Последний день

  Для Казимира Петровича Терпелова этот день ничем бы не отличался от других будничных дней этого знойного лета, если бы не тот факт, что он был последний в его недолгой жизни. Поэтому время в этот день не шло, не тянулось, даже не бежало, оно неотвратимо, безжалостно, громко топая минутами, наступало на пятки Казимира Петровича, при этом больно тыкая его в бок секундной стрелкой. Терпелов всю жизнь терпел; терпел, когда в детском садике ему доставался самый маленький кусочек пудинга с клубничным вареньем, а гороховой каши наоборот накладывали с горкой, терпел в школе, где он уступал первенство своим сверстникам из-за своего не исполинского роста и телосложения. Терпел, когда в институте его упорно игнорировал прекрасный пол, терпел и на работе, когда сослуживцы карабкались вверх по служебной лестнице, а его в упор не замечало начальство. Да и в жизни он был робок и застенчив, а такие в наше время, как известно звёзд с неба не хватают, а перебиваются лишь потухшими угольками.
  Примерно в полдень Казимир Петрович вышел из парикмахерской, благоухая ароматами, подстриженный и выбритый, постоял на  крыльце, щурясь на солнце, затем выбросил смятую кепку в урну, стоящую у входа, чтобы не мяла уложенную причёску и направился к городскому парку, расположенному неподалёку. На нём были светлые отглаженные брюки, белая накрахмаленная рубашка, чёрная бабочка и новые блестящие белоснежные сандалии. Дело в том, что Казимир Петрович знал, что это был последний день в его жизни. Он готовился к встрече с Богом.
  В парке было не многолюдно, кое-где на скамейках сидели люди, весело чирикали воробьи. Веяло уходящей свежестью, - ночью была гроза, прошёл сильный дождь, оставив лужи, чтобы хоть как-то сгладить приближающуюся дневную жару. Казимир Петрович шел по аллее с видом рака-отшельника и старался не смотреть на людей, он слушал щебетание птиц, сейчас для него это было важнее всего.
 - Мужчина, вы платок уронили, - участливо сказала молодая женщина Казимиру Петровичу, вырвав его из раздумий.
 - Спасибо, - ответил он и подобрал платок, выпавший из кармана, когда он вытаскивал телефон, чтобы посмотреть время.
  «Надо же, молодая, красивая, - думал Казимир Петрович, всё-таки посмотрев на двух женщин сидящих на скамейке, - впереди долгая, полная впечатлений жизнь. … Мужчины, мужчины …, и один несчастный ребёнок. Умрёт она от остановки сердца в семьдесят восемь лет. А эта рядом, крашенная, долго не протянет, через шесть лет погибнет в автокатастрофе. … Жуткой катастрофе … ».
  Вчера вечером в восемнадцать часов три минуты двадцать четыре секунды Терпелов придя с работы и даже не успев поужинать, вдруг прозрел. Ему стали доступны некоторые тайны этого мира, так небольшие, но всё же, он стал ощущать себя приближённым к чему-то, а может быть и кому-то большому и сильному. Так вот, придя, он умылся, переоделся и в означенное время громко мяукнул кот, он посмотрел на него. Что-то мелькнуло в кошачьих глазах и Казимир Петрович присмотревшись, увидел как бы кадры старой кинохроники над головой кота. Там мелькали эпизоды из его жизни: вот он ест, спит, лезет на дерево, и в одном из них отчётливо было видно, как тот лежит под каким-то деревом, делает последний вздох и замирает. Было понятно, что он умер, а на верхней части этакой голографии была дата, из которой следовало, что кот умрёт через пять лет. Закрыв глаза и помотав головой, Казимир Петрович опять посмотрел на кота, видение повторилось, потом опять и опять. Взбудораженный, он подошёл к зеркалу и в отражении над своей головой увидел картинки из своего детства, молодости и в конце, как он падает сражённый сердечным приступом. В верхней части картинки была дата, … из неё следовало, … что он умрёт … завтра … в восемнадцать часов три минуты … двадцать четыре секунды. Оставалось … чуть меньше суток. Пересмотрев несколько раз свою подноготную с финалом, он тихо произнёс: «За что? Что я сделал? Я ведь хотел до пенсии   дожить, цветы выращивать, написать грустный рассказ из своей жизни. Почему я? Я ещё не сказал своего последнего слова …».
  Казимир Петрович был вдовцом, недавно ему исполнилось пятьдесят пять лет. Жил один с котом, был ещё сын, но с ним он не ладил и общался редко – тот жил за границей и непонятно чем он там занимался. Друзья у него были: старые, проверенные ещё из далёкого детства. Имелась у Терпелова одна трепетная мечта, дело в том, что у него был старенький отечественный автомобиль, который по ремонту отнимал у него много сил, денег и нервов. Он мечтал купить новый хороший дорогой автомобиль, пятнадцать лет он копил на него деньги, что он «не ел, не спал» - сказать нельзя, но определённые усилия прилагать приходилось. Ему оставалось копить два месяца, да, через два месяца он запланировал посещение салона, чтобы купить новый большой блестящий автомобиль. И тут такое! Неужели он так и не прокатится на своей мечте? А стоит ли верить таким картинкам? Терпелов был законченным материалистом и всю свою жизнь верил в то, что видел собственными глазами, а тут такое. Что подумает нормальный человек? Правильно! Нормальный человек, увидев свою кончину с определением времени смерти, да ещё в голографическом изображении, подумает, что он ненормальный. Поэтому он тут же побежал к соседу сверху, который работал врачом в местной поликлинике, тем более что тот был его должником, так как пару раз заливал его водой.
  Прибежав к соседу с выпученными глазами, Казимир Петрович начал было говорить, и уже для этого набрал полные лёгкие воздуха, как увидел над головой соседа голограмму, из которой следовало, что врач местной поликлиники утонет в море при крушении судна через семь с половиной лет. Глаза Казимира Петровича ещё больше округлились, когда он увидел то же самое над головой жены соседа. «Надо же в один день», - мелькнуло в его голове, и он осел по стене на пол. …
  Очнулся Казимир Петрович на диване от запаха нашатыря. В голове гудело и стучало, что-то говорил доктор, в другой комнате кричал ребёнок, где-то причитала жена. Терпелов сел, в комнату вошла маленькая собачка, бросив на неё беглый взгляд, он понял, что она на год переживёт своих хозяев. … Вдруг какая-то обречённость тяжелым грузом навалилась на Казимира Петровича, тело ослабло, внутри всё обрушилось, он встал и, шатаясь, не воспринимая окружающее, поплёлся домой, так и не сказав ни слова.
  Уже дома, когда запах нашатыря выветрился, Казимир Петрович  успокоился и вновь обрёл способность здраво мыслить. Он понял, что не так ещё всё плохо и вновь начал проявлять интерес к этой жизни. Этот интерес обнаружил, что у него кончилось молоко. Сам бы он смог пережить этот факт, но его любимый кот – нет, поэтому он отправился в ближайший магазин. По дороге ему на встречу шли люди, он с интересом смотрел на них.
  «Мужчина, тридцать два года, хороший семьянин, спортсмен, умрёт от опухоли лёгкого в пятьдесят три, - Казимир Петрович расшифровывал голограммы встречных людей, - … Женщина, тридцать лет, трое детей, будет семь внуков, умрёт от инсульта в шестьдесят шесть, …мальчик, четырнадцать лет, погибнет на военной службе в двадцать один год …».
  Навыки быстро считать в уме, приобретённые за более чем тридцатилетний период работы бухгалтером помогали быстро и безошибочно складывать и вычитать. Это увлекло Казимира Петровича и даже вдохновило. «Девушка двадцать три, в приступе ревности застрелит муж через четыре года, … пожилой человек, пятьдесят восемь лет, умрёт от цирроза печени в шестьдесят восемь, … мальчик, девять лет, доживёт до семидесяти трёх лет … мужчина сорока двух лет, хороший семьянин, трое детей, умрет, … умрет, … умрёт … через семь минут! … Его собьёт автомобиль … ».
  Терпелов глубоко задышал, глаза его округлились, он развернулся и пошёл за мужчиной, держа дистанцию. Прошагав за ним квартал и перейдя через дорогу, остановился, - мужчина встретил знакомого, который на двадцать лет его переживёт, поговорил с ним, и пошёл дальше. Казимир Петрович шёл за ним, поглядывая на часы: три минуты …, две минуты. Пройдя ещё метров сто, и ступив на дорогу, мужчина был сбит автомобилем, вылетевшим из-за поворота. Машина умчалась, не остановившись, а мужчина от удара отлетел на пару метров, … через некоторое время перестал шевелиться.
  Терпелов бросился к мужчине, но было поздно – он уже не дышал. Начал скапливаться народ. … Что творилось в тот момент в душе Казимира Петровича сказать трудно, но шёл он на негнущихся ногах мелкими шагами, задрав подбородок и забыв про молоко, зашёл в винно-водочный магазин.
  Через полчаса он сидел на кухне и открывал литровую бутылку водки, кот был накормлен колбасой, а молоко он пообещал купить ему завтра. Руки Терпелова слегка дрожали, а в остальном он держался хорошо. Ещё через полчаса, когда душа уже начала рваться на волю, он позвонил соседке и попросил завтра взять кота на временное попечение в связи с его отъездом. «Врать нехорошо, - подумал он, - но жизнь продолжается! Я так и не успел купить хороший автомобиль, а может начать заколачивать деньги. А что? Буду за приличные деньги рассказывать людям, когда они умрут и от чего. Подтверждать это буду эпизодами из их жизни. Узнать дату своей смерти – желает каждый. Успех гарантирован, только успею ли? Да и зачем мне деньги на том свете».
  Деньги, которые он копил на автомобиль, Казимир Петрович хранил дома, не доверяя банкам и прочим финансовым учреждениям, скопилась уже довольно приличная сумма. Хранил он их в батарее! Друг Казимира Петровича изготовил фальшивую секцию чугунной батареи, которая крепилась к основной, но не участвовала в системе циркуляции горячей воды. Вот туда он и складывал свои денежки! Что делать с деньгами в батарее, Терпелов даже думать боялся. Это для него была самая больная сейчас тема. Столько лет вскармливалась мечта об автомобиле, и вот когда она уже на расстоянии вытянутой руки – всё рушится.
  Казимир Петрович обнял кота и заплакал. Ему стало жалко, нет, не кота, хотя он его очень любил, не автомобиль – вожделенную мечту, он жалел себя. Большие капли солёных слёз отчаяния катились по немолодым щекам, из носа тоже полилось, он рыдал, рыдал в полный голос, как на могиле самого дорогого человека, то всхлипывая, то стоная, то издавая непонятные клокочущие звуки, то откровенно воя.
  Выпив ещё, затем ещё Терпелов успокоился. По-видимому, попытки души вырваться на волю увенчались успехом, так как в глазах Казимира Петровича появился ненормальный блеск. Он вдруг подумал: «Вот я честный несчастный человек ухожу из этого мира, а мой сосед, Гришка, будет дальше топтать эту землю и греться под солнцем». Дело в том, что месяцев восемь назад кто-то повадился вываливать в подъезде мусор и этот самый Гришка рассказал соседям, что видел как, он, Казимир Петрович этот самый мусор в подъезд и выбрасывал. Естественно Терпелов этого не делал, поэтому возмущению его не было предела и только воспитание и добропорядочность не давали ему не сойтись с обидчиком в рукопашную, да и Гришка был повыше и моложе.
  Казимир Петрович последний раз напивался лет тридцать пять назад, с тех пор он больше двух рюмок не принимал, а тут … еле стоящий на ногах он ввалился в квартиру ненавистного Гришки и с порога ударил его в лицо. Получилось неказисто, вскользь по уху, но сам факт! Благо жена Гришки тут же закрыла собой Казимира Петровича, понимая, что может сейчас произойти, но нападавший не унимался и разбил при этом плафон. Средняя дочь Гришки, которая по убеждению Терпелова и выбрасывала мусор в подъезд, вызвала полицию. …
  Когда Казимира Петровича доставили в отделение полиции и дежурный записывал в журнал его данные, Терпелов, разглядывая картинки над его головой, вдруг воскликнул: «Да тебя же чуть дельфин на свадьбе не съел». Дежурный внимательно посмотрел на него и улыбнулся. «Вероятно какой-то родственник со стороны жены», - подумал дежурный. Дело в том, что на прошлой неделе он женился, банкетный зал, который они снимали для проведения торжества, соседствовал с аквапарком, и в разгар веселья вся свадебная шумная компания переместилась в этот аквапарк. Немного перебравший спиртного жених, поскользнувшись вместе с невестой на руках, упал в бассейн с дельфинами. Самому главному дельфину это не понравилось и он начал выталкивать их из бассейна, и даже куснул жениха за мягкое место. …
  Дежурный так и не вспомнил, кем приходится жене этот подвыпивший дебошир и, коря себя за излишне выпитое на свадьбе, отпустил его домой, тем более что заявление на него никто писать не стал. Было уже за полночь, когда Казимир Петрович пришёл домой довольный тем, что не сказал дежурному его дату смерти, а так хотелось. Выпив ещё водки, он уснул крепким сном неправедника.
  И вот на следующий день, приведя себя в порядок, он шёл по парку. Сказав спасибо и подобрав платок, Казимир Петрович посмотрел на время: оставалось шесть часов двадцать две минуты. Пройдя через парк он, отворив тяжёлые двери, вошёл в церковь. Он не верил в Бога, как это делают верующие люди, но понимал, что кто-то сверху существует иначе, откуда появился человек, откуда взялся этот мир, а в домыслы о стечение обстоятельств он не верил. Зайдя в храм Казимир Петрович, почувствовал как, внутри похолодело и, ощутил, как на его плечи надавило Божие величие, и понял, что он всего лишь маленький человечек, настолько маленький, что его присутствие или отсутствие ничего не значат в этом мире. Никто даже и не заметит, что его уже нет.
  Он подошёл к молодому священнику, зажигающему свечи.
 - Извините, могу ли я к Вам обратиться?
 - Конечно,  - человек в рясе обернулся и улыбнулся.
 - Дело в том, что сегодня вечером в три минуты седьмого я умру. …
  Священник, не смотря на возраст, оказался мудрым и, не моргнув даже глазом, сказал, что дело это богоугодное и что перед этим необходимо покаяться и исповедоваться, а это таинство и поэтому отвёл его в комнату, по-видимому, тоже тайную. Тайна есть тайна, поэтому, о чём они там говорили, точнее больше говорил священник, а Казимир Петрович, в основном только качал головой, неизвестно. Несколько раз Терпелов хотел уходить, но человек в рясе его останавливал.  Наконец когда он вышел из церкви, и таинство кончилось, он вдруг проникся доверием к этому священнику. Казимир Петрович глянул на небо и вздохнул, ему уже ничего не оставалось делать, как поверить в Бога. Это была последняя и, пожалуй, единственная надежда в этом мире, а он, Казимир Петрович Терпелов, - всего лишь песчинка в огромном дворце под названием История Человечества, который тоже когда-то рухнет. И стоило всю жизнь тыкаться и мыкаться, метаться, что-то доказывать. Как бы ты не прожил жизнь, перед смертью, всё равно обратишься к Богу. «Чтобы попасть к Нему, - сказал священник, - надо всех простить и по возможности, чтобы тебя простили».
  Навстречу шли люди; «женщина тридцати восьми лет, тоже бухгалтер, двое детей, умрёт в шестьдесят два от рака молочной железы, … юноша пятнадцать лет, будущий лётчик-испытатель, жена, дочь, в сорок два утонет в море, … парень, двадцать лет, студент, через два года на следующий день после свадьбы его зарежут в пьяной драке, … девушка двадцать пять лет, беременна, всего будет пять детей, умрёт в восемьдесят  лет от почечной недостаточности …».
  Придя домой, он начал названивать всем по телефону и извиняться за то, что было и за то, что не было. … Было смешно, многие посчитали, что он не в себе, но Терпелова это мало волновало. Он занёс запасной ключ соседке, подтвердив, что завтра он уезжает, куда – он ещё сам не знает и сел на диван. Его воображение рисовало дивные картины;  зелёную  долину, покрытую сплошным ковром из травы, петляющую тропинку меж холмов, ведущую непременно домой, непременно туда, где его ждут и уже готовятся к встрече. Вспомнились слова священника о любви, что это огромная созидающая сила, благодаря которой и создан этот мир. А есть сила разрушающая, и главное не попасть под влияние этой силы и не стать её составляющей. А что такое любовь? Как он это понимает? Вдруг его там спросят. Воображение поставило Казимира Петровича около школьной доски. Вначале он думал, что любовь это просто влечение полов друг к другу, а любовь матери к детям – инстинкт? А отцовская любовь? А любовь детей к родителям? А почему учителя любят своих учеников и ученики учителей? А любовь к другим людям. А что такое дружба – это ведь тоже любовь. А любовь к природе, к животным. А любовь к Родине? … Большая созидающая сила. … Сумеет ли он ответить на этот вопрос? …
  До восемнадцати часов трёх минут оставалось полтора часа, Казимир Петрович вытащил деньги из батареи, завернул их в газету, по привычке попил чай, кушать не хотелось, он даже забыл про еду. Его стало морозить, чтобы немного согреться, он накинул ветровку и вышел из дома, умирать в квартире и быть найденным по запаху - ему не хотелось.
  «Может в церковь на благотворительность, … а ты уверен, что …, может сыну, … нет, исключено …, может друзьям раздать, … да ладно, если бы нуждались …, может девочке-инвалиду, что на втором этаже живёт, … мамаша её всё пропьёт …».
  Он ходил по улицам города, боясь смотреть на часы и отводя взгляд от людей, но его подсознательно влекло к ним, чтобы они были рядом. Одиночество пугало, всю жизнь он искал его, а сейчас вдруг стал панически бояться, как боится вдруг захромавшая овечка, когда начинает не поспевать за стадом.
  «А что собственно случится, когда он умрёт? – думал Казимир Петрович, - да ничего. Никто и горевать не будет, так, вспомнят пару раз старые друзья, и всё. Через два дня забудут и они. И ВСЁ! А что он сделал в этом мире, чтобы его помнили? Да ничего, родил балбеса, отравляющего жизнь другим. А любил ли он кого-нибудь по-настоящему, чтобы мог жизнь свою положить ради любимого человека? Жил в своё удовольствие? … Да какое это удовольствие. И таких как он, просто заполняющих пространство – миллиарды! Пустоцвет. Зачем же тогда мне дан разум? Зачем? Чтобы осознать своё ничтожество. Жестоко. Или у меня была возможность принести настоящие плоды?»
  Ноги почему-то сами вели его в парк.  Кружилась голова. … Наконец он судорожно полез в карман и посмотрел на часы. … Осталось пятнадцать минут. … Поднялся ветер, стали сгущаться облака. … Терпелов почувствовал, что начал расслаиваться; ноги, руки, тело, голова, мысли … как будто закипели. … Он свернул в парк и начал молиться, … как мог, … как умел. … Кожа головы вдруг онемела, в спину что-то вступило. … Ветер дул в лицо, сильнее, сильнее …. Под порывами ветра слабые листочки отрывались от веток деревьев и разносились в разные стороны. Терпелов шёл по парку и молился, шёл и молился, … шаг непроизвольно ускорялся, голос повышался  и его бормотание и причитания уже слышали окружающие. По оставшимся после ночного дождя лужам ветер гнал рябь. … Левая нога онемела и перестала поспевать за правой. … Оглядывались люди. … Закричали вороны, согнанные порывами ветра с верхушек деревьев. … Левая рука повисла вдоль тела, правая ещё прижимала к груди свёрток с деньгами. … Он бормотал что-то невнятное онемевшим языком, можно было разобрать только: Господи, …Господи, … Что он просил у Бога? … Оставались секунды …, вдруг он взмахнул правой рукой и повалился на левый бок, упав, развернулся на спину, раскинув в стороны руки. … Порывы ветра раздували по парку купюры, вывалившиеся из упавшего и разорвавшегося газетного свёртка, вот и сам свёрток понесло. … Люди бросились собирать деньги, не обращая никакого внимания на Казимира Петровича.


Рецензии
Глубокий рассказ. Есть о чём задуматься, а Каземира Петровича жаль. Такой дар открылся на закате лет, в одночасье стал непосильным грузом.
С теплом, Вера!

Вера Мартиросян   31.01.2016 12:11     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, за тепло.
Все мы Казимиры Петровичи, в какой-то степени.

Любви.

Константин Милованов   02.02.2016 09:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.