Живые и Мертвые

Константин Симонов назвал свой роман гениально просто и ясно, - ЖИВЫЕ и МЕРВЫЕ.
Если же говорить о читателях, то все мы – наследники живых. В наших жилах течет кровь тех и только тех, кто сумел выжить и дать потомство. От них нам в наследство  досталась подсознательная уверенность, что бы нам по жизни не выпало, но, в конце концов, всё обойдётся. По какому принципу рок делит очередное поколение «оптимистов» на живых и мертвых, у оставшихся в живых присутствуют только смутные догадки.
Помню тот день, когда дед впервые посмотрел по телевизору одноименный фильм. Есть там один эпизод -  в бессильной ярости наши солдаты с земли смотрят, как одинокий мессер безнаказанно жжёт один за другим медленно летящие с задания огромные краснозвёздные бомберы. Голова у деда заходила ходуном, - последствие фронтовой контузии, - он вскочил и ушел курить на кухню.  Раннее утро 22-го июня 1941 г. разделило экипажи его полка на живых и мертвых. Его ТБ-3 немцы сожгли на аэродроме и дед остался жив.  «Не было счастья, да несчастье помогло». Эту машину летающий народ называл братской могилой на 8 человек, а дед – спичечным коробком, ибо могла она сгореть от первой же пули.
Семья деда - моя бабушка и ее две дочери под бомбами эвакуировались из Латвии на родину, в Ленинград.
Блокадной зимой 1941–го в одной из комнат вымороженной квартиры на улице Решетникова уже несколько дней лежали мертвые: её мать и другие старшие родственники, в другой- живые: моя бабушка со своими дочерями. Как она потом говорила, у нее не было выбора: все не выживут, но, если умрут дочки, ей не жить. И она заперлась в своей комнате с девочками четырёх и десяти лет от роду, вести безнадежную борьбу с голодом и холодом. У девочек были очень странные по нынешним временам имена: Сталина и Мира.
…В одну из страшных, безысходных блокадных ночей во входную дверь загрохотали кулаки – из окопов на Пулковских высотах в «самоволку» чудом вырвался ее родной брат.  В его заплечном мешке был собранный всем взводом паёк: пара буханок хлеба, тушенка, рис, сахар. Взводный его напутствовал: попадешься патрулю – расстреляют, как дезертира. Повезло, не попался. Больше со своим братом бабушка никогда не виделась. В марте 45-го он умер от воспаления легких в одном из госпиталей на Карельском фронте.
Семью эвакуировали в феврале 1942-го по Дороге Жизни и отправили «на кормление» на хлебную Кубань. Летом в станицу пришли немцы, а за ними – полицаи, набранные на Украине. Они собрали и посадили на подводы эвакуированных ленинградцев.  На всех места не хватило и первыми взяли еврейские семьи, пообещав вскоре вернуться за офицерскими.
…Старики-казаки быстро попрятали уцелевших по дальним хуторам.
Выходит, своей жизнью я обязан нескольким безымянным ленинградцам-евреям. Это они заняли место моей будущей матери на подводе смерти.  Это они более не жили, не любили, не родили и нет о них памяти в потомках.
…Осенью 1993 г. мне довелось стажироваться на одной фирме в Германии. Жил я в пригороде г. Гёттингена, в отеле «Линден Хоф», знаменитом тем, что студентом там по субботам пил пиво Бисмарк, о чём свидетельствовала фотокопия его письма, размещенная в рамке на стене в ресторане. 
Отель был, как понимаете, с традициями, никаких тебе «шведских столов».  По утрам мой столик обслуживал один и тот же старый приветливый официант: грузный, сутулый, с шаркающей походкой. 
Где-то на второй-третий день он поставил поднос, широко улыбнулся и спросил с сильным акцентом, но отчетливо по-русски:
- КОРМУ ХВАТИТ?..
Как потом выяснилось, фраза была заимствована им из лагерного лексикона – молодой, 19-летний сапер, он попал в плен при отступлении немцев от Ленинграда…
Круг замкнулся. 
Дай, Бог, навсегда.


Рецензии
Да, Симонов молодец, одним из первых, по-моему ещё до "лейтенантской прозы" и "окопной правды" написал о катастрофе 41-го года, жаль о самом фильме и тем паче романе Вы почти не написали.

Я только закончила (впервые) читать и с интересом прошла к Вам по названию, поскольку чувство, что никто, кроме меня, не читал, хотела сравнить впечатления.

Но у Вас тоже важное, хоть и о своём.

Наталья Чернавская   22.06.2018 23:30     Заявить о нарушении
Спасибо. Да, действительно, я писал о своём. Писать что-либо о произведениях Симонова было бы в определённом смысле наглостью))

Русеже   25.06.2018 10:25   Заявить о нарушении
Ну почему наглостью. Я вот почитала, подумала и написала о "Живых и мёртвых".

Наталья Чернавская   25.06.2018 11:35   Заявить о нарушении
Мы принадлежим к разным поколениям. Для моих ровестников произведения Симонова, проза и стихи,- были своего рода культурным кодом, который расшифровке не требовал. Тогда, в 60-70-х годах рядом были деды,отцы, которые своими воспоминаниями наглядно подтверждали подлинность того, что написал Симонов, Шолохов. Увы, сейчас об этих произведениях и фильмах стоит напоминать живущим.

Русеже   27.06.2018 09:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.