От любви до ненависти и обратно

Помните, чем закончился , как по мне, лучший фильм Лунгина "Такси-блюз"? Обезумев от экзистенциальной тоски, не в силах пробить каменным лбом "потолок в 2.20" - главный герой , простой русский парень Ваня Шлыков творит форменный беспредел: угоняет чужую "Волгу"(шофер невежливо выброшен из салона силушкой богатырской) и несется по рассветной Москве за другом-врагом, заклинателем "волшебной дудки" евреем Селиверстовым , уехавшим вместе с обсмеявшей Шлыкова компанией, кажется, на красных "Жигулях". Для Шлыкова это словно красная тряпка для быка, он преследует "Жигули" и таранит его с той же праведной яростью, с какой Николай Гастелло таранил самолетом фашистский поезд. Столкновение происходит на мосту, там же на мосту Шлыков внезапно трезвеет и в ужасе от содеянного, с истошным криком: "Лёха-а-а!" , бежит спасать друга-врага Селиверстова, но как и в случае с шахматистом Лужиным, никакого Селиверстова не было, вместо него из перевернутой машины Шлыков на геройском, широком плече выносит полуживого корейца, или японца, вообщем человека монголоидной расы. Конечно же Шлыков его спасет! Притащит домой, уложит на кровать,будет кормить витаминами и учить , как гнать с души чернуху,будет дружески похлопывать по плечу. Возможно Иван даже выучит китайскую или монгольскую грамоту. Дед из соседней комнаты юрко сгоняет за пивом и по вечерам будет кормить азиата калорийным супчиком. Я не удивлюсь , если перед возвращением на историческую родину монголоид обменяется со Шлыковым адресами и пригласит Ваню в гости в Пекин, в Улан-Батор или Пхеньян. Возможно Шлыков станет ходить в церковь и ставить "спасенному им"свечки за здравие. А вы разве не замечали, что за его внешним безрассудством скрывается поистине вселенская доброта? К чему я все это? Прочитал намедни , как писатель всея Руси Захар снаряжает очередной гуманитарный караван на расхуяченный безумной бойней Донбасс. Захар, без тени иронии, очень искренний и конкретный писатель, прямой наследник почвенических традиций русской литературы. Полагаю его "Обитель" по достоинству оценили бы и Леонов и Зощенко, Пастернак пожал бы ему руку, а Эйзентштейн , возможно, снял бы по "Обители" отличное патриотическое кино. Бесспорно , Захар совершает благое и нужное дело - там , где свистят пули и рвутся снаряды, где наблюдаются очевидные признаки гуманитарной катастрофы - эта помощь нужна, как воздух. Я также уверен, что люди, которые жертвуют на гуманитарку свои средства, делают это от чистого сердца, исходя из самых гуманных побуждений. Но всякий раз, читая про то, как ум, честь и совесть эпохи братской конфронтации , заслуженный нацбол и доблестный экс-омоновец Захар везет на Донбасс новый караван добра, я невольно вспоминаю героя незабвенного "Такси-Блюз" - простого русского мужика Ивана Шлыкова.
P.S (то, что могло бы войти в роман "Обитель")
Селиверстов (читает вслух): Иван Шлыков ...(и после вздоха): "фамилия надежная, как кирпич. С тобой , наверное , хорошо на лесоповале когда минус двадцать и спички кончились..."
Шлыков молчит и продолжает крутить баранку. Ни один мускул не дрогнул на его исконно русском лице.


Рецензии