Была только любовь

Николай Сергеевич был очень расстроен.
Сегодня его мама - Юлия Семеновна - одна полетит в Москву, куда ее пригласили на встречу с Президентом, как «Лучшего врача России» и как блокадницу.
У него особенная мама, он всегда гордился и продолжает гордиться ею. Она родилась незадолго до начала Отечественной войны в Ленинграде, где оставалась до окончания войны, пережив всю блокаду.
В то время дети взрослели быстро и, оставшись в 1944 году одна без матери, умершей от голода, шестилетняя девочка ухаживала не только за собой, но и помогала взрослым тушить фугасы на крыше своего дома, ухаживала за больным щенком, которого подобрала совсем умирающим на кладбище у могилы своей мамы.
Соседи по квартире взяли девочку на свое обеспечение, делясь с ребенком скудным ленинградским пайком. Они ее выходили, когда Юля заболела тяжелейшим воспалением легких, не забывая заботиться и о ее четвероногом друге.
В то время семья Горчаковых после ухода на фронт главного кормильца состояла из бабушки Елизаветы Ивановны, ее дочери Нины и внучки Танечки, которой пошел восьмой год.
Горчаковы окружили Юлечку заботой и любовью, назвав ее Танечкиной сестричкой.
Девочки полюбили друг друга и почти не расставались: где была Таня, там всегда находилась и Юля и наоборот.
Вместе вечерами помогали дежурным по крыше, вместе стояли в очереди, чтобы отоварить карточки, вместе ходили с бидонами за водой, вместе искали любую съедобную пищу, особенно, когда появлялись трава, листочки на деревьях и ягоды на обочинах дорог.
Так, в любви и помощи друг другу и всем, кому могли помочь, они пережили самое тяжелое время блокады.
В июне 1945 года с фронта вернулся отец Юли после очень тяжелого ранения. В обкоме партии ему предложили поехать в Кемеровскую область в качестве директора одного из крупных предприятий. Он согласился и уехал, забрав с собой дочь Юлечку.
Семья Горчаковых тоже уехала из Ленинграда поднимать разрушенное врагом народное хозяйство.
В круговерти восстановления экономики сестрички потеряли друг друга из вида.
Юлия Семеновна стала врачом-хирургом и дослужилась до звания «Лучший врач России».
Татьяна стала актрисой драматического театра и уже давно получила звание «народной».
Итак, вернемся к началу нашей истории.
Юлия Семеновна получила приглашение в Москву, в Кремль на встречу с Президентом.
Она решила ехать, несмотря на обострившиеся болячки и ухудшение состояния здоровья.
Сын Николай собирался поехать с матерью, но на его службе случился аврал и начальник перенес начало его отпуска на три дня.
Николай Сергеевич очень переживал за мать. Перелет до Москвы долгий, и выдержит ли сердце мамы такие нагрузки, он не знал. И хотя получил заверения сестры Алены, проживающей в столице, в том, что она встретит маму в аэропорту, сразу отвезет ее домой, в нужный день и час доставит ее в Кремль и обеспечит комфортное пребывание, все никак не мог успокоиться.
На семейном совете с мамой они решили, что сын проводит ее в аэропорт, дождется отлета, перезвонит Алене и будет ждать сообщения о том, как мама добралась до цели поездки. А через три дня сам прилетит в Москву и поедет с мамой в ее любимый Ленинград (мама не могла смириться с переименованием ее города).
Алена, радуясь приезду матери, подготовила для нее большую культурную программу, накупив кучу билетов в самые лучшие театры Москвы.
Вечером следующего дня мать и дочь отправились на спектакль, в котором участвовали лучшие силы актеров.
Каково же было удивление Юлии Семеновны, когда она почти мгновенно в исполнительнице главной роли узнала свою названную сестричку, несмотря на то, что прошло почти семьдесят лет с момента их расставания.
В программе спектакля значилась исполнительница главной роли - народная артистка Татьяна Розова.
Но уже через несколько минут после начала спектакля Юлия Семеновна схватилась за сердце и прошептала: «Танечка Горчакова».
Испугавшаяся Алена спросила:
- Что случилось, мамочка?
- Доченька, - со слезами на глазах ответила мать, - это же моя сестричка, моя Танечка Горчакова.
Алена историю жизни матери в семье соседей знала с детства и слышала ее множество раз, но в данном случае усомнилась:
- Может быть, ты ошибаешься, мамочка? Ведь прошло столько лет!
- Да нет же! Это она. Смотри, она даже цепочку теребит также как в детстве. Тогда у нее на шее бы крестик, на шелковом шнурочке. Я хочу ее видеть!
- Ну, кто же тебе не дает, смотри, сколько хочешь в свое полное удовольствие!
- Нет, я хочу с ней встретиться. Я пойду к ней в антракте за кулисы.
- Лучше после спектакля, в антракте ей будет не до тебя! - посоветовала дочь.
- Пожалуй, ты права. Я пойду к ней после окончания спектакля.
Спектакль их потряс содержанием, актерским составом и их гениальной игрой. А Татьяна просто восхитила своих родственников обаянием и потрясающим мастерством.
Юлия Семеновна и плакала, и смеялась, ощущая невероятный внутренний подъем и желание любить весь мир.
- Вот это - настоящее искусство! - сказала она.
- Аленочка, подождешь меня у входа в театр, пока я навещу свою Танюшу?
- Безусловно! О чем ты спрашиваешь!
Но пройти к народной артистке оказалось непросто. Охранник вырос перед ней, как непроницаемая стена.
- Татьяна Андреевна никого не принимает! - заявил он. - Она устала, поймите!
- Я прошу вас доложить ей о моем желании встретиться. Она меня примет!
- Кто вы?
- Я ее сестра!
- У нее нет сестры, насколько мне известно.
- Прошу вас доложить о моем визите.
- Хорошо, - скрипя зубами, проговорил страж порядка.
- Татьяна Андреевна, к вам рвется какая-то дама, уверяет, что она ваша сестра.
- Кто? - удивленно переспросила актриса.
- Она утверждает, что ваша сестра.
Татьяна, превозмогая усталость, поднялась из кресла.
- Проси! - сказала она охраннику.
Юлия Семеновна вошла в гримерку, и у нее буквально приросли ноги к полу, а язык - к небу.
Она была не в силах даже поздороваться. По лицу ее непроизвольно текли слезы.
Татьяна внимательно смотрела на вошедшую женщину, вначале не понимая стремления той встретиться. Женщина вытерла слезы кулачком, и этот жест показался актрисе до боли знакомым.
- Юлечка! - прошептала она и бросилась обнимать гостью.
Удивленный, но успокоенный охранник решил оставить рыдающих в объятиях друг друга женщин и тихо прикрыл за собой дверь.
- Мы сейчас же едем ко мне! - не терпящим возражения тоном воскликнула Татьяна.
- Но меня дочь дожидается, - виновато сообщила Юлия.
- Значит и она поедет с нами!
Ночь прошла бурно. Воспоминаниям сестричек не было конца!
- Помнишь, как мы помогали взрослым тушить снаряды на крыше, и у тебя загорелось платье? Мы вылили на тебя бочку воды, ты дрожала от холода и пережитого ужаса, а потом начала дико хохотать, перепугав всех до смерти. Бабушка лечила твои ожоги народными средствами.
- Помнишь, как мы растирали уголь с известью для твоего щенка?
- И ведь вылечили его лапы!
- Долго он у вас прожил?
- Тринадцать лет!
- Помнишь, мы насобирали земляники на кладбище, на обочине дороги, и отнесли ее бабушке в больницу?
- Да, бабушка тогда сильно болела, но так нам обрадовалась!
- И все старалась эту землянику скормить нам.
- Как, бабушка жила потом?
- На ней держался весь дом! Она дожила до 1968года.
- Сильно болела?
- Нет! Она сидела вечером в этом вот кресле, смеялась, шутила. Я читала ей вслух книгу. Внезапно она замолчала. Я решила, что она придремала, и ушла на кухню готовить ужин. Зову ее, зову, а она все не идет. Пошла к ней, а она уже мертвая!
- Хорошая смерть! Легкая! Я думаю, она это заслужила.
Они пили вино, закусывали его фруктами и вспоминали, вспоминали, поднимая тосты за всех, кто был тогда с ними рядом.
Алена уже спала в отведенной для нее комнате, а две немолодые женщины всю ночь вспоминали самое трудное, но такое чудесное детство. Временами кто-то из них подходил к своей сестричке и нежно обнимал, целовал ее. Чувство любви и нежности переполняло их.
Несмотря на бессонную ночь, обе ощущали себя девчонками, глаза их сияли счастьем и радостью.
- Ты не поверишь, - сказала Юля, - я вспоминаю этот ужасный для города, страны, всего народа период блокады, как самый светлый и счастливый момент моей жизни. Абсурд какой-то!
- Нет, - ответила Татьяна, - не абсурд! У нас тогда не было ничего. Была только Любовь. А сейчас у нас есть все. Нет только Любви.

Р.S. В Ленинград Татьяна поехала вместе с Юлей и ее детьми.

Май, 2015 года.


Рецензии
Да, рассказ замечательный. Неужели на документальной основе? Даже если и художественный - замечательно!

Николай Скромный   04.09.2016 20:38     Заявить о нарушении
Спасибо , Николай !
В рассказе использованы реальные события .
Рада знакомству с Вами .
С признательностью и теплом , Жанна.

Жанна Светлова   06.09.2016 07:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.