Небесная встреча

       Сдаётся мне, что практически любой человек согласится со мной, если я скажу, что в повседневной текучке мы никогда не задаемся вопросом  о результатах своего труда ни в ближайшем будущем, ни в отдаленной, тем более, перспективе. Мы просто работаем,  выполняя порученное дело. Скажем, машинист поезда вряд ли думает о том, какие товары, куда и как  перевозятся в  вагонах его состава, и что и как будет с ними после того, как он их доставит по месту назначения,  продавец, продавая нам товар,  не думает о том, как мы будем его использовать, принесет ли он нам пользу, и какие будут отдаленные последствия, скажем,  этой сиюминутной  торговой сделки. Вот так и я, работая преподавателем в вечерней школе, редко задумывался о будущем пути своих учеников, их успехах и неудачах, месте в жизни , и о своей роли в этом процессе.  Все люди разные, а ученики, как предполагает наука педагогика,    тоже люди, и к каждому нужен свой подход, если ты, как преподаватель, чувствуешь свою ответственность за уровень знаний  по твоему предмету  в их головах.
             Пришло время, и я завершил свой семилетний учительский труд, поскольку жизненные обстоятельства  достаточно жестко переместили меня совсем в иные сферы человеческой деятельности. Само собой, что годы учительства оставили в моей душе достаточно глубокий след, в котором было место самым разнообразным ощущениям и чувствам. Чем дальше  в прошлое уходило  это время, тем теплее и приятнее становились воспоминания о нём.   Чувство это еще усиливалось и случайными встречами на жизненном пути со своими бывшими учениками. 
Разговаривая с теми,  с кем там или там встретился,  я  начал задумываться о том, что роль учителя все-таки гораздо весомее в действительности, чем мы  как-то бессознательно ее оцениваем в повседневности.  И заключается она не только в умении дать знания, но есть в ней  еще что-то сверх этого, что так или иначе способствует  формированию  образа  мышления и действия того или иного твоего ученика.
            Малозначительный случай, о котором я хочу поведать, как мне кажется, достаточно убедительно говорит о правоте моих предположений и мыслей  об учительском труде. Подобные встречи в разные годы и в разных концах страны у меня случались довольно регулярно,  хотя и не особо часто, и я сам, пожалуй, не могу объяснить, почему я  выбрал в данном  случае именно  этот.
            Лет эдак около пятнадцати тому назад вздумалось мне слетать в любимую Караганду, город моей юности,  и город, где я как раз и работал учителем. Захотелось повидать родственников, оставшихся в живых друзей по студенческим годам, просто пройтись по приятным памятным местам. Сказано – сделано. Время побывки пролетело незаметно, пришла пора улетать. В аэропорту, зарегистрировав билет, и дождавшись посадки, я уселся в самолет. Все шло, как обычно, разбежались, взлетели, стюардесса привычно объявила всю информацию,  как положено в таких случаях. Однако, её последняя фраза  заставила меня насторожиться.   Когда она сказала, что командир корабля пилот первого класса Бархет, я вспомнил, что у меня был когда-то очень давно ученик с такой фамилией. Вспомнил, что он учился у меня два года, в 10 и 11 классах, сидел на самой последней парте среднего ряда, даже внешность его мне вспомнилась.   Поскольку такая фамилия встречается весьма нечасто, да к тому же самолет был  карагандинский, я решил узнать, не мой ли это ученик. Я подозвал девушку и спросил, как имя командира корабля. Ее ответ немного меня обескуражил, ибо  она сказала, что летит с этим экипажем первый раз и имени командира не знает. Я ее попросил узнать, не Юрием ли его зовут и добавил, что если это так, то он – мой ученик, и мне хотелось бы встретиться. Через пару минут девушка вернулась. Сказала, что имя командира действительно Юрий, и что он  сам скоро ко мне подойдет.
            Минут через пятнадцать дверь пилотской кабины отворилась, и оттуда вышел мужчина в пилотской форме, в котором я, не смотря на годы, без труда опознал своего бывшего ученика. Надо сказать, что и он, окинув взором салон машины, безошибочно направился прямо к моему креслу. Я привстал ему навстречу, мы поздоровались и он сказал мне, что через час с небольшим будет промежуточная посадка в одном из аэропортов, и мы там сможем поговорить. После приземления  я  остался в салоне, все пассажиры вышли, экипаж тоже покинул  машину,  остались только мы с моим бывшим учеником. На этот раз мы немного обнялись, похлопав, как водится друг друга по плечам и спинам.  Юрий сказал,  что времени у него мало и он должен по своим делам еще побывать где-то там в своих служебных инстанциях, выражаясь высоким канцелярским штилем. Мы наскоро обменялись парой десятков фраз о том, о сем, о своих пройденных путях и обо всем таком, что в подобных случаях говорят. Времени было мало, мой бывший ученик спешил, и мы начали прощаться.  Буквально в последнюю секунду я спросил его, а как же ты оказался в пилотах, ты же помнится, где-то на шахте работал и ничего  об авиаторских наклонностях не говорил, на что Юрий мне ответил,  что винить в этом нужно меня, потому что я, рассказывая на своих уроках скучнейший для большинства учеников материал о силах, воздействующих на крыло самолета, и рисуя на школьной доске поток воздушных струй вокруг крыла,  проронил фразу, которая его буквально околдовала. Оказывается, его поразил факт, что  во время полета самолета он, благодаря особому раскладу сил, попадает в некотором роде в состояние невесомости и именно поэтому не падает на землю. Вот  эти  слова о невесомости и запали ему в душу, привлекли его внимание к аэродинамике, а дальше все пошло по цепочке. Сначала книги, потом аэроклуб, далее по нарастающей.  Вот так, дескать, я и стал летчиком благодаря вашим урокам физики.
                Полет продолжился, уже в Новосибирске, расставаясь,  мы, пожав руки, пожелали друг другу удачи.  Напоследок он мне еще сказал, что очень рад этой встрече, не раз думал о ней, и что в некотором роде считает меня человеком, сделавшим его жизненный путь. Я направился  в здание аэропорта для оформления билета к дальнейшему полету, а мой ученик, бывший ученик, пошел по своим  служебным делам.
                Уже потом, спустя несколько часов, сидя в самолете, летевшем на Дальний Восток, я долго еще размышлял о прихотях судьбы, о своих учениках, с которыми мне приходилось встречаться… Не скрою, что меня охватило приятное чувство некоей теплоты и гордости за то, что мой простой труд как-то положительно повлиял на людей, помог им в избрании жизненного пути. Убаюканный приятными мыслями,  я незаметно заснул и проснулся только от звуков голоса стюардессы, которая извещала нас о том, что через несколько минут наш самолет приземлится в аэропорту города Хабаровска, что температура воздуха в Хабаровске восемь градусов, и так далее, и так далее…Путешествие в прошлое завершалось, меня ждал дом.


Рецензии
Какая замечательная небесная встреча, Георгий! Вот как изложенный нескучно "скучнейший материал" положительно повлиял на выбор жизненного пути Вашего ученика. И правда, то, что делается с душой, находит отклик в душах других людей. Вам действительно есть чем гордится!

Татьяна Бабина Берестова   28.05.2018 21:50     Заявить о нарушении
спасибо вам на добром слове...

Георгий Разумов   29.05.2018 01:44   Заявить о нарушении