В. Чеботарёв Три письма с фронта военные письма

В. Чеботарёв «Три письма с фронта» (военные письма).

У моей бабушке, Матрёне Ивановне Ивановой, было трое детей: старшая дочка, тётя Катя, вторая дочка – моя мама Мария и дядя Саня –  Александр Константинович Иванов. Трое детей. При разговоре взрослых я слышал, что у бабушки  было то ли восемь, то ли десять детей. Но осталось в живых только трое. Время- то, какое было?  Тётя Катя рождения 1910, мама – 12-го, а дядя Саня – 1918 года. Предреволюционное. Потом революция. Потом Гражданская война. Двадцатые годы – тоже нелегко было. А 1933-й – голодный год!  «Как мы только и выжили, –  вспоминала бабушка. – Валюшка родился у Кати. Самый первый из четырёх внуков. Дед Костя надорвался на  колхозной работе, голодный – навсегда покинул нас, царство ему небесное. Есть нечего было. Из  одежонки – всё продали…» Умолкала бабушка. А в голове у неё, наверное, проносились не весёлые мысли.

Перед самой войной дядя Саня служил действительную службу. Почему-то так называли эту самую  службу. Служил в городе Смоленске. Вспоминала бабушка, что он приходил в отпуск, играл с нами, детьми. Нас было уже четверо. У тёти Кати – трое, и я – четвёртый.

Как не напрягаю мысль, не могу вспомнить лицо дяди Сани. Какой-то дядька сидел на полу, а мы, малыши, буквально лазили по нему: взбирались на плечи, на голову, падали, снова лезли к этому смеющемуся человеку…
А в июне или в июле он должен был демобилизоваться и придти домой. Но – война!

Дядя Саня часто писал письма бабушке со службы.  А тут вот пришло такое: «Иду в бой. По газетам узнаете». Это было написано в самом начале войны. И я всё время думал, что вскоре он погиб. Пришло бабушке ИЗВЕЩЕНИЕ: «Ваш сын Александр Константинович Иванов пропал без вести». И это казалось ещё страшнее, чем погиб. Но, всё-таки, была и какая-то надежда – может живой где-то, может ошибка какая-то….  И задумчивый,  куда-то устремлённый печальный бабушкин взгляд,  так и стоит у меня перед глазами всю жизнь.

Но, после войны я увидел у бабушки три письма. К тому времени я уже научился читать и писать. И бабушка часто просила меня почитать эти письма. Она как  будто встречалась со своим сыночком.  Лицо её светлело. Коричневые глазки у неё поблескивали.  Она с улыбкой смотрела на меня.  И так внимательно слушала, когда я сначала по слогам, а потом уже более уверенно, произносил слова, написанные живым дядей Саней. И пусть сейчас не совсем точно, но я вспомню эти слова.
 
Письма эти были сложены в виде треугольника. И когда раскроешь это письмо, так и видны следы этого треугольника. И на изгибах буквы были уже стёрты – так часто открывались и снова складывались в треугольник эти письма. На треугольнике был написан бабушкин домашний адрес: Сталинградскя область Котельниковский   район, Похлёбинский сельсовет Ивановой Матрёне Ивановне. Поставлена черта.  А обратного адреса нет. Не помню, что там было написано.  И на конверте отпечатаны три слова: СОЛДАТСКОЕ  ПИСЬМО БЕСПЛАТНОЕ.  И я заметил, что эти три слова можно читать в любом порядке, начиная с любого слова.

Бабушка, родная моя, послушай сейчас, когда  прошло семьдесят лет нашей ПОБЕДЫ, когда уже никого нет, а остался лишь я один, послушай слова из тех трёх писем.

«Здравствуй, дорогая мама, Матрёна Ивановна! Пишет тебе письмо твой сын, Александр Константинович Иванов. Мама, обо мне не беспокойтесь, я жив и здоров, чего и желаю всем вам.  Идут бои. Я воюю хорошо. Наш командир перед строем объявил мне благодарность.
Передавайте привет моим дорогим сестричкам Кате и Мане, а так же моим племянникам: Валентину, Васе, Тае и Володе!».

Бабушка, ты помнишь, что в этом месте  я обычно ненадолго замолкал. Меня охватывала радостная гордость – вот, дядя Саня знает меня, помнит обо мне и прямо так и пишет привет Васе.

Потом шли приветы соседям, односельчанам. А дальше дядя Саня спрашивал, нет ли каких-либо вестей от Михаила Беликова.

Я помню, как бабушка говорила, что дядя Саня дружил с Мишкой Беликовым, что они были «не разлей вода». Они работали вместе, ходили парнями на улицу гулять. Вместе, в один день, их призвали на службу. А там уже  судьба разлучила их и они никогда больше не встретились. Да вскоре, после начала войны, Мать Михаила получила похоронку…

Долгое время я так и думал, что дядя Саня погиб под Смоленском, в самом начале войны. Ведь, какие страшные бои шли там. Немец рвался к Москве…

Но в двухтысячном году я решил узнать более подробно, как это случилось. Написал письма в поисковый отряд и в Котельниковский райвоенкомат. Получил два одинаковых ответа: солдат Иванов Александр Константинович, 1918 года рождения, пропал без вести и дата. И тут я увидел свою ошибку – дядя Саня погиб в 1943 году. Значит, он ещё долго доблестно воевал, защищал нас, нашу Родину. Возможно, участвовал в Сталинградской битве – ведь 1943 год!
Три письма. Последних.  И я вспомнил о них в эти дни – семидесятилетия нашей ПОБЕДЫ. О моём родном дяде Сане, о его Маме, Матрёне Ивановне, всю жизнь с надеждой прождавшей возвращения своего сыночка…


Рецензии
"А обратного адреса нет".А Матрёна Ивановна всю жизнь ждала своего сыночка.
Нам обязательно надо рассказывать детям, внукам о тех, кто ушёл навсегда, оставшись с нами навеки, чтобы о них помнили. Те, о ком помнят, живы.
Всего Вам,Василий, самого доброго.
С благодарностью

Галина Преториус   11.01.2017 19:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Галина! Вы правы!

Василий Чеботарёв   12.01.2017 15:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.