Пригоршня времени

Захар отодвинул ветку и застыл, прислушиваясь к звукам ночи. Вот встрепенулась в кустах птаха и зашуршала листвой. Что-то хрустнуло. Человек потянул из-за голенища нож. Кривое лезвие сверкнуло под пробившимся сквозь ветки лунным светом. Захар чуть присел, стараясь приготовиться к атаке. То, что атака будет - сомнений не оставалось. Каждый раз, когда появлялась у берега Острова лодка, один из обитателей исчезал. Причем, всегда тот, чей портрет вывешивали на Управе. И куда бы человек не бежал - находили. Когда пришла очередь Захара, он был готов к этому. Из куска металла, оторванного от стропилины, он соорудил нож. Сталь была неважнецкая - любой кузнец в родной деревне мог лучше отковать - но для обороны вполне годилась.
Снова шорох:  уже ближе. И тоненькое попискивание совсем рядом. Слева! Не дожидаясь, пока враг нападет, Захар махнул лезвием. Лишь в последний момент он изменил траекторию, чтобы резануть нападавшего по горлу: человек был немного выше Захара. Нож с хрустом вонзился в шею. Человек почему-то хрюкнул, в горле у него заклокотало, а изо рта полилась кровь, казавшаяся в ночи смолой. Захар подхватил тело и мягко уложил его на траву, чтоб не дай бог не хрустнула ветка: враги ходили по двое. Человека били конвульсии, он умирал. Захару пришлось лечь на врага, чтоб хоть как-то унять судороги. Внезапно из под твердой круглой шляпы запищал голос:
- Женя, ты где? Отзовись! Что у тебя на радаре? Где Гость?
Гостем, как понял Захар, был он. Можно было встать - человек затих. В руках у мертвеца осталась палка. Вполне подойдет для дубины. Захар с трудом разжал сведенные судорогой пальцы убитого и поднял дубинку. От нее к поясу тянулась веревка. Захар рубанул веревку ножом: почему-то посыпались искры. Голос в шляпе запищал:
- Женя, ты где? Что с тобой? Тееметрия показывает неисправность радара. Ответь!
Захар рассек дубиной воздух и тихонько крякнул: доброе оружие. Затем наклонился к шляпе и сказал, глядя прямо в мертвые бесовские глаза под прозрачным забралом:
- Он уже в аду! И ты там будешь скоро!
Голос на секунду замолчал, а потом послышался крик, похожий на визг свиньи. Захар довольно осклабился, пошарил у мертвеца на поясе и поднялся:
- Как же ты без ножа-то доброго в лес пошел? Любой зверь бы тебя добыл. Будешь тут приманкой.
Второй враг двигался гораздо шумнее. Его Захар засек издалека и приготовил дубину: второй противник нужен был живым. С Острова могла увезти только их лодка. Все, что строили Островитяне, благополучно уничтожалось суставчатыми тварями, живущими в глубинах вокруг. Людей они, правда, не трогали, но пожирали плоты вместе с запасами.
Противник озирался на полянке, водя из стороны в сторону устройством, чем-то смахивающим на короткий мушкет. Захар ухмыльнулся очевидной нелепости таких действий: стоять надо в тени, а не там, где светлее. Ясно дело, что не видно бойцу ничего, даже товарища мертвого, лежащего в тени. Захар тихонько присел на корточки, поднял огрызок веревки, привязанной к поясу мертвеца и зашел за ствол сосны. Затем дернул веревку. Уловив движение, человек вскинул странный мушкет и выстрелил два раза. Хотя что это за выстрелы? Так, словно прутик под ногой щелкнул.
Между тем, враг подбежал к телу товарища и принялся стаскивать с него круглую шляпу. Внезапно человек вскрикнул. Как-то странно, тонко и упал рядом. Захар сунул дубину за пояс и хмыкнул. Выходит, девка шла с ружьем этим.
  Когда Маришка очнулась, то с удивлением обнаружила, что ее руки связаны. Шлем валялся поблизости, а рядом с ней сидел на пожелтевшей хвое разыскиваемый Гость. Он добрался до аварийного пакета и теперь поглощал витаминизированный мусс, зачем-то раскурочив тюбик. Руки и лицо Гостя были вымазаны оранжевым. Человек чавкал и шумно отхлебывал отхлебывал из фляги Жени. Женя! Маришка вдруг вспомнила, что рядом лежит погибший товарищ, друг и ... Она всхлипнула. Человек прекратил чавкать и взглянул на Маришку:
- Очнулась, девка? Это хорошо. Пойдем сейчас к твоей лодке. Домой мне пора.
- Вы Захар?
Человек оглянулся вокруг, потом пожал плечами:
- Один я Захар тут.
Девушка попыталась высвободиться из пут, но человек осклабился:
- Не рыпайся, деваха! Я чай не первый год по лесам-то. Знаем, как вязать, знаем.
Захар схватил веревку за узел и рывком поднял девушку на ноги. Та пискнула от боли.
- Пойдем, пойдем. Я, вот, и мушкет твой прихватил
Маришка увидела за поясом у мужчины испачканный чем-то темным нож и рукоятку поискового радара. Да и залатанная одежка Захара была вся в пятнах. Кровь! Это кровь Женьки! Ноги стали ватными. Девушка зашаталась, но мужик ее поддержал под мышки.
- Ты чегой-то такая слабая? Крови боишься?
Девушка оглянулась и вдруг увидела труп напарника. Комбинезон ниже горла был залит темной запекшейся кровью. Маришка рухнула на колени и ее стошнило. Захар погладил пленницу по голове, девушка дернулась и с ненавистью поглядела на Гостя.
- Мы пришли, чтобы отправить тебя домой! - Хрипло крикнула она. - Домой, неандерталец чертов! Понимаешь?
- Как понять-то? Ведь уходят с Острова навсегда. А навсегда куда уходят-то? Вот я у себя отродясь таких штук не видел. Ни нашенских, ни заморских. Лодка над водой летит, ко...камо... камеры эти ваши висят кругом. А жандарм? Он ж из железа весь. Учителя эти самые - их насквозь пройти можно, а вроде и люди. И мы - люди. Жить-то хочется! Вона, смотри как получается? Кто раньше пришел - живут еще, а иногда кого и на другой день -  фьють! И поминай, как звали. Не, девка, ты меня домой отведешь. Язык я ужо подучил. Вот ить русский, вроде, ан не тот. Эх, пошли! Как звать тебя?
- Маришка.
- Машка пусть будет. Пойдем, Машка.., -Захар снова вздернул ее вверх за веревку, выворачивая  локти.
- Больно ж, идиот!
- Не ругайся, иди.

Дежурный покачивался на стуле и отрешенно глядел на экраны, временами отхлебывая кофе из огромной кружки. Ничего занимательного в картинках не наблюдалось: на одной - проплешина в чаще леса диаметром километра в два, огороженная глухим пятиметровым забором; на другой - такая же плешь, только на пыльном растрескавшемся такыре, обнесенная сеткой. Изредка на экранах вспыхивали точки. За столом позади сидел темпоролог. Практикант, совсем молоденький парнишка, следил за разноцветными вертикальными линиями. Время от времени он поглядывал на дежурного, словно порывался сообщить что-то важное, но побаивался  отвлекать Виктора. Покусав губы, практикант  включил калькулятор и, быстро прикинув градиент нарастания, посчитал время. Нахмурился, снова пересчитал. Затем все же решился и позвал:
- Виктор!
- А? - дежурный очнулся от каких-то своих мыслей.
- Тут уже сильно линии расходятся.
Виктор приземлил стул на все четыре ножки, поставил кружки и повернулся к практиканту.
- В каком секторе?
- Пока в зеленом.
- Ничего страшного. Доходило пару раз и до конца желтого. Подозреваю, что даже в начале красного вряд ли начнутся разрывы, но физики перестраховались.
- Есть еще один момент: по расчетам. нарастание идет почти в два раза быстрее, чем обычно.
- Я думаю, что Гостя успеют доставить.
Темпоролог только отвернулся своему к экрану, как на экране мелькнула яркая вспышка и в центре проплешины возник человек.
- Гость! Фиксирую!
Виктор снял спектр и перекинул данные практиканту. Тот свел линии и отправил идентификатор наблюдателям. Те подождали минут пять - бывало, что Гости исчезали - и вошли внутрь периметра, целясь из ружей. Виктор приблизил изображение, снимая видео для архива. Молодой темпоролог с любопытством всматривался в экран.
На этот раз посреди плеши стоял человек с какой-то мотыгой в руках и дико озирался. Увидев вооруженных людей, Гость бросил свое орудие, уселся на землю и поднял руки. Один из служащих выстрелил - человек упал; снотворное действовало моментально.
На экране открылось окошко связи.
- Мексика, двадцатый век, если верить сканеру.
Дюжие ребята с лесной базы - "Леса" - затащили Гостя в планер. Машина приподнялась над деревьями и ушла в сторону моря. Практикант подсматривающий за происходящим через плечо Виктора, спрсил:
- А если повтор?
- Очень мала вероятность. Разряды перемещаются. Бывает, что сутками никого. Да и разницы никакой. На Остров и домой, как только пойдет идентификатор. Но такого не случалось.
- А вдруг кто в воронку из наших попадет?
Виктор улыбнулся и покачал головой.
- Воронка берет только Гостей.
Темпоролог уселся к своему экрану и тут же вскочил, будто кто подложил на сиденье кнопку:
- Уже желтый сектор, Виктор, желтый !
- Чччертовы олухи! - дежурный вздохнул и вызвал Остров. - Эй, кто есть на связи?
На экране возникло заспанное лицо вахтенного. Он протирал глаза.
- Клим, ты что-ли?
- Вить, чего орешь?
- Где Гость?
- Все нормально, отправился с час назад на глиссере. Я видел отход. В чем проблема?
- Его тут нет, вот в чем. Клим, запроси глиссер. Я пока запрошу базу.
- Знаешь, глиссер не отвечает, - спустя минуту отозвался Клим.
Виктор пытался вызвать базу в пустыне, но там была тишина.

Глиссер был у причала; там, где его и оставили вчера. Прежде чем выйти из леса, Захар огляделся. Домик около берега как всегда был закрыт и неприступен. Наверняка сторож спал. Они утром всегда спят, сторожа-то. Тот, которого звали Герман вообще дрых на улице. Внутри прозрачной ограды, правда, но под открытым небом. Захар как-то хотел подобраться к сторожу, но получил хороший удар. Такой, что аж отбросило в кусты.
- Пойдем, Машка. Но шум подымешь - убью.
Мужик продемонстрировал заляпанный бурыми пятнами нож. Девушка судорожно всхлипнула и кивнула.
- Вот и ладушки.
Они бегом миновали сторожку и перешли в глиссер. Оказавшись на борту, Захар перерезал путы на руках девушки. Маришка посмотрела на Гостя с ненавистью и разминая затекшие руки зло сказала:
- Тебя все равно изловят. Жаль только, что отправят домой. Я б тебя за Женьку...
- Ты с лодкой управляйся, девка, а угрозы себе оставь. Я, Машка, в лесу лешаком жил, пропитание и деньгу вольную ножом добывал. И нет мне дела до ваших домов. Я в свой хочу попасть, а вы меня убить хотите.
Девушка презрительно посмотрела на Гостя, демонстративно сплюнула и включила автопилот. Глиссер зашуршал по воде разворачиваясь, потом поднял экраны, рывком поднялся над волнами и помчался в открытое море. Маришка сумела удержаться, а Захара швырнуло головой об металлический борт. По рассеченному лбу потекла кровь. Девушка бросилась к аварийному ящику: там обязательно должна найтись веревка. Оранжевый линь оказался сверху. Маришка, как могла, связала Захара. Без сноровки получались плохо. Вот  если бы остался хоть один заряд с транквилизатором...! Девушка упорно обматывала плечи и руки Гостя веревкой. Она еще не закончила когда Захар очнулся. Он непонимающе огляделся, потом внимательно вгляделся в лицо Маши.
- Развяжи, девка, и я тебя тогда отпущу. А не то...
- Все, сиди. Сейчас свяжусь с берегом и попрошу помощи.
Маришка отвернулась к экрану и набрала код базы. Возникло изображение задумчивого Натана. Он рассмотрел девушку и встревожился:
- Что случилось, Машуль? Где Женька?
- Нат, у нас ЧП! Гость ..., - голос девушки сорвался, но она собралась с силами и продолжила, - Гость ... убил ... Женю. Я связала его. По таймеру глиссер будет на месте через пятнадцать минут.
- Хорошо, встречаем.
Экран отключился. Девушка повернулась к Захару, но там лежали лишь веревки.
- Девка, не надо было тебе меня связывать.
Маришка почувствовала на горле леденящий холод стали.
- Пойдем-ка, красавица, в уголок укромный. Я тебе покажу, как надо вязать. Или встретишься со своим Женей. А лодка и сама довезет меня до берега.
- Нет, без меня не довезет.
- Не лги, Машка, не лги. Ты ж не касаешься ничего, лодка сама едет. Вот и хорошо. Вот к этому железу мы тебя и привяжем. Лезь вниз.
Захар подвел девушку каюте и там привязал к поручню тем же линем. Затем осмотрел крохотное помещение, сел зачем-то на корточки в его центре и внимательно пригляделся.
- Хитро как придумано. И не поймешь сразу
Он встал, подошел к сиденью и поднял его. Маришка увидела, как Захар вытащил запасные резаки. Подняв похожую на плуг железяку, Захар осмотрел ее и швырнул обратно.
- Хлам.
Маришка с недоумением наблюдала, как Гость шарит по ящикам. В большинстве рундуков находилось экспедиционное оборудование. Порадовала было портативная станция связи, но вот только руки связаны... В последнем ящике нашлась ракетница. Захар осмотрел пистолет. Потом достал из коробки патрон и внимательно оглядел его тоже. До Маришки вдруг дошло. Она с ужасом поняла, что ракетница может стать оружием в руках дикаря. Ведь пистолеты он явно видел раньше. Захар отложил патрон и покрутил в руках ракетницу. Осторожно отвел боек до щелчка и спустил курок, направив пистолет на дверной проем. Механизм глухо щелкнул. Захар прикинул, что вряд ли заряд забивается со ствола: не нашлось полки, куда сыпать порох и места, куда вставить кремень. Повозившись с минуту, Захар нажал рычажок - ствол откинулся. Хитро ухмыляясь зарядил ракету, аккуратно защелкнул ствол и вышел на палубу. Сняв багор, ткнул им вверх, проверяя нет ли там чего вроде прозрачной крыши - ученый, никак! - затем прицелился в небо и выстрелил. Красная ракета взлетела над глиссером и тут же осталась позади.
- Доброе оружие.
Захар вернулся, зарядил ракетницу и запихнул ее за пояс. Распотрошив коробки, рассовал по карманам боезапас, не слишком морочась цветом сигналов. Девушка закусила губу. На глазах ее навернулись слезы. Она плакала не от боли: ей было жалко Натана. Этот дикарь начнет палить сразу, плевать ему на ценность человеческой жизни. Маришка истерично выкрикнула:
- Не смей стрелять в моих друзей! Ты...животное.
Захар вытер рукавом лицо и показал пятна на косоворотке.
- Ай, девонька! Если б я умер, когда башкой-то приложился, ты б и слезинки не проронила.
- Мы тебя и так отправляем домой! Домой, понимаешь? Если ты не попадешь к себе вовремя - произойдет катастрофа. И не будет ни тебя, ни меня, никого! Там туннель такой специальный, колодец...
- Вы меня, лешака, убьете, в колодец пихнете и вся недолга. Вы тут загорать будете,  я червячков кормить у тракта? Не, мы сделаем вот как. Ты пойдешь со мной и дружок твой, что там будет встречать, пойдет.
Маришка застонала. Как объяснить этому дурню, что живой он там, у себя нужен? Да и невозможно человеку туда пройти. Со времен Эксперимента нельзя. Только по кругу: сюда и отсюда...

- А если они не появятся? Если ...э-э-э...Гостя не отправить? В теоретическом курсе нам, конечно...
Виктор не дослушал темпоролога:
- Серега, когда появился первый Гость, меня еще и в помине не было. И института твоего тоже. Мы ж теорию изучали, что был Эксперимент, и что масса ушла, и что тут же был взрыв в Удмуртии в лесу, где потом Гость возник и кубик этот несчастный. Вот только вход в Кызылкумах не сразу обнаружили.
- Да, нам поясняли, что его рассчитали. И еще тогда рассчитали, что если не отправить Гостя обратно, будет беда.
- Так вот, парень, ерунда это. Расчеты появились позже. А сперва появились точечные провалы. Они ветвились и множились, как молнии от генератора Тесла. Били наугад, непредсказуемо. Выдирали куски и вышвыривали потом в лесную плешь. Забором, кстати,  тогда все и обнесли. Если хочешь, залезь в архив. Поройся в файлах. Там много разных наблюдений и разнообразных остроумных теорий под служебным грифом. Читается как фантастический роман. Разряды никого не убивали напрямую, да и не видел их никто, кроме регистраторов, естественно. Но беда в том, что куски выбивались с сооружений,  из машин, планеров... Количество катастроф росло. Прикинули, что Гость виноват и отвезли его от обустроенных мест подальше. В пустыню и отвезли. Там его и зацепило. Случайно. Повезло, что рядом был переводчик с регистратором.  И тут же все молнии собрались в точку, где пропала полинезийка эта. Повезло еще тогда, что Гости редко появлялись. С тех пор обнесли сеткой загон и стали Гостей туда свозить.
Практикант недоверчиво поглядел на Виктора, потом подумал немножко, отрешенно глядя на полосочку, подбирающуюся к границе желтого и красного секторов, и спросил:
- А зачем скрывали-то?
- Дружок, наука не всесильна. Но совсем не обязательно об этом знать всему населению. Толпа - страшный зверь.
- Но цивилизация... - Начал было Сергей.
Он немножко обиделся за "дружка" и хотел было поддеть дежурного. Но только открыл рот, Виктор его перебил:
- Цивилизация - фиговый листок, темпоролог. Человеку цивилизация дает игрушки в награду  за избавление от  инстинктов. Но едва наметится проблема посерьезней, как один хороший человек убьет другого хорошего человека из лазерного резака. А третий постарается стащить еду. И вся цивилизованность будет облетать как шелуха. Так было и так будет.
- Мы - другие! Каждый готов поделиться...
- Я историк, малыш. Сейчас почти каждый по отдельности готов даже умереть, вызволяя тебя из опасности. Но толпа - другое дело. Поверь, едва общество в целом окажется рядом с проблемой, и ты не сможешь узнать многих своих друзей. И вовсе не потому, что они стали плохими. Они подчиняются все той же воле большинства. И если что - толпа тебя растопчет. Толпа твоих же друзей. Просто прими это к сведению и когда бежит толпа - отойди в сторону. Твоя задача здесь, как работника СБ, не допустить появления толпы. Все остальное - лирика. Так понятней?
- Да, - вздохнул темпоролог. - Но это как-то...
- А в этом и есть твоя практика: учиться видеть суть своей работы.
- Но если разряды начнут расползаться, то...
- ...ты будешь улыбаться друзьям, высмеивать происходящее и рассказывать анекдоты. Будешь искать Гостя и оберегать его по мере сил от разрядов до доставки в "Пустыню". Красный сектор для СБ -  повод хорошо побегать.
Сергей вздохнул, взглянув на экран. Полосочка была почти точно на границе. Еще немного и она переползет в красный сектор.
- Получается, что катаклизм, который рассчитали теоретики, который рассчитывал я - обман? Все построено на лжи?
- Ни коим образом! Просто не все выпускники станут оперативниками СБ. Поэтому вам дали чуть искаженные, но вполне вероятные данные. А катастрофу человеческую тихонько обошли. И правильно сделали. Просочись это все и нам пришлось бы разбегаться.
Ожил экран, появилось изображение всклокоченного Клима.
- Один из охотников - Евгений Степцов - убит. Ему... Ему перерезали горло. Маришка Стебунова и Гость отбыли без оповещения. Люди точно были на глиссере - там пятна крови. Синицкого и Костюшко на пристани нет. Пост обстреляли: он сгорел. Поисковый отряд идет по меткам Натана. Идентификатор Гостя отправил.
- Чччерт! 
Виктор отключил связь, раскрыл файл и пробежал глазами строчки данных, вычленяя главное: Захар, конец девятнадцатого-начало двадцатого; обучение на Острове прошел вполне успешно. Спокоен, но асоциален. На записи прибытия - человек с бородой, в серой косоворотке и кривым ножом за поясом. Гость явно не относился к аристократам. Отчаянный, похоже.
- Сереж, будь другом, налей кофейку еще, а?
Практикант кивнул и ушел к аппарату. Дежурный вызвал поисковиков:
- С Натаном связались?
- Да. Он идет по следу Гостя. Со сканера поступает информация. Скоро догоним. Кир идет к просеке, чтобы перехватить там и прикрыть Маришку. Оба вооружены.
Сергей поставил чашку на стол. Виктор кивнул ему и коротко улыбнулся.
- Тогда оправь двоих обратно к планеру и пусть доставят машину.., - Виктор вызвал карту и быстро нашел огромную поляну в лесу. - В квадрат двадцать четыре десять; наша парочка пойдет туда. Держи меня в курсе.
- Да.
Темпоролог с любопытством посмотрел на Виктора:
- А почему именно туда?
- Гость отчаянно хочет вернуться. Мест не знает, идет с девушкой. Далеко не дурак и наверняка понимает, что за ним погоня. Маша же в курсе, что лес тянется далеко, его не перейти запросто. И не сомневается, что по следу идут товарищи. И где ждать удобней -сообразит. Она там ка дома ориентируется. Мимо поляны Гостя не проведет. А на планере живо его добросит до воронки, если сможет уговорить влезть.

Глиссер подходил к пирсу, постепенно уменьшая ход. Лодка развернулась и встала к причалу боком. Захар отвязал Маришку и вывел ее на палубу. Высунувшись из-за надстройки, внимательно оглядел берег, затем достал ракетницу и выпихнул на пристань Маришку. После покряхтывая вылез сам, стараясь держаться за спиной девушки.
- Вперед, девка. А то дружок твой стрелять начнет еще. - Захар ткнул Маришку стволом между лопаток.
Они не дошли до конца пристани, когда из домика вышел Нат с ружьем.
- Эй! Отпусти девушку!
Захар вскинул ракетницу и без предупреждения выстрелил. Ракета стукнулась о ветку, поменяла траекторию и влетела в дверь. Из дымящегося проема держась за плечо вывалился на траву  вахтенный. Нат упал на землю. Гость перезарядил оружие и выстрелил еще раз, уже специально целясь в дверь. Что-то затрещало, зашипело, из двери мощно повалил пар.  Откинув ствол, Захар споро вытащил гильзу и вставил новый заряд в ракетницу:
- Парень, лучше пропусти нас, добро?
- Вали! - крикнул Нат из укрытия, - Психопат чертов.
- Вот и молодец. Не ругайся. И придержи свово парнишку там. Ну, зацепило  - пройдет до свадьбы, если умным будет.
Нат жестом приказал высунувшему было Киру лежать.
- Ты за нами пойдешь, я знаю. В случае чего, если, там, напасть захочешь, стрельнуть в спину, я девку того, пристрелю! А тебя оставлю на закуску. Понял ты?
- Да.
- Вот и молодец. Пойдем, Машка.
Захар дернул веревку. Девушка с ненавистью посмотрела прямо в глаза мучителю:
- Мрразь!
Тот ухмыльнулся.
- Жизнь такая, девонька!
Лес обнял Захара, укутал. Проживший не одни год лихими делами, разбойник мог понять любой шорох. Пусть и другой это лес, но и он подчинялся тем же правилам. И зверь, и птица и ветка - на стороне беглеца. Если, конечно, у человека голова на плечах, а не чугунок с кашей.
Захар прислушался и хмыкнул: по следу шел давешний парень. Неуклюже хрустел своими ножищами. Пусть идет. Главное, добраться бы до летающей лодки. Как, бишь, ее? Планер!
- Машка, ты на планере своем этом летать умеешь?
- А тебе что?
- Скорее им по небу-то будет нам, вот что кумекаю.
- Правильно кумекаешь.
- А где планер близко есть знаешь?
Девушка с насмешкой посмотрела на Захара. Не потому, что ей вдруг стало весело, просто так была возможность скрыть волнение. Ведь можно будет вывести Гостя на поляну. Там наверняка собрались товарищи. Они в курсе, что Маришка отлично знает лес.
- Ты ж лесной человек? Вот и гляди сам: если есть большая поляна в лесу, там всегда будет и планер. Дежурный, на случай пожара. А я тебе ничего не покажу. Сам разбирайся.
- У-у-у, ты как? Ну и бес с тобой. Тебе же хуже будет по валежнику шарахаться. А сейчас посиди пока.
Захар привязал девушку к дереву, а сам высмотрел дерево побольше, пораскидистей. Снял пояс, прикинул его длину, чтоб ствол обхватить. Подходящее дерево быстро нашлось: не очень толстое, а рядом с верхушкой был развилка. Захар снял ботинки, перекинул пояс за ствол. Затем намотал на руки концы импровизированной веревки и повис, упершись в ствол босыми ногами. Маришка наблюдала, как Захар хитро оттолкнувшись, передвинул петлю выше. Вслед прыжком перенес выше ноги. Словно гигантская лягушка, человек лихо поднялся к вершине и забрался в развилку. Выбрав ответвление потолще, Захар стал подниматься по сучкам, как по лестнице. Листва совсем скрыл его из вида.
Маришка попыталась освободиться, но узлы оказались затянутыми на совесть. Она дернулась еще пару раз, устала и опять прислонилась к дереву, сдувая со лба упавшую прядь. Нат мог бы помочь, но... Да, правильно, он не будет. Поляна совсем близко, там будет засада. Нет, засады не будет. Ребята в курсе, что у дикаря есть в лапах оружие, которое он освоил. Пригонят планер. Маришка закрыла глаза, представляя экран управления. Как опускаешь в купол руки и их обволакивает сенсорами и тогда... Девушка помотала головой, отгоняя видение. В этот раз наверняка будет программа. Уже нет времени на борьбу.
- Вот, девка, туда нам, - уверенно ткнул пальцем в направлении солнца Захар, вытирая пучком травы руки, - Туда и пойдем.
Поляна была недалеко. Разбойник верно определил направление. А когда они вышли на опушку, то увидели стоящий планер.

- Автоматика? - показал на экран практикант.
Виктор кивнул и зачем-то посмотрел в чашку: на дне осталась черная жижа. Собственно, теперь можно сходить и налить еще. Следить за экраном не было смысла. Там уже дело техники.
- Чего у нас с разрядами?
Темпоролог вздрогнул и повернулся к своему экрану:
- Уже подходит к границе красного сектора.
Дежурный включил Кызылкумы и активировал приборы наблюдения. Получалось совсем паршиво: разряды начали расползаться. Недалеко пока, но уже неприятно. Вахта оперативно  отреагировала и отогнала планер подальше в пустыню.  А теперь старалась вездеходом отволочь туда же жилые и рабочие модули. За много лет сооружения буквально вросли в грунт и не поддавались. А вот и разряд ударил совсем рядом с крыльцом одного из модулей.
- Пустыня, есть кто на связи?
На экране высветилось личико юной девы.
- Катерина Цыплакова на вахте, дежурный!
- Вот и хорошо. Тогда скажи своим ребятам, пусть откроют сетку и отходят вместе с вездеходом дальше. Сейчас нам нельзя допустить эксцессов. Гость и Маша скоро будут у вас.
- Но оборудование...
Виктор взорвался.
- Если что-то пойдет не так, то ни оборудование, ни какие-либо другие побрякушки уже не будут иметь значения. Ни для вас, ни для Человечества. Вам ясно, вахтенный?
- Да... - растеряно ответила девушка и слезинка показалась в уголке глаза.
Он смутился и понизил голос.
- Все нормально, Катерина. Простите, пожалуйста, тут от нервов клочки одни...
- Да, дежурный, я понимаю. Мы уходим.
Виктор отхлебнул кофе, закрыл глаза и мысленно сосчитал до десяти. День был долгим. Темпоролог устало и бесполезно смотрел на свой экран: сплошное красное пятно с кучей бессмысленных уже цифр. Парень оправил результаты в обработку и подсел к Виктору. Решалось все там, в пустыне. Вот-вот должен был приземлиться планер. Практикант нервно грыз ноготь. Виктор краем глаза заметил состояние парнишки, чуть заметно улыбнулся и пояснил, чтоб разрядить обстановку:
- Планер идет по программе. И приземлится точно через вот столько времени, - дежурный пальцем показал цифры обратного отсчета на экране. - Не нервничай заранее, отвыкай от такой привычки. Ты же ничего изменить не сможешь?
- Нет, не смогу. Но все же зря.
- Что, зря? - не понял Виктор
- Зря мы их обучаем, вот что. Они же становятся гораздо опасней. Вот Захар этот уже вооружен. Давали бы чего-то еще. Сказки бы читали им, что ли.
- Не не напрасно обучаем. А вдруг все прекратится? Они люди, Сергей. Мы обязаны будем их забрать с острова и ассимилировать. Да и на Острове им вместе жить надо как-то. Разные времена, разные языки, разная культура... Люди под постоянным стрессом.
- Нам в институте давали так: знания Гостям необходимы для того, чтобы не уплыл идентификатор. В теории - понятно. А было такое?
- По началу был случай, - ответил Виктор. - Потом тебе дам все почитать. Занимательный архив. Первых прибывших помещали в карантин и давали им для развлечения всякую ерунду. Кто-то забавлялся, кто-то угрюмо сидел носом в стену. Так случилось, что первые затребованные Гости были из группы интересующихся. И проходили без проблем. А потом шел парень, просидевший в своей такой отключке почти месяц. Вышел за ограду и стоит: никак его не цепляет. Стали сравнивать идентификаторы, а там каша. Как будто другой человек вошел. Кое-как раскачали - ушел все же.
- Уже на подлете, - заметил темпоролог, кивая на цифры.
- Вижу! - вздохнул Виктор.
Ожил экран, на нем возникло лицо Натана:
- Виктор, там, внутри, Костюшко. Решил спрятаться, чтобы подстраховать Маришку.
- Понял тебя, - сухо ответил дежурный и отключил связь.
Он отследил точку планера. Дело оказалось нелегким - на экране плясали разряды. И планер шел на посадку прямо в скопление.
- Попадет? - почему-то шепотом спросил практикант.
- Наверняка.
Рука Виктора замерла в миллиметре от иконки с аварийным возвратом планера. Одно нажатие и людей можно спасти. Но только этих... Планер вдруг дернулся и накренился, после второго разряда его затрясло. Третий угодил в контур стабилизации. Машина закачалась,  рухнула на землю, подняв тучу пыли и заскользила к сетке прямо в основной пучок воронки, еще не успевший разделиться на отдельные разряды. Планер смяло, скрутило. Миг и машина исчезла. Пляска разрядов тут же прекратилась, а в центре плеши засияла монолитная воронка.
- Есть стабилизация! - радостно сообщил обернувшийся к своему экрану темпоролог.
- Я понял. - Виктор не отрывался от экрана. - Ловим планер.
Внутри огороженного периметра базы «Лес» вдруг вспыхнул яркий свет и громыхнуло. Спустя несколько секунд ворота открылись и внутрь въехал бульдозер. Он прошелся по всему периметру территории, сгребая осколки и выпихнул собранное наружу. Ворота закрылись.
- Все! - выдохнул Виктор уронил голову на руки.
Испуганный практикант коснулся плеча дежурного.
- Что с вами?
Тот вздрогнул и посмотрел на парня тоскливыми глазами:
- Извини, Серега! Сегодня двое ушли. Навсегда ушли. И я виноват в этом.
Темпоролог тихонько уселся на стул и отвернулся к экрану. Все было зеленым, но от этого становилось почему-то еще горше.

Когда лодку затрясло, Захар схватил в охапку Маришку и рухнул на пол. Почти сразу последовал удар. Все вокруг сминалось, лопалось, скрежетало, звенело, а спустя секунду людей вышвырнуло в заросли папортника. Пахнуло сыростью. Под руками чавкнула грязь.
Захар приподнял девушку. Голова ее болталась как у куклы, лицо было белым. Захару на мгновение показалось, что Маша умерла, но потом он ощутил  чуть слышно билась жилка. Разбойник поднял девушку на руки и бережно отнес к соснам, росшим на пригорке.
- Полежи тут немного, красавица. Оклемаешься, подсохнешь, а там...
Внезапно за кустами ниже холма послышался стон. Он был чуть заметным, но для Захара,  на фоне звуков леса, звучал как гром.
- Что за чудо в моем царстве - государстве ?
Захар проверил ракетницу и держа ее в руках, подошел к кустам. Там лежал парень, что выскочил из домика на пристани. Обожженный комбинезон на плече не давал в этом усомниться. Но бедолагу еще и протащило здорово, если судить по борозде. Все лицо было в грязи и крови. В руках человек судорожно сжимал остатки какого-то оружия.
- Эх, паря, и как ты там оказался раньше меня?
Захар заткнул за пояс ракетницу, подхватил Кира подмышки и затащил на холм. Он уложил парня рядом с Маришкой.
- Теперь и передохнуть не грех.
Разбойник уселся под деревом. Все казалось знакомым. Даже запах как дома. Все вокруг незнакомое, конечно, но если пойти за солнцем, то наверняка найдется какая-никакая тропка, а то и тракт.
Первой очнулась девушка. Ей досталось гораздо меньше, чем парню. Захар самортизировал. Маришка оглядывалась вокруг, в глазах ее еще жила бессмысленная отрешенность после обморока. Она непонимающе взглянула на привалившегося к ней Кира, на Захара, обвела взглядом лес вокруг.
- Очнулась, деваха? - Захар хмыкнул и заметив вспыхнувшую в глазах злобу, сам себе ответил. - Очнулась. Уже и снова съесть меня готова.
- Что ты с ним сделал?
- Я его только вон из тех кустов притащил. А сделал - у тебя бы спросить нехудо, чего-это нас об землю так шмякнуло.
- А где планер?
- Нету его. Пропал. Вон туда нас выбросил и исчез.
Девушка растеряно посмотрела на примятый папортник, привстала и взглянула на Кирьяна. Тот вздрогнул, попытался открыть глаза, но не сумел. Кое-как разлепив губы, он прошептал:
- Пить!
Пальцы парня разжались. Обломок ружья выпал на землю. Из ладони закпала кровь.
- Ох ты ж! Очнулся, болезный! Полежи, милок, сейчас тебе принесу водички. Вокруг сыро, ключ наверняка где найдется, - Захар посмотрел на девушку, - Ты можешь и идти, только некуда. Вы дома у меня теперича. Лучше другу своему помоги.
- Без тебя разберусь.
Когда разбойник ушел, Маришка погладила Кира по спутанным волосам тихонечко приговаривая:
- Подожди немного. Скоро принесут воды и станет легче.
Девушка вдруг вспомнила про аком. Маленькое связное устройсто  позволяло вызвать помощь из любой точки планеты. Аварийные коммуникаторы входили в стандартное оснащение всех, кому приходилось подолгу быть у черта на куличиках. Маришкин потерялся. А может Захар выбросил, когда искал оружие. У Кира приборчик висел на запястье, на обгоревшем ремешке. Аком растеряно мигал. Так же, как мигает, если окажется вне доступа. Выходит, связи нет. Девушка прихрамывая вышла из под крон деревьев, в надежде поймать сигнал. Но это не помогло. Внезапно захолонуло сердце. Возможно произошло то, чего быть не могло в принципе: людей забросило в прошлое. А считалось, что только мертвая материя могла пройти назад во времени.... И вернуться. Теперь, вот...
- Есть тут кто? - хриплый голос заставил вздрогнуть
- А?
Это пока Маришка возилась с акомом, Кир совсем очнулся. Парень попытался встать, упал и едва не скатился с холма. Девушка подбежала к нему и стараясь изо всех сил попыталась снова подтащить раненного к дереву. Не получилось.
- Потерпи еще немножко!
- Я ничего не вижу! Не могу открыть глаза... Кто здесь?
- Это я, Маша. Стебунова Маша. Скоро вода будет.
- Машулька! Ты как ? Где этот? Вспышка, черт, резанула! Больно...
- Все в порядке, потерпи. Скоро будет лучше.
Маришке не хотелось сообщать раненному про то, что, возможно, они в другом времени и им не светит вернуться. Но от этих мыслей слезы капали сами. Это не страшно, Кир ничего не видел. А чтобы не всхлипывать, девушка  прикусила губу.
- О, девка, чего ревешь? Жив твой дружок.
Захар притащил полный пластиковый мешок воды. Маришка отвлеклась и громко всхлипнула, уставясь на столь непривычный в руках дикаря предмет. Захар ухмыльнулся:
- Штука удобная. Ваши чего-то привезли, а я и стянул. Хорошие мешки, удобные. На, умывай своего...
Девушка демонстративно не глядя на разбойника, принялась заниматься Кирьяном. К ее радости, в боковом кармане обнаружилась непочатая упаковка салфеток. Маришка принялась аккуратно обтирать ими лицо парня, стараясь не задевать царапин. Глаза, щеки, лоб... Под слоем запекшейся крови и грязи проступала бледная кожа.
- Глаза! Больно глаза!
- Сейчас, сейчас, потерпи!
Девушка намочила две чистые салфетки и положила их Киру на веки. Тот вздрогнул, потом немного расслабился.
- Спасибо, Машулька, легче мне.
Маришка смыла грязь с его рук и плеча. Ракетница прожгла плотную ткань комбинезона. Кое-где материя прилипла к коже. Девушка очень бережно попыталась снять ткань, но Кирьян зашипел от боли.
- Все, все, я больше не буду.
- Аптечка. Посмотри там, в боковом кармане. Она должна быть там. Нет, я сам, - Кир нашарил рукой в кармане коробочку, - Вот, возьми. Я прихватил, когда вас встречал.
Маришка взяла аптечку и открыла ее. Обычный аварийный пакет оказался как нельзя кстати. Хороший набор. В нем даже был маленький тюбик искусственной кожи. Сняв с глаз парня салфетки, девушка прыснула на веки лекарство из баллончика. Затем тщательно нанесла из тюбика мазь на содранные места. Состав соприкоснувшись с раной тут же прилипал и  становился ярко-оранжевого цвета;  это позволяло врачам из стационара быстро обнаруживать места повреждений, но смотрелось жутковато. Аккуратно обходя куски ткани, девушка нанесла слой кожи и на обожженое плечо
Когда Маришка закончила, Кир приоткрыл глаза. Препарат из баллончика снял воспаление, но это был временный эффект. Зато теперь парень мог видеть.
- А он что тут делает? - Кир махнул головой на Захара. - Ему положено было провалиться в свое время.
- Мы...,- голос девушки дрогнул. - Мы провалились вместе с ним.
- К нему? Но этого не может быть! Это противоречит...
- На акоме сигнал мигает. Связи нет.
- Черт! И планера нет ?
- Да. Его, похоже, выбросило.
- Накормили воронку, значит. Спасли.., - Кирьян откинулся на ствол дерева и закрыл глаза: резь все равно подступала сквозь лекарственный блок. - Получается, все? Эх!
Маришка повернулась и посмотрела прямо в глаза Захару:
- Ты лесной человек, так?
- Тем и жив был! - солидно кивнул головой разбойник.
- Так скажи, как тут жить? Где спать? Как еду добыть?
- Вот дружок твой идти сможет и побредем помаленьку по свету. Есть тут места такие, что и укроют и накормят знающих.
Кир поднялся, придерживаясь за дерево.
- Пойдем, бандит, покажешь.
- Ты, милок, на ногах не держишься и зришь плохо.
- Дойду. Ты, главное, веди. Машулька, ты как?
- Да, давай пойдем, если ты сможешь.
Девушка уже закончила смазывать ссадины. Она вымыла руки и, вылив остатки воды, отдала пакет владельцу. Захар аккуратно сложил его и убрал.
- Ну, раз готовы, пошли тогда.
Разбойник шел через лес легко и размеренно, словно садовник по ухоженному им парку.  Маришка и Кирьян едва поспевали за Захаром, хотя тот, казалось, и не спешил. Кир держался за плечо девушки, но все больше спотыкался. Пришлось еще раз использовать спрей. Девушка тряхнула баллончик - там было почти пусто. Но парню полегчало и они пошли быстрее.
Лес, казалось, был бесконечным. Люди изрядно выдохлись. Даже Захар выглядел озадаченным. Он поднял руку и остановился:
- Постоим. Послушать бы надо. Непонятно как-то. Идем, идем, а ни тропинки, ни дорожки, ни веточки сломанной. И места-то не лешачьи. 
- Проводник! - Кирьян презрительно сплюнул.
- Т-с-с-с.
Маришка тоже прислушалась. Но ей в шорохах не было слышно ничего.
- Не нравится мне тут, - покачав головой сообщил Захар спустя минуту. - Вроде бы и дома, а вроде...
Девушке вдруг показалось, что слева, за деревьями что-то блеснуло:
- Что там?
Захар посмотрел, куда показала Маришк, прищурился:
- Непонятно. Круглое чего-то. Пойду я сторожко, погляжу, а вы тут тихо посидите.
Разбойник вытащи ракетницу и двинулся в путь. Было странно видеть, как этот солидной комплекции человек идет. Он ступал бесшумно и, вместе с тем, легко. Ни веточка не хрустнет, ни листик не зашуршит. Маришка и Кирьян замерли.
Захар, пригибаясь, вышел к опушке, присел на корточки за кустами и чуть отодвинул мешающие ветки. На полянке у опушки росли грибы. Большие, странные. Не похожие ни на один из известных. А еще, левее когда-то наверняка шла дорога, просекой делившая лес. На полянке, видать, она и заканчивалась. Оглядевшись, Захар вышел из леса и подошел к грибу. Под ногой неожиданно что-то громко хрустнуло. Разбойник мягко скользнул в сторону и посмотрел на траву: там лежали острые обломки кости: звериной, видать. Большой и широкой. Сбоку внезапно зашипело. Захар резко повернулся и с изумлением увидел, как из гриба ползет белый дым. Потом земля качнулась под ногами, деревья стали крениться. Выхватив оружие, Захар успел выстрелить. Заряд из ракетницы проделал в шляпке гриба огромную дыру. Разбойник попытался перезарядить оружие, но руки уже не слушались. В голове все сильнее кружилось, ноги подкашивались. Упав на четвереньки, Захар попытался доползти до леса, но свалился и затих. Увидев вспышку от ракеты, Кирьян вздрогнул:
- Побудь тут, Машулька, я гляну, чего наш бандит там опять учудил.
- Нет, Кир, я не смогу тут одна, если что и с тобой...
Парень взглянул на слезу, задрожавшую в уголке глаза и кивнул:
- Ладно, пойдем. Только за мной держись.
Пригибаясь, люди подошли к опушке. Кирьян увидел гриб с дырой в шляпке и рядом с ним лежащего ничком Захара. Ракетница в руке была с откинутым стволом.
- Пытался перезарядить, - шепотом сказал Кир, рассматривая местность из-за куста. - Вон и ракета валяется. А зачем в гриб стрелял?
Маришка из-за плеча друга рассматривала место происшествия.
- А в кого он стрелял? И его что? Ранили?
- Черт его... Палил в белый свет, похоже. И не ранен, вроде. Отсюда не видать. Сейчас попробую проверить.
- Не ходи! А вдруг и тебя...
- Я осторожно. Только к нему и обратно.
Кирьян лег на землю и извиваясь ужом, как когда-то на учебном полигоне, подполз к Захару. Никаких видимых повреждений или крови видно не было. Казалось, что человек просто уснул. И дыхание похоже: ровное и тихое. Кир забрал ракетницу и сунул к себе в набедренный карман. Затем попытался оттащить Захара к кустам, но в положении лежа это оказалось нелегкой задачей. Резина подошвы скользила по траве, а спящий разбойник был тяжелым. Создавалось впечатление, что тело будто приклеили к земле.
- Кир, гриб! Беги!
Кирьян обернулся. Гриб зашипел. Из под остатков шляпки пополз белый дым, растекаясь по траве. Вскочив, Кир отчаянно потянул бесчувственное тело за руки. Из кустов выскочила Маришка и принялась помогать. Дым окутал было ноги Захара, а затем потихоньку осел в траве. С трудом они дотащили разбойника до деревьев. Маришка рылась в аптечке, в надежде отыскать что-то подходящее.
- Не ищи. Скорее всего он сам проснется, - Кир вздохнул. - Или не проснется.
Маришка уселась, прислонившись к дереву и прикрыла глаза.
- Он ведь человек! Мы должны его спасти.
- Этот человек загнал нас неизвестно куда. И Женьку...
Маришка судорожно вздохнула, но сдержалась, не заплакала.
- Почему - неизвестно? Мы в его времени.
- Будь это так, уж про грибы он точно бы знал. В лесу, говорит, обитал.
Девушка кивнула. Интересно, а ведь такие грибы наверняка бы изучали в будущем. Или хотя бы упоминания встречались в летописях. Выходит, место чужое совсем.
- Куда пойдем, Маришка? - Кир встал и осмотрелся. - Может, обратно?
- А его бросим  здесь? Но это нельзя...Неправильно будет.
Кир вздохнул:
- Нам нечем ему помочь. Да я так просто спросил. Нам и идти-то некуда. Просто не хочется ждать милости от будущего.
- Дорога..., - прохрипел вдруг Захар. - Дорога там!
- Очнулся! Кир, он очнулся! - Маришка разве что в ладоши не захлопала.
Кирьян подошел к Захару и присел на корточки:
- Чего за дорога? Толком говори.
- Каменная, наверное, дорога, раз деревья не выросли. Такая как там, на Острове вашем. Только под травой и мхом укрытая, - разбойник закашлялся. - Идет она куда-то от поляны этой грибной, мать ее.
- Кого мать? Поляны? Дорога мать поляны? Или наоборот? - Маришка с тревогой взглянула на Захара: не начались ли галлюцинации.
Тот засмеялся. Кирьян тоже хмыкнул и покачал головой.
- Да ну вас! - девушка отвернулась.
Захар кряхтя приподнялся и потряс головой.
- Вот гриб какой! Башка теперь трещит, как орех расколотый.
Маришка открыла коробочку и вытащила из упаковки капсулу:
- Глотай, душегуб!
- Пилюля...
Криво усмехнувшись, разбойник проглотил лекарство. Минут через десять ему явно стало лучше. Захар уже мог стоять не держась за дерево.
- Пошли-ка в обход, от греха. - он пристально оглядел поляну. - Эй, а где пистоль мой?
Кир вытащил ракетницу:
- У меня. Заряды давай.
- Твоя взяла, - Захар выгреб ракеты из карманов и отдал. - Может, ножик хороший есть?
- А твой, которым ты Жене горло перерезал, не подойдет?
- Дрянь там железо. Во! - вытащив из под полы самодельный нож, разбойник продемонстрировал, как гнется лезвие. - Плохой кузнец делал.
- Получается, что нож один. Другого и нет. Зато теперь в группе вооружены двое.
- Двое... Тьфу!
Захар насупился и не оглядываясь зашагал вдоль опушки, огибая грибную поляну. Парень с девушкой двинулись за ним. Лес на опушке редкий, идти быстро не составляло труда даже Кирьяну, хоть у него снова начали слезиться глаза.
Деревья расступились и люди уидели, что от поляны идет приличной ширины просека. Взяв палку, Кир ковырнул дерн. Под ним оказался темный от влаги бетон. Выходит, разбойник был прав, говоря про каменную дорогу. Маришка присела на корточки, провела рукой по подсыхающему покрытию и задумчиво спросила:   
- Интересно, куда она ведет? Куда мы угодим, если пойдем по ней?
- Когда придем - тогда и выясним, - пожал плечами Кир. - Будем осторожны, вот и все.
- К городу, небось, ведет. Куда ж еще? Богатая дорога, каменная. А иначе б и не приметил. Будь она земляной, так и заросла бы вся деревьями да кустами. А по этой, почитай, уж лет двадцать никто и не ездил вовсе. А то и все пятьдесят. Вон какая земля на ней наросла.


По кустам на обочинах было видно, что дорога заворачивает, огибая лес. Люди шли по пружинящему дерну бетонки. Кир шагал впереди, держа ракетницу стволом вниз. Парень внимательно разглядывал местность, чтоб не пропустить и намека на опасность. Этот навык долго отрабатывали на полигонах СБ:
- Стой! - он вдруг поднял левую руку, но присмотрелся и дал отбой. - Пошли. Это какая-то машина.
Длинный ящик был прицеплен к непонятному короткому агрегату со смятым поржавевшим железным носом. Что не удивительно - машина уперлась когда-то в громадное дерево. Непонятно только - зачем? Люди прошли по траве к металлическому монстру. Вблизи было видно, что колеса ржавого монстра давно вросли в землю. Захар держался позади всех, со страхом рассматривая невиданное чудо.
Когда Кир встал на подножку, ржавый металл противно заскрипел.  Парень протер рукавом стекло и тут же отпрянул.
- Там кости.
- Животных? - наивно полюбопытствовала Маришка.
Парень отрицательно помотал головой. Девушка побледнела. Захар кашлянул:
- Дай-ка я влезу туда. Авось нож какой-никакой отыщется?
- Попробуй.
Кир дернул ручку двери. Внутри валялось какое-то тряпье и кости, а поверх лежал ухмыляющийся череп в кепке, из под которой свисали длинные волосы. Захар спокойно подошел и ощупал заплесневелые тряпки. Череп скатился на пол, глухо ударившись об пол. Кепка слетела. Волосы рассыпались по дивану. Костяшки пальцев рассыпались по дивану. Маришка отвернулась и присела на корточки: ей стало плохо. Как и Киру, впрочем. Захар же азартно копался в вещах, совершенно не обращая внимания на кости.
- Нашел!
Разбойник достал из ножен и поднял над головой тесак с широким клинком. Нож был отлично заточен и совершенно не поржавел. Хищно изогнутый конец лезвия бросал в дрожь. Еще по верхней кромке шла пила.
- Доброе оружие! - удовлетворенно кивнул Захар, срубив с одного взмаха деревце в руку толщиной. - Там ружье еще есть какое-то. Принести?
Кир посмотрел на потрескавшийся ремень ножен, сглотнул и кивнул. На большее парня не хватило. Захар выволок странную, изрядно поржавевшую, железяку. Она чем-то смахивала на ракетницу с длинным стволом. С первого взгляда стало понятно, что пользоваться оружием уже невозможно. Кир покачал головой.
- Можно выбросить, оно неисправно.
- Как знаешь...Может посмотрим, что там внутри здорового ящика?
- Грузовик! - вдруг звонко воскликнула Маришка. - Я вспомнила. Машина эта - грузовик. На них перевозили грузы в двадцатом и двадцать первом веке. Они тогда колесными были, грузовики эти.
- Да, мне стало намного легче, - улыбнулся Кир. - Просто гора с плеч!
- Да ну тебя!
- Прости, Маришка! Шучу. Пошли глянем, что там в ящике этом. Как он называется?
- Фургон он называется.
- Пошли, посмотрим фургон твой.
Немного помучившись с рукоятками, Кир и Захар открыли створки. Внутри обнаружились сгнившие коробки, из которых выкатились непонятные цилиндры. Некоторые были насквозь проржавевшими и пустыми, но часть под слоем грязи даже не тронута ржавчиной.   
- "Тушеная говядина", - прочитал Кир, очистив цилиндр. - Машуль, ты не в курсе, что это?
- Может быть, консервы? - пожала плечами девушка. - Их раньше упаковывали в металл.
Кир подцепил сверху хвостик и открыл крышку. Внутри было не очень аппетитное по виду мясо. Но запах был вполне приемлемым. Люди набрали банки с разными названиями. Тут были и горошек, и ветчина, и фасоль.
- Интересно, а есть-то это можно? Не испортилось?
Разбойник взял банку, выгреб тесаком приличный кусок и тут же сунул его в рот.
- У-м-м-м...
-Ну, как?
- Добрая еда!
Захар уминал за обе щеки. Ребята помедлили, опасаясь последствий, но не выдержали и присоединились. Есть очень хотелось. Для Кирьяна и Маришки вкус был непривычным. Грубоватая пища  резко контрастировала с той, которую они привыкли есть у себя. Но тут не до капризов. Впрочем, компоты в банках оказались выше всяких похвал. Да и вода в пластике тоже прекрасно сохранилась.
После обильной трапезы, люди стали решать, как прихватить с собой запас консервов. Захар вытащил нож и залез в кабину. Позади дивана была маленькая комната. В углу стояла странная котомка, словно средний бочонок из тряпки какой-то сделанный, но с ручками: вполне мог сгодиться, только его открыть придется. Все зашито. На всякий случай Захар срезал и обивку с полки, из нее получится отличный мешок.
Когда Захар вернулся, Кир уже отобрал кое-что из консервов и сложил их в кучу. Не забыл присовокупить еще три бутыли с водой. Компот брать не стал.
- Пить после него очень хочется, - пояснил парень.
Маришка только вздохнула: компот был вкусным и сладким. Она бы с удовольствием его прихватила. Но банки слишком тяжелые, а путь впереди наверняка не близкий.
Баул оказался полон разного рода тряпья. Впрочем, там был вполне приличный бритвенный набор в пакете и зеркальце. Кир сунул было комплект в карман, но передумал. Достал из фургона бутыль с водой и, протянув ее Захару, попросил:
- Лей понемногу!
Внутри запаянной упаковки было все необходимое. В тюбике отлично сохранился какой-то гель. Намазав им щеки, Кир, глядя в зеркальце, принялся сбривать щетину. Бритва легко скользила, оставляя за собой гладкую кожу. Не сравнить, конечно, со статическим лезвием, но все же лучше, чем ничего. Покончив с гигиеной, Кир почувствовал себя гораздо лучше.  Маришка заметила, как приободрился друг и улыбнулась:
- Если найдем душ или чистую речку, я ополоснусь, ладно?
- Конечно! - кивнул Кир. - Лучше, конечно, душ. В речке неизвестно кто водиться может.
- Ладно, как получится. Собираемся?
Кир кивнул, вытряхну из сумки барахло и плотно забил ее консервами. Парень приподнял баул и крякнул. Вес оказался приличным. А когда закидали в импровизированный мешок оставшееся из отобранного, то мужчины не смогли и вдвоем поднять ношу. Пришлось часть банок оставить. Все равно было нелегко, но терпимо.
Дорога плавно огибала лес. Несмотря на то, что люди хорошо поели, идти с таким грузом быстро не получалось. Кир передал ракетницу девушке:
- Мне все равно не успеть выстрелить, в случае чего.
Маришка теперь шла суровая, крепко сжимая оружие и поглядывая по сторонам. Но вкупе с голубыми глазами, припухшими по-детски губками и встрепанной каштановой шевелюрой вид скорее мог вызывать улыбку, чем трепет сердцах врагов. Захар, согнувшийся под тяжестью мешка, тоже заметил несоответствие:
- Эй, Машка, дай лучше мне пистоль этот. Все толку больше будет.
Маришка гордо тряхнула волосами и продолжила идти с видом бывалого воина.
- Ну-ну..., - неопределенно хмыкнул Захар, поглаживая на поясе нож.
За очередным изгибом дороги обнаружилась покореженная конструкция. Как она выглядела изначально и какой цели служила - угадать издалека не получалось. Люди подошли поближе. Только тогда стало ясно, что конструкция когда-то была платформой непонятного типа. Давно была. На ее поверхности уже росли кусты, хотя сам металл даже не потемнел. Маришка прикоснулась к борту сооружения и отдернула руку.
- Она теплая!
Опустив сумку на землю, Кир тоже прикоснулся к борту. Тепло явственно ощущалось. Внезапно из зарослей метнулась змея и обхватив парня за руку, потащила на платформу. От неожиданности и боли Кир заорал. Из кустов стремительно бросилась еще одна гадина, близняшка первой. Вторая тоже обвилась вокруг руки. Они стали затаскивать Кира на платформу прямо через разорванный металл ограждения. Маришка выстрелила в кусты. Ракета срикошетировала и исчезла в траве, оставив дымный след. Сверкнул металл, раздался  неприятный хруст, а затем в кустах послышался жуткий вой. Кир упал в траву. Захар спокойно вытер клинок пучком травы и сунул его в ножны.
- Вот так.
Кир встал и берзгливо стряхнул с рукава сочившиеся зеленой жидкостью обрубки. Судя по присоскам-щупальца, а не змеи. Взглянув на Захара, парень коротко кивнул:
- Спасибо!
- Сочтемся, - хмыкнул разбойник. - Девка, давай-ка сюда пистоль. Велик он тебе.
Расстроенная Маришка протянула Захару ракетницу. Разбойник вставил заряд, прицелился в куст и выстрели. Ракета застряла где-то в зарослях. Повалил дым и снова раздался страшный вой. На этот раз мощнее и дольше.
- Попал, кажись, - удовлетворенно кивнул бородач. - Вона как воет. Кустики горят, опять же.
Растения горели неохотно, больше дымили. Нечто затихало. Кир оторвал длинный кусок торчавшей трубки и потыкал в кусты. Импровизированный щуп уперся во что-то мягкое. На всякий случай парень отскочил назад, но щупальца не появлялись.
- Ой, а она на чем стоит? - Маришка присела и силилась рассмотреть в густой траве подпорки.
Кир попробовал пошерудить под днищем палкой, но ничего не обнаружил. Выходило, что платформа висела над землей на высоте сантиметров тридцать. И теплая еще. Выходит, источник энергии еще жив.
- Ну-ка! - Парень влез на конструкцию и прошелся по ней, раздвигая кусты. Когда наткнулся на останки зверя, то позеленел, зажал ладонью рот и подбежав к борту. Там он издал серию неприятных звуков. Маришка тут же почувствовала, что ее тоже мутит.  Захар закинул мешок и сумку, затем сам забрался на машину. 
- Машка, палку ту железную подкинь и отвернись.
Девушка послушно исполнила просьбу. Захар морщась с трудом оторвал и выгреб трубкой из кустов существо. Коричневая пупырчатая кожа, щупальца, шесть глаз по кругу и когти вокруг рта. Маленькие лапки заканчивались тарелками. Чем оно держалось на гладком металле, Захар не понял. Да разбираться не очень и хотелось: сильно воняло. В боку существа ракета выжгла приличную дыру. Вставив туда трубу, разбойник с натугой перебросил зверя через ограждение.
- Все, Машка, только пройди чутка вокруг платформы и вон там залезь, а то плохо тебе станет, - Захар хмыкнул и прибавил. - Чистоплюи вы какие, ей бо. И как только живете там, у себя? Покажи вам дохлую лягушку и вы хлоп ...
- Нормально живем, - буркнул бледный Кир, помогая Маришке забраться на платформу. Затем принялся что-то искать в кустах.
- Нет там никого, - сказал Захар.
- Да не зверей ищу, а как управлять этой штукой. И вроде нашел! - Кир торжествующе обдирал растительность вокруг покосившегося столбика с ручками. - Живем! Надо всю машину очистить.
Маришка бросилась ему помогать. Захар покряхтел, покрутил носом, но присоединился. Работая вместе, они  за двадцать минут очистили платформу. Оказалось, что тут были даже две небольшие скамейки.
Кир взялся за ручки и потянул за одну из них. Платформа стала послушно поворачиваться вправо. Затрещали и оборвались какие-то вьюны. Стебли бессильно повисли на изуродованных поручнях. Захар удивленно открыл рот:
- Без колес ведь повозка, итить ее!
Кир хмыкнул и потянул за другую ручку: платформа закрутилась влево. Он уверенно кивнул, словно соглашался с чем-то и сделал движение, будто толкает столбик от себя. Машина послушно поплыла вперед. Кир развернул платформу, нашел дорогу и стал потихоньку прибавлять скорость. Вот только сильно разогнаться никак не получилось.
- Придется медленно лететь. Видимо из-за повреждений ее тянет вправо. Чем быстрее разгоняешься, тем труднее держать, - пояснил Кир, сражаясь с управлением.
Но, в любом случае, так легче, чем все тащить на себе.
Маришка погладила гладкий теплый металл и спросила:
- Кир, как думаешь, а откуда тут такие штуки? Они явно не могли существовать в одном временном промежутке. Организмы эти, опять же... Брррр! - вспомнила Маришка щупальца и поежилась
Парень кивнул:
- Да, здесь странный мир. Не мир - вневременье.

В здании было тихо. Да и кого тут встретишь? Аналитики сейчас не отходят от Папаши, скармливая ему всевозможные данные. Темпорологи-то спорят постоянно, но чаще - посредством экранов в своих домах. Остальные приезжают только на тренинги, да и то через раз.
Двери в кабинет координатора гостеприимно разъехались. Виктор шагнул через порог и застыл от изумления: просторное помещение до отказа забито людьми. Такого, кажется, еще не случалось. Сейчас даже хозяина кабинета и не разглядеть. Лишь изредка мелькала лысина Горыныча. Виктор похлопал по плечу рослого парня, загораживающего широченной спиной остатки обзора. Тот обернулся:
- Виктор?
- Свен! Здорово! Двинься, я ни черта не вижу.
Здоровенный скандинав посторонился. Виктор смог рассмотреть, как Николай Львович водил пальцем по диаграммам. Сквозь гомон слышались обрывки фраз:
- ... здесь всплески. Аналитики предполагают... и что возможна блокировка. Тише, если можно... Прекратить.
- О чем речь? - спросил вполголоса Виктор
- Если вкратце, аналитики, наконец, серьезно встряхнули Папашу и он выдал вариант прекращения эксперимента. Вот Горыныч и задергался.
- О Гостях беспокоится?
- Недоговаривает старик чего-то. Скрывает. Ты знаешь Горыныча - и на ровном месте проблему отыщет.
Виктор прислушался. Гул голосов затихал: похоже, совещание заканчивалось.
- ... во время остановки. .. за Остров - четвертый и пятый сектора. Всем спасибо! Ткачев, Виктор, ты?
- Да, тут.
- Останься, пожалуйся! Ты мне нужен.
Виктору все равно пришлось выйти, иначе людская волна его бы просто выплеснула в фойе. Против течения не попрешь. Пришлось ждать. К тому же все время попадались знакомые и малознакомые личности, стремившиеся поздороваться. Наконец, удалось прорваться. Створки сошлись, отсекая кабинет от шума. Горыныч вытер платком пот с лысины и ткнул пальцем в стул:
- Уф! Вон, устраивайся. Пиво будешь?
- Спасибо, не очень пиво мне... Кофе предпочитаю.
- Ну, а я с твоего позволения..., - хозяин кабинета открыл дверцу небольшого шкафа и вытащил жестянку. - Зря. Холодненькое. Что там? Ах, да, черт, ты же кофе хотел! Сейчас...
- Не надо, Николай Львович. Жарко тут.
- Ну, тогда минералки возьми. А то одному наслаждаться прохладой как-то не комильфо.
- Нет, не хочу, спасибо.
Горыныч дернул кольцо, банка зашипела. Чуть заметное облачко пара моментально растаяло во все еще спертом воздухе. Виктор откинулся на спинку и без интереса рассматривал схему на доске. Ему почему-то казалось неудобным смотреть, как шеф пьет. Горыныч осушил банку залпом, крякнул и промакнул губы платком.
- Итак, приступим. Я специально пригласил тебя на попозже, но не уложился, извини. Тебе уже в общих чертах наверняка обрисовали ситуацию?
- Да, Николай Львович. Я так понял, что есть шанс прекратить Эксперимент?
- Да, есть такое дело. Папаша выдал вариант. Могу включить экран, если интересно.
- Интересно! - честно признался Виктор. - Но вряд ли вы меня сюда для этого вызвали.
- Ты прав. Я тебя сюда пригласил потому, что на твоем дежурстве пропали люди. Ты видел, как это случилось?
- Да, - кивнул головой Виктор. - Они на планере...
- Ты в курсе, что это третий такой случай? По ту сторону Времени сейчас четверо, включая и Маришку с Кирьяном. И Папаша утверждает, что с высокой вероятностью они живы. И я ему верю.
- Живы? - голос Виктора едва заметно дрогнул.
- Живы. Вероятность около семидесяти процентов. Аналитики скормили все мало-мальски известное, интерпретировали все возможное и Папаша сделал свое дело. И в этом проблема.
- Что они живы?
- Да. Лучше бы так...ммм... не оказалось.
Виктор недоуменно уставился на шефа. Он никогда бы не заподозрил Горыныча в такой бессердечности. Тот, отвернулся, неторопливо вытащил из холодильника еще банку вздохнул:
- Я понимаю, что звучит страшно. Но покуда есть вероятность, что люди живы, невозможно остановить Эксперимент. Они сами дестабилизирующие центры теперь. Это третья и самая невеселая часть анализа. В случае, если там, черт его знает где, ребята живы, а мы сделаем все по составленному плану, то вся планета разлетится на куски, - шеф открыл банку и отхлебнул напиток. - Планета, старина, я сказал в приступе оптимизма. Папаша уверяет, что будет беда со Вселенной вообще. И я, повторюсь, склонен ему верить. Там такая математическая каша, что Гарриса пришлось отпаивать валерьянкой.
- Дональда Гарриса? Разработчика модели?
- Именно. - Кивнул головой Горыныч. - Потому, четвертая часть исследования от Папаши будет очень неприятной конкретно для тебя.
- Когда это мне доставалось что-то приятное? - буркнул Виктор
- Да... Так вот, тебе придется отправится в воронку и ...
- Это невозможно сделать в одиночку, если верить темпорологам, - перебил шефа Виктор и хмыкнул. -  Выходит, подберете мне Гостя? Нет, тогда лучше Гостью. Чтоб в обнимку на тот свет.
- Опять ты со своим юморком черным. Нет, парень, пойдешь один. Мы не можем обречь... В общем, там, да... Короче, наши умники сварганили какую-то штуку, которая на время превращает тебя в Гостя. Испытатели говорят, что терпимо переносится. Что-то с раздвоением, но вполне. Ненадолго. Где-то час и плюс-минус индивидуальные особенности. В общем, пойдешь один и...сделаешь...эээ...проверку.
Уж чего-чего, а слова шеф умел подбирать. Проверка! Как же! Зачистку, тогда уж...
- Дайте пива, шеф!
Горыныч достал банку и кинул Виктору. Тот поймал, дернул кольцо и запрокинул жестянку. Все чуть не в одно движение. Пиво оказалось ледяным, но это было сейчас то, что надо для просветления.
- Я понимаю, что тебе сейчас ... неприятно. Но кто-то должен выполнять такую работу. Я хочу только уяснить окончательно: мы оба понимаем, какую работу по проверке ты должен выполнить?
- Думаю, да. Проверить тщательно, чтоб наверняка. Вот только как покончить после это счеты с жизнью. Я же не ...
- Ты пойдешь с имплантированной капсулой. Ровно через год она сработает и ... В общем, тебе не будет … м-м-м … больно.
Допив пиво, Виктор сжал банку в руке и отправил точным броском в мусорную корзину.
- Билет в один конец...
 Горыныч кивнул и, понизив голос, как-то виновато признался:
- Я хотел пойти, но меня не пускают. И по здоровью никак, и нет у меня нет твоих навыков, реакции и решительности.
Виктор хмыкнул:
- Это вы с чего про решительность упомянули? Из-за "Ласточки"?
- Ну, в общем, да. Ты спас тысячи жизней тогда, но....
- ...перестрелял десять безоружных больных людей, которым отказали в помощи.
Горыныч побагровел и грохнул банкой по столу. Шапка пены поднялась из отверстия, перевалила через край и по запотевшему боку жестянки потекла на столешницу.
- А как бы ты себя чувствовал, если бы кому-то из них все же удалось взорвать судно? Ты ведь не колебался ни ...
Виктор поднял обе руки, словно сдаваясь:
- Лучше дайте еще пива, шеф!
- На!
- Будете смеяться, но колебался. Доли секунды. Я мог бы держать их всех под контролем. Но не оказалось времени рассчитать, как это сделать. Теперь, вот...
Виктор отхлебнул ледяной напиток и закашлялся. Шеф остыл, перестал сопеть и снова заговорил ровно:
- Ты выбрал правильный вариант. Во-первых, они успели заблокировать доступ на борт и ты там оказался один. Во-вторых, они полным ходом шли к Земле. Не успей ты изменить курс, вся махина распалась бы в атмосфере и вирус мог натворить немало бед. Тогда еще не было противоядия. И погибли бы не только пассажиры, но и множество других людей. И третье...
- Ладно, я понял, не успокаивайте. Просто стрелять-то пришлось в безоружных. И с первого раза....
Виктор вдруг вспомнил широко раскрытые глаза молоденькой девчонки, чем-то похожей на Маришку. Пальцы девушку уже не слушались, их парализовали токсины вируса, но она смотрела прямо в глаза и все старалась повернуть ключ аварийной разблокировки, стуча по нему ладонью. Нет, в глаза посмотреть она не могла, конечно, зеркальное стекло скрывало лицо, но взгляд до сих пор жег душу. Голубые, как небо глаза. Отчаявшиеся и полные надежды глаза приговоренного... Как... Гад все же ты, Горелик Николай Львович - Горыныч, знаешь все. И псипортрет, небось, составил загодя и про чувство вины там есть и...
- Ты потом зайди к психам нашим, - словно в ответ на мысли Виктора сказал шеф. - Пусть пороются в мозгах. Почитаешь псипортрет свой на ночь глядя. Глядишь и полегче станет. Я распоряжусь, чтоб тебе на руки выдали. Дурацкая секретность! Думаю, тебе как раз не повредит.
Виктор едва не поперхнулся пивом, ему стало стыдно перед стариком. Шефу было явно тяжелее. Обрекать на верную смерть не только одного из старейших сотрудников СБ, но и ни в чем неповинных ребят, которым без этого не сладко там, в математической каше вариться. Виктору вдруг подумалось, что он не смог так отправить кого-то. Скорее всего - да, пошел бы  сам. А Горыныч...
- Ты уж извини, что выбора тебе не оставил. Да и нет его почти, поверь. Окончание этой истории от Папаши совсем грустное. При следующем сбое, стабилизации может уже и не произойти. Так, пятьдесят на пятьдесят. А времени на отправку Гостя у нас будет с каждым разом все меньше. Точка совсем рядом. Та точка, которой мы боялись и не верили, что к ней придем еще лет сто.
Виктор чувствовал легкое головокружение от пива. Во рту было горько от напитка. А на душе - от воспоминаний и перспектив.
- Черрртов Эксперимент!
- Ну, не стоит так уж осуждать предков. Всего предусмотреть невозможно. Так вышло. Вспомни историю Кюри, например. Человек - существо любопытное. А любопытство губит, и не только кошек.
- Знаю. Хотя иногда так хочется..., - Виктор рубанул рукой воздух и вздохнул. - Значит, ровно через год от моей отправки вы прекратите все это безобразие?
- Да. Я сам запущу систему, - кивнул шеф и достал еще банку. - Тебе?
- Можно.
Виктор принялся открывать банку, а сам мысленно встал и поклонился Горынычу. Отключить Эксперимент, надеясь только на его, Виктора, надежность? Понятно, что клин тут в любом случае, куда ни кинь. Но если старик ошибся в нем или Папаша напортачил с расчетами? Своими руками уничтожить не только себя, но и добрый десяток миллиардов душ, среди которых друзья, семья. Ведь семья есть у него, у Горыныча-то. Вон портрет внучек на столе красуется - и он их... Нет, врагу не пожелаешь такого!
Пиво они допили молча. Зашвырнув очередную банку в корзину, Виктор спросил, выдавив улыбку:
- Приступать, значит, вчера надо?
- Угадал, - хмыкнул шеф. - Иди к оружейникам, там они тебе подберут все, что нужно. Я их для этого на аналитиков натравил пару дней назад. Потом к ... В общем, в медлабораторию загляни и ко мне. Я отдам тебе фотографии наших коллег и попрощаюсь. Потом отправишься в Кызылкумы, там тебе прошьют личность. И спикируешь на всем ходу.
- В...Туда, в воронку, на планере?
- Да. Так надежнее. Все, иди. Жду тебя тут.
Виктор встал и направился к двери. Створки услужливо разошлись, выпуская человека. Но на пороге он резко обернулся. На миг Виктору показалось, что в глазах шефа сверкнули слезинки. Но Горыныч насупился, сердито махнул рукой и уткнулся в какие-то записи. Наверное, показалось. Дверь за спиной закрылась.
Зайдя в лифт, Виктор чуть помедлил и нажал кнопку этажа медлаба: лучше сразу покончить с неприятной частью. Едва открылась дверь, как на встречу вышел Пинцет в  белом халате. Высокий, с окладистой бородкой парень улыбнулся:
- Привет! Горыныч звонил, сказал, что придешь.
- Привет! - несколько удивленный радостью врача ответил Виктор.
- Ух и завидую я тебе! Сидишь тут, сидишь... А тебя, глади, в крутое местечко отправляют! Даже капсулу с лекарством в тебя загнать надо. Я таких и не видел никогда. Ложись, вон, на койку!
Виктор усмехнулся и вспомнил: врача звали Азик. Профессионал и отличный парень. Он совсем недавно работает в СБ. Говорят, Горыныч лично его где-то откопал, но пока еще не очень доверял новичку. Во всяком случае, Азику не сообщили про содержимое капсулы. И правильно сделали, наверное. Смерть не любит рекламы.
Вся операция по установке «бомбы» продлилась минут пятнадцать. Из них две трети времени ушло на "штукатурку". Чуть не высунув язык, Пинцет старательно шлифовал лазером кожу. Потом убрал инструмент и критически посмотрел на оставшееся пятнышко.
- Вернешься, я тебе подправлю все. Как раз и подживет, вообще заметно не будет. Заглянешь тогда, по приезду?
Виктору стало почему-то смешно. Наверное, от нелепости приглашения. Пересечься с Азиком уже никак не получится при любом исходе операции. Только зачем ему знать? Виктор улыбнулся:
- Конечно! Куда ж я на пляж к девчонкам с пятном таким? Разлюбят.
Азик засмеялся:
- Да ты хоть как гиена пятнами покройся, тебя такого девки не обойдут! Мне б твою фигуру... Эх, блин! Вали из моих апартаментов, пока я не расстроился совсем.
У самой двери он предательски поддал Виктору коленом и створки тут же сошлись за спиной.  Тот резко обернулся: за стеклом Азик показывал язык.
- Сочтемся! - Виктор погрозил внушительным кулаком, но хулиган только рассмеялся.
У оружейников встретил сам Барин. Никто не знал, сколько лет этому кряжистому мужчине. Но даже Горыныч относился к нему, как к старшему. Говорят, тот был когда-то в таких передрягах, что сведения о них до сих пор секретны даже для Папаши. Проницательный и неторопливый Барин ни разу не промахнулся с советом.
- Здорово, здорово! Проходи, садись. Сейчас тебе принесу все.
- Приветствую!
Виктор уже насиделся у шефа и потому принялся рассматривать чудовищные образцы разнообразных вооружений. Некоторые штуковины было непонятно за что и брать, не говоря уже про то, откуда и как она стрелять начнет. Стеллажи по стенам были уставлены сверху донизу. Барин, говорят, консультировал археологов, а те ему присылали самые отборные образчики для коллекции. Виктор увлекся и не заметил, когда Барин вернулся.
- Любуешься? Заканчивай. Будем тебя экипировать. Вот тебе самое первое, - оружейник ткнул пальцем в лежащей на столе нож. - Прикинь-ка к руке.
Виктор поднял увесистый клинок. Ручка легла в ладонь как влитая.
- Клинок из нержавейки. В ручке - фонарик и сигнальный маячок. Надо вот тут надавить и повернуть. Ножны и пояс - вот.
Виктор нацепил пояс и убрал нож в ножны. Тот еле заметно щелкнул.
- Замок. - Пояснил Барин. - Пока не коснешься рукояти, нож никуда не денется. Можешь только под свою руку зафиксировать, но это лишнее, по-моему. Помешать может.
- Я ножом-то и не очень умею орудовать, - признался Виктор.
- Никто не умеет толком. Разве что кроме меня. Но нужда припрет - научишься. Считай его продолжением руки и все получится. А нож - вещь незаменимая! Он не требует зарядов,  всегда готов к бою и в хозяйстве полезен. Ладно. На, вот, тебе более привычную игрушку.
Оружейник взял за ствол пистолет и вложил в ладонь Виктора. Тяжелый образец вооружений из далекого прошлого. Формой походил на современные модели, но был сделан из металла. Барин направил пистолет в стену, оттянул верхнюю часть, отпустил, нажал на курок. Маслянисто щелкнул механизм.
- Пулевой пистолет.
- Я понял уже. Но зачем?
- Наши умники сказали, что электроника может разрушиться. Ты в курсе теории. Этот аппарат не содержит ни единого электронного элемента. Пойдем, попробуешь пострелять. Надо подогнать рукоятку.
Они вошли в неприметную дверь за стеллажами. Там оказался второй вход в тир. Барин взял у Виктора пистолет, налепил на рукоятку датчик и протянул оружие обратно.
- Держи крепче, чтобы замеры точнее были. Точная копия древнего армейского Кольта из современных сплавов. Надежней и легче оригинала, не требует ухода. Держи обойму. Пробуй!
Виктор воткнул пенальчик, заполненный белесыми цилиндрами с закругленными наконечниками, оттянул затвор, прицелился в круг мишени и нажал спуск. Оглушительно грохнул выстрел, рукоятка сильно дернулась в ладони.
- Держи крепче. Лучше - двумя руками. Вот так! Эту ногу ставь сюда, а эту здесь. Ступню разверни. Во-о-от! И спину держи! Старайся не отклонять корпус, когда палишь. - Барин, на голове которого красовались наушники, показал как и что надо делать. - И наушники себе, вон, возьми, пока не оглох. Это тебе не энерган.
Хитрый оружейник наверняка был в курсе, что будет грохотать. Видимо, хотел дать почувствовать новичку все прелести пулевого оружия, чтоб потом не пугаля. Виктор оценил подход. Дело пошло на лад. Барин посмотрел на экран и покачал головой:
- Посредственно, но лучше вряд ли получится.  Эх, потренировать бы тебя еще, да все наспех... Ничего не попишешь. Вот, возьми патроны.
Виктор с некоторым удивлением взял одну из коробок. Если верить надписи, то внутри находились патроны для спортивной стрельбы. Оружейник кивнул:
- Есть куча народу, которые с удовольствием соревнуются в стрельбе из таких вот артефактов. Для них и делают заряды. Материалы, конечно, не те, что были раньше, но от этого стало только лучше. Это все положи в рюкзак. Там еще один пистолет и кобура. Да, а это от меня, - Барин взял со стола небольшой увесистый цилиндр, торец которого смахивал на перечницу. - Игломет. Видел когда-нибудь?
Виктор отрицательно помотал головой. Оружейник вздохнул, взял цилиндр в правую руку, направил в сторону висевшей близко мишени. Затем, левой потянул рифленый хвостовик и, повернув его на полоборота, задвинул обратно.
- Взведено. Теперь сдвигаешь рычажок большим пальцем сюда...
Тихо защелкало, появилось едва заметное облако дыма. Через несколько секунд Барин положил игломет на стол и увеличил изображение: мишень была покрыта маленькими дырочками. Оружейник взял круглый оружие, перещелкнул и снял хвостовик, затем подсоединил небольшой пенал и словно выдавил в игломет содержимое.
- Оружие не ахти, но в ближнем бою - самое то. Попробуй. Все просто. Считай, что держишь нож и смотри, куда хочешь ударить, пока удерживаешь спуск.
Виктор попробовал. Не все иглы попали в мишень, но пара пробоин были бы вполне проблемными для противника.
- Кладу две обоймы. Еще вот веревка, брусок взрывчатки с детонаторами и полный аварийный пакет.
Виктор кивнул. В пакете были концентраты, аптечка и мелочевка для выживания. В общем, вполне нормально можно протянуть недельку.
- Удачи нам всем, парень! - Протянул руку Барин. - И попробуй вернуться.
- Я...
- Я в курсе, не продолжай. И у меня в свое было целых два таких билета. Удачи!
- Спасибо! - Виктор пожал оружейнику руку, подхватил рюкзачок и вышел. Из головы не шли слова Барина о заданиях без возврата. И что ему удалось вернуться. Что ж, впереди год.
У психов все оказалось совсем просто. Хмурый и раздраженный Мозголом протянул парню бумажку. На ней был код.
- Твоя карточка там. Вали.
- Да я...
- Вали, я тебе говорю! Старик, видать, решил, что знает больше, чем я.
- Нет, он...
Владимир Николаевич медленно встал, взял со стола молоточек с резиновым набалдашником и выразительно стукнул себе по ладони. Виктор сглотнул и вышел.
Оставалось только зайти к Горынычу. Почему-то этот визит казался самым сложным. Может быть потому, что из кабинета и начнется путь в одну сторону. Или не в одну, если оружейник прав и шанс, хоть и ничтожный, есть всегда. Вот только шанс невелик. Легко и просмотреть.  Значит, все-таки больше в одну...
Когда Виктор вошел в кабинет, Горыныч рылся в шкафу. Парень уселся на стул и положил на соседний рюкзак. Шеф взглянул через плечо на вошедшего.
- А, пришел? Я сейчас. Завалилось тут... Бюрократия чертова!
- Я подожду.
Горыныч снова вернулся к своему занятию. Виктор наблюдал за суетливыми движениями шефа и ему вдруг стало спокойно. Нет, сперва поднялось облачком раздражение: мол, я иду умирать, а он в бумажках вязнет. Но потом оно, облачко это, рассеялось и уступило место смеси меланхолии с расслабленностью.
- Фух! - шеф выбрался, наконец, на свет божий и протянул Виктору квадратные кусочки пластика. - Держи снимки. Не перепутаешь. Если будут вопросы - спрашивай.
- Вот от Мозголома. - Виктор передал шифр и спросил. - А если там, за воронкой, остались Гости? Мир не рухнет?
- Нет. Не рухнет. Если все у нас... У тебя пройдет...нормально, их сразу выбросит домой вероятностью девяносто девять и сколько-то сотых. - Горыныч неторопливо разглаживал ногтем бумажку. - Конечно, вероятность проблем есть, конечно, но очень небольшая. Оружейник порадовал?
Виктор посмотрел шефу в глаза, пытаясь разгадать, есть ли в вопросе подвох или намек, но потом кивнул на рюкзак.
- Нагрузил, вот, игрушками разными. Хорошо, что нельзя электронику брать.
- Можно. Кое -что можно. Барин не жалует всякие игрушки, вот и все. На, возьми с собой аком. Много места не займет, если что - выбросишь. А там, глядишь, свяжешься с кем на аварийной частоте, если будешь недалеко. Прихватишь свое досье?
Виктор убрал коммуникатор в карман; резон в словах шефа был. Затем встал, задвинул стул и закинул рюкзак за спину:
- Пойду я, Николай Львович, а? Ну его, псикарту эту. Я и так знаю что там к чему.
Горыныч удовлетворенно кивнул, словно ждал такого ответа, посмотрел Виктору в глаза и протянул руку.
- Удачи! Я... Мы все надеемся на тебя.
Слова прозвучали сухо, казенно. Виктор кивнул, пожал шефу руку и вышел за дверь. Горыныч же открыл очередную банку и поднял ее на манер кубка, словно салютуя:
- Удачи тебе, мальчик! Удачи и ..., - голос шефа внезапно дрогнул. - И пусть окажется прав Барин.
Виктор поднялся на крышу. Там стояли служебные планеры. Он прошел вдоль ряда машин и выбрал старенькую модель, стоящую в конце. Постоял, оглядывая аппарат, зачем-то похлопал  по обшарпанному борту и со вздохом сказал:
- Что, старина, в последний путь?

В Кызылкумах было жарко. Едва выбравшись из планера Виктор ощутил, как а зубах захрустела мелкая пыль. Прибежал дежурный:
- Виктор, там для вас ребята все приготовили. Перенос матрицы можно начинать хоть сейчас. Посидите на дорожку?
- Если не долго. Времени совсем мало осталось: жаль терять попусту.
- Не, там минутку совсем. Подарки отдадим.
Внутри домика был накрыт стол. Тут был и чай в традиционных пиалах, восточные сладости  и, конечно, арбузы, дыни, персики. В другое время было бы хорошо вот так посидеть, поклевать всякую свежую вкуснятину, что в средней полосе не вызревает. Но кусок в горло не лез.
Вещи, собранные ребятами в подарок, не занимали много места, но оказались практичными: верблюжье одеяло, войлочная шляпа и халат. Последний, правда, был из какого-то современного материала и его можно было спрятать в ладонях, если правильно сложить.
В медблоке молодой врач усадил Виктора в кресл.
- Положите руки на подлокотники и откиньте голову на подголовник. Вот так. Старайтесь прижаться посильнее.
Виктор послушно прижал затылок к прохладной поверхности. Парнишка поколдовал у экрана уселся на табуретке рядом с креслом.
- Сейчас почувствуете себя немного странно. Больно не будет, но эмоциональные отклики на одно и тоже событие будут различаться. Закройте глаза, так легче будет.
Виктор выполнил требование и тут же пожалел. В темноте нарастал страх. Бешеный, неуправляемый, животный. Он словно бился в клетке, сдерживаемый холодной рассудительностью. Не будь ее, страх раздробил бы душу на мелкие кусочки. Виктор не выдержал и открыл глаза. Полегчало, но страх не ушел.
- Вот и все. Готово! - врач взглянул на экран и потом встревоженно на Виктора. - Что-то не так? Судя по...
- Не так. Но терпимо. Вы сами испытывали эту штуку?
- Да, на себе.
- А кто был... эээ...донором?
- Константин, эколог базы, а...
- А мой донор кто и откуда?
Врач вывел на экран досье. По иронии судьбы это был тот Гость, что прибыл из Мексики в то злосчастное дежурство. Время решило чуть пошутить. Все понятно. Бедолагу трясло от всего, что происходило: иначе и быть не могло. Впрочем, разум успешно удерживал мечущегося зверька - эмоции несчастного мексиканца. Но страх этот раздражал как зубная боль.
- В следующий раз.., - Виктор запнулся и поправился. - Если возникнет еще необходимость в наложении матрицы от донора из прошлого, подготовьте реципиента к страху. Они же не видели раньше ничего этого.
Доктор кивнул:
- Спасибо, у нас еще не было данных. Не оставалось времени на испытания. Учтем.
- Надеюсь.
На улице Виктор взял из рук дежурного рюкзак, попрощался с ребятами и не оглядываясь пошел к планеру. Молоденький парнишка-темпоролог дернулся было проводить, но старшие придержали ретивого юнца.
Усевшись за пульт, Виктор откинулся на кресле и прикрыл глаза, мысленно проигрывая действия и отправляя чужой страх в угол сознания. Получилось. Испуг уступил место расчету. Виктор огляделся, прикинул что к чему, взял рюкзак и повесил его спереди. От этого стало неудобно тянуться к управлению, но зато ценный груз точно не потеряется, не сгинет в воронке, случись проблема на выходе. Прогон, проверка. Вот, вроде, и все, можно приступать. Тест системы и в путь!. Виктор посмотрел на экран и вздохнул.
- Перед смертью не надышишься.
Рука человека легла на экран пульта: машина поднялась в воздух и зависла, чуть покачиваясь. Стоящие у домика видели, как планер неторопливо тронулся, сделал круг по периметру и вдруг неожиданно, не выйдя толком из виража, нырнул в воронку.
На экране шефа СБ появилось сообщение с базы "Лес"
- Планер выбросило. В обломках нет органики.
Затем пришла депеша и от темпорологов
- Воронка стабилизировалась.
Горыныч откинулся в кресле и закрыл глаза; время пошло. Триста шестьдесят пять дней минус несколько секунд. И десяток лет жизни...

Кир остановил платформу.
- Чего там такое? - спросила Маришка.
- Дорога. И проезжая дорога, кажется. - Кир осторожно продвинул машину чуть вперед и снова остановился. Захар подошел к краю платформы.
- Ишь ты! Смотри-ка, слева идет и к этой примыкает. Дай-ка я слезу, посмотрю...
Разбойник спрыгнул, дошел до перекрестка и, присев на корточки стал чего-то внимательно разглядывать. Затем поднялся, походил туда-сюда, поднял какую-то штуковину и залез обратно.
- Во! - Захар гордо продемонстрировал подкову.
Кир фыркнул, взял предмет и внимательно рассмотрел. Металл был стесан, но на нем не было и следа ржавчины. Парень передал подкову Маришке.
- Легкая какая! - Девушка взвесила изделие на ладони. - У нас над дверью такая висит... Висела. На ... На счастье.
Кир обнял всхлипнувшую Маришку. Выпавшую из ее руки подкову Захар поднял, заткнул за пояс и туманно пояснил:
- Если кто дернется, тому - ых! Хоть и легкая она, конечно.
Девушка потихоньку успокоилась и теперь тихонько сидела, грустно рассматривая пейзаж.  Кир вернулся к управлению. Немного поколебавшись, он свернул налево и повел платформу над дорогой.
- Какой интересный холм. - Маришка показала рукой на возвышенность справа. - Форма необычная. Словно корабль.
Кир пригляделся. Действительно, было что-то в нем от корабля. Парень повернул платформу. Чем ближе они подлетали к холму, тем яснее становилось, что это и в самом деле корабль.
- Большое судно, - сказал Кир.
- Что? - Маришка с восторгом разглядывала огромный борт со стеклянными уступами и не сразу поняла, про что говорит парень. - Ты про корабль этот?
- Если я правильно помню курс: корабль - когда военный. А это океанский лайнер первой половины двадцать первого века. В фильмах старых есть такие. Значит, судно.
Маришка махнула рукой:
- Все равно красиво!
 Захар только качал головой в изумлении: разбойника впечатлили  размерами. Вблизи стало видно, что огромные борта покрылись налетом ржавчины, а часть стекол разбита. Судно на земле стояло довольно ровно. Часть обшивки на носу разошлась и помялась. За кормой виднелся здоровенный ров. Огромные ржавые винты висели в воздухе. Создавалось впечатление, что лайнер на полном ходу из океана въехал в степь. По борту шла надпись: "Аделаида".
- "Аделаида"... - повторила Маришка. - Как звезда.
Кирьян провел платформу вдоль борта, облетел корму. С другой стороны обнаружился огромный щит из бревен. Он висел на тросах под углом к борту и чем-то походил на трамплин. Наверное, это был подъемный мост. Выходит, тут обитают люди и они не хотели, чтобы непонятные визитеры поднялись на борт. Кир кивнул головой на сооружение:
- А нас тут ждут, я смотрю.
Маришка пристально рассматривала.
- Ага! Это как в средневековых замках подъемные мосты. А значит, и враги у этих людей есть.
- А может - животные? - высказал предположение Кир. - Зачем людям нападать?
- Мало ли...
- Давай им крикнем?
Захар вдруг помотал головой.
- Не, не надо. Они как шмальнут из чего там у них есть и будут от нас кусочки валяться.
Кир пожал плечами:
- Они ж подняли мост. Наверняка потому, что нас заметили. И боятся нас сильнее, чем мы их.
- Дык и шмальнут с перепугу.
- Захар, тут...
Сверху зычный голос гаркнул:
- Изыдите, посланцы ада!
- Эй, мы не причиним вреда! - задрав голову, прокричал Кир.
- Я знаю! Ничто не в силах причинить вред великой "Аделаиде". Мы проводим время в постах и молитвах. И демоны минуют стены. А если кто нападает, тому несдобровать. Можем показать вам, что от них осталось.
Сверху на платформу посыпалась какая-то труха. Раздался звук, будто кто-то бил в барабан и послышались завывания. Маришка стряхнула с волос мусор и теперь с изумлением рассматривала черную ладонь. Захар поднял какой-то кусочек и понюхал:
- Ты смори-ка! Кость жженая. Зачем сыплют-то?
Маришка едва успела добежать до ограждения и ее стошнило. Кир побледнел, сглотнул, но сдержался. Захар непроизвольно облизывал губы и сплевывал.
- Эй, вы! - крикнул Кир. - Мы не демоны. Мы просто заблудились.
- И летаете на платформе? Демоны и есть. Уже такие прилетали.
- Это такая машина. У вас же на "Аделаиде" есть машины. Огромные. И в рубке там...
- Рубка - священное место. Откуда ты знаешь про нее? Кто тебе рассказал?
Захар отодвинул рукой Кира.
- Эй, дурень, та нам дорогу покажи к гнездовью демонов, а сам тут хоть сам сгори. Нам все равно. В какую сторону ехать?
- Куда хотите.
Захар сплюнул:
- Кир, дай пистоль, а?
Кирьян отрицательно покачал головой и принялся разворачивать платформу. Захар что-то буркнул и, стряхнув ладонью со скамейки пепел, уселся. Маришка уже стала розоветь, но все еще не могла прийти в себя. Девушку трясло.
- Они сожгли людей! Они жгут людей!
Кир стиснул зубы и разогнался на полную. Машину трясло, но зато война с управлением помогла отвлечься от нарисованных воображением картин. Только на дороге Кирьян остановил платформу. Пепел сдуло, но парень все равно вытирал вспотевшие ладони носовым платком. Больше даже машинально, чем осознанно. Затем взглянул на кусок ткани и выкинул ее за борт. Хотелось мчаться к горизонту, как можно дальше от страшного места.  Но не удалось. В бок в платформы ударила молния. По крайней мере так показалось. Из обшивки вылетел кусок. Машину завертело волчком и бросило в сторону, люди едва не попадали за борт. Из пробоины повалил белесый пар, резко запахло озоном.
- Прыгайте! - крикнул Кир и швырнул сумку за борт.
Маришка легко спрыгнула и покатилась по траве. Захар сбросил мешок, повис на ограждении и, улучив момент, отпустил руки. Упал разбойник мягко, на бок, но тут же вскочил и выхватил нож. Кир прикинул, рассчитанным прыжком бросил тело по касательной, против вращения, и устоял после прыжка. Платформа сделала еще оборота три вокруг оси, затем начала заваливаться, с гулом ударилась о землю и замерла. Люди выжидающе смотрели на аппарат. В тишине что-то громко звякнуло, по платформе поползла застывая пена.
- Вот и долетались. - констатировал Захар, убирая нож.
- Что это за штука такая? - спросила Маришка, разглядывая кусок какой-то синего каната.
Кир уселся на корточки и тоже принялся рассматривать находку. Канат был, скорее, частью  какого-то животного, вроде змеи. Только на месте головы торчали ошметки зеленоватой плоти, облепленные грязью.  Синие сегменты тела наслаивались друг на друга. Захар уселся рядом, вытащил нож и ткнул в труп.
- Камень.
- Чего?
- Как в камень тыкаешь ножом. Звякает лезвие.
Маришка подняла кусок ограждения платформы и ткнула им в змею.
- Да, похоже. Странный панцирь. Точно, на хитин не похоже. И это...
Девушка ткнула в место, откуда текла зеленая кровь. Внезапно безголовое тело свернулось кольцом, вырвав трубку из рук. Маришка ойкнула, отскочила и затрясла рукой: ее ударило по пальцам. Затем кольца ослабли. Покореженная и сплющенная трубка упала. Кир опасливо поднял ее и рассмотрел:
- Сильно! А вот тут даже разорвало.
В воздухе послышался гул, трава в нескольких метрах от людей стала клониться, будто на нее направили невидимый вентилятор. Гул усилился, а потом по полю пошла волна, словно пресловутый вентилятор перемещался. Маришка огляделась и поежилась:
- Странно тут. Пойдемте лучше к дороге.
- Дело говоришь, деваха. - кивнул Захар и поднял мешок. - Змеюга-то, а? Ее, ведь, и нож не возьмет небось, каменную такую...
Едва люди отправились в путь, как из травы встали люди. Полуголые, раскрашенные в зеленые с коричневым пятна. К тому же вооруженные. Кир, потянувшийся было к ракетнице, но передумал. Сколь странным не выглядел бы арсенал, а просто так его наверняка не таскали.
Вперед выступил человек, на шее которого был повязан грязный зеленый платок:
- Вы на территории государства Аделаида. Сдайте оружие и припасы.
Маришка улыбнулась человеку.
- А нам припасы тоже нужны! Давайте, мы вам часть отдадим и вы нас отпустите?
- Маришка...!
- Что? - обернулась девушка к Киру. - Они же голодные, наверно.
Тот выразительно посмотрел на Маришку и отрицательно помотал головой.
Вожак осклабился:
- Твой дружок уже сообразил. Но ты не бойся. Ты чистенькая, хорошенькая. Капитану понравишься. Если останешься у него в гареме - не съедим тебя.
- Съесть? - голос девушки дрогнул.
Захар скинул с плеча мешок и вытряс его на землю; поднял банку с ветчиной, открыл и оглядел воинство:
- Кто жрать хочет, братва? Вот, держите.
Один из вояк поймал жестянку. Ветчина вывалилась ему на грудь. Воины переминались с ноги на ногу, нерешительно поглядывая на вожака. Тот посмотрел на своих людей и скомандовал:
- Собрать все в мешок. Отнесем Капитану и...
Договорить он не успел. Захар тенью скользнул к предводителю, схватил его за платок и  приставил к горлу нож.
- Вы, ребята, ружьица свои на землю положите. А то, неровен час, командир ваш с перерезанным горлом будет. Скажи им, мил человек, если еще пожить хочешь.
Захар чуть ослабил хватку. Побагровевший вожак принялся жадно хватать ртом воздух и чуть отдышавшись хрипло приказал:
- Оружие на землю!
Зазвенело железо. Кир достал ракетницу и взял одно из ружей с двумя стволами.
- Заряды к нему где?
Один из бойцов вынул из кармана несколько патронов и кинул их на землю. Кир, стараясь не выпускать противника из вида, присел на корточки и собрал цилиндрики в карман.
Внезапно послышался давешний гул, по траве пошла волна.
- Рой! - крикнул один из вояк.
Вся толпа рухнула на землю. Предводитель выпучил глаза и задергался.
- Ложитесь, а то умрете!
Кир дернул Маришку и улегся на землю, все еще не понимая, откуда может исходить опасность. Захар придерживал вожака за платок на манер щита.
Волна по траве подкатилась ближе, гул усилился. Внезапно растения выпрямились, послышался непонятный визг и часть головы вожака словно попала в мясорубку. Захар не успел отпустить платок и упал вместе с телом. Визг снова перешел в гул и стал удаляться, гоня по траве волну. Разбойник стер кровавую кашу с лица, недоумевающе посмотрел на руку и его, наконец, проняло.
- Бежим отсюда!
Захар вскочил и рванул к дороге. Маришка приподнялась было, но Кир дернул ее за руку.
- Лежи!
Захар же удирал в все лопатки. Киру вдруг почудилось, что над травой мелькнула синяя тень, затем другая. И тут снова загудело, но далеко. Рой, видимо, разворачивался. Местные повскакивали и побежали к кораблю. Мост уже опустили. Там явно ждали возвращения отряда. Кир схватил Маришку за руку и они пригнувшись помчались к дороге. К маячившей  фигуре Захара. Что-то мелькнуло над травой. Девушка споткнулась, Кир не удержался и они покатились по траве.
- Фух! Обо что это... - начал было парень отряхиваясь, но девушка прислонила палец к губам и кивнула головой вперед. Там, неподвижно и зловеще, раскачивалась живая родственница найденной рядом с крушением твари. Люди завороженно смотрели, как пластины вокруг граненой головы раскрылись в шестиугольный шипастый воротник. Геометрическая правильность линий завораживала не меньше движений. Киру змея чем-то напоминала смешанный вирион из учебника по курсу вирусологии. Но это сравнение, как ни странно, успокоило. Парень медленно достал ракетницу, плавно поднял ее и выстрелил, целясь правее существа. Расчет оказался верным: змея бросилась за ракетой. Кир подхватил ружье и они с Маришкой не мешкая побежали к дороге.
- Пить хочется... - пожаловалась Маришка, отдышавшись.
- Там вода осталась.
Захар вздохнул, полез за пазуху и вытащил небольшую пластиковую бутылку.
- На, Машка. Только немного. Тут на всех.
Девушка кивнула, сделала пару глотков теплой воды и отдала емкость обратно.
Захар протянул бутылку Киру:
- Будешь?
- Не стоит... - парень вдруг ощутил сухость в горле, но вода могла пригодиться для Маришки. - Лучше пусть останется.
- Глотни, глотни. Нам идти еще по солнышку. Не сдюжишь. А тебя мне не доволочь. Деваху могу, а ты тяжелый больно.
Захар был, в общем-то прав. Кир сделал пару глотков теплой, но необычайно вкусной воды. Хлебнув последним, разбойник тщательно закрутил крышку и убрал бутыль обратно.
-Куда двинем?
- Вперед. Туда.
По выкрошенному бетону если и ездили, то не часто. Люди шли второй час, но никого не было видно. Кир отдал ракетницу и патроны девушке, сам же разобрался с ружьем. Конструкция была простой. Так же вставлялись патроны, как и в ракетнице. Выбрав какой-то  бугорок, Кир выстрелил. Отдача больно ударила в плечо, бугорок вздыбился. Из него вырвалось облако чего-то белого и взвился чуть не до небес огонь. Бетон под ногами дрогнул, от грохота заложило уши. Маришка потрясла головой, словно пытаясь избавиться от шума и спросила:
- Чем это оружие стреляет?
Кир отдал девушке патрон. Та рассмотрела пластиковый цилиндр с желтой шляпкой с одной стороны, и массивным серым металлическим орехом внутри пластика. Парень пояснил:
- Это, вот, пуля. Обычный мягкий металл. Скорее всего свинец, судя по весу. Вероятно, попал я во что-то.
Захар кивнул:
- На холмики эти, видать, и наступать-то не стоит.
Маришка отдала цилиндрик обратно и вздохнула.
- Змеи каменные, рой этот невидимый, взрывающиеся холмики, грибы... Здесь нелегко выжить.
- Пошли дальше?
Девушка кивнула; она окончательно пришла в себя. Захар крякнул, достал нож и пошел вперед. Припекало. Несколько раз слышался звук приближающегося роя и даже появилась волна, заставив людей лечь в пыль, но на дороге никто не появлялся.
- Пить очень хочется. - Маришка вздохнула.
Захар без колебаний протянул ей бутылку:
- Допивай, деваха. Только бутылочку отдай, пригодится.
Девушка взяла воду и вопросительно поглядела на Кира. Тот улыбнулся:
- Пей, Машуль. Еще добудем.
Она благодарно улыбнулась и допила остатки воду.
- Спасибо!
 Дорога огибала небольшую рощицу. За ней обнаружился разрушенный городок.  Закопченные остатки стены под ярким солнцем выглядели зловеще. Покосившиеся столбы с обрывками проводов, торчащий над землей кусок дороги, почти упершийся в бетонку, кучи кирпича... Казалось, неведомый великан выдернул могучей рукой это поселение из одного мира и швырнул в другой.
- Завременье...,- Маришка вздохнула. - Узел, водоворот...
- Может, воду поищем? - предложил Захар, кивнув на город. - Рощица, вишь, сама так просто расти не станет - водица  нужна. А значит, там ее поискать можно: ручеек, бочажок какой-никакой...
Маришка вспомнила уничтоженного обитателя платформы и поежилась:
- Что там  в развалинах живет? Стоит ли рисковать? Вспомните того..., - девушка сглотнула, - паука.
- Да, не стоит, пожалуй, рисковать. - кивнул Кир.
Послышался странный, вибрирующий свист, над дорогой что-то промелькнуло и зависло. А затем ринулось на людей. Кир вскинул ружье, но нож Захара успел раньше. Существо рухнуло на дорогу и хлопая крыльями поползло, волоча за собой облепленные пылью кишки. Люди недоуменно смотрели на умирающее создание. На каждой из четырех граней головы  судорожно и в разнобой то открывались, то закрывались пластины. Перламутровые наросты, словно покрытые сеткой едва выступали за уровень "клюва". Ближе к окаймленному перьями хвосту та же четкая центральная  симметрия, что и у змеи. Крыльев восемь и очень странной формы. Кир взял у Захара нож и расправил одно из них. Перепонка с едва заметными прожилками словно бы натянута на тонкий каркас из того же твердого материала, что и пластины змеи: нож  звякал, словно им постукивали по камню. Маришка вдруг сказала:
- А ведь эта...ммм...птица должна была как-то приземляться, а ног у нее нет. Как она взлетала, раз крылья вокруг тела?
- Вертикально. Должна вертикально, - Кир попытался раздвинуть перья на хвосте но нож только проскрежетал по тоненьким пластинам. - Она вот так стоит, наверное.
- Похоже.
- От ить ее! - Захар помотал в изумлении головой. - И каких тварей на земле грешной не уродится, а?
- Это не та земля, что породила, как мне кажется - Кирьян встал и отдал нож.- Пойдемте-ка отсюда побыстрее. Птички эти облюбовали развалины, похоже.
За очередным поворотом людей ждал сюрприз: справа и слева от дороги стояли странные машины.
- Вертолеты! - воскликнула Маришка. - У нас такой похожий в музее института стоял.
- Точно! - хохотнул Кирьян. - Старые знакомые. Только, похоже, эти не летают.
Обломанные лопасти свисали по сторонам выгоревших зеленых кабин. В мутных стеклах кое-где виднелись пробоины. Два покореженных аппарата явно не годились для полетов.
Между машин встал человек в светлой пятнистой униформе и выгоревшей почти добела панаме. Он скрестил руки на груди и ждал, когда люди подойдут поближе.
Когда путешественники остановились, человек склонил голову чуть набок. Он улыбался, что  совсем не вязалось с холодным блеском светлых, словно выгоревших глаз.
- Здравствуйте! - сказал Кир, протягивая руку. - Меня зовут Кирьян.
Человек проигнорировал представление, все так же рассматривая чужаков. Кир убрал руку и пожал плечами: мало ли какие тут порядки? Может и спрашивать-то не стоит. Но едва парень двинулся вперед, намереваясь обойти человека, как тот поднял ладонь, словно хотел сказать
- Стой!
Справа что-то заскрипело. Оказалось, там, в вертолете, в проеме двери сидел еще один человек в униформе и целился в людей из непонятного оружия. Устройство возвышалось на облезлой ножке и сбоку к нему был подвешен зеленый ящик. Кир с любопытством рассматривал человека в вертолете. У сидевшего на носу красовались черные очки, скрывавшие глаза. Маришка улыбнулась человеку в панаме.
- Здравствуйте! А что там? Город? Вы охраняете его? Нам пройти надо. Пропустите нас, пожалуйста.
С лица человека пропала улыбка. Он какое-то время пристально разглядывал Маришку, отчего та засмущалась, потом покачал головой, сплюнул и повернулся к девушке спиной.
- Эй! - Маришке это не понравилось. - Так невежливо!
Захар почесал нос и кашлянул:
- Ты б сказал чего полезное, мил человек.
В ответ только тихо скрипнула турель.
Захар вздохнул:
- Мы, паря, из лесу пришли, но нет там указателей. А нам домой надо. Не мешай, ладно? А то придется тебя того. Пропусти нас, солдатик, и мы тихонько протюхаем своей дорогой.
- А не пропустите, - вклинился Кир, - мы обойдем по полю вашу...заставу.
Человек в униформе раскрыл рот и беззвучно захохотал.
- Так пропустите же нас! - раздосадованная Маришка топнула ногой. - Мы у вас поживем, пока не поймем, как выбраться. Или пока нас не спасут.
Человек и второй, сидящий в вертолете переглянулись, вспыхнули ярким бирюзовым светом и исчезли. Скрипнула ржавая турель в опустевшем вертолете и внезапно все кануло во тьму.

Все произошло настолько стремительно, что Виктор даже не сообразил, как оказался на земле. Даже не на земле - в болоте. Вокруг торчали травянистые кочки, на которых уродливыми огрызками расположились чахлые березки. Виктор уцепившись за дерево, кое-как встал. Грязь зачавкала, неохотно выпуская рюкзак. Темная вода хлынула в яму. В ботинках хлюпало.
- Черт бы...
Засасывало немного, но "посадка" произошла на окраине болота, что неплохо, если подумать. Держа рюкзак за лямку, Виктор вошел по сень хвойного бора. Берег быстро поднимался. Темные мхи, сменившие светлых болотных родичей, понемногу закончились. В лесу обнаружилась круглая полянка, заросшая ярко-зеленой травой. Поперек, словно перечеркивая круг, лежала сосна. Виктор уселся на ствол, разулся и вылил из обуви воду. С удовольствием ощущая влажную прохладу земли босыми пятками, собрал ветки и развел почти бездымный костер. Ботинки он повесил вверх подошвами на воткнутые поблизости от костра палки. Затем распечатал концентраты и съел кубик дневного рациона. Кто-то непонятно зачем пытался придать этой органике вкус фруктов, но от этого состав вкуснее не стал. К тому же, консистенцией концентрат смахивал на замазку. Но спецы говорят, что в кубике заключено все необходимое для поддержания нормальной жизнедеятельности организма. Возможно, конечно, вот только чувства сытости после него не появилось.
Поев, Виктор включил аком. Аппарат растеряно мигал: спутников не было. И вокруг тоже никого, если прибор не врет.  Но машинка, похоже, работает, что уже неплохо.
Хрустнула ветка, человек обернулся. Любопытный зверек высунул свою пушистую мордочку из кустов и внимательно разглядывал пришельца. Виктор улыбнулся. Зверек был незнакомым. Остренькая мордочка, черные бусинки глаз, коричневая шерсть и с черной полосой о носа к ушам. Кисточки как у рыси. Существо совершенно безбоязненно вышло на поляну - под лапами при этом почему-то громко захрустели ветки - и вспрыгнуло на ствол. Тот от прыжка качнулся. Видимо, равновесие было шатким. Постояв немного, зверек покачиваясь из стороны в сторону двинулся к Виктору. На шерстке заиграла радуга, как на мыльном пузыре. Дерево непонятно почему тяжело содрогалось при каждом шаге. Это как-то не вязалось с размерами зверька. На всякий случай человек вынул нож. И вовремя. Совершенно неожиданно существо бросилось на Виктора. Тот успел увернуться и взмахнуть ножом. Клинок блеснул на солнце и скользнул по шерсти зверька. Зверька? На поляне перед Виктором стояла огромная зверюга, примерно полтора метра в холке, молотя себя по бокам хвостом. Припав к земле, тварь готовилась ко второму раунду. Человек наклонился к костру и выхватил из него горящую ветку. Зверь прыгнул, оскалив зубастую пасть. Прыжок был стремительным, выверенным, точным. Виктор едва успел уклониться. Он швырнул в оскаленную пасть горящую деревяшку и попытался достать зверя ножом. Удар получился неудачным - в ребра: не задел ничего жизненно важного и особого вреда не причинил. Зверюга дернулась, рукоятку вырвало из ладони, нож остался торчать в боку хищника. Разозленная болью тварь крутанулась на месте, пытаясь дотянуться зубами до ножа. Человек попытался достать пистолет, но тот зацепился. Тогда Виктор вытряхнул рюкзак, схватил игломет и едва успел привести его в боевое положение, как существо атаковало снова.   Защелкали иглы. Животное взревело, ткнулось носом в землю и забило лапами. Из множества мелких ранок текла кровь. Оружие сработало на славу. Вот только вид изуродованной морды вызывал тошноту и жалость. Виктор потянулся было к рукоятки ножа, но вдруг застыл от изумления: задняя лапа зверя начала быстро уменьшаться. Он торопливо выдернул оружие, обтер клинок пучком травы и ткнул им в лапу. Конечность тут же обрела прежние размеры. Виктор осторожно приложил ладонь к шерсти существа. Спустя несколько секунд он увидел, как ладонь уменьшается, превращаясь в детскую. И никаких ощущений, если не считать легкой щекотки. Виктор отдернул руку и вытер ее обеззараживающей салфеткой. Рука тут же вернулась к прежнему размеру. Зверь же уменьшался до тех пор, пока не стал снова симпатичным безобидным зверьком. Только примятая по контуру трава выдавала истинные размеры тела существа.
- Вот тебе и мелкий хищник! - Виктор убрал нож, переложил Кольт в кобуру, прикрепив комплект к одежде и вздохнул. - Кто ж тебе тут иллюзии такие строит, а?
В общем-то ответ напрашивался сам собой. Но на всякий случай Виктор провел эксперимент, бросив на труп существа использованную бактерицидную салфетку. Сработало. Буквально спустя мгновение зверюга лежала во всей своей красе. Значит, колонии простейших. Симбиоз. Наверное, питаются вместе. Одно ясно, что ботинки досушивать не стоит: есть шанс нарваться еще на какого-нибудь местного льва, выглядящего мышью. Он-то у себя дома... Виктор расшвырял угли и затоптал костер. К болоту за водой решил не ходить: вполне можно было нарваться на что-то неприятное.
Горячий пластик был еще противным и влажным. Обуви не хватило совсем чуть-чуть; придется досушивать интенсивной ходьбой. Виктор собрал вещи. После некоторого размышления игломет он положил в карман. Так, на случай непредвиденный встреч. Пистолет же напротив - достал из кобуры, взвел курок и снял оружие с предохранителя.
Всего часа полтора назад идти через лес было бы и не очень сложно. Завалов встречалось немного. Но теперь человек все время прислушивался, приглядывался. Дремучие инстинкты отодвинули в сторону разум. Хрустнет ли ветка, скрипнет ли где чего-то - Виктор замирал и внимательно оглядывался, стараясь прижаться спиной к ближайшему дереву. Раза два он слышал вверху странный звук - вибрирующий свист. Но тот исчезал раньше, чем человек успевал заметить источник.
Лес все тянулся и тянулся. По ощущениям, день потихоньку клонился к вечеру. Перспектива ночевки под деревьями удручала Виктора. Укрытие искать смысла не было. Можно, конечно, и на деревьях попробовать, но совсем не факт, что там безопасней. Придется палить костер. Надо местечко только подобрать. Уже смеркалось, когда за деревьями обнаружилась нужная полянка. В центре, зарывшись одним концом в траву лежала труба приличного диаметра. Зелень местами скрыла светлую поверхность. Виктор осторожно шагнул на поляну и подошел к непонятной штуковине. Вблизи труба оказалась больше, нежели с опушки. Обходя  непонятный артефакт, Виктор споткнулся об торчащую вбок закругленную плиту, почти невидимую под растительностью. Похоже, это был самолет. Подобные лайнеры пару веков назад активно бороздили небо. Судя по тому, что в корпусе не было иллюминаторов - самолет грузовой. Нос самолета под слоем травы был деформирован. Видимо, удар пришелся больше на хвост. Его просто оторвало. Виктор ножом расчистил заросли кустарника: стал виден разорванный металл, свисали обрывки проводов, трубок и обшивки. Скорее всего, не только хвост, но и какая-то часть фюзеляжа оторвалась при падении. Включив фонарик Виктор обнаружил в глубине дверь. Что ж, если открывается - самое оно на переночевать. Виктор нагнулся и, подсвечивая себе путь прошел к двери. Едва он нажал ручку, как замок щелкнул и дверь открылась. Внутри оказались завалы из раскиданных коробок, мешков, ящиков... Виктор тщательно прикрыл за собой дверь и оглядел отсек: явных повреждений не видно. При этом воздух казался довольно свежим. Возможно, обшивка где-то и разошлась, но не сильно. Из мешков помягче удалось соорудить вполне приемлемую постель. Поворочавшись, Виктор уснул чутким сном, вздрагивая при малейшем шорохе.
Проснулся он разом, буквально вынырнув в реальность и осторожно приоткрыл дверь.  Снаружи едва начиналось утро. Светло-серые сумерки только собирались уступить место ярким краскам рассвета. Надо двигаться дальше. Виктор подхватил рюкзачок и выбрался из самолета, держа пистолет наготове. Лес заполняла утренняя густая тишина. Сонный ветер еще не окреп, чтобы заметно шуршать в кронах. Птицы! Человек вдруг осознал, что еще не так с лесом. Конечно, птицы ! Обычно, в любом, даже захудалом лесочке, всегда найдутся пичуги. А тут...
Виктор разбросал ветки и прелую листву. Сквозь дыры в изуродованной кабине пилотов можно было разглядеть мох. Он заселил все так основательно, что даже если там и находились останки летчиков, то уже не представлялось возможным разглядеть их. Может быть и к лучшему.
Определив ориентир, Виктор вошел в лес. Скоро по пути обнаружилась очередная полянка.  На ней росли гигантские грибы. Виктор уже хотел пересечь ее, но вдруг заметил под шляпкой - шляпищей, даже! - ближайшего гриба выбеленные кости. И костей явно много для одного умершего существа. Это было не слишком здорово. Можно пересечь, конечно, но стоило ли рисковать?
- Береженого бог бережет!
Виктор решил обогнуть поляну. Вот только сделать это оказалось совсем непросто. Иссиня-черные, идеально круглые лужицы разного диаметра странными следами тянулись по обе стороны от поляны. Взяв палку, Виктор ткнул в одну: дерево скользнуло по поверхности, словно по стеклу. Странное в этих пятнах было то, что они словно только появились. Трава не нависала над ними. Виктор отбросил палку, подумал и шагнул вперед. Ноги тут же намертво прилипли к лужам. Мало того, субстанция стала поднимать по ботинкам. Человек задергался, словно попавшая в паутину муха. В голове пронеслось: "Все!" Вокруг тела закружил вихрь. Мощный, но не страшный какой-то. Скорее странный, беззвучный, белесый и теплый. Он крутился осторожно, едва касаясь. Вихрь будто пытался ощупью изучить человека. То рукав тронет, то кобуру, то нож. Внезапно на миг прервалось дыхание и тут же снова воздух появился. У Виктора захолонуло сердце и тут же снова все пришло в норму. Зато вихрь раздался. Он границы отодвинулись на расстояние вытянутых рук. Бешено вращающуюся поверхность прорезали цветные полосы и узоры. Спустя миг Виктор обнаружил себя стоящим в рубке "Ласточки". Он целился из энергана в ... обнаженную Маришку Стебунову? У девушки на голове почему-то красовался венок. Она заливисто смеялась, гладя на ту громадную зверюгу. Хищник довольно высунул язык, на который из разнесенного иглометом в лоскуты носа капала кровь. Из глаз животного текли кровавые слезы. Виктор отшвырнул энерган и закрыл глаза. Мысленным счетом секунд удалось  выбросить из головы наваждение. Но тут на плечо легла чья-то ладонь. Виктор вздрогнул и открыл глаза.
- Ты пришел за нами?
Рядом стоял Кирьян с каким-то древним двуствольным мультуком в руках. Парень задорно и очень по-доброму улыбнулся.
- Спасибо что пришел, Вик! Будешь стрелять? Возьми, на. Отличная машина. Бьет наповал.
Виктор отшатнулся. Кокон вокруг становился все больше, цветастее. Горыныч сидел за столом с банкой пива в левой руке и плакал, разглядывая фотографию в рамке. Возник экран инфора. На нем проступили графики темпоральных катаклизмов. В центре экрана завертелась воронка. Она росла в размерах, размазывая стол и шефа, затягивая Виктора внутрь. Сперва руку, а потом и тело завернуло. Казалось, кто-то выжимал белье. Сознание на миг отключилось и вот Виктор на полигоне, только воюет не с роботом. Человек против человека. Погибший в прошлом году в катастрофе Гарик Левин. Противник сжимал в руках  древний шестиствольный пулемет. Заклубился туман, обвиваясь белесыми щупальцами вокруг ног. Виктор вдруг не к месту подумал, что столь тяжелую штуку не удержал бы в руках даже здоровяк Гарик. Но тот повел плечом, усмехнулся. Стволы закрутились. Виктор беспомощно посмотрел по сторонам, пытаясь найти хоть малейшее укрытие, взглянул на пустые руки, на туман... Но Гарик развернулся и выстрели в сторону полигона. Стволы изрыгнули пламя, послышался затухающий вой. Полигон раскололо, выплеснулась стена огня. Гарик хмыкнул, покачал головой и пошел в пламя.
- Стой! - крикнул вдруг Виктор и побежал за другом.
Тот поднял руку, словно приказывал остановится, а сам шагнул в надвигающуюся волну лавы. Справа и слева от огня стремительно намерзал лед. Виктор бросился туда, стараясь откатиться подальше и встал. Перед ним теперь стояла Лара. Его Лара, не сумевшая забыть "Ласточку". Лара, не простившая своего сильного и благородного Тигра... Ее нашли только через полгода, обнаружив в горах разбитый планер.
- Случайность. Отказал генератор. - сказали специалисты. - Вероятность одна на миллион.
Но Виктор знал, что это не так. Слишком много совпадений перед крушением. А она... Она могла сладить с системами. Просто специалисты и подумать не могли, что кто-то захочет …  уйти сам.
Девушка посмотрела Виктору в глаза, виновато улыбаясь. Затем коснулась его щеки и сказала:
- Я не иду с тобой, Тигр!
Виктор вздрогнул. Он уже отвык от прозвища. Оно отозвалось внутри ностальгической нежностью.
- Лара... - Виктор попытался удержать руку, но девушка легко выдернула ладонь.
- Нет, Тигр, нет. Этот путь для тебя или для него.
Она показала Виктору куда-то за плечо. Он резко обернулся: на другой стороне огненной реки, посреди ледяного поля, стояла фигура в грязном комбинезоне. А рядом с ним стоял Барин и что-то объяснял тому, второму...
- Но... - Виктор повернулся, но Лара исчезла.
А когда взглянул на двойника, то обнаружил, что бедняга тоже остался один. Но пристально смотрит на него, на Виктора. Они шли вдоль реки огня, поглядывая друг на друга. Виктор старался держаться узкой полосы, где жар рассеивал холод льда. Левее было пекло, правее - полярная стужа. Двойник шел так же. Хотя нет. Он двигался под наклоном. Все его ледяное поле... Виктор вдруг сообразил, что и его поле тоже наклонилось. Теперь огненная река стала стеной, а двойник бредет вверх ногами. В какой-то неуловимый миг этот ледяной и огненный мир вдруг превратился в шар, две половинки которого разделяла полоса огня. А две грязные фигуры брели по внутренней поверхности вдоль разделителя. Шар стал вытягиваться, искривляться. В поверхности образовались провалы, где в вихрях и шипении сливались огонь и лед. Под ногами Виктора исчезла опора, тело швырнуло в пустоту. Через секунд последовал мощный удар по ребрам, в глазах потемнело. Человек закашлялся и огляделся. Вокруг снова был лес. Вечерний лес. И ни единого следа черных лужиц. Рядом лежал рюкзак. Вся амуниция вроде бы цела. Кроме акома: тот не подавал признаков жизни. Пожалуй, это был единственный предмет, который убедил Виктора в реальности происшедшего. Уничтожить подобный приборчик довольно непросто. По слухам, его энерган-то брал с третьего выстрела. Виктор покрутил почившее устройство в руках, вздохнул и зашвырнул машинку в лес. Затем сделал из молодой сосенки приличную палку, чтобы тыкать в разные непонятные штучки в траве. Пришлось пожертвовать бактерицидной салфеткой и замотать рукоятку: к смолистой поверхности неприятно прилипала ладонь.
Хвойные породы потихоньку исчезли, их вытеснили деревья с искривленными стволами. Листья странных растений были похожи на дубовые, но жесткие, словно отлитые из пластика. При этом края оказались очень острыми и оставляли на палке зазубрины. Хорошо хоть росли эти деревья не плотно, между ними оставалось достаточно места. Правда, огромные корневища выпирали из земли чудовищными змеями, так что приходилось перепрыгивать через них. Один раз Виктору показалось, что корень пошевелился, но он списал это на усталость от упражнений.
Уже совсем в темноте человек вышел из леса. Он сделал пару шагов и ощутил под ногами появилось твердое покрытие. Присев на корточки, Виктор провел рукой по поверхности: похожа на асфальт.
Внезапно темноту взорвал бирюзовый свет: сперва всполохи, затем темное небо рассекли яркие лучи. Они пересекались, сплетались, рассыпались... Что-то произошло и из лучей как-то выстроилась арка. Виктор не успел отследить переход, все произошло невероятно быстро. А под аркой стоял его планер. Тот самый обшарпанный старичок, на котором сюда... Не может такого быть! Тот наверняка рассыпался кусками металла в Удмуртии. Но как? Виктор подошел к планеру и похлопал по обшивке. Не призрак, не галлюцинация, похоже. Уж слишком много всего: вмятинки, царапинки.... Ладно, есть и есть. Уже неплохо! Есть где переночевать, по крайней мере. Человек забрался в машину и включил свет. Привычная, чуть желтоватая подсветка, не могла соревноваться с бирюзовым сиянием арки, но хоть стало полегче. Вся эта психоделика изрядно утомляла.
Внутри аппарата все было на месте, ничего не поменялось. Виктор уселся в кресло, положив рюкзак на соседнее и активировал пульт. Чисто машинально; он не собирался лететь. Тот послушно ответил россыпью пиктограмм на экране. Зелененькие картинки исправных узлов должны, по идее, радовать, но как раз эта деталь насторожила. Ну не бывает у старой машины все настолько в порядке. И эта не была исключением при первом знакомстве. Да что там! И у новых планеров попадались желтые значки. А тут - сплошная зелень.
Виктор включил обзор, но там ничего полезного не удавалось разглядеть. Одно сплошное бирюзовое свечение кругом. Хорошо, раз машина на ходу, то надо побыстрее выбраться из под арки. Виктор осторожно манипулируя управлением поднял планер и двинул машину чуть вперед. Свет усилился. А арка не пропала, она замкнулась в кольцо. Мало того, кольцо это теперь вращалось в горизонтальной плоскости вокруг машины. И постепенно ускоряло свое вращение. Все быстрее и быстрее мелькал бирюзовый свет. А через минуту глаз уже не мог разглядеть мелькание. Теперь планер висел словно бы внутри светящегося шара. Приборы не фиксировали движений, но ощущение перемещения присутствовало. Виктор попытался двинуться назад, но машина игнорировала команду. Получалось, что планер сейчас просто коробка. Вряд ли сейчас разумно пытаться выбраться наружу. Так, поиграться пультом, разве что. Виктор, особо ни на что не надеясь нажал пиктограмму логгера и откинулся в кресле. По экрану послушно поползла информация о прошлом планера. Несмотря на то, что значок журнала был зеленым, все же что-то там сбоило. Например, стоянка в течение почти трехсот лет - явный бред. Машина, которую начали делать-то сотню с гаком лет назад, никак не могла иметь столь почтенный возраст. Тем более, что первые модели столетней давности, стоящие ныне в музеях, выглядели натуральными кривобокими  кастрюлями. Виктор подключил  видеоряд. Да, система отказала. За все годы набралось минуты две записи. И те... Картинки клипов были простыми, понятными. Мельтешащие снежинки, вспышка света, идущий человек... Вот и разгадка исправности всех систем.
- Системе диагностики хана, старичок. Отлетался...
Старческое слабоумие уже у машины. И все же жалко планер. Нейронную схему никто растить не будет - нет смысла. Порежут и в переработку.
Виктор отмотал видео назад и увеличил человека. Тот, кто шел по темному полю, или по черт его знает чему, где стоял этот несчастный агрегат, был знаком. И фигура, и походка... Человек обернулся и Виктор закрыл глаза. Сознание отказывалось верить в происходящее: с экрана смотрела Лара. Смотрела пронзительно. В душу, как во времена их ссор. Но словно перехватив взгляд Виктора, она внезапно  улыбнулась и приглашающе махнула рукой. И ушла в метель. Виктор вдруг понял, что не может вспомнить улыбку любимой. Когда они расстались, Лара обычно либо плакала, либо хмурилась. Чаще -  первое. Он взглянул на метку и усмехнулся- почти восемьдесят лет назад съемка была, если верить дате. Похоже, не машина врет, а время. Зря обидел планер. Виктор остановил и приблизил снег из первого кадра. Нет, это не снег. Скорее, рой насекомых. Или помехи. Причем, помехи даже вернее: кружась, "снег" постепенно делался прозрачным и исчезал. Вспышка и была вспышкой - коротким и мощным всплеском видимого излучения. Логгер зафиксировал десяток предшествующих секунд - кромешная мгла. Потому даже в записи вспышка резанула по глазам. Виктор остановил картинку, выставил фильтры и приблизил изображение: внутри белесого поля засветки вращался маленький черный куб. И ничего больше. По метке судя, это произошла вспышка  примерно пять часов назад. А тогда был день еще. Впрочем, с тем же успехом событие могло произойти и год назад.
- Эх, ты, бедняга! - Виктор погладил обшарпанный подлокотник. - Потрепало тебя по этим закоулкам.
Машину неожиданно тряхнуло. За стеклом все так же равномерно мерцал бирюзовый шар. Хотя-нет, не так. Уже заметно мелькание полос; на грани восприятия, но заметно. Получалось, что кольцо потихоньку замедляет вращение. Очередная встряска оказалась сильнее предыдущей и едва не выбросила человека из кресла.
- Что-то кочек много тут, на пути этом бирюзовом, - пробормотал Виктор, застегивая ремень.
Снова встряхнуло. На этот раз совсем от души, даже ремни затрещали. Зато кольцо замерло. Лететь на «самостоятельном» планере дальше не стоило. Виктор сорвал пломбу с выключателя автоматики и принялся опускать машину вручную. Он вел планер вниз буквально по миллиметру, стараясь не обращать внимания на столбик альтиметра. Прибор показывал почти шестьдесят благополучных метров. От этого появлялось искушение прибавить скорость снижения. А ведь вполне может оказаться, что до земли остался от силы метр. И тогда от машины останется груда металлолома. Соответственно, от пилота - кровавая лужа. А от мира...
Это была чертовски долгая посадка. Казалось, что там, внизу, раскинулась бездна и несчастный планер будет приземляться еще столетие. Но легкий толчок совпал с цифрой ноль на альтиметре. Машина стояла на грунте. А за окном опять висела бирюзовая арка. Недолго висела, правда. С минуту удалось полюбоваться, прежде чем вспышки света разметали сооружение в клочья. Обрывки бирюзового свечения затухали красиво и плавно.

Вокруг был кромешный мрак. Кир развел руки в стороны и наткнулся на что-то мягкое.
- Тихо ты! - буркнул Захар. - Глаз мне высадишь ручищами своими махая.
- Темно как! Дайте кто-нибудь руку, чтоб не наткнуться ненароком. - Маришка говорила спокойно, но неестественно высоким голосом. Она отчаянно трусила.
Кир нащупал плечо Захара и сказал:
- Держи меня за руку. Вроде, тут большое помещение.
- Чертям тут раздолье... - пробормотал разбойник. - Любят они тьму.
Его шершавая ладонь вцепилась в руку парня намертво. Захар, похоже, чувствовал себя в темноте не очень хорошо. Кир вытащил платок, скомкал и бросил его под ноги. Оставил метку на всякий случай. Затем попросил девушку:
- Маришка, разведи руки в стороны и потихоньку крутись на месте и что-нибудь говори. Мы идем к тебе на голос.
- А можно я буду петь?
- Можешь петь. - улыбнулся Кир.
Честно говоря, парень тоже чувствовал не лучшим образом: воображение рисовало разные провалы, острые осколки камней и смертоносные ловушки. Но надо было действовать. Для начала - собрать команду вместе.
В темноте тонкий голосок Маришки пел старенькую детскую песню про елочку. Звук то чуть двоился эхом, то казался совсем близким. А иногда глох, словно тонул в вате.
- Захар, не выпуская мою руку отходи, на сколько сможешь. Вторую тоже вытяни. И будем искать Маришку.
Насчет не выпускать - можно было и не говорить. Испуганный разбойник не отпустил бы руку и за все сокровища мира. У Кира уже пальцы заныли от железной хватки Захара.
- Теперь идем туда, где голос.
Через несколько секунд счастливая девчонка повисла на шее Кира.
- Как хорошо! Как хорошо, что вы здесь! - Маришка повторяла и повторяла эти слова.
- Машуль, все нормально, все в порядке. Все прошло, маленькая!
Девушка всхлипывала, а Кир радовался, что вокруг кромешная тьма. Хоть не видно его досады и растерянности. Так вляпаться на ровном месте. Надо было проверить, обойти, наконец. Кирьян вдруг понял, что напрасно казнится. Людоеды, рой, змеи... Что еще уготовила им земля завременья? На всякий случай парень положил на пол ремешок от акома в качестве метки.
- Чего делать будем, а? - Захар шмыгнул носом.
Ладошка Маришки дрогнула в руке Кирьяна. Девушка все еще не успокоилась толком.
- Что делать? Ничего. Будем держаться за руки и ждать. Можно сесть на пол, чтобы не стоять. Только не выпускайте руки. А то потеряемся.
- А сколько мы..., - начал было Захар, но Кир дернул его за руку.
Люди сели на пол. Темнота вокруг казалась густой, осязаемой. Хотя... Киру на миг показалось, что он различает что-то. Какой-то намек на свет возникал, когда смотришь чуть в сторону. Но стоило пытаться разглядеть, как иллюзия исчезала. Нет! Вот прямо сейчас он мог поклясться, что видит едва заметный абрис справа. Слишком миниатюрный для Захара. Значит, Маришка. Или кажется все-таки?
- Светает никак! - с радостью в голосе сказал Захар. - Деваха, я тебя, кажись вижу.
- И я заметил! - Кир коснулся плеча девушки.
- Да, да! Я вижу вас всех! - Маришка радостно вскочила.
Радость радостью, но Кира как-то смутил факт, что в темнице свет шел из стены. Когда стало еще светлее, он встал и прошелся по помещению. У дальней стены обнаружился платок. Чуть ближе нашелся и ремешок акома, который он бросил позже. Присев на корточки, Кир мысленно провел линию до стены. Получалось, что их компания попала в темницу совсем с другой стороны. Не там, где должны были. Или темнота сыграла злую шутку, или их переместили как-то. Между тем, в помещении стало совсем светло.
- Надо б дверку какую-никакую отыскать.
Захар фактически озвучил мысли Кира. Это было бы очень кстати сейчас.
- Я там пойду посмотрю, - Маришка кивнула на противоположную стену. - Кир, ты туда. Захар - эту.
Все принялись внимательно осматривать гладкие камни, пытаясь отыскать хоть щелочку. Увлекшись, Кир и Маришка столкнулись. Секунду они непонимающе смотрели друг на друга а потом с облегчением расхохотались. Еще через секунду к ним присоединился Захар. Люди смеялись без всякой причины и им становилось легче. Не было еды, воды, оружия. Не было дверей, ведущих из темницы. А они смеялись. И темница темница сдалась. Конечно, это было совпадением, но внезапно, словно обидевшись на смех на собой, их тюрьма открылась. Светящаяся стена отъехала, выпуская людей наружу. Все еще посмеиваясь, компания вышла на поляну. Изумрудная трава словно купалась в лучах солнца. Вокруг стояли искривленные деревья. Им бы лучше подошли скалы: там в порядке вещей такие растения, старающиеся укрыться от ветра и не упустить ни единой частицы солнца. Крепкие и неказистые, деревья создавали естественный барьер между поляной и лесом.
- Солнце! - воскликнула Маришка и протянула руки навстречу свету. - Смотрите, солнце!
Кир жмурился и наслаждался живительным теплом. Захар удовлетворенно кряхтел: он тоже радовался солнцу.
- Ой! - Маришка испуганно указала на деревья.
Два больших корявых растения неожиданно резко приподнялись на толстых корешках и отодвинулись друг от друга. Через мгновение на поляну выбежал здоровенный паук. Поросшие редкими жесткими волосками длиннющие лапы росли из каплеобразного черного тела. Существо остановилось в считанных сантиметрах от закрывшего собой Маришку Кира. Огромные хелицеры едва не уперлись парню в грудь. Паук какое-то время покачивался, словно раздумывал с кого начать трапезу, а затем почему-то опустился на брюхо. Хитин противно заскрипел. Люди замерли. Спина вдруг раскрылась и из паука выбрался человек. Это было настолько неожиданно. Маришка открыла рот, Кир потряс головой, а Захар истово перекрестился. Обычный человек в синем комбинезоне самого что ни на есть обычного покроя улыбался и смотрел на их компанию. На солнце весело поблескивала лысина, словно дублируя улыбку.
- Привет, новички! Я Джеральд. Джерри
Кир улыбнулся и протянул руку:
- Кир!
- Маришка! - девушка вышла из-за спины парня и тоже протянула ладонь.
Джеральд совсем уж ослепительно улыбнулся:
- Из какого мира вы, красавица?
- Мира? Мы с Земли. Только из другого времени. Вот Захар с границы девятнадцатого и двадцатого веков. Наш - двадцать второй.
- Ага, понял. Смотрю, одежка знакомая. Там есть еще пара ребят из вашего времени.
- Простите, Джеральд, а...
- Лучше просто Джерри!
- Да, ... э-э-э... Джерри, а что тут такое вообще? Куда нас забросило?
- Поехали, ваши расскажут.
- Поехали?
- Тут пешком ходить вообще-то не рекомендуется. Можно с корнехватом познакомиться. Маша, поедете внутри?
Девушка сглотнула и яростно замотала головой:
- Я не смогу. Вот Захар пусть.
- Я? В брюхо паука этого сатанинского отродья?
В итоге, внутри согласился ехать Кир. Джеральд ткнул пальцем в хитиновые створки:
- Тогда поедете сверху. Там с упряжью разберетесь сами. Ничего сложного.
Забравшись, Кир уселся на какие-то банки. Джерри потянул створки и расположился в кресле. Внутри все люминисцировало. Захар и Маришка опасливо влезли на панцирь: хитин прогибался и пружинил. К пауку были привинчены скобы и ремешки. Сообразить что там и зачем не составляло труда. Как только люди устроились, паук встал, мягко качнулся на ногах, развернулся и плавно, словно летающая платформа, двинулся через лес.
Кир внимательно наблюдал, как Джерри управляется с машиной. Машиной? Пальцы человека словно утонули в зеленоватом желе. Перед глазами - светящиеся точки. И никаких окон или экранов. Но раз движется, значит так и должно быть. Кир рискнул отвлечь водителя.
- А он что, живой?
- Конечно! - пожал печами Джерри, не отрывая взгляда от точек. - Тут все живое. Другая история эволюции. Завод молотит на всю катушку.
- Завод?
- Конечно! А у вас его разве... Ах, да, черт! Пашка ж говорил, что у вас нет Завода. А у нас он все же остался на уровне примитивных машин и мощностей его хватает только на поддержание самого Завода.
Кир кивнул. Он толком ничего не понял, но выяснять было тяжко. Впрочем, Джеральд не унывал.
- Ты на питании паука сидишь, кстати. В банках - жидкие элементы. Вашим ребятам спасибо!  О, прибываем!
Паук замедлил ход и встал.
- Можно вылезать!
- Джерри, можно взглянуть, как ты там что видишь?
- Смотри на точки.
Кир послушался и тут же отпрянул от неожиданности: на каждый глаз пришлось градусов по сто двадцать обзора. Словно висишь в пространстве и видишь развернутую сферу.
- Дело привычки! - Джерри хлопнул Кира по плечу и уперся руками в хитиновый потолок. - Твои, надеюсь, отстегнулись? А то и не выберемся.
Послышался уже знакомый хруст, створки разошлись. Кир на секунду зажмурился от солнечного света, затем огляделся. На поляне повсюду стояли домики. Небольшие, но вполне себе жилье. Похоже, поселок. Джеральд указал на поселок:
- Ближе подъехать не удастся. А то поселок сбрендит.
- Люди?
- Не, помощники. Сбегут сразу. Да и корнехваты пауков недолюбливают.
Кир с Маришкой переглянулись. Захар наморщил лоб, силясь понять. Джерри рассмеялся, заметив их недоумение.
- Идемте, сами все увидите. А люди сейчас заняты. Все соберутся через полчаса.
Вблизи дома оказались хибарами, построенными из разнообразных подручных материалов. Тут был и металл, и пластик. Кое-где - дерево. Крыши только у всех почти одинаковы; они смахивали на надкрылья гигантских жуков. Деревья прикрывали поселок кронами и залезали корнями под дома. На ветках висели какие-то большие груши.
- Нам сюда! - Джерри махнул рукой на цветастый домик. - Это что-то ратуши у нас. Заходите.
Ветка, перегораживающая вход, вздрогнула и приподнялась, пропуская людей внутрь. Новички огляделись. Интерьер оказался своеобразным. Вдоль стен стояли кресла, словно снятые с какого-то транспортного средства. Стол сделан из листа толстого пластика. Сами стены украшены затейливыми рисунками.
- Поесть не предлагаю. Скоро все соберутся и тогда отметим ваше прибытие. Я пойду. Если дерево просунет ветку - стукните по ней. Корнехваты любопытны, но не опасны. Они против Завода.
Джерри исчез.
- Странно тут, - задумчиво сказал Захар. - Как бы не к беде...
- Не думаю. - Маришка разглядывала рисунки. - Красивые картины какие! А это, наверное, тот самый Завод?
Кир подошел к девушке и пригляделся. Пейзаж был действительно странным: геометрически правильно расположенные коробки, приплюснутые цилиндры и башни на фоне заката. Вокруг - голая степь. Художник же словно стоял на поросшей лесом горе. Чуть сбоку в воздухе висело непонятное устройство. В картине было мастерски переданы чужеродность и красота непонятного места. Даже Захар завороженно рассматривал пейзаж. Кир пожал плечами:
- Наверное, да. Завод.
- Да, вы правы. Завод.
Голос заставил людей вздрогнуть. Позади стояли местные жители и рассматривали новичков. Некоторые доброжелательно улыбались, кое-кто хмурился, но вражды не ощущалось. Кир шагнул вперед:
- Здравствуйте.
Вышедший навстречу молодой парень, с эмблемой темпоролога на рукаве комбинезона, протянул руку:
- Олег. Земля Эксперимента.
- Кирьян! Наверное, тоже оттуда. СБ. Это Маришка, тоже СБ. Захар. Он из начала двадцатого века, но тоже … гм... наш.
- Хорошо! Я - координатор. Присаживайтесь, я введу вас в курс дела. А потом подыщем вам жилье. Вы вместе?
Олег смущенно кивнул на Маришку. Кир сперва не понял, потом улыбнулся и отрицательно помотал головой:
- Нет, мы просто коллеги.
Координатор кивнул.
- Тогда распределим вас по общежитиям.
В дом вошла женщина с подносом, поставила его на стол и улыбнулась:
- Угощайтесь.
На подносе стояли чашки с горячим ароматным напитком, в корзинке - пирожки. Бутерброды на тарелках. Дважды никого уговаривать не пришлось. Женщина с любопытством оглядела людей и вышла.
Дождавшись окончания трапезы, Олег начал вводить новичков в курс дела.
- Наш поселок - тупик. Отсюда нет выхода. С Завода мы берем инструменты и материалы, изучаем его потихоньку. Обрабатываем землю, растим животных... Надеемся когда- нибудь вернуться по домам.
- А что такое Завод?
- А! - Олег махнул рукой. - Что-то вроде автомата фон Неймана. Работает уже черти сколько и все на одной ноте. На этой Земле и на нескольких других есть такие Заводы. Тут, в этом мире, он самый эффективный из известных. Откуда взялся - неизвестно. Зачем - тоже не ясно. Выпускает разных механических уродцев, вступающих в конфликт с местной флорой-фауной. Выпускает строго ограниченное число и поддерживает популяцию. Местная жизнь борется, потихоньку перенимая черты механизмов, механизмы стараются взять верх. Бесконечная гонка. За миллионы лет, вот, пауки появились, например. Деревья эти. Птицы, змеи бронированные. Рой еще. Видели рой?
- Видели. Точнее, видели, что он творит.
- Вот-вот! Сами по себе такие существа бы и не появились никогда. Ладно, все сами увидите. Завтра отправлю вас к бригаде по опытней, будете получать полезную поселку профессию. А пока - располагайтесь!
Общежития оказались такими же домиками, как и остальные. Маришка попала в компанию еще двух девушек: Руфи и Ларисы. Обе были из разных реальностей. Руфь работала когда-то в биолаборатории, а Лариса - на космоверфи. Девушки помогли Маришке собрать кровать и за чаем долго расспрашивали о ее родном мире. А Киру с Захаром не очень повезло. Пришлось ютиться в махонькой хижине на окраине - сторожке, где с трудом встали две койки, а все удобства располагались за углом.
- Это временно, - развел руками Олег. - Люди прибывают теперь чаще, не успеваем строить.

Прихватив рюкзак, Виктор вышел из планера. Было зябко. На травинках поблескивали капельки росы. Едва человек отошел от машины на несколько шагов, как вокруг планера возник пульсирующий радужный пузырь. Машину смяло, скрутило немыслимым образом и она пропала. Спустя несколько секунд, с тихим звоном лопнул и сам пузырь. Над травой поднялось облачко пара. Волна тепла мягко окутала человека и высушила росу на растениях. Виктор пожал плечами и спросил, обращаясь то ли к лесу, то ли к самому себе:
- И куда мне идти теперь?
Ответа, конечно, не последовало. Виктор огляделся. Справа за деревьями виднелся просвет. Но за ними оказался обрыв. А далеко внизу, в дымке виднелась степь, по которой прихотливо извивалась река. Угадывались даже какие-то развалины. Или не развалины... Виктор пошел вдоль обрыва. Но путешествие оказалось не слишком долгим. Вскоре человек вернулся в исходную точку. Выходит, он находится на скале с плоской, поросшей лесом вершиной. И ни единого намека на спуск, вот что плохо. Необитаемый островок чуть не на километровой высоте. Позади послышался шорох. Виктор резко повернулся и едва не стукнулся лбом о парящего в воздухе «гриба». По крайней мере, как сперва показалось. Полукруглая стальная "шляпка" с уныло обвисшими полями; цилиндрическая, заметно гудящая ножка. По краям полей торчали окуляры объективов, скорее всего. Или чего-то схожего.
- Привет! - улыбнулся Виктор, кивнув «грибу». - Ты знаешь дорогу вниз?
Если аппарат что-то и знал, то сообщать об этом явно не стремился. Зато он неотступно следовал за человеком. Как приклеенный. Стоило Виктору сделать шаг, как машина немедленно следовала за ним, соблюдая минимальную дистанцию. Но когда человек резко останавливался и разворачивался, как несчастный робот впадал в ступор. «Гриб» начинал раскачиваться и вибрировать, словно пытался сохранить равновесие. Какова бы ни была причина появления машины, вреда она не приносила. Скорее, соглядатай-автомат. Интересно, хозяева смотрят сейчас веселую передачу или потом прокрутят запись? Виктор и не пытался гнать робота. Скорее всего это невозможно. Не стрелять же в безобидную железяку? В итоге, Виктор решил перестать обращать внимание на машину. Вскоре нашелся спуск. Ручей причудливо петлял по лесу и исчезал в довольно большой пещере. Виктор двигался осторожно, подсвечивая путь фонариком. Временами приходилось сползать по округлым мокрым валунам, рискуя свернуть себе шею. Вдобавок, вода в ручье была ледяной. Или так казалось. Даже головоломный спуск не согревал. Только метров через двести русло стало глубже. Полегчало. Не сильно, но хотя бы сухо. Виктор нашел опору, перенес вес тела на ногу и попытался ухватиться за торчащий обломок. Но тот раскрошился под пальцами. Потеряв равновесие, попытался схватиться за другой камень, но не сумел. Виктор непременно упал бы, не подхвати его кто-то сзади. Робот! Виктора плотно обвили кольца из упругого материала, приподняли. Аппарат скользнул в долину, нежно держа человека в объятиях. Едва ноги Виктора коснулись земли - кольца исчезли, а робот опять уныло висел и жужжал. Окуляры холодно блестели.
- Спасибо, дружище! Выручил. - человек протянул руку. - Давай знакомиться? Я - Виктор.
Робот недовольно жужжа отплыл.
- Вот ты, брат, какой? А я думал, ты бесстрашный спасатель... Хотя все равно - спасибо!
Поправив лямки рюкзака, Виктор зашагал к постройкам. Вблизи стало понятно, что это не развалины вовсе, а самое настоящее строительство. Небольшие машины, смахивающие на летающих осьминогов, что-то приносили, раскладывали, рыли... В общем, стройка в саом своем процессе. Виктор шел по оставленным между стенами проходам. Больше всего планировка напоминала огромный завод, корпуса которого строились под конкретные производства. В центральной части стояли вполне законченные корпуса. Площадки между зданиями были буквально завалены страшными и корявыми поделками. Казалось, что это предприятие по переработке отходов. Дополняли образ выбегавшие из ворот центрального корпуса роботы, похожие на крабов. Они выдергивали из завалов  то одну штуковину, то другую, лихо раздирали ее на части и шустро бежали обратно. Виктор пошел было дальше, но вдруг заметил какое-то движение. Человек подошел поближе. Среди мусора зашевелился непонятный механизм. Уродец попытался совладать со своими конечностями, но не смог и бессильно рухнул. Определить сходу предназначение машины не получилось. Но, похоже, ничего интересного. Явно отходы.
За свалкой виднелся еще один корпус, откуда почему-то тянуло тухлятиной. Виктор заглянул внутрь и отпрянул: там находилась самая натуральная бойня. Куски органики валялись в углу. Крабы же отрывали конечности какой-то несчастной твари с тем же проворством, с каким разделывали роботов на свалке. Виктор вытащил пистолет и, стараясь не дышать, отошел к небольшой круглой башенке в углу, за которой виднелся коридор. Наверное, башня предназначена для вентиляции; рядом с ней ничем не пахло и  дул легкий теплый ветерок. Отдышавшись, Виктор  почувствовал себя лучше и двинулся дальше. Коридор вел в зал с высоким потолком. Сразу стало понятно, куда попадает информация о растерзанных обитателях мира: все помещение до потолка оказалось заполнено шарами с частями существ. Виктор попытался ткнуть ближайший сосуд, но рука прошла сквозь оболочку и содержимое насквозь. Выходит, это просто голографическое изображение.
Усевшись отдохнуть на какой-то приступок, Виктор стал рассматривать шары. Там оказалось немало интересных вещей. Роботы, похоже, в зал не забредали. Судя по всему, здесь самое безопасное место. 
Шары летали неторопливо, без какой-либо понятной системы. А иногда они проходили сквозь друг друга и тогда содержимое сливалось, состыковывалось, начинало трансформироваться с бешеной скоростью, порождая фантастические образы. Например, обвивший клешню лохматый хвост, похожий на лисий. Шары чаще всего расходились снова. Но иногда, повинуясь странным прихотям хозяина всего этого кошмара, голограммы оставались слитыми воедино. И уже новый объект искал для присоединения очередной кусок. Зрелище завораживало. Виктор сообразил, что свалка наполнена машинами, которые смоделированы здесь, на основе частей тел существ. Способ был необычный, и результаты, похоже, отрицательные чаще всего. Зачем моделировать машины так неудобно? И кто вообще этим занимается?
Загадки, загадки... Но волнами накатывала усталость. Хотелось закрыть глаза и немного поспать. Вот только местечко выбрать. Виктор прошел вдоль стены, достал коврик, что выполнял роль спинки в рюкзаке, и уселся на пол. Он еще хотел достать что-нибудь из одежки и подстелить, но камень пола оказался неожиданно теплым. И теплым приятно. И вовсе даже не камень это, а...
- Вот черт!
Виктор вскочил, с недоумением глядя на пол. Камень пола под местом где он сидел  вспучился, вывернулся грибом и быстро превращался в большое полукруглое возвышение, смахивающее на кресло. Трансформация произошла буквально за минуту. Виктор опасливо уселся. Оказалось вполне комфортно. Положив на колени рюкзак и пистолет, он откинулся на спинку. И совершенно незаметно для себя забылся чутким сном. Он не видел, как шары расступились и сверху опустилась полусфера, почти накрыв сидящего. Затем, тихонечко вращаясь, она начала издавать чуть заметные звуки. Шары-голограммы вокруг завибрировали, словно резонировали. Из некоторых стерлись изображения. Внутри других начались стремительные трансформации.
Виктору снилась река, пляж. Как закусив губу от боли, на одной ноге прыгает Лара. Она порезалась обломком ракушки и теперь из царапины сочилась кровь. Виктор помог девушке сесть и стал нежно гладить ее по щиколотке. Хныкая, с текущими по щекам слезами, Лара обнимала его за шею. Ее еще влажный купальник касался руки и заставляя сердце сильно биться. Дотянувшись до травы, парень сорвал листок вездесущего подорожника, облизал его и приложил к ранке.
- Ой! - Лара вздрогнула.
- Все будет хорошо, маленькая! Посиди тихонько.
- Ну почему у меня все не так, Тигр, а? Каждый раз что-то происходит...
- Не расстраивайся! До свадьбы заживет.
Девушка вдруг прыснула и ее улыбка разогнала грозовые тучи. Слезы высохли, оставив две чуть заметные дорожки на лице. А ранка неожиданно быстро затянулась. Девушка погладила Виктора по голове:
- Ты кудесник, Тигр! Мне хорошо с тобой.
Они обнялись...
Виктор не заметил ничего. Когда он проснулся, колпак уже исчез, а по помещению все так же кружили шары. Человек поднялся с кресла и потянулся. Мебель тут же съежилась и исчезла в полу. Виктор присел на корточки и легонько стукнул по камню стволом пистолета. Сталь звякнула по вполне твердой поверхности. Полюбовавшись на шары еще немного, Виктор закинул рюкзак за плечо и двинулся к выходу.
Свалку с монстрами уже почти разобрали, двор был пуст. Только в углу, у самого "вивария" уныло висел его "гриб", посверкивая окуляром. Виктор кивнул ему, как приятелю.
- Пошли, старина?
Два раза просить не пришлось. Человек вышел из ворот. Следом за ним, на расстоянии метров в пять, плыл нелепый робот-гриб. Ничего не изменилось вокруг. Разве что «крабы» носились, как угорелые. Зачем им это было нужно? Что вообще творилось на трерритории странного предприятия? Что делало оно? Виктор задумался и не сразу осознал, что идет по тропинке. Узкая и прямая, как стрела. Скорее всего ее протоптали роботы, что таскают в виварий животных. Наверняка издалека. Выходит, где-то там, есть места с живностью. Может, и разумные найдутся, кто управляется с этим заводом?
По тропе идти получалось довольно быстро и легко. Пока ноги не стали исчезать. В самом прямом смысле слова исчезать. Виктор остановился и увидел, что стоит по щиколотку в земле. Он поднял ногу: никакой грязи, пыли и другой субстанции на обуви не наблюдалось. Нога целая. Попрыгал, но под ногами не хлюпало, а камушки покрупнее ощущались через подошву. Виктор сделал несколько шагов назад и снова стал видеть свои ботинки. Получалось, что поверхность дальше иллюзорна. Что-то вроде голограммы тропинки над спуском. Что делать дальше? Идти обратно? Смысла никакого. А если вспомнить «виварий», то вообще все желание пропадало. Брести куда-то не по тропинке, наугад? Не факт, что кругом все настоящее. А спуск сквозь иллюзию в другом месте может оказаться обрывом. Оставалось двигаться вперед. Виктор вытащил пистолет и решительно зашагал по тропе. Он остановился только в тот момент, когда "поверхность" поднялась на уровень подбородка. Понимая всю курьезность поступка, Виктор набрал в грудь побольше воздуха, затаил дыхание и присел на корточки.
Оказалось, что тропинка продолжается там, под "поверхностью". Только теперь она перестала быть прямой, а вилась между огромных скал и валунов. За каменными завалами  виднелся лес. Идти стало гораздо сложнее. Изредка под ногами попадались приличные булыжники. Нужно внимательно следить куда ступаешь. Сломать или вывихнуть  лодыжку не составляло труда. И аптечка тут не поможет.
За очередным поворотом обнаружились обломки робота - явного родственника снующих по заводу машин. Виктора неприятно поразило то, что конечности механизма были оторваны, а из под расколотого пластика вытекала желтоватая жидкость. Вряд ли он упал. Человек достал пистолет. Существо, способное так изуродовать машину, вряд ли будет безобидным травоядным увальнем. Уже приходилось не только следить за дорогой, но и осторожно заглядывать за каждый поворот. Еще дурацкий гриб уныло колыхался позади, тихо гудя. Хоть бы вперед выбрался, поразведал бы, что ли? Звук нервировал и отвлекал.
Путь стал намного длиннее, чем представлялся изначально. И теперь, подойдя к лесу, Виктор почувствовал, что выдохся. А ведь неплохо бы найти местечко для ночевки...
Темная масса ринулась на человека. Она одним махом преодолела опушку. Даже не отдавая себе отчета, человек выстрелил. С визгом и искрами рикошетировали пули. Нападавший упал и заворочался в кустах. Виктор отметил, что темное нечто сделано, похоже, из стали. Спрятавшись за дерево, он снова прицелился и подбодрил противника:
- Вставай, дружок!
Словно услышав окрик, бронированный монстр поднялся. Очень он оказался похож на  моллюск в конусообразной раковине.  Стальная улитка покачивалась на суставчатых конечностях, словно размышляла о чем-то. Сухо поблескивали глаза-окуляры, похожие по расположению и величине на оптику робота-гриба. Похоже, этот моллюск - машина. 
- Эй, болван железный, ты чего на людей бросаешься?
Виктор с облегчением убрал пистолет и вышел из-за деревьев. Ситуация даже развеселила. Машины не нападают на людей. Да еще летающий робот приблизился к собрату и кивнул шляпкой, словно укоризненно что-то пояснял балбесу. Тот безропотно стоял, все так же покачиваясь на тоненьких ножках. Внезапно послышался громкий шорох. И тут лес словно ожил. На поляну один за другим стали выскакивать такие же машины... Нет, существа! Тут уж ошибки быть не могло. Одно из них схватило гриба щупальцами. Бедолага взревел всеми своими приводами и стал подниматься, таща за собой напавшего. Но тот вцепился свободными конечностями в дерево намертво. Похоже, с твердым намерением не сдаваться. Тут же на помощь поспешили остальные создания. Несчастный робот уже визжал, выжимая из моторов последние соки. Но щупальца тянули его вниз. Непонятно, как намеревались распорядиться добычей живые моллюски, но уничтожить машину они могли запросто. Виктор достал пистолет, прицелился и выстрелил в одну из улиток. Брызнули осколки панциря, голубоватая жидкость потекла по стволу дерева. Щупальца обмякли, существо упало. Еще выстрел и еще один моллюск рухнул, судорожно свивая конечности в кольца. Остальные неохотно отпустили робота. Тот от неожиданной свободы пулей рванул в небо. Зато теперь моллюски поползли к Виктору. Он принялся отступать к тропе. Увидев, что человеку грозит беда, робот-моллюск растопырил щупальца и двинулся навстречу своим «соплеменникам». Существа не остановились. Они сходу напали на машину. Похоже, у робота сработал программный блок. Он так и стоял без движения, растопырив щупальца, пока моллюски раздирали его на куски. В итоге, машина через пару минут превратилась в кучу обломков. Сердито гудящим ангелом с неба спикировал робот-гриб и поднял Виктора в воздух. Неприятно, конечно, болтаться над деревьями, но зато можно не опасаться этих сухопутных трилобитов. Они прикончили робота и рыскали внизу, пытаясь придумать, как достать ускользнувшую в небо жертву. Виктор заметил, что некоторые из моллюсков даже довольно высоко подпрыгивали. Успокоившись, стая с аппетитом закусила своими сородичами и убралась куда-то в лес. Спустя еще минут пять робот поставил человека на землю. На поляне жутко воняло. Преодолевая рвотные позывы, Виктор подошел к роботу-моллюску. От того остались оторванные щупальца, изрядно покореженная металлическая раковина, да лужа желтой жидкости.
- Зачем ты был нужен тут, дружок?
Но робот не ответил. Да и части его не походили ни на один из известных узлов, которые стандартно используются в роботехнике. Опять всплыл вопрос: кто хозяева завода этого? Если люди, то кто они и где их искать? Если не люди хозяева, то как роботы не путают его, человека,  с фауной планеты? Робот-гриб сопровождает и спасает. Он сообщил роботу-моллюску нечто такое, что бедолага предпочел быть сломанным, нежели вместе со своим племенем продолжить охоту за добычей?
От вони кружилась голова, надо было уходить. Только без оружия не стоило заходить в лес. Стараясь дышать через раз, Виктор перезарядил пистолет . Ведь если моллюски на кого-то охотились, то значит пищевая цепочка могла включать в себя и хищников посерьезней. Или других, но тоже не слишком дружелюбных к чужакам. Да что там! Жертвы и сами при таких хищниках не будут беззащитными.
Уже вечерело, когда Виктор наткнулся на жука. Он лежал на поляне, не делая попыток двинуться с места. Осторожно подойдя поближе Виктор обнаружил, что это не жук вовсе.  Непонятная помесь паука и осы никогда не принадлежала к миру живых; вещь, устройство, машина. Виктор присел на корточки, рассматривая явно давно неисправный механизм. Крылья аппарата  сломаны, мох успел заползти на корпус, а вокруг росли деревья. Судя по лежащим трухлявым стволам, давным давно тут произошло крушение. 
Виктор нашел палку покрепче и принялся сдирать мох. Если в агрегате найдется лючок и достаточно места, то можно переночевать внутри, не опасаясь голодающего зверья.
Вход обнаружился неожиданно. А открыл машину робот-гриб. Он все время уныло висел, наблюдая за орудовавшим палкой человеком, а потом - то ли надоело ему, то ли понял о чем речь - аппарат вдруг подлетел к голове осы, выпростал щупальце и подключился. Заскрипев откинулась голова, открывая  доступ внутрь брюха машины. Зажегся свет: по-видимому, гриб поделился питанием с братом по металлу. Отсек оказался пустым и тесным. Виктор решил, что грузовой. Впрочем, обшивка внутри была упругой; можно было вполне неплохо переночевать. Когда человек забрался в отсек, голова плавно закрылась.
То ли гриб подзарядил жука, то ли включил резервы питания, но свет не гас. И заснуть никак не удавалось, несмотря на усталость. В голову лезли разные мысли. В том числе и про капсулу: после всех отключек и прыжков было бы очень неплохо узнать, насколько меньше осталось дней... Сколько времени прошло для капсулы? Ведь одно дело субъективное восприятие и совсем другое - объективный отсчет. Интересно. Шкурно интересно. Как видение видение, где была Лара. Что оно могло значить? Загадки... И вот опять Лара смотрит из полумрака комнаты на стоящего у входа  Виктора. Почему-то не получалось войти в помещение. Лара  подошла сама; обняла, прижалась. Ласковое тепло укутало Виктора, голова закружилась.
- Я слышу твое сердце, Тигр!
- Оно бьется для тебя, маленькая!
- Я не маленькая! Перестань! - притворно сердясь девушка отстранилась и топнула ногой.
Удалось, наконец, переступить порог. Виктор притянул Лару к себе и обнял. От ее волос пахло морем. Ветер вдруг резко распахнул ставни и ворвался в комнату. Хулиган тут же натащил сухих листьев. Заметался по комнате, попутно закручивая маленьких торнадо. Он загонял листву под стол, раскидывал по углам. В комнате все шуршало, жило. Лара  поежилась:
- Зябко!
- Сейчас...
Виктор пересек комнату, захлопнул окно и теперь стоял, разглядывая штормовое море. Свинцовые тучи над горизонтом грозили неистовой бурей.
- Шторм там. А нам еще идти.
- Мы можем переждать. Посидим, подождем, когда шторм пройдет.
- Что ты, хорошая! Он несколько дней будет.
- Но Тигр, нам ведь надо ехать!
- Доберемся. У нас есть плот и от острова совсем близко до материка. Что мы? Километр не одолеем?
- Холодно, ветер... Плот захлестывать будет.
- У нас есть чем укрыться, маленькая!
- Да, Тигр! Подожди меня, я сейчас!
Девушка вышла и через минуту вернулась с сейсмосканом. Агрегат смахивал на оружие из старинных фильмов.
- Зачем тебе? - удивился Виктор.
- Тут будет землетрясение скоро. Посмотрим, что под ногами.
- Здесь? Землетрясение?! - Виктор улыбнулся. - Маленькая, этот остров...
И в этот момент пол дернулся, со стола посыпались книги, бумага... Затем еще раз. И еще. Стены раскачивались. Лара выбежала на лестницу, ведущую к самой воде. Виктор помчался за ней. В этот момент дом подхватил ветер, приподнял, закружил и опустил на воду. Строение закачалось на волнах. Девушка уселась на ступеньку, положив сейсмоскан рядом, и обхватила руками колени. Виктор спустился на ступеньку ниже, присел на корточки и посмотрел снизу вверх на любимую.
- Лара, милая, что стряслось?
Она вздохнула.
- Не вышло...
- В другой раз все выйдет.
- Нет. В другой раз все будет другое. Вот видишь? Сейчас и дом научился у плота плавать. А то, что таится, будет уметь делать это еще лучше.
Лара толкнула сейсмоскан и тот съехал воду. Виктор пытался ухватить прибор, но сам едва следом не нырнул.
- Зачем?
- А, все равно, Тигр. Не нужен он. У меня есть вот! - девушка подняла руку: на пальце красовалось золотое кольцо - датчик сейсмоскана.
Сердце Виктора стукнуло, на миг застыло и снова забилось, потихоньку выравнивая ритм.
Он открыл глаза и несколько секунд мучительно пытался понять, где находится. Светло и жарко. Вспомнились роботы, бой с моллюсками... И сон, где Лара... Виктор от души стукнул кулаком по стене, дав волю чувствам. Машина тут же открыла выход в полный тумана утренний лес. Человек выбрался наружу и проделал несколько гимнастических упражнений.  Короткая зарядка помогла разогнать кровь и взбодрила. Виктор обернулся. робот-гриб уныло висел за спиной, посверкивая объективами. Он, казалось, уже превратился в часть пейзажа, в некую константу. Человек раскрыл рюкзак, сейчас самое время позавтракать. Бревно отлично поработает столом, покрывало изобразит скатерть. Получится настоящий пикник на природе. Костерок бы, но дым слишком заметен.
Разложив на покрывале пластиковый набор с ячейками пайков, Виктор взглянул на робота и зачем-то предложил:
- Будешь?
Но концентраты робота ожидаемо не заинтересовали. Зато тихое гудение, сопровождавшее трапезу почему-то успокаивало. К сожалению, насладиться полевым рационом невозможно: задача входившего в него коктейля - держать человека в форме. Не больше. А сейчас хотелось хорошего завтрака. Чтоб глазастая яичница, с подернутыми поволокой желтками шкворчала на сковородке, скрывая нарезанную кружками колбасу. Или просто кусок мяса. Виктор вздохнул. Можно, конечно, отловить и зажарить какого-нибудь моллюска, но даже с голодухи эта мысль казалась отвратительной. Впрочем, еще дней десять на концентратах протянуть реально. А дальше - голод не тетка.
Тщательно упаковав набор для пикника в рюкзак, Виктор встал.
- Ну, ты готов? Пошли. Знать бы куда еще? Ты не в курсе?
Робот, естественно, ничего не ответил. Человек усмехнулся.
- Тогда пошли вперед. Тропинка эта куда-нибудь да приведет ведь, а?
Он поправил рюкзак, проверил пистолет и уверенно направился в лес. В конце концов, других вариантов и вправду нет. Но идти получилось недолго. Примерно через километр лес кончился. Тропа стала ощутимо подниматься, снова мелькнула перед глазами граница иллюзии, и снова нить протянулась по равнине к скалам на горизонте. Неуловимо, где-то по  границе сознания мелькнуло бирюзовое свечение. Или просто показалось...
Обломки скал, в которые уперлась тропа, явно возникли после мощного взрыва. Хотя и очень давнего, судя по растительности. На скале, свернувшись в кольцо, грелась синяя змея, похожая величиной на питона. Но как бы то ни было, тревожить рептилию не стоило. Виктор осторожно отступил, но она не захотела просто так отпускать человека. Стремительно сверкнула синяя молния. Виктор уклонился и выстрелил несколько раз подряд. Но попасть в такую мишень было непросто. Магазин опустел. Змея, целая и невредимая, покачивала четырехгранной головой, готовясь к новой атаке. Виктор пожалел, что вместо пистолета не держал в руках нож. С разряженным пистолетом не оставалось ни шанса. Змея раскрыла пасть странным четырех лепестковым цветком и кинулась на человека. В тот же миг робот неожиданно легко переместился и завис между человеком и рептилией. Зубы змеи клацнули по шляпке, на металлической поверхности появились желтоватые потеки. "Похоже яд"  - подумал Виктор. Он бросил Кольт и выхватил нож, приготовившись к атаке. Но гадина словно обиделась: захлопнула пасть и неуловимо струясь сгинула в нагромождениях камней.
- Вот ведь, а? Но спасибо, старик! Буду должен.
Виктор отдал роботу шутливый салют ножом. Машина безразлично гудела. Виктор поднял пистолет, зарядил его. Оружие выглядело надежно, но пусть лучше отдохнет в кобуре. Нож в руке лучше. К тому же робот явно взял человек под свое покровительство. Значит, есть шанс успеть и до пистолета дотянуться, если что.
Они отправились дальше. Виктору вдруг стало любопытно: для кого и что снимает этот его металлический ангел-хранитель? Вряд ли для собственного удовольствия он таскается с пришельцем по разным злачным местам. На охранника он не тянет, но что-то явно делает. Шпионит, скорее всего. 
Впереди показалась небольшая ровная площадка. Едва человек ступил на ее край, как песок словно взорвался. Виктор отпрянул и, споткнувшись о камень, упал. Только падение спасло  от хлещущих щупалец. В центре площадки вспух серый пузырь и распался на дольки, каждую из которых украшали внушительные, загнутые внутрь, зубы. Не слишком заботясь о приличиях, Виктор на четвереньках отполз подальше от чудища и поднялся, отряхивая ладони. Робот висел рядом.
- Ну, заснял? - недружелюбно буркнул человек машине.
Машина чуть заметно покачивалась из-за ветерка и тихо гудела.
- И черт с тобой! Пошли обход искать.

Жуткий скрежет на улице был не самым приятным звуком для побудки. Казалось кто-то усиленно тер куском пенопласта по стеклу, добавляя к этому неритмичные удары железным прутом по треснувшему тазику. Какофония длилась с минуту, успешно вытряхивая остатки сна.  В первые секунды Кир едва не рухнул с койки. Захар же вплел во все это безобразие еще и свой рык. Что, в общем-то, тоже не настраивало радоваться пробуждению. Вдобавок как-то неприятно обдало ледяным холодом.
- Что за дьявол? - Захар недовольно поежился.
Кир быстро оделся, прихватил ракетницу и выглянул за дверь. Над поселком кружился снег, всюду висели сосульки. Происходящее было настолько неожиданным, что Кирьян даже на миг обрадовался, вспомнив новогодний праздник в лесу под Мурманском. Но быстро опомнился. Мороз крепчал стремительно. Мимо пронесся Олег. Он был замотан в одеяло, а в руках сжимал странный шест. На бегу он крикнул:
- Быстро возвращайтесь в дом!
- Что за диво? - почесал бороду вышедший следом за Киром Захар - Чего он кричал-то?
- Да чтоб из дому...
И тут началось. Белесая мгла наползла со всех сторон неожиданно быстро.
- Пойдем обратно быстрее. - поежился Кир.
- Куда идти-то?
- Так мы ж всего в двух шагах!
Кир попытался нашарить что-нибудь в плотном тумане, но наткнулся только на бороду Захара.
- Глаз выткнешь. - буркнул разбойник. - Нет тут ничегошеньки.
- Будем ждать.
Между тем, туман начал светиться. Сперва белым, а затем бирюзовым. Заметно потеплело.
- Вот так так... - Захар озадаченно кашлянул. Ты, вот что, малец, прислонись спиной к моей. У меня нож в руках.
- У меня ракетница.
- Пистоль тот? Ага! Живем.
Проходили минуты. Свечение вокруг сжалось, превратилось дугу, повисшую на уровне пояса. Ее свет становился ярче и скоро сделался невыносимым. Люди закрыли глаза. Они не видели, как дуга стала вращаться вокруг продольной оси. И не дуга это вовсе, а окружность, ярко -бирюзовый обод. Он крутился все быстрее и быстрее, пока не превратился в громадную сферу, просвечивающую даже сквозь землю. Кир открыл глаза и увидел метрах в тридцати темную фигуру еще одного человека. Захар сжимал блестевший в бирюзовом свете клинок и тоже смотрел на силуэт.
- Что это?
- Кто ж его знает... Пойдем, посмотрим.
Люди пошли вперед. Но метрах в пяти отчаянный тонкий голос истерически закричал:
- Стойте, кто там идет! У меня сейсмоскан. Я буду...стрелять!
Кир взял за рукав Захара и они остановились. Было жутко представить, во что превратит людей удар сейсмоскана. Машина, на раз вызывающая локальные землетрясения - совсем не игрушка.
- Эй, мы стоим! Не стреляйте!
- Кирьян, ты? Захар? Ребята!
- Маришка!
Девушка села на землю и разрыдалась. Кир осторожно вытащил из ослабевших пальцев прибор и сел рядом. Захар помялся и уселся напротив.
- Успокойся, Маришка! Это мы, все в порядке.
- Да, да, я сейчас. - девушка судорожно всхлипнула. - Просто испугалась очень.
- Все в порядке.
- Нет. - Маришка покачала головой. - ничего не в порядке. Мы ушли.
- Ушли и ушли. Вернемся.
- Не знаю. Когда вас затянуло в воронку, Олег пошел на завод. Он думал, что вас выбросило туда. Но вас так и не нашли. А через полгода опять была воронка и пошла искать вас.
- Через сколько? - Кир ошарашено уставился на девушку.
- Вас полгода не было.
- Ты, Машка, эта, не того. Мы тут всего ничего.
Кир усмехнулся.
- Нет, Захар. Неясно, где мы вообще. А время... У него свой ход.
- Ладно...
Захар пожал плечами, достал из кармана подобранный когда-то камень и принялся точить свой тесак. Сталь позванивала. Разбойник работал спокойно и вдумчиво. После каждого прохода поднимал нож и смотрел кромку.
- А что с Заводом?
- Непонятно. Можно влиять на него. Например, если класть предметы и роботы их забирают. Не все. Потом появляется какой-нибудь неуклюжий механизм рядом с цехом. Разбирают его на орудия, источники питания. Руфь как раз занималась моделированием. У нее уже даже получается предсказывать немного, что завод сделает.
- А почему Олег нас туда искать пошел?
- Несколько раз было, что и людей утаскивали. Их потом спящих находили. Ну, он и подумал.
- А-а-а... Много там у вас событий произошло. А воронки эти?
- Когда вы пропали, то совет созвали. Воронки редко бывают. Обсуждали идею, что мир этот - противовес. Что время пытается отстабилизироваться после Эксперимента и создает противовесы.
- А что тебе не сиделось? Чего в воронку полезла?
- Я сон видела. Вы тонули и просили о помощи.
- Маш, ты...
- Да, да, я знаю! Это иррационально, и вообще... Но я проснулась, а у меня на пальце кольцо от сейсмоскана.
- Синталл? Чертовщина какая-то! Оно у тебя?
- Да. На.
Девушка вытащила золотистое синталловое кольцо генератора с характерными уступами под фиксаторы с шести сторон. Штука редкая в свободном состоянии еще и потому, что синталл распадается без магнитного поля.
Кир недоверчиво осмотрел предмет и отдал обратно.
- Надо же! И ты пошла?
- Да. - девушка пожала плечами. - А может быть и не сон это. Никто не знает, что на этих тропинках.
- Угу. Как не побоялась?
- Боялась. Вот взяла сейсмоскан
Кир помолчал, глядя на бирюзовое сечение, потом улыбнулся.
- Ты молодчина, Маришка! Спасибо!
- Что ты! Не за что...
Сфера начала мерцать. Первым это заметил Захар.
- Опять мигает, гадюка!
Скоро уже по глазам била яркая дуга. Пришлось снова зажмуриваться. Когда удалось открыть глаза, вокруг клубился туман, потихоньку теряя бирюзовый оттенок. Через несколько секунд  пелена исчезла. Подул ветерок. Зашумела листва над головой. Люди стояли на лесной полянке. Солнце пробивалось сквозь кроны. Над травой плыла легкая дымка. Похоже, тут вовсю бушевало утро.
- Куда пойдем? - Маришка с любопытством огляделась.
Кир пожал плечами.
- Туда, где просвет, наверное.
- Тут человек был. - Захар присел на корточки. - Давно. Может быть с месяц.
- Уверен? - Кир уселся рядом
- Да. Вот, гляди, след еще видно. Вмяло землицу. Прыгал он тут зачем-то, глубокий след, но один. Здесь надломанный росток деревца. Тут все засохло, а здесь листик на веточке. А веточка зеленая еще, чисто черенок. Знать, месяц назад все было.
- Ладно, месяц так месяц.
- Тс-с-с! - вдруг зашипела Маришка.
- Ты чего? - Кир проследил ее взгляд и осекся.
Позади, тихо жужжа парило странное создание, карикатурно похожее на человека. Скорее даже на гнома, если принять во внимание размеры. Руки длинные, голова блестела на солнце и по кругу располагались темные точки. Ноги было две, но заканчивались они небольшой круглой платформой. Захар вынул нож. Кир хмыкнул.
- Не бойся, это робот.
- С чего ты взял, что я боюсь? - Захар насупился и убрал тесак. - Но осторожно надо, в лесу-то...
Маришка попыталась подойти поближе к роботу. Тот загудел чуть сильнее и отодвинулся, сохраняя дистанцию.
- Не бойся, мы не кусаемся.
Кир хмыкнул, вспомнив забавное слово.
- Он шпион.
- Кто?
- Шпион. Собирает сведения для кого-то.
Маришка выглядела озадаченной.
- Странный способ. Почему бы его хозяевам самим не появиться? Мы бы рассказали.
Вопрос был риторическим. Кир махнул рукой в сторону просвета.
- Пошли туда. Хоть посмотрим, что там в конце.
В итоге, они вышли к обрыву. Со скалы открывался вид на долину, по которой петляла река. Виднелись какие-то строения.
- Завод! - уверенно пояснила Маришка. - Такой, как там, откуда мы прилетели... прибыли.
- Что ж, пойдем туда. Ведь если робота сделали, то явно те, кто связан с заводом. Помогут нам сориентироваться.
Захар почесал бороду.
- А спуститься-то как? Тут и ступенек нет. И там не видать, и там.
- Найдем. В крайнем случае сейсмосканом поработаем.
- Нельзя же! - Маришка испуганно захлопала глазами.
- Я шучу! Раз тут робот, то наверняка есть возможность попасть вниз. Хозяева ж не зря сюда прислали машину.
- Шутки у тебя. Мы же не знаем, какое строение...
- Маришка, не будь занудой. Я понял, больше не буду.
- Ладно! - девушка солнечно улыбнулась.
Но спуска не было. На вскидку, тут высота с километр. Не спикируешь. Кир уже мысленно прикидывал, что сказать Маришке. Все же сейсмосканом поработать придется. Если качнуть вооон ту скалу, то...
Захар остановился.
- Пошли-ка по ручью.
- Это зачем еще?
- Ручей завсегда куда-то течет. Озера тут нет. Куда вода девается? Небось, вон в ту реку и стекает. Найдем где - спустимся.
- Точно! Ты молодец, Захар! - Маришка пересилила себя и теперь могла даже восхищаться разбойником.
- Да ладно, чего уж...
- Да, ты прав, Захар. - Кивнул головой после короткой паузы Кир. - Надо было мне догадаться.
- Надо. - не стал отрицать Захар.
Вскоре обнаружилась и пещера.
- Во! И тот был здесь!
- Что?
- Ну, этот. Человек тот. Вот след его.
В глине отпечатался четкий след ботинка. Кир поднял ногу и взглянул на подошву своего.
- Это наш. Из нашей реальности. Гляди, Маришка.
- Правда! Кто это мог быть? Ведь кто-то из наших. Темпоролог?
- Вряд ли. Кто-то из СБ проходил. Темпорологи в поле редко идут. А ботинки полевые.
-  Наш кто-то. В этом мире и наш. Жаль.
- Что? - не понял Кир.
- Так хочется поверить, что мы дома. - девушка коротко вздохнула, в глазах блеснула слезинка.
Кир тронул ее за плечо.
- Мы вернемся, обещаю.
Захар недоверчиво хмыкнул.
Спуск оказался не из легких. Вдобавок, сейсмоскан - не самая удобная штука. Даже в транспортировочном футляре неудобная. А уж на ремешке своем и подавно. Из снаряжения, очень пригодился длинный шнур, оказавшийся у Захара. Но пару раз люди едва не погибли. Летающий гном бесстрастно наблюдал. К концу спуска Кира стало раздражать навязчивое присутствие соглядатая. Не сильно, но все же... К тому же, на открытых участках солнце палило нещадно. И Маришка почти выбилась из сил. Мужчины по мере сил старались помогать девушке, но из этого выходило мало толку. И все же люди спустились. Вымотанные до предела, они улеглись на берегу ручья и добрый час молчали. Мысли текли лениво, хотелось спать. Этого делать не стоило хотя бы из-за солнца.
- Вставайте, надо идти?
- Куда? - Маришка с трудом разлепила глаза.
- На пресловутый завод. Встретиться с владельцами.
- Кир, там никого нет. Одни машины.
- Нет и нет. Но уйти с солнцепека надо.
Захар кряхтя поднялся, исподлобья взглянул на Кира и буркнул.
- Давай тогда тень поищем.
- Да, Кир! - подхватила Маришка. - Найдем тень и поспим.
- Можно я напомню, что нам нечего есть? На заводе можно что-то отыскать, а здесь - пустыня.
- Кир, там нет никого!
- И все же. Хочешь, я тебя понесу?
- Я сама. - Маришка поднялась. - Не беспокойся.
Захар зачем-то вынул тесак, полюбовался отблеском солнца на лезвии и убрал в ножны.
- Ладно, пошли. Только воды надо набрать из ручья.
До завода оказалось не близко. По плотной земле было легко идти. Но километровый спуск отнял все силы. Люди шли медленно, часто пили. Скорее, даже не потому, что хотелось: когда пьешь, не надо идти. К корпусам люди подошли уже ближе к вечеру. Захар потянул носом.
- Где-то рядом воняет тухлым мясом.
Кир и Маришка одновременно втянули носами воздух, но ничего особого не ощутили.
- Показалось, может?
- Нее. Зверь какой падет, так его за версту слышно на следующих день. Где тухлятина, там и свежатине местечко найдется. Пойду-ка, погляжу...
- Захар, вместе идем. Вдруг что случится?
Словно в подтверждение слов Кира, из ворот здания выбрался краб и куда-то шустро унесся. За ним, с интервалом секунда в пять побежали еще трое.
- Вот, например.
- А! - Захар пренебрежительно махнул рукой.  - Машины это, отсюда вижу.
Он вынул нож, придирчиво его осмотрел, сунул в ножны, помялся и спросил.
- А дай пистоль этот. Коль уж один иду, дык...
Кир чуть помедлил, кивнул и отдал ракетницу, присовокупив еще пяток зарядов.
- Захар, ты вот что. Стреляй лучше вверх. Она яркая. Мы увидим и придем на помощь. Это, - Кир похлопал рукой по корпусу сейсмоскана, - грозное оружие. Зови, поможем.
- Странные вы, ей богу. Я... А, что там говорить-то. - Захар махнул рукой, сунул пистолет за пояс и двинулся в путь.
- Кир, не хорошо это.
- Знаю. Но что мы можем сделать? Он привык так жить. И потом, он убил...
- Да, я помню. Но он - человек! И мы обязаны защитить его. Ты же помнишь.
- Да, Маришка. Прости.
Девушка погладила парня по плечу.
- Ты просто устал и …
Внезапно над заводом взвилась зеленая ракета, заливая все вокруг неземным светом.
- Бежим!
Кир засек направление. Ориентиры: висящая балка и стена. Четко между ними. Они неслись изо всех сил. Кир на ходу перевел сейсмоскан в рабочий режим и сжимал прибор обеими руками. Маришка бежала следом, стараясь не отставать от друга. Еще одна вспышка, но уже как зарево. На этот раз тревожная, красная. Через мгновение донесся звук выстрела и крик.    Захар в кого-то стрелял. На него напали, по всей видимости. Третья ракета, громкий звук выстрела и крик. Низкий, звериный. Похожий больше на вой. Захар стоял перед воротами цеха. Было видно, как за ними несмело толкутся «крабы». Один робот еще горел. Запах паленого пластика смешивался с удушающей вонью гнилой органики. Маришка не выдержала. Ее стошнило.
- Стреляй в них! - прорычал Захар, указывая стволом ракетницы на ворота цеха. - Там упыри-людоеды! Стреляй! Иначе и нас раздерут, душегубы.
- Захар, это машины. - Кир с трудом сдерживал тошноту. - Они не убивают людей.
- А это? Это были люди!
Захар зарядил ракету и выстрелил вверх. На этот раз ракета оказалась осветительной. В небе вспыхнул белый огонь. Кир увидел, что рядом с цехом, почти у стены лежат ноги, руки, головы... Маришка пронзительно вскрикнула и осела на землю без сознания. У Кира поплыли круги перед глазами и закружилась голова. Он не осознавая, что делает, поднял сейсмоскан. Одна мысль билась в мозгу: уничтожить это место. Еще миг и чудовищный цех провалится в воронку, под землю. Палец нащупал подсвеченную кнопку. И вдруг, перед раструбом прибора повис их персональный шпион.
- Уйди! - прошипел Кир.
Захар выстрелил в робота, но тот увернулся, оставаясь на линии огня. И Кир передумал стрелять. Он заблокировал и опустил сейсмоскан.
- Ты что? - Захар уставился на товарища ненавидящим взглядом. - Убей, уничтожь упырей! Сожрут!
- Нет. Уходим.
- Тогда я сам! - взревел Захар.
Взмахом тесака он перерезал ремень. Подхватив прибор, Захар направил раструб на ворота и принялся нажимать все кнопки. Но ничего не вышло. Только на экране мигало предупреждение о блокировке.
- Успокойся, Захар! Это не упыри, это машины. А если там есть живые люди, то ты их уничтожишь вместе с цехом.
- Ух! - Захар зло сунул сейсмоскан в руки Кира и поднял на руки Маришку. - Идем.
Они вернулись ко входу в первый цех. Воздух казался сладким, напоенным волшебными ароматами. Маришка застонала и очнулась, оглядываясь по сторонам.
- Что... Что там было?
Кир пожал плечами.
- Не знаю. Но ничего смертельного. Какая-то органика. Запчасти от роботов или что-то вроде.
Девушка задумчиво посмотрела в темноту ворот.
- Как ты понял?
- Наш шпион помог. Он наверняка связан с заводом. Может быть, часть его. Когда стрелял Захар, он и ухом не повел. А ведь обязан защитить хозяев в случае опасности. И она была. Робот загорелся от ракеты. Когда я направил более мощное оружие, он тут же встал перед стволом. Не вырвал у меня скан из рук, не шарахнул меня манипулатором, а подставил корпус под выстрел. Из этого следует три вывода. Первый - основные принципы вбиты; робот не смог причинить мне вред. Второй - он знает, что я человек; его на это программировали. Третий - в цеху нет людей; робот бы обезвредил сперва Захара. Думаю, можно сделать и четвертый. Робот все же часть завода. И он не захотел быть уничтоженным.
- А как же Захар с ракетницей? Пожар же мог быть.
- Мог. Но есть защита, похоже. Какая-то автоматика на подобный случай... Да, кстати, откуда робот знал, как сработает сейсмоскан?
- А правда, откуда? А вдруг тут есть такие?
«Крабы» деловито бегали туда-обратно. Что-то приносили, уносили, убирали. Внезапно, вокруг людей возникло свечение. Едва заметное, желтое. Они вскочили и попытались выбраться за пределы очерченного круга, но натыкались на упругую стену. Через минуту целая толпа роботов пронесла темную массу в цех. Свет погас, стена исчезла.
- Охраняют. - заметил Кир.
- Похоже, что защищают больше.
- Ага...
Время шло. Уже ощутимо хотелось чего-нибудь перекусить. Внезапно из темноты материализовался краб-недомерок. Захар выхватил тесак, подозрительно глядя на машину. Но робот зажужжал приводами, снял манипуляторами у себя со спины ящик, поставил на землю и снова канул во тьму.
Контейнер вдруг засветился, заставив людей отпрянуть. А затем раскрылся. Внутри оказались … консервные банки. С тушенкой и компотом. Точно такие же, как были в ржавом грузовике. Люди переглянулись. Захар осторожно вскрыл одну жестянку и понюхал содержимое.
- Мясо! Мы ели такое.
Никого уговаривать не пришлось. Люди за несколько минут опустошили банки. Едва Маришка поставила последнюю, как контейнер сложился. Из темноты возник робот, погрузил ящик и отбыл.
- Хорошо! - Захар положил руку под голову и смотрел на звезды.
- Чего хорошего? - почему-то обиженно спросила Маришка.
- Звезды... И еда.
Кир хмыкнул.
- Я подозреваю, что нам принесут еще.
- С чего это? - Захар не глядя достал тесак и положил рядом. Чтоб под рукой был.
- Машины... - уклончиво ответил Кир.
Из темноты опять возник робот и поставил перед людьми знакомый ящик. Маришка посмотрела на товарищей.
- Будет кто?
- Давай. Я бы компота дернул. Да и запас не помешает.
Контейнер снова раскрылся лепестками, подсвечивая содержимое. Снова банки. И вода. Люди рассовали содержимое по карманам. Тут же возник «официант» и сбегал за очередной  порцией. Запас пополнился.
Маришка уплетала вторую банку компота вдумчиво, с расстановкой. Она смаковала содержимое жестянки и поглядывала на снующих роботов. Небо потихоньку серело. Стали видны силуэты строений. Уже можно было разглядеть висящего в воздухе робота-сопровождающего. Да и небо потихоньку серело.
- Пошли, что ли? - Захар кряхтя поднялся с земли и принялся отряхиваться.
Кир подхватил последнюю банку, проводил взглядом робота, утащившего ящик и вздохнул.
- Куда?
Маришка тоже вздохнула. У девушки слипались глаза, очень хотелось спать.
- Пойдемте, поищем место поспать. Правда, очень хочется!
- Вопрос в том, куда идти. - Кир встал и протянул руку Маришке. - Разве как раньше говорили: куда глаза глядят. Или у робота спросим? Эй, дружок, куда нам идти?
Парень протянул руку, но робот отодвинулся, сердито жужжа приводами.
- Вот и весь ответ. - прокомментировал Кир. - Идем к скале. Там есть местечко с тенью. Можно поспать.
Люди пошли прочь с завода. Но едва они ступили за пределы периметра, как их окликнули.

Обход искать пришлось долго. Эти странные твари тут были на каждом шагу. Мало того, попался какой-то пятнистый. Этот вообще плевался иглами с такой силой, что один из зарядов оставил заметную вмятину на корпусе робота. Благо, с меткостью стрельбы у зверя было плохо, а то экспедиция тут и завершилась бы.
- У тебя карты этого места нет?
Робот, естественно, промолчал. Если карта и существовала, то явно не всяким подопечным выдавалась. Но Виктор и не надеялся на ответ. Он разговаривал с роботом просто потому, что больше не с кем. С самим собой все разговоры уже давным-давно завершены. Да и что там скажешь?
- Ты как мыслишь? Там просвет, вроде, а? Тогда туда и пойдем. Только камешков наберем. Время собирать камни, дружище.  Да, время...
Камешки очень пригодились. Швыряя их перед собой, Виктору два раза удалось избежать нападения деревьев и атаки непонятного существа. То, что лапки студенистого мешка тянутся не для рукопожатия понял бы кто угодно. Но поздно, скорее всего. Несмотря на аморфный вид, движения твари были точны и стремительны. Сил в конечности хватило на моментальное превращение камешка в труху.
Прокол получился один раз. И никакие камушки помочь, конечно, не смогли.  Когда человек шел через полянку, то сверху, с ясного неба начали бить молнии. Огромные, ветвистые. В воздухе запахло озоном. Виктор поднял голову. Там висели тоненькие блестящие нити, переплетенные между собой. Больше всего они смахивали на паутину. Молнии били со свисавших нитей, которые довольно быстро опускались, к тому же. Стоило двинуться в каком-либо направлении, как молния била под ноги. Понятно, что любое животное под такой паутиной обречено. Оно не сможет двигаться, парализованное ужасом пока нити не опутают жертву. Виктор прикинул. Вряд ли столь частые разряды будут мощными. Живому  существу их негде накопить. То, что это не машина, было понятно по неаккуратно сплетенной паутине. Да и робот спокойно висел, когда в него шарахали молнии. Виктор пошел через поляну. Молнии тут же принялись стегать человека. Удары действительно оказались слабыми, хотя и неприятными. Паук или кто-то еще не появился. Наверное, жертва обязательно должна коснуться паутины. Выяснять же внешний вид существа не хотелось. Когда они снова вошли в лес, Виктор остановился и огляделся. Похоже, чуть правее наметился просвет. Может быть поляна, может быть что-то еще...
- Пойдем-ка туда. Ты как, старик?
Робот традиционно не ответил.
Камушки кончились. Пришлось набрать веток и швырять их. Довольно долго все было тихо, пока не попался липучий куст. Куст, понятно, растением и не был. Похожие на листья присоски существа цеплялись во все, что подходил, подползало или подлетало слишком близко. Но разумом там и не пахло. Палочку, например, зверь долго крутил. Даже на секунду показалась треугольная пасть и попробовала добычу на зуб.
Просвет все ширился. Похоже, что лес заканчивался. Зато теперь слышался странный, ритмичный шум и тяжелые удары. Когда за деревьями стали видны скалы Виктор понял, что шумит море.
- Вот и пришли...
Берег оказался высоким. Подойдя к краю обрыва, Виктор встал на четвереньки и осторожно посмотрел вниз. Тяжелые волны бились о камни. Высота обрыва метров сто. Нечего и думать, чтобы спуститься вниз. Да и делать там нечего без какого-нибудь плавсредства. И вообще... А куда, собственно, плыть? Человек медленно брел вдоль обрыва, слушая яростный грохот воды. Прихотливо изрезанная береговая линия то скрывалась за лесом, то вдруг проваливалась в яму. В очередном таком провале Виктор обнаружил фуникулер. Ржавая  кабина, с сохранившимися следами голубой краски; висящий лохмотьями тент; Колеса и рельсы в ужасном состоянии. Внутри рассохшиеся доски скамеек, а по центру ржавого пола - пластиковый куб. Слишком чужеродный в этой древней конструкции. Виктор зашел внутрь и положил руку на поверхность куба. Теплый. Рядом из отверстия в полу торчал рычаг с рукояткой стопора. Из кабины фуникулера был виден внизу поросший деревьями холм. И крыша домика, еле заметная среди зелени. Скорее всего, там никто и не живет. Последний обитатель поднялся наверх и ушел. А может, исчез. Или сожран.
Виктор коснулся рычага и отдернул руку. Боязно! Если отпустить тормоз, то фуникулер, возможно, поедет. Или развалится. Виктор оглядел машину. Второй вариант казался более реальным. Но лестницу тут не удосужились построить. А значит, единственный путь для любопытных - фуникулер. Еще с минуту человек колебался.
- Да какого!
Решительно взявшись за рычаг, Виктор сжал рукоятку стопора и освободил тормоз. Ничего не произошло. Скорее всего, ржавчина прихватила механизм. И такую штуку быстро не исправишь. Придется сползать как-то по рельсам. Виктор потянул было рычаг на себя, чтобы заблокировать машины на веки вечные, но тут раздался пронзительный скрежет. Фуникулер чуть заметно дрогнул. Робот завис над кабиной. Похоже, он не хотел испытывать судьбу. Агрегат вновь вздрогнул. Кабина дернулась, сдвинувшись на считанные сантиметры. Ржавчина сражалась с гравитацией, но последняя явно побеждала. Скрежет перешел в писк. Кабина еще раз вздрогнула и вдруг покатилась, отчаянно скрипя всеми колесами. Она набирала ход. Виктор схватился за рычаг, стараясь притормозить машину, но та разгонялась совершенно не обращая внимания на действия человека. Лохмотья тента хлопали на ветру. Фуникулер начал замедлять ход, когда до финиша осталось метра три. И тормозил  совершенно самостоятельно. Виктора едва не выбросило из машины. Если бы он не тянул рычаг тормоза, то все могло кончиться иначе.
Фуникулер остановился около остатков площадки. Виктор с облегчением покинул норовистую машину и побрел в сторону примеченного сверху домика. Грохот прибоя, влага, запахи моря, довольно свежий ветер... Стоило закрыть глаза и сразу вспоминалась поездка на Балтику. Там, в период осенний штормов, они с Ларой собирали кусочки янтаря. Волны набрасывались на пустынный берег и иногда умудрялись схватить-таки за пятки легкомысленных кладоискателей. Лара взвизгивала, ощущая холодную воду у себя в ботинках и ежилась на холодном ветру. Виктор старался оттеснить девушку подальше от кромки прибоя туда, где сухо. Вот только янтарь там искать не получалось и пара потихоньку уходила в сторону моря, повинуясь азарту поисков. А потом они возвращались к планеру и рассматривали драгоценности. Виктор нашел тогда паучка, заключенного в красивой капле окаменевшей смолы. И спрятал находку. А когда они вернулись к себе, заказал в мастерской для находки оправу. Тезка Виктора сделал оправу из циркония. Зеленоватый металл отлично сочетался с капелькой солнца. И с цветом глаз Лары.
Тропинку, ведущая к домику, почти скрыла трава. Да и идти быстро не стоило. Кошмар, что жил наверху, наверняка и тут неплохо устроился. Виктор подобрал камушки и кидал их перед собой. Уже у самой кромки зарослей он разбросал штук пять. Но ничего не произошло. Расслабляться не стоило, все же. Виктор подумал и достал нож; в лесу от пистолета толку мало.
За кустами тропинка приняла вполне цивилизованный вид. На песчаной почве трава не очень хорошо росла. А в тени и подавно. Пластиковые плитки не затянуло дерном. И это было здорово! По крайней мере, любую тварь можно разглядеть. Да они и не станут устраивать засады на такой поверхности. Лесок этот производил неплохое впечатление. И пахло тут хорошо, по-доброму. Или по-настоящему. Даже на миг голова закружилась от запахов. И звуки настоящие... Звуки! Конечно! Исчезло постоянное жужжание приводов робота. Виктор обернулся: сопровождающий пропал. Скорее всего, остался у фуникулера. Почему-то кольнула грусть, едва заметная; они немалый путь прошли вдвоем и сейчас, вот...
Дом оказался заброшен. Что, в общем-то, не удивительно, учитывая состояние тропинки и фуникулера. Дверь распахнута, окна тоже. Создавалось впечатление, что последний жилец перед уходом тщательно проветривал помещение. В открытые проемы заползла зелень. Ржавчина, обломки какой-то мебели... Местами трава уже начинала робко прорастать. Ветви деревьев чувствовали себя вольготно. Вездесущие вьюны опутали все, за что можно зацепиться. И вроде уныние просто обязано тут витать. Но солнечные лучи, пробивающееся сквозь кроны, придавало запустению какую-то торжественность, что ли... Вдобавок ветер не оставлял в покое ни одного растения, ни одного обрывка. Напоенный ароматами моря, он буквально выдувал заброшенность.
Виктор бросил рюкзак на пол, стряхнул пыль с сиденья поржавевшего стула и уселся напротив окна. Того, откуда можно увидеть кусочек бушующего моря. Человек вытянул ноги и откинулся на спинку. Ветер словно выдул все мысли. В голове стало восхитительно пусто. Навалилась звенящая безмятежность. Волны качали, лес шуршал листвой... Попискивающий сигнал вызова казался далеким...
Сигнал вызова? Виктор так резко вскочил, что стул упал. Человек принялся лихорадочно обыскивать каждый закуток. Оказалось, что вьюнам удалось замаскировать целую стойку с аппаратурой. Под наслоениями виднелись экраны и удивительно знакомый пульт. Такие есть на всех постах темпорологов! Пришлось здорово помахать ножом, чтобы очистить оборудование.
Энергия в системе была. И вызов мигал. Мигал давно и бестолково. Потому как аварийный вызов, а такие не сбрасываются автоматически. Повинуясь команде, включился экран. Но окно вызова было черным. Вызывавший по аварийному каналу респондент давно ушел.
- Отбой!
Виктор закрыл окошко и принялся выводить содержимое памяти. Возникло изображение  графиков разрывов. Но получалось, что таковых здесь нет. Все диаграммы зеленые. Но раз есть пост, то можно поискать места приема и отправки. Наверняка такие существуют. Но все, что удавалось вывести - очертания материков и распределение разрывов. Виктор попытался локализовать места максимального скопления, но таких мест получалось больше десятка. А это уже никуда не годилось. Ни теоретически, ни, тем более, практически не могло существовать мест отправки больше двух. А площадка прибытия гостей одна. Базовый принцип. Чуть не с первой лекции вдалбливали его в голову всем, изучающим Время. Что, мол, Эксперимент заключался... И поехало.
Виктор вывел архивные таблицы. Можно поискать по косвенным данным. И вот здесь сотрудник СБ понял, о чем умолчал Горыныч. Землю разнесет вдребезги рано или поздно. И Виктор — единственный, у кого есть шанс остановить происходящее. И то... Уже неизвестно, сколько ему осталось. Капсула может сработать через минуту, а может через год. Или никогда. Никто не знает, какие искажения происходят с попавшим в такой переплет. Виктор поставил стул у окна, уселся и попытался собрать в единое целое разрозненные кусочки мозаики. Фактически, этого места в природе нет. Мир-фантом. База приема была там, наверху. Понятно, откуда там такая кунсткамера. Но те миры... И заводы... И живность... И миры. Они одинаковые и разные, эти места черт его знает каких вселенных. Это земля, проливающаяся дождем разрывов со времен эксперимента. А время? Каково оно, это время? Ведь это даже не физическое состояние...
- Здравствуй, тигр!
Виктор повернулся и увидел Лару. На всякий случай взглянул под ноги, но там не было черной "лужи". Странно, что вот так... Или не странно. Мало ли "луж" может быть в пространстве вокруг. Невидимых, как разрывы.
- Здравствуй! - повторила Лара. - Ты не слышишь меня?
- Слышу. Здравствуй! Просто мне показалось, что в прошлый раз тебе встреча не понравилась.
- Мало ли... - девушка улыбнулась немного грустно. - Всегда что-то идет не так. Или так. Или идут...
Лара подошла, положила руки Виктору на плечи и выглянула в окно.
- Красиво...
- Красиво! - Согласился Виктор. - Посидишь? У тебя была трудная дорога.
- Дорога? - Лара нахмурилась, что-то вспоминая. - А-а-а, нет! Это рядом. Это тут, только там.
Виктор вздрогнул. Все очень похоже, но подделка. Девушка словно угадала мысли.
- Ты прав. Мы разные. И миры разные, но ты идешь. Однажды начавшись, все расползлось, растеклось. Смотри!
Лара провела рукой по пылинкам, танцующим в солнечном луче. И все они закружились в невидимых вихрях.
- Видишь? Они кружатся, сталкиваются... И все равно светятся! Это их жизнь. Когда-нибудь они осядут, сольются в единое целое. И если сейчас убрать несколько пылинок, - девушка сложила ладошку ковшиком и сделала движение, будто зачерпывает солнце из луча. - то ничего существенно не изменится.
Пылинки закружились в новом вихре. Виктор завороженно смотрел на странный танец. Они с Ларой тоже танцевали, кружились, спешили куда-то.
- Да...
- Да... - Повторила Лара, вздохнула и исчезла.
Виктор встал, взял стул за перекладину и пошел было к пульту, но тут воздух впереди замерцал. Странная завеса возникла в комнате.  Как полуцилиндр от потолка до пола. Завеса огибала место, где располагался пульт. Виктору показалось на миг, что это предупреждение. Секунду спустя мерцание стало ярче, затем внутрь него из ниоткуда вошли люди. Точнее, первым вошел парень, а за ним вбежала девушка. Оба в комбинезонах СБ. Чуть позже к ним присоединился бородатый человек в одежде гостя. Бородач держал в руках внушительный нож и нервно оглядывался по сторонам. Свои! Но как?
- Эй!
Виктор крикнул и махнул рукой. Но люди продолжали заниматься своими делами. Они его не заметили. Виктор рванулся было вперед, но отступил. Черт его разберет, чем может грозить приближение к странному объекту. Надо понаблюдать. Тем более, что сейчас вовсю шла расчистка пульта.
Парень повернулся к встревоженному бородачу:
- Захар, нож дай, пожалуйста.
- А? На.
Девушка пыталась руками сдирать растения, оплетающие пульт. Но это плохо получалось. Парень оттеснил девушку в сторону.
- Маришка, отойди, пожалуйста! Сейчас я немножко подстригу этот газон.
Он срезал под корень пучки растений, очищая кусочек за кусочком пульт.
- Давно его тут бросили...
И тут Виктор сообразил. Маришка Стебунова! И Кирьян. Люди на снимках. Бородач - тот самый Захар. Виктору вдруг стало не по себе. Он увидел людей, которые...которых.... В общем, они те, кто уничтожает шансы Земли на выживание. А то и Вселенной... Вот эти люди, рядышком, за завесой. Казалось, руку протяни и вот! В душе колыхнулось тяжелое черное месиво. Забытое, противное. Ощущение неотвратимости трагедии, как тогда, в рубке. Все как тогда. Только у этой девушки зеленые глаза да на весах жизни миллиардов.
Виктор достал пистолет, проверил обойму. В этом не было нужды но так можно соврать себе, что не все готово. Патроны на месте... Обойма в рукоятке.... Как быстро! Сталь лягала  оглушительно. Виктор понимал - эти трое, скорее всего, никто ничего не успеет подумать. В СБ учат защищать. И защищаться чтобы защищать. Но не от своих. Наоборот! И сила, и слабость здесь. Они будут умирать с недоумением. Они же не догадываются, что смерть с ними сейчас в одной комнате. Люди просто обсуждают увиденное на экранах.
- Прямое попадание?
- Сдвиг.
- Этого еще не хватало! Вот, смотри!
Девушка ткнула пальцем в экран. Виктор на всякий случай еще раз окликнул.
- Эй!
Внезапно, один из людей вздрогнул и огляделся.
- Ты чего?
- Показалось, что кто-то говорит.
Рука дрогнула. Виктор даже обрадовался почему-то. Наверное, тому, что его совесть теперь чиста: нельзя просто так пренебрегать данными. Виктор спрятал оружие и принялся кричать, махая зачем-то руками над головой.
- Здесь я! Слышите?
Теперь все трое оглядывались по сторонам.
- Да, точно, слышно. Похоже, это система экстренного оповещения.
- Вот! - девушка ткнула в какую-то точку на экране. - Уходим отсюда! Скоро начнется! Хорошо хоть оповещение сохранилось...
Виктор понял, что получилось какое-то нелепое совпадение. Он достал пистолет. Надо было стрелять не мешкая. Но оружие очень тяжелое... И Маришка как назло смотрела прямо на него, на своего убийцу. Смотрела наивными глазами...
Виктор нажимал на курок. Грохотали выстрелы. Пули врезались в мерцающую стену, оставляя черные отметины в ней. Чернота стала разрастаться, скрывая место трагедии. Когда тьма стала абсолютной, стена исчезла. Растворилась, словно ее и не было. И мерцание пропало тоже. Сердце еще бешено стучало, руки дрожали, но сквозь туман беды пробивалось, накатывало невыносимое облегчение. Вокруг пульта валялись пучки срезанной травы. Ни крови, ни тел. Виктор сделал несколько глубоких вдохов и осторожно двинулся вперед, ощупывая рукой воздух. Никаких препятствий около пульта не обнаружилось. По экрану же ползли строчки о разрывах. Тревожные, но уже виденные до происшествия. А еще не было выбоин от пуль. Такое впечатление, что стена эта мерцающая их поглотила. Или сожрала, может быть.
Виктор взял стул и подсел поближе к пульту. Все произошедшее больше смахивало на  фильм. Даже нет. На видение. Руки перестали дрожать, стало полегче думаться. Только гул этот надоедливый... Гул? Человек оглянулся. Над полом покачивался робот. Виктор хмыкнул:
- Поздно ты. Уже все закончилось.
Машина все так же равнодушно поблескивала окулярами. Откуда она появилась и почему именно сейчас? Виктор задумчиво посмотрел в оплетенное растениями окно. Там не поменялось ничегошеньки. Похоже, робот потерялся просто напросто. Или это кусочек будущего показался и машина туда не попадает? Загадки... Одно хорошо, что не получилась эта...ликвидация. Виктор неторопливо вставлял патроны в обойму. Закончив процесс, он  убрал оружие и снова взглянул на экран. По хребту пробежали мурашки; судя по цифрам, вот-вот должна начаться буря. И не просто буря! Такого еще никто никогда не видел там....в том мире. Из динамика забубнил голос.
- Внимание! Темпоральный протуберанец! Внимание....
Предупреждение повторялось постоянно. Видимо, те, кто тут работал, понимали значение этого самого протуберанца. И даже знали, как надо выживать при возникновении такого явления. Виктор огляделся, пожал плечами, взял стул и подсел к окну. Снаружи ничего не менялось. Разве что ветерок теперь стал заметно теплее. Если и происходили какие-то катаклизмы рядом, то не явные. Протуберанец... И что? Темпоральный протуберанец... Надо же! Светило там есть где-то, что ли?
Земля дрожала. Виктор приподнялся, оглядываясь. Рушилась скала. Кусок за куском она падала в море. Отсюда, с поляны это выглядело не столько страшно, сколько величественно. Неторопливо соскальзывали обломки, вздымая фонтаны брызг. Ни домика вокруг, ни деревьев, ни фуникулера. Робот, берег и эти скалы... Виктор только сейчас сообразил, что лежит на песке. И в его владениях оказался остров размером от силы с квадратный километр.  А все, что там, за увеличивающимся на глазах проливом, стремительно исчезает, оседает, рушится.
- «В один бедственный день и в одну бедственную ночь...» - процитировал Виктор.
Атлантида вспоминалась поневоле. Но там Эксперимент не проводили. Или зацепило А почему ж нет-то? Как вариант. В любом случае, пресловутый протуберанец не раз тут буйствовал, похоже. Из фактов - только что исчез кусок суши. Остался кусок берега. Прекрасный пляж с кварцевым песком, где, вероятно, закончится недолгая жизнь смертника. А вслед за этим и все сущее сгинет в неведомом катаклизме. Что-то там Папаша лепетал, но данных явно недостаточно.
Между тем, на море неожиданно быстро установился штиль. Солнышко припекало. Деревьев не наблюдалось. Виктор разделся и не колеблясь окунулся. Уж лучше угодить в пасть к  местным морским чудищам, нежели вонять. Вода оказалась довольно прохладной, но так даже лучше. Накупавшись, Виктор выбрался на берег и лег на расстеленный халат. Мысли лениво крутились. Виктор попытался даже определить свое местоположение, но не вышло. Примерно через час стало понятно, что ничего не выйдет. Светило перемещалось по странным траекториям, а иногда и перепрыгивало из одной точки небосвода в другую. Может быть, это из-за протуберанца того. Или так живет мир. Позади раздалось сердитое жужжание. Появился робот. И появился опять из ниоткуда. Виктор улыбнулся.
- Здорово, банка ты моя консервная! Что ты прилете? Кончился уже твой клиент, ищи другого.
Робот с минуту покачался, пролетел мимо Виктора и...рухнул в море. Почти без всплеска.
- Вот, елки!
Стало даже интересно: бедолага действительно свел счеты со своей унылой механической жизнью? Внезапно в месте, куда рухнул робот море забурлило. Через несколько секунд над волнами повис куб. Полупрозрачный, мерцающий. Словно его соорудили из того же материала, что и исчезнувшая стена вокруг пульта. Верхняя грань приподнялась. Дрогнули и раскрылись боковые. Над всеми поверхностями стопками выросли такие же пластины.
Виктор подложил под голову рюкзак, чтобы лучше видеть происходящее. Тем более, что представление грозило затянуться.
Получившиеся пластины меняли цвета и, если судить по затемнению, состав. А то и плотность. До поры красоту создавала синхронность, механическая точность. Но в какой-то момент грани и пластины принялись деформироваться. Топорщились немыслимые углы, вспухали полукружья... В общем, что-то трансформировалось. И внезапно вся конструкция буквально «наделась» на реальность. Позади пляжа возникла скала и лес. Фуникулер снова застрял в верхней точке. Виктор принялся внимательно вглядываться в растительность. Ему показалось, что там, за деревьями есть брошенный домик с пультом. Это несложно проверить. Виктор встал, оделся и направился к месту, где была тропинка. И она там БЫЛА. И в том же виде. Нет, нельзя быть уверенным на сто процентов, но это место походило на предыдущее очень сильно. Тропинка привела к дому. Интересно, что пульт снова зарос. Будто и не приходили те... А значит, был шанс их тут застать.
Виктор взял стул и уселся у пульта с твердым намерением не упустить вошедших. Но все было тихо. Ничего не мерцало, не появлялось...
Громыхнул выстрел. Виктор бросился на пол и перекатился. Снова выстрел. Стреляли, если судить по звуку, из такого же древнего Кольта. Пули врезались в пульт. Одна разнесла экран вдребезги, вторая уничтожила динамик. Когда грохот выстрелов затих, Виктор поднял голову. Там, в глубине комнаты, никого не было. Может быть за окном? Человек поднял пистолет и был готов спустить курок при малейшем намеке на опасность. Но все было тихо. Таинственный стрелок не появлялся. Виктор осторожно поднялся и пригибаясь подбежал к окну. Но там была все та же зелень. И по следам... Со стороны окна никто не подходил. Зато в самой комнате лежали пластиковые гильзы. Такие же... Скорее всего, во всем мире существует только один Кольт. У него, у Виктора. А эти выстрелы, что.... Они и прозвучали в новом, выстроенном мире.
- Вот оно как...
Виктор огляделся в поисках робота. Он был уверен почему-то, что верный «гриб» непременно болтается рядом. Увы, но персональный шпион все же сгинул. Скорее всего, когда занимался реконструкцией «Атлантиды». Не беда, если подумать. И все же как-то непривычно без него.
- Бедный Йорик!
Виктор отряхнулся и вышел из домика. Солнце пробивалось сквозь листву и все же... Почему-то вспомнился пресловутый кот Шредингера. Несчастное существо наедине с ядом по меркам человека и вполне самодостаточный зверь понятиям самого животного. Коту хорошо  даже и то, что он не понимает смысла циферок генератора случайных чисел. Да и просто не знает, что умрет. А здесь... Здесь смерть с собой всегда. Понятная, известная, родная. Вот тут капсула, вот она, внутри! И только Великое Время держит в руках жизнь несчастного служаки из СБ. Оно из года жизни сделало генератор случайных чисел. И может быть вот в эту секунду оболочка закончит свой распад. Или через год. Или завтра.... Мир Шредингера. Именно так, а не иначе должен работать пресловутый ящик. Квант времени. Неделимая единица. С чем же сравнить ее ? С песчинкой? Но это величина, где между одним событием и другим пролегает Вечность, похожая на Миг. Пусть будет песчинка.
Виктор вышел на площадку фуникулера и взглянул вверх. Если прикинуть, то возвращаться не имело смысла. Разве что взять еще одного робота с собой? Завод их шлепает зачем-то.... Завод. Зачем вообще нужен этот завод в мире, где нет никаких разумных живых существ?
Ладно, эти загадки останутся на потом. Когда дело...будет завершено. Виктор вытащил пистолет, проверил обойму и убрал оружие в рюкзак. На всякий случай. Как говорится — от греха.
Тропинка вывела человека обратно к берегу. Только уже не к пустынному на этот раз. У самой кромки воды парил глиссер. Обычный, не слишком новый, но, похоже, заряженный. Приглашающе, можно сказать, парил. Прямо провоцировал. Если мир восстановлен из своей «архивной копии», то глиссер был и раньше. Но Виктор мог поклясться, что машины не видел. Выходит, на таком же отбыла та команда. Опять не сходится. Люди появились здесь позже Виктора... Он потряс головой. Все закручено, свернуто, искривлено. Нет ни одного прямого угла, зацепки. Не из чего сотворить хоть что-то логичное. Вдобавок, в воздухе витало ощущение близости чего-то.
- Узел.... - задумчиво произнес Виктор.
Когда-то была мода, породившая даже пару шутливых партий: Узловики и Равномерщики. Одни подозревали, что где-то во времени есть узел, образовавшийся из-за Эксперимента. Равномерщики же считали, что все везде перемешалось довольно одинаково. Периодические находки разнообразных анахронизмов не вносил ясности в позиции сторон. Споры давно утихли. Ученым хватало забот и без разделений; с разрывами и полигонами не соскучишься. 
Виктор забрался на платформу. Под ногами захрустел песок. Похоже, давно никто не пользовался машиной. С тихим гудением включились экраны. Сферический купол навигационного компа призывно помаргивал, требуя прокладки курса. Виктор взглянул на карту. Там и выбирать нечего толком. Ближайший берег сойдет. Если его...подопечные ушли, то наверняка тем же маршрутом.
- Давай, попробуем.
Виктор запустил программу и уселся в кресло. глиссер плавно развернулся и набирая ход заскользил над водой.

Кир вскинул сейсмоскан, Захар выхватил ракетницу. Маришка тихонько ойкнула.
- Не стреляйте! Я не причиню вам вреда.
Окруженная переливчатым сиянием в центре темного пятна стояла девушка. Если бы заговорил робот, то вряд они вряд ли удивились. А здесь....
- Кто вы? - Кир опустил сейсмоскан и попытался подойти к девушке.
- Это неважно. Но если нужно имя, то пусть будет Лара.
Мерцание немного поблекло. Стало видно, что говорившая стоит в одном купальнике. Нога девушки была почему-то забинтована.
- Вы ранены?
- Нет, все в порядке. Так я.... выглядела.
Мерцание стало еле заметным. Теперь стало видно, что правой рукой девушка зачем-то сжимает ключ аварийной разблокировки на невидимом пульте. Предохранительный колпак словно висел в воздухе. Казалось, что она вот-вот запустит систему. Маришка тоже заметила.
- У вас авария? Вам помочь?
- Авария? - Лара выглядела озадаченной. - Почему?
- Но вы хотите разблокировать энергоблок.
- Но... так я выглядела...
Девушка разжала пальцы и поднесла руку к глазам. Затем внимательно посмотрела на стоящих перед ней людей и улыбнулась.
- Да, так, наверное, лучше. Но это не так важно. Я пришла предупредить.
Лара подняла левую руку и стала с интересом наблюдать, как из кулака сыпется песок. Кир машинально отметил, что песчинки падали на бинт.
- Вам нужно на другой берег. Обязательно. Иначе ...время исчезнет. - девушка раскрыла ладонь и остатки песка просыпались на землю. - Вот так!
- На какой берег?
Но Лара не ответила. Она шагнула в сторону и исчезла. Затем пропало и мерцание. Робот, висевший доселе довольно далеко, вдруг подлетел к Маришке и принялся кружить рядом. Ощущался даже ток теплого воздуха от работающих приводов. Робот словно волновался, куда-то звал.
- Ты ему понравилась! - Кир кивнул на робота и улыбнулся.
Захар хохотнул. Маришка почему-то покраснела.
- Да ну тебя! Пойдем лучше.
Кир кивнул, забросил сейсмоскан за спину и подойдя к месту, где стояла девушка, поднял несколько песчинок. Они были белыми.
- Кварцевый песок, похоже...
- Странно, а тут пыль.
- Берег. Она про него говорила? Похоже, там вполне симпатичный пляж.
Маришка вздохнула: море и пляж был бы кстати.
Команда двигалась за роботом. Когда ноги исчезли под тропинкой, Захар принялся истово креститься.
- Нет, там наваждение сатанинское. Я дальше не пойду.
- Захар, надо идти. Ничего страшного нет. Это иллюзия. Ты же смотрел фильмы?
- Там другое!
- Да то же самое. Сделано, наверное, чтобы скрыть место. Вот и все.
- Говорю ж — наваждение!
Пока они препирались, робот носился кругами. А затем с разгону поддала под зад Захару.
- А-а-а! - заорал разбойник и выхватил тесак. - Я тебя сейчас на кусочки разрежу!
Робот завис почти перед самым носом человека и тихонько покачивался, словно дразнясь.
- У-у-у!
Захар взмахнул ножом и ринулся на обидчика. Тот отступал, ловко уворачиваясь от ударов. Маришка рассмеялась. Оценив юмор ситуации, Кир присоединился к девушке. И только немного позже он сообразил, что робот далеко не тупая машина. Он продемонстрировал отличное знание психологии, интуицию и кучу всего, что ни одному программисту не . Робот привел человека в бешенство и тот не заметил, как миновал пугающее место.
За скалами начинался лес. Довольно плотный. Робот уверенно двинулся вперед. Захар уже поостыл и только что-то бурчал себе под нос. При этом, он внимательно поглядывал по сторонам, прислушивался к шорохам и шел тихо. Под его ногами не хрустнула ни единая веточка. Маришка даже позавидовала Захару. У нее все время что-то трещало под подошвой. То громче, то тише. Да и Кир так же шел.
На полянке торчали какие-то конусные штуковины. Они походили на гигантские раковины.
- Огромные тут улитки. - улыбнулась Маришка.
Кир пожал плечами.
- Кто их разберет? Может быть и не улитки. На Заводе и органика в ход шла. Наделали непонятно чего.
Из под ближайшего к людям конуса появилось щупальце. Робот вдруг резко двинулся в сторону. Конусы приподнялись. Кир подумал, что эти моллюски должны бы быть неповоротливыми, но совсем необязательно таковыми являются. Он привел сейсмоскан в рабочее положение и поймал в экран группу конусов.
- Маришка, отойди назад.
Девушка и так отступала, словно чуяла неладное. Внезапно конусы как-то дружно  подпрыгнули и ринулись в атаку. Кир нажал запуск цикла. Воздух заколебался, каждая травинка на поляне завибрировала, затрещали ближайшие стволы деревьев. Летели щепки, нападавшие в первых рядах попросту взрывались. А все вокруг гудело тревожным набатом. Пять моллюсков превратились в кашу. Еще одного подстрелил из ракетницы Захар. Остальные спешно отступили и из-за кустов воинственно махали  щупальцами. Приближаться даже не пытались, ощутив на себе разрушительную мощь сейсмоскана. Киру, впрочем, тоже было нехорошо. Он опустил прибор и тяжело дышал. Его мутило. Маришка уткнулась лбом ему в спину и только тихонько вздрагивала. Только Захар все еще воинственно рассекал воздух тесаком, готовый ринутся в рукопашную. Разряженная ракетница валялась на траве.
- Ты.... Ты больше не... Не стреляй, хорошо? По живым не стреляй. - Маришка всхлипнула.
Кир ответил не сразу. Собравшись с духом, он тихо просипел:
- Я постараюсь.
Затем закашлялся и включил блокировку сейсмоскана. Перед тем, как перебросить прибор за спину, Кир машинально считал показания. Если верить линиям, плотность материалов под ногами была примерно как у пенопласта. Конечно, не самые чистые измерения, но даже лес давал более-менее приемлемые цифры. А с почвой... Надо бы перепроверить, но рука не поднималась. Да и уходить надо отсюда.
Из-за деревьев вылетел робот. Он неуверенно покачивался в воздухе, словно попал под удар. Кир прикинул, что так могло произойти. Все же сейсмоскан дает приличный конус. Тогда робот еще прилично держался. В месте, откуда машина выбралась, было немало расщепленных стволов.
Люди обошли поляну и гуськом двинулись по лесу. Робот двигался впереди. Захар шел в арьегарде. Так можно быстрее услышать, если кто соберется напасть. Он постоянно оглядывался, отслеживая каждый шорох, но группу никто не преследовал.
Деревья расступились, открывая поляну. Кир подобрал сучок побольше и швырнул в траву перед собой. Никто не выпрыгнул, ничего не обрушилось. Но едва люди вышли на поляну, как на нее полились струи огня. Яркие, подвижные, словно живые. Стало жарко. На каждое движение небо отвечало новым ручейком пламени. Еще не оправившийся от удара робот заметался, уворачиваясь от огненных плетей. Он дергался, уходил, тормозил. Затем рванулся в небеса и пропал.
- Помощничек! - Кир покачал головой, проводив машину взглядом.
- Что будем делать? - Захар испуганно прикрывал руками бороду.
- Ждать!
Внезапно девушка шагнула вперед и сунула ладошку в пламя. Это было настолько неожиданно, что мужчины не успели среагировать.
- Маришка! - шепнул Кир.
Но Маришка лукаво улыбнулась.
- Все в порядке. Это все иллюзия. Пламя холодное.
Кир протянул руку, ощущая нарастающий жар, но едва рука попала в пламя, как температура моментально упала.
- Пошли!
Они двинулись вперед. Тут же возникли новые струйки пламени. Они свивались, крепли, крутились... Кир шел первым, осторожно проходя сквозь огонь. Захар что-то причитал. То ли молился, то ли ругался, но старался не отставать от товарищей. Когда они шагнули под сень деревьев, огонь пропал. Поляна выглядела пустой.
- Что это, интересно? - Кир задрал голову и рассматривал верхушки окружающих поляну деревьев.
- Сатана и преисподняя! И черти котел опрокинули со смолой.- Захар старался держаться подальше от полянки.
Маришка хихикнула, но тут же посерьезнела.
- Животное. Скорее всего кто-то, смахивающий на паука.
- Думаешь? Наверное, так. Но иллюзия отменная!
Маришка посмотрела на руку.
- Это не очень и иллюзия. Точнее, не совсем иллюзия. Тут колонии светящихся бактерий. Стрекочут — получается жар. А сами светятся.
- Красиво! Но почему тогда паук?
- Они сами больших... м-м-м... животных есть не могут. И выстраиваться в линию не могут сами. Разумом бактерии обделены. Выходит, им паутины наделали или чего-то подобного. Как раз для паука задача.
- Ага, похоже на то.
- Говорю ж, дьявол приходил по мою душу! - запричитал снова Захар, не понявший почти ничего.
- Хорошо бы! - нарочито мечтательно вздохнул Кир. - Заодно и глупости твои прихватит.
Захар замолк и принялся тщательно протирать лезвие тесака. Чувствовалось, что ему не по себе.
- Пошли? Предлагаю не ждать нашего бедолагу-робота. Судя по стартовой скорости, он уже отсиживается в стратосфере.
Маришка хихикнула. Приключение привело ее в прекрасное настроение. Решенная загадка придала уверенности в своих силах.
- Пойдем. Не будем ждать.
Захар кивнул. Ему уже дано хотелось бежать из этого дьявольского места. Понятно, что дом теперь далеко. И те, с кем его угораздило попасть в столь страшные места, сами не могут вернуться. Оставалось только клясть себя. Будь он капельку умнее... Эх, все сильны умом задним.
За деревьями виднелся просвет. Ветер доносил солоноватый запах и звуки прибоя.
- Море! - воскликнула Маришка. - Ребята, там море!
Кир кивнул, поправляя на плече ремень сейсмоскана.
- Я тоже чувствую. Маришка, ты поаккуратней.
Но девушка уже не обращала внимания ни на что. Она просто светилась от радости. Море радовало как символ, как завершение этапа. Море дарило надежду.
Люди вышли к обрыву. Вдали виднелось непонятное сооружение, а внизу бушевала вода. Волны с грохотом били в берег. Ветер приносил водяную пыль. На губах ощущался привкус морской воды.
Маришка осторожно подошла к самому краю и заглянула внизу.
- Высоко!
- Пойдем, Маришка! Поищем спуск и местечко с пляжем. Я б не отказался сейчас от шезлонга под пальмой.
- Ну тебя! Не трави душу!
Захар криво ухмыльнулся. Когда он рассмотрел вдали что-то явно искусственного происхождения, у него отлегло: сооружение выглядело творением рук человеческих. Вряд ли его установили в аду.
Отряд двинулся в сторону конструкции. Сперва казалось, что это старая беседка над обрывом, но когда они подошли, то стало понятно — перед ними самый настоящий древний фуникулер. Краска выгорела и облупилась. Чешуйки нежно голубого цвета валялись на рассохшихся досках. На ветру хлопали остатки брезента. Рельсы шли по крутому склону. Там, внизу, был лес. И пляж.
- Ух ты, смотри, лебедка! - Кир показал на заржавевшую конструкцию с рукояткой.
- Ты посмотри туда...
Маришка завороженно смотрела куда-то в сторону пляжа. Проследив ее взгляд, Кир заметил что-то серебристое. Парень боялся поверить в удачу, спугнуть ее.
- Глиссер... - прошептал он.
- Да... - так же тихо откликнулась Маришка.
- Лодка! Вот поди ты, лодка! - Захар обрадовано гыкнул.
- Что ж, можно попробовать спустится. Тут и лестница должна быть. - Кир прошел чуть дальше.
Лестница нашлась. Точнее — остатки ее. Деревянные ступени разрушились и попытка по  ним спуститься наверняка кончится плачевно. Не стоило даже рисковать.
- Ладно, будем реанимировать нашего железного друга. Заходите. Только осторожно! Вставайте сюда, где железо. Попробуем спустится.
Кир попытался разблокировать лебедку, но стопор не поддавался. С механизма сыпалась ржавчина. Подошел Захар.
- Давай-ка подсоблю!
Они навалились вдвоем. Подгнивший рычаг хрустнул и люди упали на пол. Одна из досок хрустнула, но выдержала.
- Все! Придется сползать по рельсам.
Внезапно Захар выхватил тесак и от души рубанул по тросу. Под ржавчиной сверкнул серебристый металл. Захар все бил и бил. Стальные волокна поддавались неохотно, но одно за другим рвались, топорщились. Еще удар и трос лопнул. И....ничего не произошло. Фуникулер даже не шелохнулся.
- Аварийный тормоз! - сообразил Кир.
Рычаг двинулся со скрежетом, но на удивление легко. Значит, не в тормозе дело. Скорее всего, прихватило подшипники колес. Теперь придется повозиться. Впрочем...
- Захар, давай попробуем растолкать это древнее чудо.
Мужчины уперлись ногами в землю и попытались толкнуть машину. Та пронзительно скрипела, будто жалуясь на судьбу, вздрагивала. А затем, словно устав упираться, фуникулер тронулся с места и с пронзительным скрежетом начал быстро набирать ход. Захар и Кир с трудом удерживались за ржавый поручень. Хорошо хоть ботинки не соскальзывали по борту.
Фуникулер мчался все быстрее. Тональность скрежета росла. Теперь колеса отчаянно визжали ближе к ультразвуку.
- Маришка, тормози!
- А?
- Рычаг тяни!
- Не слышу!
- Тормози!!
Девушка подобралась поближе, рискуя провалиться.
- Чего?
- Тяни тот рычаг, притормаживай! Иначе разобьемся!
 Маришка, кивнула и потянула железку на себя. К визгу добавился низкий скрежет колодок.
- Сильнее!
Девушка закусила губу, уперлась в корпус лебедки и тянула рычаг от всей души. Скорость падала неохотно. Гораздо медленнее, чем приближался конечный пункт. Когда до финиша оставались считанные метры,  Кир крикнул:
- Прыгай!
Скорость была уже не слишком небольшой и девушка удержалась на ногах. Кабина  ударилась в деревянную стену, пробила ее и съехала в песок. Наступила звенящая тишина.  Путь фуникулера был закончен.
Кир и Захар выбрались на маленький перрон.
- Прибыли!
- Вот и тропка! - Захар радостно ткнул пальцем в еле заметную дорожку, убегавшую куда-то в чащу. - Пошли?
- Лучше пройти к глиссеру. - Кир показал на берег.
- Да! - Маришка радостно заулыбалась.
На самом деле, она больше всего хотела окунуться в море, но и глиссер тоже вызывал неподдельный интерес.
Судно висело почти над самой кромкой воды. Оно выглядело вполне рабочим, но им довольно дано не пользовались. Даже на излучателях экранов белесый налет соли. Кир провел пальцем — слой довольно толстый. Но если верить индикатору - энергии в накопителях было много. Это радовало.
Девушка присела на корточки и любовалась бликами воды, танцующими на песке. Она опустила ладонь.
- Теплая...
Кир огляделся. Справа виднелся заливчик.
- Пойдем, посмотрим. Если там глубина достаточная, то можно искупаться. Только проверим сперва. В лесу чего только не водится, а в море разной живности в сотни раз больше обитает.
- Да тут все прозрачно! И не укрыться нигде.
- Идем. Там посмотрим.
Заливчик оказался маленькой лагуной. Песчаная коса практически полностью отрезала ее от моря. Кир подыскал длинную палку и ткнул в дно. Глубина оказалась примерно метра полтора. В прозрачной воде сновали мелкие рыбешки. Песок, мелкие камешки. Ничего опасного. Парень поколебался, затем посмотрел на Маришку. У девушки был такой несчастный вид, что Кир не выдержал и улыбнулся.
- Ныряй! Но только быстро!
- Спасибо! Только вы отвернитесь!
Мужчины отошли подальше. Кир побаивался оставлять девушку одну, но чтобы ее не смущать глядел на отражение происходящего в полированной накладке сейсмоскана. Зрелище заставляло сердце биться сильнее, даже если стараться наблюдать за окрестностями. А Захар честно рассматривал склон и рельсы фуникулера.
- Слышь, Кир, а ведь птиц тут нету!
Кирьян отвлекся от наблюдения и взглянул на обрыв. И как это раньше в голову им не пришло? Действительно, небо было пустым, холодным. Вездесущие чайки не кричали. Птицы исчезли из этого мира. А как сам мир жил? Ведь стоит нарушить хрупкое равновесие, как начинаются катаклизмы. В СБ этом учат постоянно. Курс экологии включает в себя биоматематику. Обычно курсовая включала в себя огромное количество расчетов последствий в результате того или иного воздействия. Киру достался один из видов жука-плавунца. Вроде как, вымер неожиданно. Начинался серьезный дисбаланс. Нет, апокалипсиса не было, но на ближайшую тысячу лет некоторые места стали непригодны для жизни. Варианты вмешательства и точки воздействия Кир тогда просчитал поверхностно, потому и схлопотал трояк. Вмешательство и воздействие! Возможно, что странные существа и есть часть системы поддержания баланса в этом мире. И потому здесь еще не обрушилось небо.
- Я все! - крикнула Маришка.
Кир обернулся. Девушка улыбалась. И не просто улыбалась, а светилась и чуть не парила над пляжем. Кир невольно взглянул на песок чтобы убедиться в наличии следов. Счастливая Маришка тряхнула мокрыми волосами.
- Отличная вода! Идите, искупайтесь.
- Пойдем сперва в лес, а потом, когда возвратимся к глиссеру — сполоснемся. Неизвестно, что там живет. Ты как, Захар?
- Я? Да чего уж. Сделал дело, как говорится...
Тропинка недолго петляла меж деревьев и вывела людей к дому. Оплетенный лианами, с пустыми оконными проемами и покосившейся крышей он все равно выглядел очень уютно. Даже нет, по-родному. Это цеха Завода были чужеродными, созданными для машин. Этот дом когда-то строили для людей. И теперь хозяева вернулись.
Кир вошел первым, держа на изготовку активированный сейсмоскан. Захар с ракетницей в руке глядел в окно. Но ничего опаснее растений в доме не было. Люди вошли. Жизнь постаралась на славу. Лианы свисали с балок, а у стены высился целый бугор в рост человека, заросший травой.
Захар бродил по дому, поднимая непонятные предметы. Маришка подняла металлический стул, уселась рядом с дверью на освещенное солнцем место и наслаждалась теплом. Зрелище завораживало. Солнечные лучи словно укутали девушку тоненькой золотой вуалью. Казалось, это светится Маришка. Даже легкий ветерок боялся коснуться чуда, хотя весело носился по дому и чем-то скрипел. Кир украдкой разглядывал девушку. Раздражал только этот скрип. Нудный, равномерный. Даже слишком равномерный. Кир прислушался. Это был сигнал, а не скрип. Сигнал системы оповещения. Просто неоткуда тут ему взяться, потому и казался скрипом.
Кир двинулся по периметру помещения. Временами останавливался и слушал закрыв глаза. Захар прекратил свои археологические изыскания и удивленно посмотрел на парня.
- Ты чего?
- Тс-с-с...
Сигнал был близко. Рядом. Где-то тут. Кир остановился около высоченного бугра и раздвинул растительность. Да, звук шел отсюда, из машины.
- Пост темпорологов!
Кир произнес это так резко и радостно, что Захар отпрыгнул и перекрестился.
- Чур меня!
Подбежала Маришка. Осмелился приблизится и Захар, держа в руке нож, на всякий случай. Парень повернулся к нему:
- Захар, нож дай, пожалуйста.
- А? На.
Маришка подергала растения, оплетающие пульт, но они не поддавались. Кир прикинул к руке тесак.
- Маришка, отойди, пожалуйста! Сейчас я немножко подстригу этот газон.
Дело пошло. Из под наслоений появлялся тускло блестящий пульт.
- Давно его тут бросили...
Кир локтем задел панель управления. Включился экран. Сперва поползли столбики цифр, затем возникло изображение. В воздухе исчез летящий планер. Маришка вздрогнула.
- Прямое попадание?
Планер возник снова. В нескольких метрах от места исчезновения. Машина потеряла управления и падала, кувыркаясь.
Кир покачал головой.
- Сдвиг.
- Этого еще не хватало! Вот, смотри!
Маришка показала на появившуюся в месте падения планера воронку. Она раскрыла черную пасть, словно поджидала добычу. Маленький серебристый диск падал прямо в центр бездонной тьмы. Кирьян вздрогнул. Маришка испуганно спросила
- Те чего?
- Кажется, что кто-то говорит.
Где-то невнятно бубнил голос.
- Внимание, темпоральный протуберанец! Внимание, темпоральный протуберанец! Внимание,...
Теперь все трое оглядывались по сторонам.
- Да, точно, слышно. Похоже, это система экстренного оповещения.
- Вот! - девушка ткнула в экран, где невидимая коса опустошала поверхность. - Уходим отсюда! Скоро начнется! Хорошо хоть оповещение сохранилось...
Они заспешили на берег.

Глиссер мчался над волнами задорно. Словно настоялся у берега за долгие годы и теперь радовался неожиданной свободе. От экранов то и дело отлетали капли, боковой ветер пытался сбить с курса. Но аппарат только весело перемахивал через очередной гребень и несся вперед. Виктор откинулся на сиденье. Было хорошо мчатся по необъятной поверхности моря; подставлять лицо солнцу, обгонять тяжелые мысли...
Но расслабиться толком не получилось. Солнце ушло, стало прохладно. И появился странный звук. Виктор открыл глаза. Глиссер полных ходом несся в непроглядную черноту. Сперва показалось, что впереди гроза. И резкий переход в освещенности превратил тучу в черный кошмар, но нет. Самая настоящая тьма окружала, давила, прижимала. Еще и низкий гул. От него по телу пробегали мурашки. Тьма.
Виктор рванул рукоятку аварийной остановки. Глиссер завис над волнами. А может быть и нет. Кто знает, что там в чернильной мгле внизу? Вода? И как вообще все произошло. Тут только если предположить. В памяти всплыла фраза....подопечных.
- Темпоральный протуберанец, будь он неладен.
Глиссер не шел во тьму. Тьма поймала человека и машину. Сверкнула молния. Почему-то бирюзовая. Еще одна... Знакомо все!
- Вот оно как... Что ж, проходили.
Тьма подступила почти к самым экранам. Глиссер вздрогнул, словно уперся в причал. Впереди появилась невыносимо яркая ниточка. Все тени сгустились. На панелях суденышка  заиграли блики. Как тогда в кабине планера. На этот раз ниточка уже не горизонтальная, а вертикальная. Виктор прикрыл глаза. Полоса начала смещаться, одновременно изгибаясь. Огромная светящаяся дуга неторопливо обошла глиссер по кругу. Еще раз. Еще. Каждый оборот получался заметно быстрее предыдущего. Через пару минут вокруг машины образовалась сфера. Виктор уселся поудобней. Неизвестно, сколько продлится «путешествие». Он открыл рюкзак. Там еще оставались концентраты. Вода во фляге плескалась. Вполне достаточно припасов, чтобы перекусить. Виктор включил верхний экран и затемнение. Бивший из яркой точки над головой свет почему-то портил аппетит. А так, можно было настроить освещение по своему вкусу. Жемчужно-золотистый — самое то.
Закончив трапезу, Виктор закрыл рюкзак и прикрыл глаза. Он уже давно свыкся с мыслью часовой «бомбе» внутри себя. Гораздо занимательней представлялись рассуждения что там, за пределами странных миров? Что происходит в том мире номер один? И что произойдет, когда задание...увенчается успехом? Здесь вариантов ответа получалось немало. И это неплохо! Всегда есть чем себя занять, когда … Вот тоже загадка. А к чему относится время, за которое пролетает немалый промежуток в одном из миров ? По идее, перемещение должно быть мгновенным. Без перерыва на обед?
- А оно и есть мгновенное.
Виктор вздрогнул и открыл глаза. Рядом сидела Лара и улыбалась. Девушка положила ему руку на плечо. Неожиданно стало как-то хорошо и спокойно.
- Правда, правда! Это мгновение, Тигр. Даже субъективно мгновение. Но ты сам не торопишься, пытаешься разобраться.
Виктор присмотрелся к девушке. Она стала все больше походить на Стебунову. Или кажется?
- Да я рад бы, но никак.
- Значит, ты не готов.
Виктор пожал плечами. Честно говоря, ему сейчас было абсолютно все равно, что там, за пределами сферы. Здесь и сейчас с ним сидела Лара. Реальная, теплая. Живая.
- Тигр, тебе надо идти. Осталось немного. Несколько шагов.
- Куда идти? Где свернуть? Лара, скажи. Не загадка нужна — карта. Иначе не успеть.
- Нет никакой карты. Ты совсем рядом с местом, куда должен попасть. Но тут как с субъективным восприятием, иллюзией движения времени. Ты сам строишь пути. А я, - девушка вздохнула, - я пытаюсь помочь тебе не ходить кругами. И это очень трудно. Вот!
Лара протянула руку в сторону. Кисть скрылась в замерцавшем воздухе. Девушка вытащила  обратно пригоршню снега. Он таял, капая на пол. Виктор подставил руку. Вода была холодной.
- Видишь? Все просто. А ты идешь... ты идешь по своим иллюзиям.
- Иногда от них не хочется уходить. Ведь ты живешь в этих мирах.
Она наморщила нос, улыбнулась и потрепала Виктора по волосам.
- Поймешь. Иди и поймешь. Если станет легче — неси с собой иллюзии. С ними тяжело, наверное, но интересно. А мне пора. Я буду ждать тебя там...
- Где? Скажи, где?
Но Лара исчезла. Только таяло едва заметное мерцание.
- Иллюзии...
Виктор с тоской посмотрел на сферу. Она заметно мерцала. Выходит, дуга останавливалась. Что ж, оно и к лучшему. Поезд прибывает.
На этот раз прибытие получилось жестким. Глиссер рухнул посреди твердой площадки. Машины этого типа могли парить над водой. В крайнем случае у кромки воды, где было достаточно сыро, но не над раскаленным бетоном. Поправка: над твердым раскаленным бетоном.
Виктор встал оглядываясь и потирая ушибленное плечо. В последний момент он успел сгруппироваться, и рюкзак смягчил падение, что помогло избежать травм посерьезней. На удивление неплохо все обошлось. Конечно, глиссер рассыпался. Суденышко не предназначено для полетов. Машина превратилась в кучу металлолома.
Виктор принялся отряхивать пыль с одежды. Ветерок тут же уносил ее, но часть попадала в нос, заставляя чихать. И угораздило ж скатиться к краю. Как раз туда, где бетон был поврежден.
Покончив с чисткой, Виктор огляделся. Унылое место. Там, на горизонте холмы в голубоватой дымке. А на самом краю площадки — полуразвалившийся сарай. Потому и не удивительно, что ни люди не спешили посмотреть на пришельца, ни роботы. Серый бетон, серый сарай, голубое небо и яркое солнце... Вот и весь набор. Для живого здесь места не предусмотрено. Тут даже птицы не парили. Внезапно человек осознал, что при всем многообразии монстров в предыдущем мире он ни разу не видел птиц. Странно это. Воздушный океан слишком огромен, чтобы быть пустым.
Подхватив рюкзак, Виктор зашагал к сараю, как к единственному ориентиру. Внутри строения уже давно и прочно царило запустение. Пластик покоробился, дерево рассохлось. Отсюда все вывезли давным давно. Виктор пододвинул ногой пустой ящик и уселся на него. Сквозь щели между досками пейзаж казался невероятным. Вспомнились слова Лары.
- И в какую сторону повернуться, чтобы правильно шагнуть вбок?
Звенящая тишиной пустота. Слышно, ка ветер катает песчинки по бетону. Кто сотворил эту пустыню? Зачем?
Виктор достал Кольт и выстрелил вверх, прямо сквозь дыру в крыше. Грохот выстрела ударился о стены сарая и покатился куда-то в синюю дымку. Теперь в ушах звенело по-другому. Звук, укутанный ватным одеялом. Странно, но от этого почему-то стало легче.
Виктор подхватил рюкзак, шагнул за порог и...очутился по другую сторону полигона. Отсюда сарай казался крошечным.
- Рядом, значит...
Идти пришлось довольно прилично. Виктор чуть постоял перед дверью, но все же вошел. Пыль. Ни единого следа недавнего присутствия. Ящик опять лежит у стены.
Виктор пнул его ногой. Пустая тара с грохотом улетела к противоположной стене, к остаткам столика. Все на месте. Виктор уселся на ящик и нарисовал пальцем на пыли, покрывавшей пластик столика точку. Затем прямоугольник и точку по другую сторону. Затем еще прямоугольник. И еще пару точек. Мир, где время замерло. Где можно идти, оставаясь на месте. Почти сплошной разрыв. Он рядом. Потом вдруг вспомнилась Лара... Кто она? Та, что ушла — ушла. Кто-то собрал ее образ из памяти. И этот кто-то прекрасно знал, что Виктор поверит. А значит, прекрасно осознавал, что человек будет мучиться каждую встречу. Более утонченной пытки и не придумать.
- Сволочь!
Он снова вскинул пистолет, теперь уже целясь сквозь доски в далекие, подернутые дымкой холмы. Но передумал стрелять.
- Успокоиться и шагнуть в сторону.
Время лечит? Черта с два! Время... Где-то по самому краешку сознания скользнула странная тень. Лечить. Время лечит. Лечит само себя! Пытается лечить. Разрывы — нити. Оно словно пытается заштопать самое себя. Стать однородным. Но не выходит никак. И миры перемалывают друг друга, сливаются и разрываются.
Виктор сунул пистолет в кобуру и шагнул за порог. И очутился в маленькой комнате. Под потолком светила запыленная лампа накаливания, стоял какой-то инвентарь. Ведра, швабры... Это выглядело настолько странно, что Виктор даже коснулся рукой стеклянной колбы. Обжегся, отдернул руку. На пыли остались следы его пальцев. Какой-то древний чулан.
Дверь оказалась незаперта. За ней вправо и влево тянулся изгибаясь коридор. Он был явно сделан вокруг чего-то. Освещенный, чистый, пустой. Пахнущий почему-то гарью.
Виктор вышел на середину и огляделся. Направления два, и оба в неизвестность. Большой разницы куда идти нет. Прикрыв за собой дверь чулана, Виктор двинулся вправо. Вскоре показалась прозрачная стена. Что за ней находилось раньше было не разобрать. Создавалось впечатление, что в огромном помещении произошел мощный взрыв. Металлические конструкции причудливо искривлены, потеки на стенах. Чуть дальше приличной толщины прозрачный материал стены был пробит и из дыры торчал кусок какого-то агрегата, перекрывая коридор. Пришлось ползти под препятствием. Едва Виктор выбрался на другую сторону, как в пол рядом ударила бирюзовая молния. Это не испугало, а, скорее, вызвало раздражение. Цвет этот порядком надоел. Вторая ударила чуть не в ботинок. Создавалось впечатление, что человека отгоняют подальше.
- Ухожу, ухожу... - примиряюще проговорил Виктор.
Он заметил, что в месте попадания разряда осталась светящаяся осточертевшей бирюзой капля. И, кажется, она пульсировала. Внезапно от капли протянулся тонюсенький усик, словно лучик лазера. А затем стал стремительно двигаться в сторону первого попадания, обходя препятствия на пути. Из-за этого казалось, что в полу появилась светящаяся трещина. Коридор осветила очередная вспышка. И еще. По полу, о стенам, по потолку бежали извилистые бирюзовые дорожки. Инстинкт подсказывал, что отсюда надо срочно бежать. Но едва Виктор сделал шаг, как чуть не упал: рюкзак будто кто-то держал сзади. Быстро освободившись от лямок, человек отбежал подальше. Рюкзак висел в воздухе. С него свисали четыре светящиеся нити. Размышлять о том, что будет в такой ситуации с частями тела — совершенно не хотелось. Как и лезть за концентратами. Виктор побежал по коридору.  Перепрыгивая множащиеся нити, он пытался обнаружить хоть какую-то дверь. И едва не проскочил мимо. Створки в стене стали раздвигаться. Виктор остановился, едва не вляпавшись в бирюзовую паутину, вернулся назад и осторожно шагнул в комнату. На стене одно под другим мягко вспыхнули разноцветные пятнышки. Белое, синее, зеленое, красное. Виктору больше понравилось зеленое и он прикоснулся к нему рукой. Двери мягко сошлись, отсекая исчерченный светящейся паутиной мир.
Лифт остановился незаметно. Виктор не сразу заметил, что двери открылись со спины. Фойе.  Зеленое в самом прямом смысле: под слоем прозрачного материала росла трава, а стены затянуло лианоподобными растениями. Все выглядело красиво, умиротворяюще. Вот только без людей вся эта красота настораживала больше, чем тот коридор, откуда Виктор приехал. А вскоре обнаружились и первые следы поспешного бегства. У кого-то порвалась сумка и все бумаги вывалились на пол. Сама она валялась чуть поодаль, у самой двери.
Виктор присел на корточки и принялся собирать листы, проглядывая написанное.  Математические выкладки с пометками и помарками. Не слишком сложно, на первый взгляд. Только непонятно, к чему относится. Надо разбираться.
Виктор подошел к прозрачной двери. Та услужливо отъехала в сторону, выпуская человека в жаркий летний полдень.
Кричали чайки. За небольшим газоном плескалось море. Неправильное море, пришедшее только что. Трава на линии прибоя еще не успела пожухнуть, а на мутных волнах покачивался разнообразный мусор, явно исконный обитатель суши. Да, море здесь точно недавно. Даже бумага еще не размокла.
С ужасающей четкостью вдруг представилось, куда делись все люди. Наверное, когда объявили эвакуацию....
- Стоп! - Виктор притормозил воображение.
Надо сперва обойти здание. Вполне может оказаться, что там, позади, есть прекрасная дорога. Или даже люди. Команда какого-то местного отделения СБ, например.
Поход получился долгим. Мало того, что здание было высоким, оно еще было встроено в скалу. Виктор даже залюбовался, насколько красиво архитектор соединил природный камень и искусственные материалы.
По мере обхода надежды таяли. Вернувшись ко входу с другой стороны, мрачно поглядел на море. Остров. И это совсем не здорово. Набежавшая волна накрыла траву газона и в последнем усилии дотянулась до ботинка. Виктору стало не по себе и он отошел. Послышался гул. Внезапно с неба рухнула окровавленная тушка птицы. Скорее всего чайки. Гул стал стихать и исчез. Виктор вынул кольт и внимательно осмотрелся. Но там как ни в чем не бывало летали чайки, время от времени хватая с воды куски. Что они там ели — не хотелось представлять.
В воде что-то мелькнуло и пропало. Потом снова. Наверное, рыба. Какая-то крупная рыба -  например, акула. Потом их стало больше. Странно, что не видно плавников, но кто знает, как в этом мире обстоит дело с живностью? На горизонте показалась еще одна точка. Она росла довольно шустро, ритмично посверкивая на солнце. Черт! Это ж экран переднего маяка-гелиографа! Или, как называют его любители глиссеров ге-ограф. Они даже знают, какой у кого сигнал, по слухам.
Глиссер мчался над волнами. Внезапно одна из рыбин вылетела из воды. Точнее — поднялась на водяном столбе по сложной траектории и рухнула в воду. Глиссер ушел от столкновения. Наверное, отработала автоматика. Поднялся второй столб. Еще одно существо взвилось перед машиной. И тут же еще одно. Автоматика глиссера старалась уклониться, но все новые твари взлетали вверх. Несколько ударили в экраны, но вскользь, скорее всего. Прямого попадания туши тоненькие пузыри точно не выдержат.
Глиссер метался на крохотном пятачке, не в силах приблизиться к берегу.
- Автоматику! Отключайте автоматику! - тихо проговорил Виктор.
Но на глиссере словно услышали. Суденышко теперь уходило резко. Временами экраны проскальзывали по волнам. В какой-то момент глиссер развернулся, резко встал и вода перед ним вскипела. Огромные фонтаны взвились в воздух. По морю прокатился тяжелый гул. Казалось, даже земля задрожала. Виктор вздрогнул. Сейсмоскан! Кто-то ударил по тварям зарядом из сейсмоскана. Причем, кто-то понимающий, что на острове могут оказаться люди. И ведь правильно применил, черт! Сейчас всю морскую фауну оглушило километров на пять в диаметре. Людям на борту тоже наверняка не сладко. Но не так, как жителям моря. Атаки существ прекратились. Но глиссер неподвижно завис над волнами.
- Э-ге-гей!
Виктор закричал и замахал руками. Но расстояние великовато. Тогда он выхватил пистолет и выстрелил в воздух. Пусть знают, что тут их ждут. Но глиссер так и не двинулся с места.  Странно, что ге-ографа не видно. Или у экипажа что-то не так. Наверняка, даже. При ударе могла запросто отказать автоматика. Генератор-то живой, иначе глиссер бы уже качался на волнах, а вот автоматика — да. Тогда и экраны не работают... А ведь твари могут и очнуться. Или прийти другие. Сколько там зарядов в сейсмоскане осталось у них?
Виктор со всех ног побежал обратно в здание, перепрыгивая через мертвых растерзанных птиц. Пока не было времени разбираться. Сейчас главное — помочь людям. Где-то найти хоть какое-то плавсредство, способное как-то держаться на воде.
В лифте Виктор ткнул в красный кружок. Лифт послушно поехал вниз.

- А искупаться не получится... - Кир вздохнул. - Надо было сразу после тебя.
Маришка улыбнулась.
- Тогда бы мы не услышали оповещения.
- Да я так... Отойдем подальше — с глиссера окунусь. И Захара окуну.
Бородач насупился, но в глазах его посверкивали лукавые искорки.
Они забрались в глиссер. Им уже давно никто не пользовался. Все поверхности покрывал тонкий слой соли. Несмотря на это, с энергией было все в порядке.
Люди поднялись на борт. Маришка подошла к курсовому компьютеру. До ближайшего берега получалось неблизко, но энергии наверняка хватит.
- Кир, ближайший отсюда задать?
- Наверное. Сначала добраться туда, а там... На месте сориентируемся.
Захар молча уселся и сделал вид, что рассматривает пляж. Он не очень любил разные машины, да и не имело никакого смысла мешаться под ногами знающих людей.
- Маришка, погоди! Не стартуй. Я хочу к скале подойти.
- Зачем? - девушка испуганно посмотрела на парня — Там же, ты ж видел что творится.
- Мы не к самим скалам подойдем. Только поближе. Хочу пощупать берег, а то резуьтаты странные. То ли сейсмоскан не работает толком, то ли еще что... Я один схожу, потом вас подберу. Успеем.
- Я с тобой! Только Захар...
Кир уселся рядом с бородачом. Тот взглянул на него, на Маришку и помотал головой.
- Никуда я не пойду! Здесь буду. Потонем так потонем. Все одно, там дьявол живет.
- Отлично! Сэкономим время.
Глиссер скользнул над кромкой прибоя, проскочил над торчащими из воды камнями и оказался вблизи скал. Если сверху буйство моря выглядело страшно, то здесь, внизу, царил просто ад. Глиссер висел на максимальной высоте, но в днище время от времени били тяжелые волны. Грохот стоял от ударов разъяренной воды о скалы.
Кирьян приготовил сейсмоскан, прицелился в скалу и скомандовал Маришке.
- Отключи носовой экран!
Девушка повиновалась, но держала руку наготове, чтобы включить защиту снова. Ветер, грохот и брызги радостно прорвались внутрь глиссера. Люди моментально вымокли. Не мешкая, Кир выстрелил. Скалы отозвались протяжным тяжелым гулом. По экрану поползли столбики цифр, развернулись диаграммы.
- Все, закрывай! Уходим!
Экран поднялся, отсекая ветер. Глиссер развернулся и, повинуясь программе, заскользил в сторону далекого берега. Люди стояли на корме и завороженно глядели на осыпающиеся скалы. Мощные стены одна за другой рушились в воду. Спуск, где курсировал фуникулер, неожиданно съехал, засыпая камнями лес. Земля таяла, как кусок сахара в чае. А над скалами, словно чудовищное перевернутое торнадо росла воронка пресловутого протуберанца. Росла и опускалась все ниже.
Глиссер уходил все дальше. Катаклизм скрылся из виду, но люди все еще смотрели в ту сторону. Первым очнулся Кир. Он стал рассматривать полученные результаты на экране. Он выглядел деловитым, собранным. Маришка села рядом, но особо не вникала. Ее все еще  преследовало видение катастрофы. Захар шмыгнул носом и вздохнул.
- Вот и апокалипсис настал.
- Апокалипсис не там, а тут. - Кир ткнул пальцем в экран. - Ребята с ума сойдут, если я бы им смог показать.
Маришка вздохнула и тряхнула головой, словно пыталась отогнать от себя кошмар.
- Покажи!
Кир прогнал выкладки. Девушка моментально забыла о недавно произошедшем.
- Но этого же не может быть! Камень не бывает таким!
- И все же... Сравни с предыдущим замером, когда нас моллюски атаковали. Помнишь?
- Угу. - Маришка облизала враз пересохшие губы. - Помню, естественно!
- Так вот. Смотри и сравнивай.
- Не понимаю, как мы не провалились под землю. Это что за материал? Даже нет в таблице.
- Больше похож на вату. Или на пену.
- Но такого же не может быть! Скалы... Когда они рушились, то грохотали же!
- Я и сам не могу понять, что тут не так. Но калибровка прибора не нарушена. Вот отметки. Древесину-то вычислил.
Маришка задумчиво уставилась в экран, изредка переключая таблички. Захар тоже тянул шею, но понять интерес своих спутников не смог. Ну, красивые картинки, цветастые. А что в них особенного — неведомо. Он отвернулся и принялся рассматривать небо. Все равно больше рассматривать было нечего.
Глиссер шел над волнами ровно, даже весело, словно суденышко застоялось без дела. Вода бликовала. У Захара скоро начали болеть глаза и он отвернулся, лишь украдкой посматривая по сторонам  из под густых бровей. Внезапно над волнами возникла какая-то тень и снова исчезла в море. Ни всплеска, ни звука. Может быть показалось, а может и нет. Кто ж разберет в этом логове... Вон, черное что-то....
- Стена! - заорал что было сил Захар.
Маришка и Кир в моментально оторвались от изучения результатов сканирования. Парень сорвался с места, чтобы изменить курс, но стена навалилась, обняла со всех сторон и вдруг исчезла так же неожиданно, как и возникла. Глиссер продолжал мчаться над волнами, словно и не было этой мимолетной мглы.
- Что за чертовщина? - Кир крутил головой, стараясь обнаружить хоть намек на исчезнувшее явление.
- Птицы! - Маришка радостно ткнула пальцем в небо. - Смотрите, птиц! Мы дома!
Глиссер словно услышал девушку — начал плавно сбавлять ход. Все посмотрели вверх.
- Дома, как же... - Захар недоверчиво хмыкнул, хотя с интересом следил за чайками.
Кир подошел к куполу экрана и вздохнул.
- Не хочу тебя расстраивать...
Маришка тоже взглянула в экран.
- Но...Но как?
- Не знаю. Программа отработала. Здесь должна была быть суша. Или программа старая, или машина откуда-то из другого мира.
- Другого мира... - повторила девушка, вздохнула и запустила ручной режим.
Глиссер на малом ходу двинулся вперед. Большой разницы не было, но так или иначе до земли суденышко доползет. Если здесь еще оставалась суша, конечно. Словно подслушав мысли девушки, Кир сказал.
- Чайки далеко от берега редко улетают. А тут их довольно много. Думаю, скоро мы увидим сушу.
Вскоре на горизонте показалась темная полоса. Первым ее увидел Захар.
- Чего там такое?
Маришка пригляделась.
- Земля!
Кир ободряюще улыбнулся.
- Вот видишь? Есть же она.
Сам он, правда, не ощущал облегчения от вида полоски суши. Вряд ли там ждет что-то хорошее.
Полоска росла, скрывая горизонт. Только клубились над ней странные бирюзовые облака. Внезапно волны стали ударять в днище глиссера, рискуя разбить судно. Спустя миг берег заволокло белесым туманом, скрывая и бирюзу, и темноту. Будто облака опустились между глиссером и берегом. Кир бросился к экрану и взялся за управление. Он заложил крутой вираж, рискуя черпнуть экраном высокие волны, а потом понесся на всем ходу в открытое море.
- Ты что?
- Маришка, сейчас тут будет цунами. Или даже страшнее.
- С чего ты взял?
Парень промолчал. Он гнал глиссер, не обращая внимание на тающий запас энергии.
- Мы же так добраться не сможем... - как-то тихо сказала Маришка, глядя на приборы.
- Сможем как-нибудь. Но только если уйдем сейчас подальше.
Белесая стена темнела и росла, догоняя глиссер. В какой-то момент суденышко вдруг взлетело чуть не к небесам. Показалось, что чуть не к чайкам в гости. Несколько секунд глиссер повисел в поднебесье и заскользил с водяного эвереста в черную пропасть. Кир развернул глиссер  включил задний ход на максимум. Приводы взвыли. Вторая волна была выше и страшнее предыдущей. Глиссер плавно вознесся и снова его понесло вниз со все возрастающей скоростью. И в этот момент впереди поднялась черная стена воды. Сманеврировать и уйти просто не хватало мощности.
- Держитесь! - крикнул Кир
Маришка вскрикнула, отвернулась и закрыла глаза. Захар обнял девушку, прижал к себе и не отрываясь смотрел на приближающуюся смерть. Но потом не выдержал и зажмурился. Держаться сейчас за что-то большого смысла не имело. Махонькая щепка бессильна против таких могучих сил. Кир стиснул зубы и схватился за поручень рядом с куполом компа, ожидая удара. И вдруг...перед машиной открылся туннель. Глиссер в мгновение ока пролетел по коридору толщу воды насквозь и беспомощно закрутился над мелкими волнами  спокойного моря.
- Прорвались! Мы прорвались, слышите ?!
Захар шумно выдохнул и открыл глаза. Маришка обернулась.
- А?
- Все! Уже все!
Люди огляделись. Ветра почти нет, можно сказать - штиль. Только вместо голубоватой воды — муть, а на мелкой зыби колыхался разнообразный мусор. Деревяшки, пучки травы, листы бумаги...
- Люди...- прошептала Маришка и на глазах у нее навернулись слезы. - Там... Там были люди. А суша пропала.
- Пропала. - согласился Кир. - Только вооон там я вижу чего-то. Гора какая-то, что ли.
- Похоже. - кивнула, Маришка.
Кир повернул глиссер и прибавил ход, стараясь не глядеть на мигающее предупреждение насчет энергии. Должно хватить, в общем-то. И хватило бы, не исчезни суша. Хотя лучше уж без энергии остаться тут, чем с ней на дне. Будь возможность, сейчас бы тут качались хотя бы плоты.
Линия курса, недоуменно подрагивая, медленно подползала по суше к странному кружочку на карте.
- Смотрите! - Захар тыкал куда-то в воду.
Маришка и Кирьян недоуменно осматривали указанный участок. Но кроме мусора ничего примечательного не было. Внезапно глиссер шарахнулся влево, словно комп пытался увести его от столкновения. Люди не удержались на ногах и попадали.
- Что за чертовщина?
Кир помог подняться Маришке и посмотрел на компьютер. Но на экране было чисто. Парень сморщился, дотронувшись до колена.
- Скорее бы берег...
Следующий рывок врасплох не застал: люди предусмотрительно держались за поручни.
- Во-во! Опять! Видели? - Захар снова тыкал пальцем в воду.
Маришка растерянно пожала плечами. Но в этот раз Кир краем глаза зацепил странную черную тень. Третий раз глиссер заложил очень крутой вираж. И то, что провоцировало маневры, видели уже все. Хотя понять было трудновато. А когда эти штуки, а точнее — существа, принялись выныривать со всех сторон, то их тут же узнали. Прыгунами оказались те самые моллюски с поляны, которых Кир разнес сейсмосканом. Или их родственники. Во всяком случае — похожи. Глиссер швыряло из стороны в сторону. Моллюски окружили машину, а автоматика растеряно выводила ее из под ударов. Несколько раз моллюски задели экраны, но вскользь. Или не сильно. Хороший удар от старых друзей защита не выдержит. Она рассчитана на ветер, пусть и весьма сильныый, и брызги воды. Но никак не на твердый конус килограммов на сто весом, как минимум. А скоро закончится и энергия. Тогда то, чего люди избежали в лесу, совершиться в море.
Кир крикнул:
- Маришка, перехватывай управление и прорывайся к берегу. А я попробую разогнать улиток.
Девушка уверенно развернула глиссер. Кир схватил сейсмоскан и встал на корме.
- Опусти кормовой экран, когда скажу!
- Ага!
Прибор мучительно медленно выходил в рабочий режим. Едва в накопителе набралось достаточно энергии, Кир скомандовал!
- Давай!
Теперь, когда экран был опущен, брызги отчаянно мешали. Из-за них было ничего не видно. Кир поднял сейсмоскан и выпустил заряд по воде. В инструкции на этот счет указано строго: ни в коем случае не сканировать на полной мощности! Стало понятно почему. От мощного удара глиссер содрогнулся и закрутился на месте. Кира вместе с сейсмосканом вбросило за борт, прямо в гущу всплывающих мертвых моллюсков. Маришка застопорила ход. Захар помог парню забраться в глиссер. Маришка развернула судно носом к берегу и запустила ход, но тяги хватило лишь на несколько секунд. Индикатор стал черным. Машина беспомощно зависла над водой, убрав все экраны. Маришка поежилась: ветер оказался довольно свежим.
- Все. Нет ни капли энергии.
- И сейсмоскан утонул. - вздохнул Кир.
Парня с ног до головы покрывала зеленовато-голубая кровь. Ко всему, его колотил озноб. Не столько от прохладного ветра, сколько от созерцания плавающих кусков вокруг.
Девушка устало опустилась на лавку у борта. Захар тоже чуял, что дело плохо. Он достал тесак и проверил большим пальцем остроту лезвия. Кир порылся в багажном отсеке и извлек металлическую трубу с крюком и пикой на одном конце. Оказалось, что конструкция телескопическая. В раздвинутом состоянии получалось два с половиной метра. Тоже сойдет за оружие. Маришка заглянула в ящик и вдруг радостно вскрикнула.
- Резервный блок! Смотрите, резервный блок! Кир, помоги!
Парень с недоумением посмотрел на серый цилиндр, но поднатужился и выволок предмет на палубу. Видя недоумение помощника, Маришка пояснила.
- Это аварийный запас для планера. Если что-то произошло с накопителем, планер не рухнет на землю, а плавно опустится. Их потом выбрасывают и ставят новый.
- Сообразил. А этот живой?
- Да. Вот тут полосочка. Мне теперь нужно подключить его и глиссеру должно хватить до берега.
- Помочь?
- Я сама. Только нож нужен. - Маришка покосилась на тесак в руках у Захара.
- А? - он словно очнулся от своих мыслей. - Чего? Нож нужен? На.
Маришка осторожно взяла тесак, кивнула и полезла куда-то под стойку с курсовым компом. Мужчины озадаченно наблюдали  за девушкой.
За бортом послышался громкий плеск. Кир схватил острогу и посмотрел вниз. Мелкие мутные волны равнодушно гуляли под глиссером.   

Виктор очутился в сером коридоре. Яркие лампы резали глаза. А на полу поблескивали черные, чуть выпуклые лужи. Такие же, как встреченные некогда в лесу. Человек пошел вперед, старательно обходя коварные пятна. Но чуть позже заметил, что лужи стараются отползти с его пути.
- Надо же! Чего это вы меня побаиваться вдруг стали?
Коридор плавно изгибался. Теперь уже Виктор почти бежал, не глядя себе под ноги. Лужи шустро уворачивались. Свисающие с потолка неприятные черные жгуты буквально шарахались от человека. Чуждое, заселившее коридор, всячески старалось избегать контакта.
А за очередным поворотом Виктора ждала огненная река. Она текла через проем. Куски искореженных створок образовывали над бардовым потоком своеобразную арку. В лаве вспухали пузыри, громко лопались и разбрызгивали вокруг горящие капли. Виктор едва успел остановится. В общем-то, на этом поиски плавсредства можно считать завершенными. И чего его потянуло в подвал? Странно все же.
Виктор собрался уже уйти, как вдруг почуял неладное. От огненной реки не было жара. Все признаки лавы и ни единой калории тепла. Очень осторожно человек присел на корточки и протянул руку. Не то что тепло, а ощущалась самая настоящая прохлада. Порывшись в карманах он обнаружил бумажный прямоугольник с кодом. С кодом доступа к своему досье.
- Надо же! Сохранился.
Виктор скомкал листок и бросил его в лаву. Тот не вспыхнул, но задымился. Тяжелый дым словно стекал по поверхности листа. А потом он распался в пыль. Поток был опасен. Только он не сжигал, а, похоже, змораживал. Достав драгоценный патрон из обоймы Кольта, Виктор повторил эксперимент. Патрон захрустел, начал лопаться, издавая тихий звон, пока не превратился сперва в горстку пыли, а вскоре и вовсе не исчез.
Человек вздохнул, убрал оружие и двинулся в обратный путь.
- Стой!
Голос громыхнул в спину точно выстрел. Виктор резко обернулся. На другом берегу реки ледяного огня стоял … он сам. Сперва было трудно узнать в этом осунувшемся бедолаге себя. К тому же, у двойника в руках был продолговатый мешок.
- Лови!
Виктор-два раскачал поклажу и швырнул ее Виктору-один. Мешок глухо ударился об пол, подняв облако пыли.
- Это что?
- То, что тебе нужно.
- А кто ты?
Виктор-два как-то невесело хмыкнул, опустился на корточки и зачерпнул ладонью черную субстанцию из лужи. Та даже не сделала попытки ускользнуть. Наоборот, потянулась к двойнику. А потом... Из-за поворота вышла Лара. Его Лара! Девушка подошла к двойнику, обняла его левую руку, прижалась к ней и улыбнулась Виктору-один.
- Мы вместе, Тигр, видишь?
Двойник посмотрел на девушку и поднял правую руку, по которой заструилась черная дрянь.
- Иди, дружище! Займись тем делом, которое тебе больше по душе! Идти осталось совсем немного.
- До моей... нашей смерти или до конца вселенной?
Виктор-два как-то от души, очень искренне рассмеялся. Даже почти скрывшая пару черная вакса заколыхалась.
- Вселенная живет вне твоих шагов. Или времени, называй как хочешь. Вселенная запросто обойдется без всего этого. Если ты выливаешь воду из стакана, разве стакан от этого умирает? А чтобы оценить пустоту, нужно знать, что это она и есть. Все! Без тебя там людям на глиссере несладко. Беги!
Совет был дельным. Бежать хотелось уже давно. И не только для того, чтобы спасти. Хотелось бежать, чтоб сохранить остатки разума. Но Виктор все же замешкался. Немного. Он увидел, как двое...два фантома превратились сперва в черный холм, а потом растеклись по полу поблескивающей лужей. Кольнула душу боль. Сердце сжалось на миг от ощущения потери. Вот теперь совсем не хотелось задерживаться. Подхватив продолговатый рюкзак, Виктор понесся к лифту. Тот немедленно распахнул двери, впуская человека.
Уже на берегу он раскрыл рюкзак. Лодка. Точнее, оранжевый надувной спасательный плот с микрогенератором. Едва Виктор сдернул чеку, как индикатор замигал красными и зелеными огоньками, а плот начал надуваться. Когда борта и дуги палатки обрели форму, включился активатор. Через минуту у кромки прибоя стояло небольшое суденышко. Накопитель привода еще только набирал энергию, когда Виктор столкнул плот в воду и запрыгнул внутрь. И вовремя. Черная нечисть уже вовсю выпрыгивала из воды. Людям на неподвижном глиссере приходилось несладко.
На панели управления возник зеленый прямоугольничек. Он означал, что привод может уже потихоньку двигать плот и одновременно заряжаться. Виктор запустил ходовой режим. Плот приподнялся над волнами и мучительно медленно заскользил к глиссеру. Черт с ней, с зарядкой. Виктор сорвал ограничитель. В аварийном режиме привод сожрет все накопленное за пару десятков секунд, но этого должно хватить, чтобы подобраться поближе и отвлечь тварей на себя.
Плот рванулся вперед. Индикатор нервно замигал, выказывая недовольство большим расходом энергии. Виктор проигнорировал жалобы устройства. Желтый свет сменился красным, но глиссер все еще был далеко. Наконец, накопитель опустел. Плот плавно опустился и закачался на мутных волнах. Индикатор горел устойчивым красным. Теперь нужен минимум час, чтобы... Что-то стало меняться. Потемнело, налетел ветер. Но волны не поднялись, а наоборот. Плот прекратил раскачиваться и застыл, немного наклонившись, будто его выволокли на сушу. Виктор опустил за борт руку и тут же ее отдернул.  Поверхность воды оказалась вязкой и, прилипнув, тянулась за рукой, словно тесто. Оторвавшиеся капли зависали в воздухе бесформенными комочками, превращались в шарики и медленно планировали обратно в воду. Как-то трудно все это воспринималось. Виктор помотал головой, словно пытался отогнать наваждение.
- Бред какой-то!
А дальше стало совсем худо. Невидимый великан огромными невидимыми ножницами молниеносно вырезал расстояние между суденышками и тут же срастил его. Все произошло настолько быстро, что человек увидел только мелькнувшую черную молнию и оказался в десятке метров от глиссера. Появилось солнце. Плот закачался на волнах. Даже на зависание все еще не хватало мощности. Хуже, что отсюда был виден бой. Те моллюски, от которых Виктора спас когда-то робот, лезли из моря на борт глиссера.  Два человека отбивались чем могли. Третьего было не видно. Один из людей - бородатый. Они! Еще хуже. Виктора заметил парень в одежде СБ и помахал рукой.
- Эй! Осторожно, тут...
В этот момент парня — судя по фото, это был Кирьян — схватило щупальце. Еще одно потянулось к бородатому. Тот зажег красный факел и ткнул в конечность моллюска. Ракушка стукнулась о палубу, тварь задергалась, беспорядочно забил щупальцами. Кирьяна другой моллюск уже сдернул с палубы. Виктор выхватил Кольт, прицелился и выстрелил. Конус разнесло вдребезги. Бородатого схватило за ногу щупальце, но тот успел дотянутся и ткнуть угасающим факелом под раковину того моллюска, что держал Кира. Тварь отпустила парня. Бородатый из последних сил держался за поручень. Виктор снова выстрелил. Промазал. На подмогу товарищу ринулся Кирьян. Он не успел совсем чуть-чуть. Мелькнула рука, человек скрылся в мутной толще воды. Внезапно атака утихла. Кир хотел прыгнуть в воду, но в последний момент в него вцепилась невесть откуда появившаяся Маришка, к тому же держащая в руках здоровенный тесак.
- Нет! Ты погибнешь! Их там много! Очень много!
- Он там! Он еще жив!
Кир бешено рвался прыгнуть за борт до тех пор, пока Виктор не выстрелил в воздух. Парень вздрогнул и осел на скамейку. Маришка подбежала к курсовому компу и подвела глиссер к плоту. Виктор перебрался на судно и на секунду онемел, вглядевшись в лицо Маришки. Лара! Это была его Лара! Немножко похожая на ту.... на ту девушку. Проклятье!
Виктор достал пистолет и щелкнул затвором. Пусто. И запаса нет. Что ж, тем лучше! Размахнувшись, он забросил оружие в воду.
- Все!- улыбнулся Виктор в ответ на недоуменный взгляд Маришки. - Не осталось ничего у меня. Поехали?
- А?
- Надо убираться отсюда, пока моллюски не вернулись! - Виктор кивнул на мутную воду.
Девушка кивнула, тряхнула волосами и взялась за управление. Глиссер помчался над волнами к острову. С корму было видно, как плот буквально разорвали черные точки и его не стало.
- Вовремя...
- Что? - Маришка не расслышала слов.
- А, нет, ничего. Все в порядке!
Маришка кивнула. Виктор уселся рядом с Киром.
- Дружище, живи. Если твой друг отдал за тебя жизнь, то значит хотел, чтобы ты жил. Правильно?
Кирьян отвернулся, стараясь смотреть в другую сторону.
- Не уходи от ответа! Служащий СБ не может...
Кир судорожно выдохнул.
-  Я больше не работник СБ! К черту эту работу! Нельзя там его бросить! Он был не другом, а человеком, понимаете?
- Успокойся! Так тоже бывает. - Виктор хлопнул парня по плечу. — Успокойся, а потом поговорим. Где друзья и кто враги...
Внезапно до Кира дошло, что на судне появился еще кто-то. Не то, чтобы дошло, а осозналось.
- А вы откуда?
- Тоже из СБ, дружище. И должен ликвидировать весь этот бедлам. - Виктор картинно обвел рукой добрую половину горизонта. - Знаешь, сколько тут всего намешано?
- Так выходит, это мы за вами шли? А еще... А еще мне кажется, что я вас где-то видел. Вы Виктор?
- Да. - не стал отрицать собеседник. - Я он и есть.
- Ух! - Кир порозовел, он начал оттаивать после происшествия с Захаром. - А как вас... вам...вас угораздило сюда попасть?
- Приказ. Или просьба. Или судьба. Называй как хочешь. - спокойно пожал плечами Виктор. - Есть мир, который кто-то должен спасти. В этот раз кем-то оказался я. Завтра ты. Или Маришка. В этом суть СБ.
- Хочется домой. - Кир вздохнул и улыбнулся. - Мама, наверное, волнуется...
- Домой... - повторил Виктор. - Это здорово, когда кто-то ждет дома. И есть … желание вернуться. А кто был ваш товарищ? Одет как Гость.
- Захар? Захар был … был хорошим человеком. Выручал нас.
Послышалось всхлипывание. Оказалось, что Маришка стояла рядом.
- Он...Он хороший, он помогал...
Девушка всхлипнула, сжала кулаки и постаралась успокоиться. Виктор взглянул на нее, потом на Кира и снова на девушку.
- Я не начальник и приказывать не могу. Но в докладах было по-другому. Я бы хотел услышать версию, скажем, без излишних эмоций.
Внезапно Маришка тряхнула головой, насупилась и выдала сжатый и четкий доклад. Виктор слушал эту, весьма нелестную для погибшего историю, но не слишком вникал. Это нужно им: парню и девушке. Чтобы флер соскользнул с образа. И тогда станет легче. Плюсы и минусы — их равное количество. Была такая богиня, ответственная за правосудие. С завязанными глазами. В одной руке держала меч, в другой — весы. Будь все так на самом деле, оружие она бы выбросила. Нет в нем смысла. Чаши весов уравновешены всегда. И уравновешивает их время....

Глиссер лихо развернулся и бортом скользнул к берегу. Они спустились на траву и отправились к зданию.
Уже у самых дверей Кир вдруг остановился как вкопанный и внимательно поглядел на вход. Затем стал отступать, задирая голову. Остановился парень только когда уперся спиной в глиссер.
- Что случилось? - с тревогой спросил Виктор.
- Это же... Маришка, подойди сюда! Ты у нас историей увлекалась!
Девушка подбежала к судну и остановилась рядом, вглядываясь в здание. Виктор тоже подошел. Стекло, бетон, камень...
- Эксперимент! Вы что, не видите? Здесь был Эксперимент! Да, Маришка?
У девушки от изумления приоткрылся рот.
- Да... - прошептала она, рассматривая легендарное здание
Виктор никак не мог вспомнить, как выглядело то место в архивах. Скорее всего, даже и не видел почему-то. Символом Эксперимента оставался иридиевый кубик.  Дышалось трудно. К тому же, как определить, в каком месте времени находится это место? Согласно канонической версии все разнесло вдребезги. Море... Моря не было. 
Они стояли и смотрели на то место, где все и началось. Весь смысл их жизни был тут.
Раздалось гудение. Первой очнулась Маришка.
- Бежим! Это рой!
Кир хлопнул по плечу Виктора.
- Быстрее!
Гул был совсем близко, когда люди забежали в фойе. Из-за прозрачных дверей они видели, как невидимые существа буквально вырезали траву на газоне. Похожая на нарисованное сердце проплешина заставила поежиться.
- Это что? - пораженный Виктор пытался рассмотреть странное явление.
- Рой. -  Маришку передернуло от воспоминаний. - Страшная штука! Мы видели, как человека...
Она отвернулась. Кир молча кивнул Виктору, словно подтверждая слова девушки, затем спросил:
- А что там, на этажах?
- Там тоже страшная штука. Бирюзовая паутина. По крайней мере, на пару этажей выше. Здесь, внизу.... - Виктор замялся: он решил, что не стоит говорить о встрече. - Здесь внизу тоже прохода нет. Там грузовой пандус, видимо, но по нему не пройти. И, похоже, система энергопитания где-то. Проход туда наверняка есть, но там, как раз, все в порядке, судя по всему.
- Похоже. Предлагаю пройтись тут. Должны же были люди как-то попадать внутрь?
Виктор пожал плечами.
- Я не проверял. Можем посмотреть.
Маришка с интересом разглядывала фойе.
- Красиво как сделано! И нигде про это нет.
- Пойдем, поищем вход в центральный зал.
- Ага!
Группа двигалась медленно. Люди опасались наткнуться на ловушки, а то и разное зверье. Вполне может оказаться, что рой и моллюски только начало. А черные пятна... Виктор рассказал спутникам про них. И про то, что с дороги они старались отползти теперь. Но рассказывая, он понимал, что самая опасная ловушка для них — он. Здесь, в сердце Эксперимента, после только что завершившегося Эксперимента, находились люди, опасные для существования того мира, откуда они родом.
Вход нашелся неожиданно. Кусок прозрачной стены отъехал, оттуда понесло горелым, какой-то химией. Помещение было наполнено звуками и чернотой. С внутренней стороны вдоль стены шла металлическая дорожка. Люди осторожно двинулись по ней. Частично сохранившееся освещение позволяло не спотыкаться, но и только.
Люди шли молча. Казалось, что это памятник, гробница. И говорить тут казалось святотатством. К тому же, страшно было представить себе силы, способные смять металл, как бумагу. От массивной установки осталась груда черных искореженных кусков. Виктор обратил внимание, что в самом центре зала есть темное место. Даже не так: непроницаемо-черное. Не обломок - сгусток тьмы.
- Смотрите! - вполголоса позвал Виктор, указывая в зал.
Маришка и Кир остановились.
- Темно!
- Да! Наверное, то самое место.
- Пойдемте поищем, откуда можно добраться.
Поиски грозили затянуться. Среди завалов решительно невозможно было отыскать сколь-нибудь приемлемый проход. Но нашлась лестница, перешагивающая чудом уцелевший кусок цилиндрической трубы. Первым пошел Кир. Маришка отправилась второй. Замыкал переправу Виктор. Сверху ему на миг показалось, что там, в открытом проеме двери мелькнула вездесущая бирюза. Если так, то здесь все и закончится. Не требуется никого … ликвидировать. Все произойдет само. Выйти некуда, запасов продовольствия нет. Ничего нет. Тесак, разве что. 
Девушка ушла вперед. Кир приотстал и дождался Виктора. Совсем тихо, практически шепотом проговорил.
- Я не уверен, что мы все выберемся. Вы старше, у вас больше опыта. Возьмите.
Парень протянул ладонь. На ней помигивала оранжевая карточка регистратора.
- Это данные сейсмоскана. Одна карта у меня, одна у вас. Остальное на...на дне.
Виктор невозмутимо убрал прямоугольник и кивнул головой на сгусток тьмы над цилиндрической тумбой.
- Идем Маришку догонять!
Сгусток казался небольшим, но глаз никак не мог уловить четки границ. Странное образование. Оно явно не было мертвым, как металлолом в зале. Но и энергии ему не требовалось. Куски металла из тубы торчали во все стороны, как будто внутри сооружения происходили множественные взрывы. Оплавленные кабели, опять же. Да и вряд ли вся система питалась от генератора где-то внизу. По размерам, установке требовалась гораздо большая мощность, чем мог выдать любой автономный источник, способный поместиться в здании. Тьма жила сама по себе.
Маришка уже несколько раз обошла вокруг тумбы, затем присела на какой-то кусок пластика.
- Вот мы и добрались до центра.
Виктор присел рядом.
- Вряд ли это центр. Начало, разве что.
- Начало? - девушка подняла с пола железяку и осторожно попыталась ее согнуть. - Может и начало. А скорее, начало конца. Провалились в прошлое...
- Нет. В прошлое нельзя провалиться. Невозможно попасть в прошлое. И в будущее.
- Разве? А гости?
Вдруг Виктор заметил, что Кирьян влез на тумбу.
- Стой!
Девушка вскрикнула и вскочила с места.
- Кир, нет!
Парень посмотрел на своих спутников виновато и растеряно.
- Вы не успеете. А мне надо идти. Я знаю, что надо. Ведь ты за этим пришел Виктор? Мне говорили.
Маришка села на место и закусив губу смотрела на напарника. Виктор поднял руку, будто стараясь остановить собеседника, но тот отрицательно помотал головой.
- Даже если привиделось. Но из-за меня погиб человек. - Кир помолчал. - Я очень хочу домой. К маме. Может быть мне повезет, как кубику. И тогда, я вернусь сюда. Счастливо, друзья!
- Стой!
Но было поздно. Парень протянул руки к темноте. Несколько мгновений ничего не происходило. Но вскоре на теле стали словно бы проявляться бирюзовые нити. Их становилось больше, яркость увеличивалась. Маришка рванулась к Киру, но Виктор удержал девушку. Она билась, пытаясь вырваться, добежать, спасти...
Свет становился все более невыносимым. Нити сплетались между собой, свивались в сложные спирали. Странно, что сквозь режущее глаз сияние можно было видеть виноватую улыбку.... А потом все исчезло. Маришка перестала вырываться и упала на колени. Еще несколько секунд смотрела на тьму, словно молилась неведомому богу, а потом закрыла лицо руками и заплакала навзрыд. Виктор приподнял ее и усадил обратно на пластик. Успокаивать девушку было бессмысленно. Главное, чтобы она сама не прыгнула туда, в темноту. Он обнял Маришку за плечи, готовый в любой момент не пустить ее. Но этого уже и не требовалось. Она уткнулась Виктору в плечо и тихо вздрагивала, успокаиваясь.
- Маришка, нам с тобой надо будет прикинуть, как действовать дальше. Спокойно, без эмоций. Мне понадобится твоя помощь. Поможешь?
Он почувствовал пару кивков у себя на плече. Что ж, уже легче. Оклемалась немножко. Хотя... Куда идти? Зачем идти? Чтобы завершить все, нужно нырнуть как Кирьян. Заодно посмотреть, куда ведет ход. И все спасены, кому положено спастись. Странно, что теперь это не звучало. Вроде бы, да, надо спасать. И Горыныч, и ребята... Неприятно поразила мысль, что ему, в сущности, безразлично, что там с миром будет дальше. Когда таймер отработает, то все возможные миры исчезнут. Станет даже легче. Как Лара...
Виктор упрямо тряхнул головой. Девушка, что сидела рядом... Если верить проклятому компьютеру, она мешала выжить миру. Черт! Неизвестность. Сколько времени прошло с  того момента, как он ушел? Там, откуда он ушел сколько времени прошло? А сколько субъективного?
Под рукой вздрогнули плечи.
- Все, все! Успокойся. Мы выкрутимся. Или уйдем вместе.
В глазах все еще рябило от света нитей. Виктор устало потер глаза тыльной стороной ладони. От рези это не избавило, но хоть проклятый свет поутих. Может, и правда отправиться туда? За Киром?
- Тигр, не надо! Так не надо. Там ничего нет.
Виктор вздрогнул и недоуменно уставился на Маришку. Но оказалось, что он обнимает плечи Лары.
- Откуда... Ты как? Где Маришка
- А? Там, где и была. В точке Эксперимента. С тобой.
Металл, стены... Все вокруг затрепетало, растаяло. Остался солнечный остров. Только пятно тьмы трепетало, словно разрыв в ткани, откуда дует ветер.
- Пойдем.
Лара встала и потянула за руку Виктора.
- Куда?
- Искупаемся! Смотри, какое тут море! Видишь?
- Я... Лара, прости. Там мой товарищ и …
- И тебе его... ее надо убить. - девушка улыбнулась, словно ей понравилась эта мысль.
- Да! - выдохнул Виктор.
- Жаль, что ты еще не готов сделать следующий шаг. Это очень больно! Очень, Тигр!
Лара побледнела и прикусила губу. Выступила маленькая капелька крови.
- Что? Прости...
Он очень нежно попытался стереть каплю, но девушка отстранилась, а когда попытался обнять — отвернулась. Затем опустилась на песок, обхватила колени и стала смотреть на мелкую бликующую зыбь.
- Лара, я не хотел...
- Тигр, вспомни! Ты же прошел, ты видел! Ты спал и завод копировал тебя.
Виктор сел рядом. Его проняло.
- Копировал?
- Да. Как бы я могла существовать, если бы не ты? Ведь я погибла, я знаю. И та часть, которая уже умерла, снова не хочет жить. Ей больно.
Он подумал было обнять плечи девушки, но передумал. Он понимал, что существо рядом совсем не его любимая, и все же... Надежда. Глупая, дурацкая, иррациональная. Погибшие не возвращаются. Ничто их не в силах вернуть. И потому Лара.... Эта девушка похожа на Маришку и на ту, что держала ключ. Никакому Заводу было не под силу расцепить три смерти. Две прошлые и одну будущую. Но как тогда...
- Мы встретились до того, как я уснул на Заводе.
- После.... До и после.... Да, конечно! Ведь там у тебя была механика времени ?
- В общем курсе.
- И там время, условно, движется из прошлого в будущее?
- Упрощенно.
- Пусть. - Лара махнула рукой и откинула волос со лба тем жестом, который Виктору очень нравился: словно отметая проблемы. - Так вот. Времени в твоем понятии нет. Есть бесконечное множество пространств.
- Но субъективно же я вот тут нахожусь с тобой. Какое-то время.
- Мы с тобой сейчас в каждом пространстве.
- Но если нет времени, то нет и движения!
- Правильно. Его нет.
- Но я иду, ты говоришь...
- Я успокою тебя. Время есть. Иначе бесконечный набор бесконечно малых пространств нежизнеспособен. Точнее, ты в нем нежизнеспособен.
- А! Так...
Девушка снова тряхнула головой и Виктор очутился рядом с Маришкой. Во встречу совсем не верилось. Заснул? Он поднес к глазам палец. На нем было бурое пятнышко. Кровь. Выходит, не привиделось.
Бесконечное множество?Двинет он рукой, и эти миры... Нет, бесконечности плохо укладываются в голове. Особенно тут, рядом с чуть заметно пульсирующей тьмой. Под руку попался здоровенный тесак с зазубринами. Сталь поблескивала. Вот сейчас, совсем рядом... А, собственно, с чего бы компьютеру и не ошибиться? Пусть он и супер, и анализ делает — заткнет за пояс любого спеца, но если изначальная концепция неверна? Ведь то, что стало брезжить на горизонте совсем не вязалось с общеприняты понятием о времени. А значит, можно не восстановить, а нарушить равновесие. Разрушить что-то...
Виктор посмотрел на поблескивающий клинок и осторожно положил нож на пластик. Затем чуть заметно сжал плечи девушки.
- Маришка, пойдем?
- Да.
Она встала. Как-то отстраненно встала, холодно, безразлично. Они перешли по лестнице к коридору. Там оказалось пусто. Разве что, где-то потрескивало и ощущался запах озона. А так, все как было.
- Пространства, значит...
- Что?
- Нет, ничего, все в порядке. Это я так, про себя.
- А-а-а...
Они прошли к дверям. Девушка замерла и испуганно посмотрела на Виктора:
- Но...
- Да, я вижу.
Моря не было. Виднелся лес, трава, дорога. Справа стоял планер. И даже не старый, а вполне приличный. Да, пространства. В сущности, любая микроскопическая точка — поворот. Время чем-то похоже на пену из пространств.
- Птицы! - девушка протянула руку к небу.
Виктор задрал голову. Там и правда кружили птицы. И не падали сверху кровавыми кусками. Выходит, там, в бледной голубизне еще была жизнь. Жизнь! Жизнь тоже время. Движение. Жизнь двигается по пузырькам! Время... Жизнь...Смерть...Случай... Все категории времени.
- Идем к планеру, Маришка! Идем к планеру. Я думаю, что у нас есть шанс добраться до дома.
- Правда?
- Да!
Виктор ответил с таким убеждением в голосе, что девушка улыбнулась. Она хотела домой. И он ее туда отвезет. Надо просто составить цепочку пузырьков. Как? Не важно.
Планер взмыл в небо и заложил вираж над зданием. Скала позади частично обрушилась. Видимо, в этих мирах так должно быть.

Виктор приподнялся на локтях. Вокруг было довольно сумрачно, но зато видны ноги стоящих вокруг. В одинаковых ботинках, в одинаковых штанах. Он поднял голову. Его окружали копии. Суровые ребята в комбинезонах молча смотрели на свой прототип. Или каждый думал, что прототип это он?
- Привет! - Хрипло проговорил Виктор.
Вместо ответа ближайший к нему Виктор протянул флягу. Там бултыхалась вода.
- Спасибо!
Виктор напился и протянул флягу. Ее приняли тоненькие женские пальчики.
- Тебе лучше, Тигр?
- Лучше? Ах, да. В точку! Лучше. После того, как планер исчез, вода из рук двойника оказалась очень кстати. Я думаю, что мне будет лучше всего на приеме у психиатра.
- Зря ты! Все в порядке, поверь!
- Попробую.
- Ты молодец! Ты отпустил девушку!
- Угу. Кто кого. Ты про нож?
- Да.
- Трудно. К  тому же, в каких-то пузырьках я все же мог натворить бед.
- Неа! - Лара радостно рассмеялась. - Ты даже не представляешь... А, не важно это. Главное, все обошлось.
- А она куда делась? Где планер и где я?
- Машина там, где должна быть. Маришка тоже. А ты здесь, со мной.
- Но ведь ты...
- ...погибла? Виктор, сколько бесконечно тонких прямых можно провести от центра шара к поверхности? Ты пока не понял, но у тебя будет время. Заверши Эксперимент. А дальше... Дальше поговорим, если тебе это понадобится.
- Но...
Лара не дослушала. Она снова исчезла.
- Отлично! И где мне что искать? Сколько мне жить осталось? Ответь!
Вокруг звенела тишина. Палило солнце. В синей дымке за степью висели горы. Ветер заставлял ковыль колыхаться. Серебристые метелки казались морем. Пахло разнотравьем. Где-то гудело. И довольно близко. За спиной. Виктор обернулся. Позади висел старый знакомый робот-соглядатай.
- Бесконечность плюс один...
Эксперимент... Где искать его завершения? Поесть тоже бы не помешало. И попить. Вспомнился нож, что остался лежать на обломке пластика. Наверное, он бы пригодился для добычи еды и обороны. Виктор внимательно взглянул в небо, там парил одинокий хищник. Раз есть птицы — уже неплохо. А хищные еще лучше. Где-то в степи есть живность, на которую хищники охотятся. Еще бы воды найти...
За холмом обнаружилась дорога. Серая поверхность местами выщеблена, кое-где виднелась ржавая арматура. Здесь давно никто не ездил, это было заметно. Но в любом случае, дорога приведет куда-нибудь, где если и нет людей, то хоть следы остались.
Виктор зашагал, выбрав направление так, чтоб солнце не слепило глаза. По ощущениям, время перевалило за полдень.
- Время... - Виктор усмехнулся и сделал вид, что зачерпывает воздух ладонью. - Пузырьков горсть кому?
Брести пришлось по краю дороги, там лучше сохранилось покрытие. Плохо только, что впереди не было видно ничего. А еще подумалось, что неплохо бы научиться делать шаги в нужную сторону. Ведь этот набор … пузырей явно сделал дорогу длинной. А пить хочется.
Перевалив за очередной холм, Виктор увидел город. Или что-то похожее на город. Единственное, чего бы ему не хотелось увидеть — Завод. Но отсюда непохоже, вроде.
- Завод или нет? - спросил Виктор, повернувшись к роботу.
Гриб деловито жужжал.
- Да и черт с тобой! Молчи сколько влезет.
До города или Завода, но идти прилично. Над дорогой, превращенной солнцем в раскаленную сковородку, дрожало марево, в желудке урчало, язык прилип к гортани. Осталось только размышлять, чтобы отвлечься. Цель видна, а остальное — как пойдет. Размышлять лучше вслух, шепотом.
- О чем размышлять? Вот тоже. А зачем робот? Кому и что он может передавать? И зачем? Заводу явно не интересны похождения одинокого неудачника. Если наблюдателям захочется, они могут взять точки... А! Вот! Им интересен путь. Лара говорила... Нет, какая она Лара? Так... Порождение временных катаклизмов из-за эксперимента. Так все же робот. Он исчез, когда... Зацепка! Выходит, на тех направлениях вероятности, которые осваивает некий Виктор-н робота может не быть. Даже нет. Не предусмотрен. А Виктор предусмотрен. Так, пусть будут кадры, как в старом фильме. Один шаг — десяток кадров. Ага, легче пошло. Параллельно гоним десять лент, где шаги чуть отличаются друг от друга.
Виктор представил себе, как рисует в кадрах по диагонали фигурку робота. Выходит, если он движется от нижнего угла матрицы по диагонали к верхнему, то робот всегда будет с ним. А на каждой из десяти линий, только однажды появится.
- Если количество лент бесконечно, движение...
Перед ногами на дороге что-то щелкнуло, взметнув облако пыли, затем громкий хлопок. Звук подозрительно смахивал на выстрел. Теплый прием! Тут его видеть не хотят, судя по всему. Вот только деваться некуда. Придется пробовать договариваться.
- Эй! - закричал хрипло Виктор не особо, впрочем, надеясь, что стрелок услышит. - Не стреляйте!
В ответ не донеслось ни звука. Правда, звук мог отнести ветер Он дул примерно в сторону стрелявшего.
- Я сейчас сделаю шаг вперед!
Фонтанчик сопровождался звуком. По-видимому, стрелок подобрался ближе. Только не видать его нигде. При том, что в степи и укрыться-то негде толком.
- Эй! Я не причиню зла!
В затылок уперлось что-то твердое.
- Я в курсе. - констатировал спокойный голос. - Руки подними и очень плавно. У меня курок чувствительный очень.
Перегибать палку не следовало. Виктор очень осторожно поднял руки.
- Простите, а...
- И вопросы могут заставить механизм сработать. Лишние вопросы и не ко времени. Понятно?
Виктор сглотнул.
- Да.
- Отлично! Шагай вперед. Только машине своей скажи остаться. Ни к чему ей с нами.
- Я не могу. Он сам по себе.
Нажим усилился.
- Ты врешь.
- Мне нет смысла врать! - Виктор чуть не пожал плечами, но вовремя одумался.
- Придется вас двоих тут и оставить.
Что-то маслянисто щелкнуло. Вибрация неприятно щекотнула кожу. Затем раздался вздох, что-то со звонким грохотом упало на дорогу. Предмета у затылка не ощущалось. Виктор немного помедлил, держа руки над головой, затем осторожно кашлянул. Тишина. Очень медленно он повернулся. На дороге лежал человек, весь укутанный в какие-то лохмотья зеленого цвета. Рядом лежало допотопное длинноствольное оружие с оптическим устройством. Конструкция тоже была замотана в лохмотья зачем-то. Над  человеком висел и чуть заметно покачивался робот, старательно удерживая тень над головой лежащего. Виктор задумчиво посмотрел на гриба.
- Эк ты его, а? Чем?
Робот снова проигнорировал вопрос. Человек лежал неподвижно.
- Ладно. Будем идти в город. Если есть стрелок, то не зря он тут есть.
Виктор поднял ружье, подумал и зашвырнул оружие в ковыль. Тащить тяжелую неуклюжую железку вовсе бессмысленно. Только силы зря тратить. Интересные лохмотья эти... Виктор прикинул что к чему, пошарил и обнаружил застежки. Выходит, это такая маскировка? Вот почему он и не увидел человека. Тот прятался. Знать бы, от кого? Под «лохмотьями» обнаружилось, что человек жилист, молод и довольно компактен. К тому же, на поясе у него болталась фляга. Виктор расстегнул чехол, вытащил емкость, прикинул — похоже, что полная — и открутив крышку, сделал глоток. Вода! Свежая, чистая и не слишком теплая. Похоже, что стрелок набрал ее совсем недавно. Сразу стало легче. Горло перестало саднить, мир показался уж слишком мрачным. Виктор присел на корточки и побрызгал в лицо лежащему. Стрелок открыл глаза и принялся безмятежно таращиться в голубое небо.
- Хорошо ты его выключил! - с укором глядя на робота произнес Виктор. - Что теперь прикажешь? Тащить его? Путь-то неблизкий.
Но тут взгляд человека обрел осмысленное выражение. Память не совсем вернулась, но руки уже беспокойно зашарили вокруг.
- Ружье ищешь? - улыбнулся Виктор. - Так я его выкинул. Не стоит стрелять по людям. Это плохо.
Парень вздрогнул. Все. В глазах читалось понимание. И ненависть. Он попытался вскочить, нашаривая что-то на боку. Робот угрожающе придвинулся, человек замер.
- Вот теперь поговорим, ладно? Тебя как звать? Я — Виктор. Сотрудник СБ. А ты, как тебя зовут?
- Лука! - буркун парень. То ли он знал, что такое СБ, то ли слишком расстраивался из-за своей неудачи.
- Вот и отлично! - Виктор протянул руку, но Лука демонстративно убрал свою за спину.
- Как хочешь. Пойдем в город.
- Пусть твоя машина меня убьет лучше! Я не могу туда вернуться пленником. Это смерть. И несмываемый позор семье.
- Пойдем тогда как приятели. Так можно?
- Ты чужак!
- Я в курсе. Но мне хочется поесть, а в этой пустыне нет ни одного кафе. Только у вас, наверное.
- Кафе? - Лука недоуменно уставился на Виктора. - У нас нет кафе.
- Столовая, ресторан... Любое место, где поесть можно.
- Надо винтовку найти.
- Ружье твое? В ковыле вон там валяется. - увидев, что обрадованный парень рванул в сторону оружия, Виктор предупредил. - Ты только стрелять не пытайся. А то второй раз робот может и посильнее шибануть.
- Понял уже! - Лука нырнул в траву и поднял свою допотопную аркебузу с оптикой.
Он чем-то щелкнул, выпала коробочка обоймы. Затем в одно движение вогнал ее обратно,  закинул ружье за плечо и поднял свою маскировочную хламиду.
- Идем!
Они отправились в город. Виктор внимательно поглядывал по сторонам, но в глубине души надеялся на робота. Разглядеть в ковыле прячущихся собратьев Луки было бы затруднительно. Но ничего не случалось. Только ветер гнал вперед облачка пыли, если где под ногами попадался разрушенный участок дороги.
- Лука, а чего вы за народ?
- Северяне. - пожал плечами парень, словно это все объясняло.
- Вы сельским хозяйством живете?
- Чем?
- Еду выращиваете?
- Нет, зачем? Еда она там, где Свет. Она есть всегда. А иногда и что-то другое бывает.
- А от кого дорогу защищаешь?
- От южан.
- И часто нападают?
- Не, сейчас перемирие. Им пока меняться выгодней.
- Вы им еду даете. - уверенно кивнул головой Виктор. - А они вам?
- Мы им не только еду. Одежду еще, железки разные. Много чего. Тем старейшины ведают. А они нам рабов поставляют. Ловят их тут и поставляют.
- А... - Виктор умолк.
 Он теперь никак не мог вспомнить вопрос, который хотел задать. Информация о рабах как-то выбила из колеи.
- А...а зачем вам... рабы?
- Так надо город содержать в порядке. Народу мало, никто не хочет этим заниматься. Старейшины знают.
- Понятно. - кивнул Виктор.
Честно говоря, ни черта было непонятно, но выказывать незнание местных обычаев может дорого обойтись. К тому же, город уже был близко. Скоро информации будет больше. Вот только плохо, что ему, сотруднику СБ, тоже уготована участь раба. Все пришлые наверняка так и живут. И молчат. Если еда распределяется, то не очень побунтуешь.
Виктор обернулся. Робот послушно висел позади. Пожалуй, не все так и плохо.  Все же, робот явно чтил Первый закон.  Даже в их … хранилище с едой можно будет войти, пусть там и вооруженная охрана.
У границ города дежурил патруль. Два хмурых человека в выцветших камуфлированных куртках стояли по обе стороны от ворот. Часовые стояли за невысокими полукруглыми стенами. Укрытия были выложены из обломков бетона, местами из стен торчала ржавая арматура.
- Стойте!
Команда сопровождалась почти синхронным металлическим лязгом. Часовые подняли свое оружие. Робот усиленно зажужжал. Лука вышел вперед.
- Это — потерянный. Спокойный.
- Обыскал его?
- Да.
- Что за машина с ним?
- Не знаю. Пусть старейшины разбираются.
Бойцы переглянулись. Затем один чуть заметно кивнул, и они опустили оружие
- Веди его.
- Пришлите смену на участок. - Лука махнул Виктору рукой. - Пойдем.
В городе было неуютно. Люди ковырялись рядом с полуразрушенным зданием. Казалось, на них одинаковая униформа. Но на самом деле одежду покрывал слой серой пыли. Даже лица казались пропыленными. Пара надзирающих сидела чуть поодаль, положив оружие на колени. Виктор стисну зубы. Очень хотелось помочь, но монастырь тут чужой, и устав писал не он. К тому же, вряд ли тут все так просто получится.
У двери в небольшой дом они остановились.
- Иди, Виктор! - Лука кивнул на дверь. - Там еда и вода. И все объяснят.
Робот подлетел поближе к человеку. И едва открылась дверь — влетел первым. Загрохотали выстрелы. Лука отскочил, перезарядил винтовку и прицелился в Виктора. Но тот пригнулся и нырнул в дверной проем. Внутри два человека в камуфлированной форме стреляли по мечущейся машине. Выстрелы не причиняли аппарату вреда. Но едва один из людей прицелился в Виктора, как от робота к стволу протянулась голубая ниточка.
- А-а-а! - человек отшвырнул оружие и принялся баюкать руку. - Проклятая железяка стреляется! Убей его!
Второй попытался исполнить команду и прицелился в Виктора, но произошло то же самое. Робот же, как ни в чем не бывало отлетел к стене и преспокойно завис, сурово поблескивая окулярами. Виктор подошел к воякам.
- Поговорим?
- Угу. - выдавил из себя тот, кто приказал стрелять.
- Хорошо! - спокойно ответил Виктор. - Мне нужно поесть, мне нужна вода.
- За это надо работать. Таков закон.
- Согласен. Но разве все эти люди на улице обладают столь низким уровнем развития, что им надо на вас работать? У вас на всех еды не хватает? Не верится.
- Это не наше дело, кто и почему работает. Есть порядок. Потерянных много бродит. Мы берем самых сильных для того, чтобы работали. И кормим.
- А остальные?
Человек безразлично пожал плечами.
- Южане их едят, вроде.
Как-то сразу перехотелось есть, к горлу подкатила тошнота. Но без припасов двигаться дальше было просто невозможно.
- Ладно. Пойдем за едой.
- Эй, тебе к свету нельзя!
- Я попробую. С вами или без вас.
Они вышли на улицу и двинулись куда-то вглубь города. Направление сопровождающие держали на купол. Встреченные по дороге жители жались к стенам. Они тоже были пропыленными, серыми, с унылыми взглядами. От рабов их отличало только оружие в руках. Чтобы отвлечься от мыслей о людоедстве, Виктор принялся размышлять о городе. О гражданах, которые худо-бедно приспособились. Живут, любят, рожают детей... Странная штука — жизнь. И как тут со временем? Ведь вот оно, наглядное доказательство. Как сделать шаг в сторону?
Ветер поменял направление. Резко, неожиданно.... Все ушли или исчезли. Робот пропал. Город заметно изменился. Развалин не стало больше, но они казались как бы более заброшенными, что ли.
Виктор дошел до купола. Красивое здание! Даже не смотря на частично обрушившеюся колоннаду и крышу. У входа лежали останки человека в лохмотьях. Выбеленный солнцем череп щербато улыбался, глядя на город. Кости рук сжимали почти рассыпавшийся в труху металл. Наверное, остатки оружия. Кто был этот человек и почему тут лежит?
Аккуратно обойдя кости, Виктор вошел здание. Пыль не смогла полностью скрыть рисунки на полу, но зато заглушало шаги. Солнце проникало сквозь дыры в куполе, оставляя на полу странной формы пятна. Виктор прошел немного вперед, затем ногой стер пыль. И вздрогнул. Под ногами оказалось небо. С облаками и птицами, глубокое, холодное... Фрески на полу были чистыми, без выбоин и казалось, что можно рухнуть туда, в неведомую синь. Виктор прошел ближе к центру и снова разгреб пыль. Здесь небо стало светлеть, менять цвет с голубого на зеленоватый. Еще шаг и там оказались пузырьки. Разноцветные, сцепленные и разнесенные, соединенные плавно утончающимися к центру нитями. Композиция не выглядела плоской. Тени пузырей неведомый художник изобразил линиями, но очень легко, ажурно. Пузыри, скорее всего, что-то должны были изображать. К сожалению, разгрести всю поверхность пола — дело даже не одного дня. Виктор осторожно прошел в самый центр. Казалось кощунством идти по произведению искусства. К тому же пузыри эти... Не спроста художник ими вырисовывал что-то.
В центре зала стоял невысокий постамент. Богато украшенный, но казавшийся лишним. Виктор снова разгреб пыль и чуть не упал. На человека внимательно смотрел глаз. Пронзительно голубой, отливающий бирюзой. Только в зрачке стояла эта дурацкая тумба. Но даже с этим нелепым нелепым постаментом, Виктор узнал его. В эти глаза он смотрел, когда стрелял. Только родинка над веком. Махонькая. Такую он видел утром, когда в бесконечных зеленых глубинах глаз Лары вспыхивали яркие искры...
Чей портрет - Виктор уже знал. И даже почему он написан пузырьками, тоже понимал. Вздохнув, он поспешно отошел к проходу. Нельзя было стоять там. Нехорошо. Но кто и зачем создал картину?
Позади раздалось раздраженное жужжание. Человек обернулся и увидел в проеме робота. А когда снова взглянул на пол, то голова закружилась. Под ногами будто разверзлась бездна. Отсюда было видно, как Лара смотрит на пульсирующий сгусток тьмы. Впрочем, не совсем тьмы. Там что-то поблескивало в самой середине мрака. Виктор прошел к центру и вгляделся в темноту. Кубик! В самом центре тьмы вращался кубик! Мир замер. Наступила полная тишина. Смолкло жужжание робота. Впрочем, его уже могло и не быть. Вот только повернуться, чтобы узнать — не хватает сил. Кубик тоже замер.
Место без времени!
Виктор сообразил, что не в состоянии двигаться. И не только. Не получалось ни дышать, ни чувствовать. Отключились все органы чувств. Оставалась только возможность думать. Хорошо хоть по Декарту это означало существование, а то смахивает на смерть. Да, пусть нет ничего, но мысль не принадлежит конкретному месту. Ее больше, чем человека. Гораздо больше. На бесконечность.
- Сделать шаг...
Шагнуть не вперед или в бок. Шагнуть за барьер. Двинуться вперед и выбить из темного контура висящий там кусок иридия. Завершить неудачный Эксперимент.
Виктор чувствовал, что вот-вот ухватит ниточку. Мысль нащупывала правильный ход, пыталась найти реальность, в которой висит эта ниточка. Тот спасительный пузырек, где все уже есть, все предопределено... Нет, не может существовать в бесконечности этого варианта. Бесконечность минус единица? Пусть. Но без этой единицы невозможно обойтись.
Где-то в сознании возник темный провал с крохотной точкой. Получалось, что тьма теперь внутри. Маленький шажок, очень маленький, но он сделан.
- Ты сделаешь, Тигр!
Виктор знал. Мало того, это было даже не знание, а абсолютная уверенность, что никто ничего не мог сказать. Не существовало Вселенной, рухнуло Мироздание. И Лара второй раз погибла. Не второй. Она теперь будет погибать бесконечное количество раз в каждом пузырьке. Снова и снова планер ударяется о скалы, корежит корпус. Пластик и металл впиваются в кожу, перерубают кости... И не просто так! Пока жив его, Виктора, разум, смерть станет постоянной пыткой миров.
Кубик увеличился в размерах. Еще полшажочка. Нет! К черту шаги! Надо не приближаться к тьме, а слиться с ней. Но для этого недостаточно идти. А для этого темноту надо полюбить. Виктор вспомнил вечер у моря на закате. Когда они с Ларой шли вдоль берега, споря о цвете неба и облаков. В какой-то момент девушка повернулась и вдруг очутилась в объятиях Виктора.
- Тигр, я вижу закат и он цвета твоих глаз.
- Лара...
Они прижались друг к другу, ощущая такую силу, которую не в состоянии породить ничто материальное.
По глазам резанул свет. Виктор зажмурился и закрыл лицо ладонями. Дышалось тяжко, словно после долгого бега. Дышалось! Глаза!
- Черт! Неужели вышло? - Виктор закашлялся.
Да наверняка вышло! Человек осторожно приоткрыл глаза. Под ногами был пол из хорошо пригнанных каменных плит без всякого намека на рисунок. Теперь уже над тумбой в центре зала не трепетала тьма, а над полом кругами носился робот, словно верная собачка в панике пытается привести человека в чувство.
- Успокойся, старина! Я тут!
Но робот продолжал метаться, как ошпаренный. Виктор нагнулся, подобрал тяжелый кубик и положил его в карман. Затем огляделся, словно прощался с помещением и направился к выходу. Робот остался в зале.
За ближайшей к двери колонной устроился здоровенный охранник. Он бил короткими очередями по странного вида повозке. Оттуда отвечали одиночными очередями. Пули цокали, выбивая кусочки камня из каннелюра и базы. Виктор шмыгнул за колонну по другу сторону от входа. И вовремя. Несколько пуль угодило в лестницу. Охранник же, видимо, не сообразил, что рядом чужак.
- Мясники напали! Где оружие у тебя?
Виктор пожал плечами.
- Тогда последи, чтоб не подобрались.
Человек перекатился на спину, спрятавшись, достал флягу и жадно припал к горлышку. Капли воды стекали по щекам и падали в пыль, образуя темные шарики. Напившись, боец  аккуратно закрутил крышку и убрал флягу. Затем посмотрел на Виктора, улыбнулся почему-то, перекатился на живот и выпустил длинную очередь. Люди с повозки, начавшие было наступать, залегли и отползли обратно.
- Вот так! Понял, жрец?
- А?
Человек сплюнул.
- А какие вы теперь жрецы? Все. Нет больше Света. Ни жратвы, ни воды.
Виктору очень захотелось поинтересоваться, зачем человек вообще стреляет? Внутри пусто. Можно пробежать под прикрытием колонн и уйти в город, подальше от этого места. Но спрашивать казалось не слишком уместным. Возможно, солдату отдали приказ. А есть кто за спиной или нет — дело десятое. На то солдат и существует, чтобы исполнять приказы командиров. Во все времена, в любом месте. И даже если эти приказы облечены в мягкую форму просьбы.
Виктор пригнулся и собрался бежать. Человек заметил. Благо, владельцы повозки перестали стрелять. Наверное совещались, как лучше выковырять из-за колонны стрелка. Хотя вряд ли у них получится, прикинул Виктор, у стрелка лежало под рукой немало боеприпасов.
- Ты куда, жрец?
- У меня оружия нет. Я и помочь ничем...
- Без оружия ты никуда и не дойдешь. Степь кругом, и Южане весь город перекрыли. Ты упитанный. Готовый кандидат на вертел. А тут есть шанс дождаться дружины.
Виктору не хотелось разочаровывать бойца. Вряд ли хоть один предводитель рискнет своей шеей ради места, которое больше не приносит материальных благ. А Свет, производящий еду, угас, если правильно понимать слова парня.
- Знаешь, я попробую.
- Удачи!
- И тебе.
Пригнувшись, Виктор добежал до соседней колонны и замер пережидая. Загрохотали выстрелы. Пули взвизгивали, рикошетируя от камней. Едва пальба смолкла — Виктор побежал к обломкам следующей и рухнул в пыль. Снова началась пальба. Стрелки явно переместили свое внимание с солдата на него. Может быть считали, что неведомый второй хочет обойти их с тыла каким-то образом? Во всем этом был положительный момент. Солдата оставили в покое.
Виктор прополз вперед. За следующей колонной он обнаружил … парящую грузовую платформу. Вокруг неподвижно лежали люди. Шестиногое животное, смахивающее на муравья, уткнулось носом в пыль. Вокруг него растекалась синяя лужа. Виктор решил, что это кровь существа. Гигантское насекомое было привязано к перилам платформы сложной системой ремней. Вокруг никого не было видно. Виктор прополз еще. Несколько пуль цокнули по камням. В ответ загрохотали очереди охранника. Самый подходящий момент для рывка. Виктор побежал по дуге. Тогда он подбежит к платформе с противоположной стороны от стреляющих и сможет спрятаться. Далеко, да и пули машине не страшны. Там генератор защищен неплохо.
Платформа висела низко, явно в погрузочном режиме. Виктор приподнял голову. На тумбе управления болталось расшитое примитивными узорами покрывало. Похоже, ребята так и не освоили управление машиной, использовали ее как телегу. Там стояла примитивная защита — блокировка от случайных воздействий. Надо было нажать кнопку на пульте, где изображен замок, повернуть выключатель и снова нажать кнопку. Только теперь уже подержать ее нажатой пять секунд.
Пули звонко колошматили по металлу. Виктор рассматривал погибших. Грубые рубахи, штаны из такой же дерюги. Все в крови. Людей, похоже, расстреляли в упор. Возможно, та самая дружина. Гильзы валялись вокруг, но самого оружия было не видать. Наверное, стрелявшие подобрали. Дождавшись затишья, Виктор перевернул ближайшее тело. Три пули попали в человека. На поясе обнаружился нож с бурой от крови рукояткой. Это было кстати.  Возня с упряжью под обстрелом — не самое веселое дело.
- Извини, старина! Очень нужно! - превозмогая тошноту, Виктор вытащил клинок из ножен и обтер рукоятку о штаны погибшего.
Трупу было безразлично. Он смотрел в небо забитыми пылью глазами. Виктор осторожно влез на платформу и прополз к перилам. Стрелки молчали. То ли выжидали, то ли перезаряжали оружие. Лежа на спине, Виктор перерезал упряжь, одну веревку за другой. Синтетика поддавалась плохо, да и нож не слишком острый. Когда последняя веревка упала, над головой раздалось сердитое жужжание. Робот завис над платформой. Видимо, в этой части он существует. Виктор отполз к тумбе, привстал и выглянул. Город частично исчез. Пропало здание с куполом, пропали стрелки. Только чуть дальше еще громоздились дома.
Виктор сдернул покрывало и разблокировал пульт. Контрольная панель по результатам теста выдала столбцы диаграмм. Все в норме. Приподняв машину на метр над землей, Виктор  повел платформу к месту, где был купол. Пусто. Совсем. Впадина, по краям которой шуршал сухой камыш. Наверное, тут когда-то был пруд. Город превратился в поселок. И тот зарос травой.
Человек остановил машину и посмотрел на робота.
- Что скажешь?
- Он ничего не скажет, Тигр!
Виктор обернулся. Облокотившись на перила, на поднятом пандусе стояла Лара. Ветер трепал ее платье, солнце просвечивало сквозь волосы. На фоне ярко белых развалин, наполовину спрятавшихся в траве, девушка выглядела фантастично!
- Привет! - Виктор был рад видеть Лару.
- Ты ранен? - нахмурилась она.
- С чего? А, кровь! Нет, это не моя. Ты же должна знать...
- Нет, там я знать не могла. Робота ведь не было.
- А он передает?
- Нет, что ты! - Лара рассмеялась. - Ты не понял? Это машина проецирует тебя в других пузырьках, если нет движения, страхует, защищает. Но она машина, и не может быть везде. Где-то ее и быть не может
- Я заметил. Там, где она нужнее всего.
- Нет... - девушка повернулась и посмотрела на город. - Смотри, выравнивается!
- Что выравнивается?
- Назови это тканью Мироздания. Складки выравниваются.
- Но время...
- Время не может выровняться. Оно другое. Неужели ты не понял?
Лара убрала со лба прядь волос и взглянула Виктору в глаза. Тот пожал плечами.
- А что я должен понять? Время есть время. Где-то оно есть, где-то его нет или течет оно не так.
- Ты забрал кубик? - неожиданно спросила девушка.
- Вот! - Виктор достал из кармана тяжелый кусочек обработанного металла и протянул Ларе. - Он тебе нужен? Забери.
- Нет. Он нужен тебе. Чтобы не забывал время.
Виктор сжал кубик в руке так, что углы больно впились в ладонь.
- Ты говорила... Ты говорила, что можно будет... было вернуть тебя.
- Не вернуть, Тигр! В каждом пузырьке все немножко по-другому. Мертвых вернуть нельзя, но их можно видеть, говорить с ними.
- А предотвратить?
- Предотвратить... Все приходит в норму. Видишь? - девушка показала на город.
Строения окончательно развалились, а редкие камни почти скрыл ковыль.
- А люди? Куда делись люди?
- Тигр, их нет и никогда не было. Эксперимент закончен!
- А мой мир?
- Мир один для всех... - Лара пожала плечами и пропала.
Виктор взглянул на куб. На полированной грани отпечатался папиллярный рисунок. Кровь человека, которому принадлежал нож. Подышав на грань, Виктор попробовал оттереть органику, но не удалось. Рисунок линий на коже большого пальца словно въелся в твердую поверхность. Кончиком ножа можно было даже пощупать рельеф.
- Ничего себе! - Виктор опустил куб в карман и взглянул на палец: кожа была в порядке, а от крови погибшего не осталось и следа.
Хороший получился сувенир. Загадочный. Покажи кому — не поверят. Развернув платформу, Виктор отправился на юг, если верить навигации. А почему и не верить? Мир один.
Когда ветер стал достаточно сильным, спереди поднялись экраны. Машина шла над дорогой. В отличие от города, здесь все стало лучше, чем раньше. Покрытие вполне приличное. Но зачем она проложена к тому месту, где был город? Загадки.
Справа возник лес. На дороге рядом с ним стоял и пыхтел какой-то древний механический монстр. Многоколесный, длинный, он изрыгал из труб черный дым, двигаясь со стороны опушки. Виктор прикинул расстояние и прибавил ход. За платформой тянулся плотный шлейф пыли. А еще...
Стихло гудение. Робот исчез. В тот же миг горизонт затянуло багровым, и платформа едва не врезалась в толпу замерших механизмов во дворе Завода. Виктор дернул рычаг аварийного управления и принялся уводить платформу. Щелчок аварийного ограничителя совпал с ударом края корпуса по камням. Столкновения удалось избежать лишь чудом. Виктор опустил платформу и спрыгнул.
Завод стоял давно. Сбившиеся в кучу многоногие роботы покрыты пылью. Кое у кого в сочленениях показались какие-то ростки. Машины напоминали своеобразный памятник. Только чему?
Корпуса выглядели как раньше.. Виктор еще размышлял, идти внутрь или не идти, когда в зданиях зажегся свет. Источник энергии, выходит, все еще дышал. А он для такого предприятия должен быть немаленьким.
Человек шагал по пустым цехам. Что здесь производилось — непонятно. Часть оборудования закрыта мощными щитами, снять которые без крана представлялось затруднительным. Роботы манипуляторами могли. Не для людей этот странный Завод. Интересно, если робот-соглядатай, а может и робот-собачонка родился здесь и он может сопровождать человека в большинстве … пузырьков, то и остальные машины способны это делать. Моллюски! Точно! Робот-моллюск натаскивал таких же живых. И может найтись робот-птица, и даже робот-дерево! А что? Вариант. Выходит, Завод работал только для того, чтобы помочь закрыть прореху, заштопать ее. Развить до того уровня, чтобы миры не отличались. Завод-эволюция. Да. Теперь он, конечно, не нужен. А он наверняка не один такой....был.
Корпуса не открывали своих тайн. Все те же тяжеленные щиты. А вот и тот самый цех, в конце которого должен был быть зал.
Шары по-прежнему заполняли помещение. Казалось, их стало даже больше. Виктор пригляделся и отпрянул. Там плавала человеческая рука. Другие шары оказались не лучше. Руки, ноги, ребра... Склад запчастей для производства человека. А из одного шара на Виктора уставилась грустными глазами его собственная голова. К сожалению, она совсем не выглядела изображением. Казалось, что это живая часть тела. Взгляд настолько осмысленный, даже жутко становится. И еще головы... Тех, кого знал, кого мельком видел. Казалось, вокруг кружила память и теребила душу, выдергивала ниточки. Шар, другой, третий... Рука, сжимающая рукоятку... Почему-то ботинок, а следом — покрытое инеем лицо замерзшего в скафандре Вадима. Они тогда ремонтировали застрявший на орбите бот туристами. Произошла разгерметизация технического коридора — всего-то! Включилась блокировка. Людям ничего не грозило, кроме истерики, но поднялась паника. Вадим пробрался внутрь и пошел успокаивать людей до прихода спасательного буксира. А люди содрали с него скафандр и выбросили в шлюз. Там его и нашли. Замерзшего.
Лица... Показалось, что из скопища шаров глянули пронзительные голубые глаза...
Виктор не выдержал и вышел на улицу. Прохладный ветер помог успокоиться. Стало легче. Завод, производящий реальность... Наполняет пузырьки. Время? Пусть будет время. Оно залечивало рану, нанесенную людьми. Но если все было предрешено, то почему Эксперимент так повлиял на все?
Виктор снова потянулся к карману за кубиком, но отдернул руку. Воспоминания об отпечатке  пальца на грани ожгли. Кровь, которая не сотрется из памяти.
Пить! Очень хотелось есть и пить. Виктор забрался на платформу, поднял ее повыше и неторопливо двинулся прочь с территории, внимательно поглядывая по сторонам. Но признаков жилья не наблюдалась. Едва машина миновала последний цех, как по границе сознания скользнуло бирюзовое кольцо. А следом со всех сторон ударило солнце. Платформа снова висела над дорогой. Виктор оглянулся вокруг. Робота не было. Возможно, он уже и не нужен...
На дороге лежали странные синие то ли веревки, то ли куски шлангов. С платформы очень трудно было разглядеть, что там такое. Если приглядеться, то становились различимыми сегменты. Виктор остановил платформу и спустился на дорогу. Это оказались не веревки, а существа. Что-то вроде змей с граненой головой. Дохлые. Виктор пошевелил одну носком ботинка. Сегменты заскрежетали по дорожному покрытию, словно шкура у существа каменная. Это уже и не удивляло. Непонятно только, против кого такая шкура?
Среди змей лежало еще более странное существо. Скорее всего, оно умело летать. И тоже шкура такая же. Птица. Наверное, местная птица. Мир выправлялся, стирая из памяти все лишнее. Сколько еще времени пройдет, пока затянутся раны?
Куб пробил туннель в пузырьках. Он не был в прошлом, а просто уничтожил часть вероятностей. Не было бурь, не было выбросов и Гости приходили только потому, что пересекали пустые области. Они заполняли собой пустоту собой.
Впереди в поле высилось строение. Виктор направил платформу туда. Высокие травы зашуршали по днищу, но выше подниматься не стоило. Слишком большой расход энергии получался, а она могла еще пригодиться.
Ближе стало понятно, что это не здание, а корабль! Точнее, пассажирское судно, неведомо как оказавшееся в поле. Со стороны кормы шла глубокая борозда. Изрядно поржавевшие винты торчали над получившимся каналом. Наверное, судно шло полным ходом и его забросило сюда. Вот по инерции и прочесало землю. Виктор обрадовался находке. Наверняка тут найдутся какие-нибудь съестные припасы. Хотя бы в виде консервов. Впрочем, радость поугасла, едва платформа обогнула корму. На землю с борта спускался целый подъемный мост. Когда-то тут жили люди. Виктор поднялся по настилу и осторожно прошел вперед. Вполне может быть, что кто-то мог встретиться. А судя по примитивному быту, народ тут не станет беседовать. Но опасения были напрасными. Всюду лежала нетронутая пыль, местами намело барханчики песка. Виктор прикинул, что начать стоит с камбуза. И не прогадал. В разграбленном складе нашлось несколько ящиков консервов. То ли до них еще не добрались, то ли не смогли открыть. Скорее, конечно, второе. Капсульные контейнеры не предназначались для того, чтобы их открывать. А следы попыток остались на этикетках. Самое же удивительное, что на данном судне не могло быть такой еды. И, тем более, машины для приготовления еды. Это рацион звездолетчиков. Свежатина, как они ее называли. Этой едой разнообразили свое меню те, кто долго питался синтезированной пищей. Но консервы попали сюда, что сейчас очень кстати.
Поколдовав над капсулой, Виктор сумел ее открыть. Правда, едва не поранив себе ножом пальцы. Запакованный плов казался потрясающим деликатесом! Особенно человеку, уже давно не имевшему и крошки во рту. Нашлась и вода. Точнее, натуральный сок. Сразу прибавилось сил, вот только идти было некуда.
Внезапно судно качнулось. Виктор со всех ног поспешил на палубу. Выправляющаяся реальность уводила лайнер от берега. Нет! Это берег оставил лайнер в покое. Судно оставалось неподвижным. Оно накренилось на правый борт, вода ему уже давно была противопоказана. Пыль закручивалась в миниатюрные торнадо. Морской ветер снова скользил над палубой, словно спешил поиграть, пока игрушка не скрылась в волнах. Последний раз сверкнув серебром, грузовая платформа скрылась из вида. Рядом с судном покачивались самодельные сходни, смахивавшие на подъемный мост. Виктор швырнул лежащие рядом доски и не медля ни минуты нырнул с борта в воду. Когда он собрав деревяшки выбрался на импровизированный плот, судно накренилось сильнее. Еще немного, и оно опрокинется. Схватив доску, он принялся остервенело грести, стараясь отойти подальше. Плот двигался неохотно. Еле-еле. В недрах судна что-то хрустело и стонало.
- Быстрее, черт бы тебя!
Виктор потерял равновесие и упал в траву. В мокрую траву. Шел мелкий дождь. Шумел он деликатно, спокойно, словно помогал человеку очнуться, собраться с мыслями.
Виктор поднялся на ноги и огляделся. Опушка, полянка, беседка...
- Ты весь промок, Тигр! Иди сюда.
 Положив ноги на лавочку, Лара следила, как по ограде беседки стекали капли.
- Не смотри, проходи. Не стоит мокнуть. Дождь ведь...
Она не смотрела на Виктора, но знала, что тот стоит и смотрит. Он прошел в беседку и уселся рядом.
- Привет!
Девушка молчала. Яркая в серой дождливости и грустная.
- Здравствуй, Вик! Ты долго шел.
- Реальность распрямляется...
- Да.
- Смотри...
Виктор вынул из кармана иридиевый кубик. На верхней грани виднелся отпечаток пальца.
- Зачем ты так с ними?
Лара вздрогнула, повернула голову и переспросила.
- Зачем?
- Да. Заводы и гибнущие люди. Странные звери. Ты же знаешь, что этим не заполнить пустоту. И ты обрекла на смерть все.
- Я не обрекаю на смерть, Вик. Я даю жизнь. И ты знаешь. Ты должен был ощутить все сам. -
девушка взяла с его ладони кубик и посмотрела словно в призму. - Ты видел грань жизни и смерти. И шел, оставаясь на месте. Почему?
- Я...я любил!
- Да. Тигр, время — живое существо. Одинокое и ранимое. Вселенной безразлично, есть время или нет. Чтобы появилась жизнь, должно было появиться Время с большой буквы. Иначе все сущее было бы ограничено отображением вероятностей в пузырьках. Бессмысленным, вневременным, ненужным.
- А Эксперимент? Ведь было же доказано.
- Нет никакого прошлого, нет никакого будущего. Вы просто выжгли часть вероятностей, в которых жило Время. И ему пришлось строить свой дом заново. Из подручных материалов. Вик, дом рушился! И подпорки требовались быстро. Оттого и смерть. Причем, окончательная. Это все останется только в твоей памяти. Ни единая частичка вселенной не содержит даже намека.  А это очень больно!
- Но ты тоже помнишь? Я пока помню. Скоро все разгладится, станет ровным и правильным. Ты уйдешь, вспоминая Лару. Тигр, я не смогу ее вернуть. Она тоже ... подпорка. Как и капсула, и та девушка... Их больше нет.
- Но я их помню!
- Я знаю. Без Времени реальность бесконечно мертва. А Время без любви не в состоянии сделать реальность живой.
Вспыхнуло бирюзовое сияние. Исчезла беседка, дождь, лес, трава.
Виктор не удивился, увидев себя сидящем на лавочке около входа в здание СБ. Сущее разгладилось. Время стало течь/ лететь/ бежать/ жить так, как и положено.
- Вот и все.
Виктор достал из кармана кубик и посмотрел на грань. След был ясно виден. Было б наивно свалить все на сон или галюцинации, но очень хотелось. К сожалению, память осталась.
- Салют, Вик!
Рядом уселся жизнерадостный толстяк. Виктор вздрогнул, но потом узнал человека.
- Привет, Дональд!
- Ты чего испугался, будто призрака увидел?
Признаться, что так и показалось. Увидеть Гарриса у здания СБ сейчас он ожидал меньше всего. И не хотел.
- А чего весь мокрый? С задания?
- Угадал. Дон, двигай лучше к Горынычу. Он заждался, небось.
- А, подождет! Дело неспешное. Установку еще не построили, примерные прикидки Папаша еще с год будет вертеть. Туповатый он.
Виктор кивнул, делая вид, что в курсе происходящего. Затем вздохнул и развел руками.
- Знаешь, старина, мне тут дождаться надо одного человечка... 
- Ладно, понял! - надулся Гаррис и поспешно встал. - Так бы и сказал. Типа, нудит старый дурак над ухом!
- Нет, ты не понял!
- А... - Дональд махнул рукой и скрылся за дверью.
Виктор достал кубик и задумался. По-хорошему, надо идти сдаваться. Но судя по всему, рассказывать не о чем. Да и занят будет Горыныч часа два, не меньше. Гаррис пока все не вложит — не уйдет. Можно в свой пенал подняться, переодеться хотя бы. Стоит и новости посмотреть.
Виктор вошел в прохладу здания. Там ничего не изменилось. Да и чему меняться серому угрюмому фойе? Вход в СБ должен настраивать посетителя на деловой лад, чтобы не отвлекать серьезных дядь от дел разной лирикой.
В кабинете все осталось по-прежнему. Аккуратный сервок обходил каждую бумажку, убирая пыль. Виктор открыл шкаф и достал оттуда рабочий комбинезон. Ничего другого там все равно не было. Служебную одежку скомкал и отправил в шкаф. Почему-то подумалось, что уже не захочется ее носить.
Маленькая душевая, в которой и не развернуться, показалась верхом роскоши. Виктор простоял там не меньше получаса. Ощущение было такое, словно вместе с водой стекают невзгоды и проблемы. Хотелось стоять вот так, подставляя лицо под струи воды, пока из памяти не вымоет все тревожащее душу.
Неохотно закрыв кран, Виктор понежился немного под струями теплого воздуха сушки и выбрался в кабинет. Чистый, сухой комбинезон показался уютным. Некстати вспомнился кубик из иридия в кармане. Поморщившись, Виктор принялся шарить по карманам. В одном попался какой-то прямоугольник.
- Елки! - на руку легла помигивающая огоньком маяка оранжевая карточка.
Запись с сейсмоскана, что отдал Кир! Осторожно положив устройство на стол, словно бы оно сделано из стекла, Виктор достал кубик. Затем почему-то со злостью отправил одежду в шкаф. Туда же зашвырнул ботинки и достал кроссовки. С комбинезоном смотрелось немного вызывающе, но зато сухо.
Виктор задумчиво посмотрел на карточку и кубик. В сущности, путешествия по ту сторону времени не было ни для кого, кроме него самого. А значит, предметы оттуда бесполезны. Хотя... Включив терминал, Виктор ввел поиск по слову «эксперименты со временем иридиевый куб». Из кучи ссылок Папаша, к которому бы подключен кабинетный агрегат, выбрал самые вероятные. Десять попыток. И ни одной удачной. В девяти просто ничего не произошло, а в десятой куб исчез. Виктор открыл ссылку и вздрогнул. Знакомое здание, словно вросшее в скалу, по сю пору существовало. И теперь называлось «Музей времени».
- Надо же!
Виктор попытался улыбнуться, но не вышло. Он не пошел на предлагаемую экскурсию, не смог себя пересилить. Слишком живыми были воспоминания. И о Кире, ушедшем в неизвестность....
- Подпорка...
Карточка на столе помигивала. Виктор подумал еще с минуту, взял кубик и сунул его в карман комбинезона. Карточку же прикрыл папкой. Огонек пульсировал, словно стучало сердце...
В дверях кабинета шефа Виктор задержался на секунду. Горыныч все так же сверкал потной лысиной, рассматривая записи
- Здравствуйте, Николай Львович!
- А, Виктор, заходи! Вон там присаживайся, я сейчас. Может, пива пока?
- Не откажусь.
Горыныч чуть не на ощупь достал банку и бросил гостю.
- Угощайся покуда.
Виктор поймал, дернул кольцо, послушал шипение. Дежа вю, и пиво холодное.
По столешнице растекались формулы, выводы, доклады... Горыныч старательно водил по всему этому безобразию пальцем. Что-то вычеркивал, что-то выделял... Краем глаза Виктор следил за действиями шефа. Формулы относились как раз к временным параметрам и зависимости изменений от энергетических всплесков. Но это, скорее, дело темпорологов.
Холодное пиво было кстати. Было любопытно, чего это Горыныча понесло в такую область? К тому же сейчас... Сейчас все эти выкладки выглядели для Виктора забавными. Время — живое, мыслящее существо. И энергия, способная на него влиять, никак не соотносится с потоками элементарных частиц. А шеф сопит, ищет что-то.
Наконец, Горыныч закончил. Он откинулся в кресле, вытер платком потную лысину и выключил стол.
- Сейчас себе баночку прихвачу и приступим. - шеф сунул руку в холодильник и извлек вожделенную емкость. - Итак! Что тебе известно про время?
Виктор поперхнулся напитком и отставил банку в сторону. Вопрос застал его врасплох. Сказать, что знаешь все — однозначный визит к Мозголому и принудительный отпуск.
- Да в общих чертах.
- Ты не торопись. Пиво еще есть.
- Да это так, от неожиданности.
- Тоже неожиданность нашел! Уже год, как эта неожиданность давит сюда. - шеф постучал себе по шее ребром ладони. - Достало, веришь?
Виктор кивнул.
- Короче, будет эксперимент. Темпорологи продавили-таки повтор. Гаррис Папашу загрузил, тот выдал добро. Кстати, чего ты на него взъелся?
- На Папашу?
- На Дона же! Он говорит, что ты на лавке сидел и разговаривать с ним не захотел.
- Не со зла, честное слово!
- Хорошо, коли так. Так вот, мы туда своих людей тоже пошлем. Мало ли? Вдруг кого спасать придется. Эксперимент непростой. Мощности огромные. Стары провалился потому, что не хватило немного...
- Старый удался, шеф... - тихонько сказал Виктор, рассматривая запотевший бок банки.
- А? - не сразу понял Горыныч. - А-а-а! Нет, не удался. Объект пропал бесследно, а должен был...
Виктор сунул руку в карман, достал кубик и положил его на стол отпечатком пальца вверх.
- Вот. Это и был Эксперимент.
- Не понял! - брови Горыныча изумленно поползли вверх.
Виктор толкнул кубик к шефу, полированный металл легко заскользил по столу и уткнулся в подставленную ладонь.
- Николай Львович, можете сравнить со спектрограммой, но поверьте на слово — ТОТ Эксперимент удался. К сожалению.
Горыныч покрутил кубик в руке. Безусловно, он отдаст его экспертам. Те возьмут сохранившиеся данные по образцу и идентифицируют куб. И, разумеется, метки в иридии совпадут. А пока...
Шеф пристально посмотрел на Виктора.
- Ты был … там?
- Был.
- Я тебя туда послал потому, что тут стало совсем паршиво?
На секунду Виктору показалось, что Горыныч вспомнил их разговор. Конечно, нет. Он просто умел делать выводы. Словно в подтверждение шеф сказал.
- Вик, если бы требовалось что-то сделать для спасения мира, я бы отправился сам или отправил тебя. Значит, было действительно паршиво. Чей палец на поверхности?
- Мой, большой.
- На иридии выдавил?! Силен! - Горыныч широко улыбнулся. - А вообще — молодчина! И не возражай! Ты справился. Не знаю как, куда и с чем я тебя отправил, но ты справился. И сумел вернуться. А это значит, что ты молодчина!
- Спасибо, Николай Львович!
- Тебе спасибо! А эксперимент мы отменим. Навсегда. Приготовь потом отчет, ладно? Им и кубика будет достаточно, но все же … В общем, до завтра!
Виктор вышел из кабинета и направился к себе. Была еще карта с записями регистратора сейсмоскана. Комп сглотнул карточку и задумчиво вывел плоскую картинку. Столбики данных накладывались на нападающих моллюсков. За диаграммами разрывались стволы деревьев.
- Отчет? Вот вам отчет.
Кадры менялись. Система бесстрастно фиксировала результаты. Скалы. Невесомые каменные скалы, которых не было в реальности. Пена. Просто мертвая пена. И вдруг на экране появилась Лара. Она плакала...
Запись давно закончилась, а Виктор все еще смотрел в экран. Затем встал, сунул карточку в нагрудный карман и вышел из кабинета. Пора было двигать к дому. Отдохнуть, отоспаться...
Из лифта вышел Барин. Он оглядел Виктора с ног до головы, а затем хлопнул по плечу.
- Ты еще не раз вернешься.
- Что? А...
Но Барин не слушал. Он развернулся, вошел в лифт и отбыл. Да, в СБ ходили легенды про Барина и Виктор тоже их слушал раскрыв рот. Но теперь они оба — легенды. Только один оруженик, а второй не пойдет на дно с почетом. Пока не пойдет.
Виктор вышел на улицу. Солнце жарило от души, что даже пришлось зажмуриться.
- Тигр, ты уже совсем про меня забыл?
- А? - сердце гулко ударило о ребра и замерло.
- Ты что? Я тебя уже час жду. Пойдем!
Виктор вгляделся в стоящую напротив девушку. Лара! Нет, не та, чей облик приняло Время, а живая! Похожая на Маришку и ту девушку, которую он когда-то вынужден был... Нет, ничего этого не было! Подпорки, черт возьми! Кольцо... С плеч упал самый настоящий Эверест. С грохотом, шумом. Как та скала на записи с сейсмскана: несуществующая, тяжелая...
- Ну, ты идешь или так и будешь меня рассматривать? То не видишь в упор, то налюбоваться не можешь! - Лара нахмурилась потом улыбнулась.
- Прости, милая! Идем, конечно! Все мое время — твое!


Рецензии