Как я встретил День Победы

   Отрывок из повести"Братья Центнер"

Рядом с нашей школой стоял полуразрушенный дом, у которого
сохранилась часть стен, чердачное перекрытие и небольшой пролет черепичной кровли.
   Самой популярной игрой у нас на всех больших переменах  была игра в партизан и немцев- карателей. “Партизаны” принимали оборону на чердаке, а “каратели” их окружали  и, в буквальном смысле, выбивали оттуда, настоящими камнями. Причем,
“партизаны”,как правило, никогда не сдавались  и отбивались до последнего камня.
  Не трудно себе представить, как выглядели мы после таких ” баталий”, возвращаясь в свои классы – измотанные, изорванные и часто окровавленные.

  В школе, на уроках,  учительница  говорили нам, что война очень скоро закончится  Победой Советского Союза, и что после войны, у нас будут настоящие школьные тетради   и много  белого – пребелого хлеба.
    Прошли весенние каникулы, близилось окончание  учебного года. На просохших, после зимней распутицы и весенних паводков, проселочных   дорогах и тропинках, образовалась хрустящая суглинисто- песчаная корка, по которой приятно было ступать босыми ногами. Она была теплой, щекотала ступни, рассыпаясь под ними...

     Было безоблачное солнечное весеннее утро.  Мы  шли в школу, где нас ожидали ломтики липкого хлеба.  Вдруг,  увидели, как  в нашу сторону мчится на бедарке, размахивая кнутом, председатель колхоза Шевченко и, хотя никто из нас  в это утро не чувствовал за собой никакой провинности, мы, бросив портфели, стали убегать.
 
  - Пацаны! Пацаны ! Стойте!  Не бойтесь, я вас не трону, - кричал  хриплым, прокуренным голосом Шевченко. Более чем удивленно, недоверчиво озираясь, мы остановились. Шевченко, как- то весь обмяк, голос его осекся и, преодолевая душившее
 горло рыдание, он тихо членораздельно произнес:
 - По-обеда! Победа! Хлопчики, вы мои дорогие! Война закончилась, – и разрыдался. До нас дошел смысл сказанного им и мы, подняв свои портфели, стали подбрасывать их, скандируя:
  -Победа! Победа! Ура! Ура! -   Справившись с рыданием, Шевченко продолжал:
  -В школу сегодня не пойдете,  портфели положите  в бедарку. Показывая рукой на, пасущихся    рядом с обочиной дороги,   лошадей, спросил:   
  - Кто из вас может скакать на лошади без седла и уздечки? -  Виталик Пикалов  и я почти одновременно подняли руки и прокричали:
  -Я!.. Я! - Шевченко  соскочил из повозки на землю, прихрамывая, подошел к лошадям,сняв путы, расстреножил их,  помог Виталику и мне взгромоздиться на них.

  -Скачите в дальние поля, где бригады ведут прополку, и сообщите о Победе. Пусть все возвращаются в село на митинг, - и указал, кому в какую бригаду скакать.

  Меня он направил в Белый Табор. Когда – то, еще до войны, там были птичники, отсюда  и произошло название этого места. И, хотя от  них остались одни руины, прилегающие к ним поля, остались Белым Табором. Располагались они на расстоянии примерно пяти километров от села.
 
     Прижавшись босыми ногами к бокам лошади, ухватившись руками за гриву и пригнув голову, я, пустив коня вскачь, напрямик,  минуя проселочные дороги,  распугивая птиц, поскакал в сторону Белого Табора. Сердце мое ликовало: Победа! Конец войны, о которой я знал не  понаслышке. Семилетним мальчишкой мне пришлось пережить все тяготы эвакуации, массированные бомбежки на Керченской переправе, в городах Анапе и  Новороссийске, пулеметные обстрелы с бреющих полетов немецких самолетов на Таманском полуострове, видеть смерть и увечья, и самому не раз находиться на миг от гибели...

    Увидев меня, скачущим на лошади, женщины, занятые  прополкой кукурузных грядок,  перестали работать, с недоумением и тревогой смотрели на меня, ( а вдруг кому-то пришла  "похоронка" с фронта или что-то случилось с чьим-то сыном? )
 
  Спешив лошадь, рядом с бачком с питьевой водой и  шалашом, в котором  колхозницы оставляли свои узелки с нехитрой едой, я, не слезая с коня,  громко прокричал:
  - Война окончилась! По- обеда ! Всем возвращаться в село на митинг! - На мгновение женщины замерли. Потом началось невообразимое: они стащили меня с лошади, 
 начали обнимать, целовать и качать, подбрасывая вверх. Затем:  одни,  ликуя  и  размахивая руками, выкрикивали здравицы в честь Сталина, другие тихо плакали, а третьи, потерявшие на войне  родных,  не рыдали, а истошно выли, раздирая  свои лица в кровь.    Звеньевая  Клава Тубольцева, вытерев слезы, сняла  с головы красную косынку, привязала ее к цапке и, подняв её, как флаг, высоко над головой,   сказала:
   -Победа, бабоньки ! Победа! Айда, в село на митинг, и запела:
  - Распрягайте, хлопцi,   коней.  -  И женщины, вначале не стройно, но с каждым куплетом более дружно, подхватили песню …

  К вечеру, после митинга, закололи поросенка.    Накрыли столы. И все село, от мала до велика,  всю ночь, до утра, праздновало…
      


Рецензии
Умереть гордым, лучше, чем жить покорным!

Олег Рыбаченко   21.08.2017 12:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.