопы рыть не умеет, стрелять тоже. Послали его тогда листовки распространять в оккупированной зоне. Неделя проходит, другая… Партизаны уже за упокой выпили, но вдруг он появился весь обросший, грязный, но живой.  Достает скомканные деньги и бросает на стол: «Чтобы я еще раз с таким товаром связался…»

                  Вот так весело началось это необычное пари. Но трезво поразмышляв на следующий день, Лора позвонила Лене: «Желаю отменить пари. Или хотя бы изменить его условия».
                  - Фигушки вам, - был ответ, - что упало, то пропало. Что, уже сорвалась? С утречка пораньше кофейком побаловалась? Ну все, матушка, напяливай ажурное бельишко, после работы порадуешь меня зрелищем.
                  - Не пила! Еще нет. Но… очень хочется. Лень, мы же просто пошутили. Да?
                  - Конечно, дорогая. Конечно, мы пошутили. Но пари настоящее. Так что придется его выполнять. Да ты не переживай. Подумаешь, делов-то. Тем более, мы с тобою друзья. Можно сказать, подружки. Чего подружку стесняться?
                  М-да. Действительно, почти подружка. Но подружка мужского рода. Лоре была дика даже мысль о том, чтобы вот так взять и раздеться до гола перед посторонним мужиком, даже если этот мужик – свой в доску Леня. Нет уж, простите, господа-товарищи. Никак невозможно. Лучше уж она воздержится от кофе. Обмануть Леню ей не пришла в голову даже мысль. Лора очень честный человек.
                  А кофе хотелось нестерпимо. Порой до умопомрачения. До скрежета зубовного. До смерти хотелось кофе! Хоть маленькую чашечку. Хоть глоточек.
                  - Леня! Умираю. Если я срочно не выпью хоть глоток, то сойду с ума!
                  - Так пей! Вот дурочка. Пей, конечно. Хочешь, встретимся сейчас, в «Парус» тебя отвезу, закажу тебе хоть десять чашек. А уж потом поедем ко мне или к тебе. Давно я стриптиз не видел. Но только очень эротично. И чтобы медленно-медленно…
                 - Издеваешься?!Садюга! – кипятилась она, - Связалась с извращенцем! – кидала она в сердцах трубку. 
                 Так прошло несколько мучительных дней. Лора подарила соседке все запасы кофе, что были в ее квартире. На работе тоже избавилась. Как в жилище алкоголика не должно быть ни капли спиртного, так и у нее не должно быть ни грамма кофе, мысль о котором стала навязчивой идеей, идеей-фикс. Кофе снился ей по ночам – такая огромная, бездонная чашка божественного напитка, с коричневой шапкой пенки. А, запах!... Лора пила и пила  из этой чашки, и пьянела от вкуса и аромата. А потом просыпалась в первое мгновение счастливая, а во второе мгновение, когда приходило осознание, что тот был только сон, а в жестокой реальности все наоборот и никакого кофе, то слезы обиды наворачивались на глаза. «Дурак, Ленька, - шептала она в отчаянье, - а я идиотка. Дура безмозглая!»
                 Но все в жизни проходит. Прошли и эти несколько дней. Потом еще несколько. Потом несколько недель. Образ обожаемого кофе постепенно бледнел, становился не столь болезненным. Рецидивы еще случались, но все реже. Один раз она чуть было не сорвалась. Даже придумалась уловка, что раздеться можно, собственно говоря, и в полной темноте, ведь условиями пари это не оговорено. Но все равно раздеваться перед посторонним мужчиной, хотя бы и в темноте, было ужасно. Нет, лучше она потерпит. Тем более, что осталось всего лишь каких-то триста тридцать восемь дней.
                 Месяца через два, проходя в супермаркете мимо кофейни и уловив до боли знакомый и родной запах, Лора поймала себя на мысли, что она привыкает жить без кофе и в ее силах вполне сдержаться. Это ее окрылило. Оказывается, нет ничего невозможного, все в силах человека.


                 Прошел год.
                Ровно через год они сидели в «Парусе», за тем же столиком.
Лора смотрела как Леня отсчитывает двенадцать голубоватых купюр. Что ж, она их честно заработала. Но дело не в деньгах. Дело в принципе. Она молодец. Она смогла. Ай да Лора!
                - Ну что? Теперь можно с чистой совестью и по чашке кофе?
                - Нет, Леня. Не буду. Отвыкла. И боюсь привыкать. Не хочу больше этой зависимости. Спасибо тебе. Если бы не то пари, ни за что не смогла бы.
                - А жаль, что смогла, - вздыхает он, -  Я ведь был уверен на все сто, что ты не сдюжишь. …Как твоя Ксюха поживает? Моя Наташка на третьем месяце, скоро дедом стану.
                - Так и Ксюша тоже беременна, - улыбается Лора, - так что и мне через несколько месяцев быть бабкой. Эх, Лень, старые мы становимся, а ума у обоих ни на грош. Хорошо, про наше пари никто не знает.  Подумали бы, что в маразм впали.
                - Глупости все это – кто и что подумает. Пусть кто что хочет думает. Меньше надо зависеть от мнения других, а больше к себе прислушиваться. Вот я сейчас прислушиваюсь к себе и чувствую: как хорошо мне с тобою сидеть в этом кафе, пить этот чай, разговаривать о разном. Как хорошо, что мы все же встретились когда-то. Да?
                 - Да, - кивает Лора.

                  Прошел еще год.
                 Леня и Лора теперь дедушка и бабушка. У них внуки – Данил и Даниил. Наташа и Ксюша приходят с мужьями к ним в гости, приносят своих детишек. Любят посидеть все вместе на кухне за чаем. Иногда в шутку Леня предлагает Лоре: «Может, кофейку?», на что та отрицательно качает головой. Хотя, с чистой совестью могла бы и позволить себе: все равно при Лене порой раздевается. Все же муж.

              21.04.2015г.


Рецензии
Здравствуйте, Лариса!
С Новым годом, всего самого
доброго вам, в 17-м году!
Вот познакомился с женской прозой:
легко, без трагедии и депрессий,
пишите, но чувствуется, автор-
знаток темы и мог бы, наверное,
такое рассказать, что всем чертям
станет тошно...)))
Рад знакомству, надеюсь, до встреч.
С уважением,

Михайлов Юрий   03.01.2017 11:45     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Юрий.
Взаимно рада знакомству.
Рассказать такое, чтобы чертям стало тошно? Ой, пусть им лучше станет смешно. Смех он снимает напряжение, страшное делает не страшным и вообще... Будем смеяться!
И вам всего самого наилучшего в 17-м году.

Лариса Маркиянова   03.01.2017 19:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.