Бешеные бабки

               Вот если кто подумал, что речь пойдет об огромных деньжищах, то ошибся.
               Просто в гости к Мартыновым приехали две родственницы – тетя Даша и тетя Маша.
               Впрочем, все подробно.

              …Тетя Даша и тетя Маша сумели-таки уговорить Лену на поход в театр. Уговорить – не совсем подходящее слово в данном случае. Вернее, совсем не подходящее. Потому что на все уговоры теток Ленка отреагировала безмолвным небрежным махом ладони: типа, отстаньте со своей ерундой. При этом еще и морщилась всей физиономией, словно перекисший огурец надкусила. Потому тетя Даша пошла другим путем: пошла на грубый примитивный подкуп – посулила Ленке тысячную, которую незамедлительно вручит на выходе из театра.
               А Ленке куда деваться – ей эта тысячная позарез! Так что хочешь – не хочешь, но поперлась Ленка в театр. Всю дорогу шла и плевалась. Да при этом еще и оглядывалась: а ну как кто из подруг или друзей увидит как она с тетками куда-то намылилась. На этот случай у нее и легенда была заготовлена: веду теток в поликлинику на укол от бешенства, типа, собака их покусала бродячая и неадекватная, так пока тетки сами не стала вконец неадекватными, надо им курс уколов проколоть. А то и без того бабульки довольно странно себя ведут. Хорошо, никто из знакомых им не встретился.
               Надо сказать, что за всю пятнадцатилетнюю Ленкину жизнь в театре ей еще не доводилось бывать. Как-то не принято было в их семье по театрам расхаживать. Только не подумайте, что семья у Ленки какая-нибудь социально не благополучная или темная и дремучая. Нормальная семья. Отец Николай Львович работает начальником участка упаковки цеха отгрузки продукции на механическом заводе, мать Светлана Аркадьевна – на том же заводе главный специалист бюро металлоконструкций. Да и сама Ленка не оторва какая, чьи интересы не выше навороченного айфона и клубных тусовок. У нее мозги правильно устроены, и виды на перспективу четкие – институт, карьера, в будущем нормальная семья. Она, к примеру, девятый класс закончила на четверки и пятерки, а баллы по экзаменам ГИА получила очень даже приличные, так что их классная, она же математичка, Ольга Михайловна отметила ее в числе самых лучших. И внешностью ее природа не обделила – фигурка вполне, опять-таки, мордашка лица очень даже ничего, а если профессионально намакияжиться, так и вовсе топ-модель. Короче, все у Ленки тип-топ. Ну а что по театрам не таскается, так кто из молодежи в них тусуется? В Ленкином окружении таких психов не наблюдается.
               А незадолго до театра произошли следующие события. Отцу предложили от завода путевку в санаторий. Бесплатную, даже стоимость проезда оплачивается профсоюзом. Отец в санатории никогда не был, как говорится, и не мечтал, а тут ему – нате, пожалуйста, получите бесплатную путевочку на двадцать один календарный день. В Кисловодск. Отец и загорелся. А мать на дыбы: не пущу одного! Ее тоже понять можно – в прошлом году муж близкой подруги тети Наташи тоже поехал один отдыхать, да и не вернулся. Вернее, вернулся только за вещами – роман у него на юге случился. Ленка тогда в осадок выпала: мужу тети Наташи сорок четыре года, старик глубокий, а он как молодой романы крутит. В общем, выбил отец таки в профкоме еще одну путевку и жене. Тут мать за отца переживать перестала, на Ленку перекинулась: ах, ох, как дитя малое без присмотра оставить почти на месяц. А Ленка рада до смерти, что одна будет кайфовать – чего хочу, того и ворочу. Когда еще такая возможность представится, чтобы полная свобода действий без всякого нудежа и контроля.
               Отец было попытался матери втолковать, что пятнадцать лет – это не пять, что он в Ленкином возрасте все лето на автомойке машины мыл, на велосипед зарабатывал. А мать ему: что ты, Коля, сравниваешь, тогда совсем другое время было. В общем, спорили они, спорили, шумели, да и пришли к единому мнению: надо срочно вызвать тетю Дашу и тетю Машу, пусть они пока с Ленкой поживут. И теткам будет интересно пожить в большом городе, развлечься, и Ленке хорошо, и родителям спокойно. Насчет Ленкиного «хорошо» - это вряд ли, да разве мать слушать станет. Ленка к матери подъехала было, что и сама прекрасно управится и не нужны ей в качестве надзирателей две древние старухи, на что мать возразила, что, во-первых, им с отцом будет спокойнее, если они будут знать, что дочь не брошена на произвол судьбы, а, во-вторых, вовсе они не древние старухи, а две интересные женщины в годах.
              Ленка тетю Машу и тетю Дашу помнила весьма смутно. Последний раз видела их, когда первый класс закончила. Тогда они с родителями ездили к ним в гости. Помнилось только, что добирались долго – два дня и одну ночь. Городок, в котором проживали тетки, небольшой, среди таежных сопок затерялся, вокруг редкие, низенькие горы, лесом поросшие, рядом большое озеро, в котором вода даже в жару ледяная и прозрачная-прозрачная, как тщательно отмытое стекло. Дом свой, частный. Вокруг сад тенистый. Ленке тогда все было жуть как интересно, словно в сказку какую попала – все так непривычно, таинственно, все совсем-совсем иное, чем у них в городе. В саду цвели крупные яркие цветы. Тетки варили из одуванчиков янтарное варенье, и хлеб сами пекли в духовке. Хлеб получался необычайно душистым, с румяной корочкой и пахучим теплым мякишем. Утром во дворе с потрескиванием низко, почти задевая лицо стеклянными крыльями, проносились крупные зеленые стрекозы, а вечерами в белом пенном черемуховом облаке заливался соловей. 
                Ленка от матери знала, что тетки уже два года как пенсионерки, и что они являются сестрами-близняшками, а также старшими сестрами Ленкиного отца. Мать созвонилась с тетей Дашей и тетей Машей, те моментально дали согласие на приезд и уже через два дня были у них. Ленка ожидала увидеть дремучих деревенских старух, морщинистых, сгорбленных, в платочках и ситцевых платьях почти до пят. Но совершенно неожиданно явились моложавые, по девичьи стройные тетя Даша и тетя Маша, идентичные копии друг друга, отличавшиеся только родинкой на щеке у тети Маши, в довольно модных платьях выше колен, со стрижками каре и даже с ярко-красным маникюром. Ленка чуть в осадок не выпала, когда увидела этих «деревенских пенсионерок».
               - Во-первых, они живут в городе. Да, маленький, провинциальный, но городок, - пояснил Ленке отец, - а во-вторых, тетя Даша и тетя Маша вышли на пенсию в пятьдесят лет, по северному стажу, и им сейчас всего по пятьдесят два года.
               Ничего себе «всего»! Ну да ладно. Ленке не так важно сколько им лет и как они выглядят. Главное – лишь бы не вмешивались в Ленкины дела и не вздумали ее учить жизни. Хотя, это вряд ли. Наверняка строить начнут, едва за родичами дверь закроется.
               Родители укатили в свой Кисловодск. Мать накануне раз десять в магазин смоталась – заготавливала стратегический запас продуктов для дочки и теток. «Не суетись, Света, - пыталась урезонить ее тетя Маша, - мы и сами в состоянии все, что нам понадобится купить, и приготовить себе обеды и ужины». «Манечка, солнышко, это нужно мне! – парировала мать, - Чтобы я с чистой совестью уехала и знала, что вы тут с голоду не умрете». А Ленка только подумала: «М-да. Сейчас начнется: скушай деточка еще одну котлеточку за папочку, выпей теплого молочка за мамочку. Не то, не дай бог! похудеешь, побледнеешь, с лица спадешь! А нам потом перед твоими родителями ответ держать! И не забывай ручки мыть перед едой, а спать будем дружно ложиться сразу после «Спокойной ночи, малыши».
                В первую ночь, что они остались втроем, Ленка спать легла полвторого ночи. Тетя Даша и тетя Маша все еще сидели, уткнувшись каждая в экран своего ноутбука, что привезли с собою.
                - Тетечки, - уже в пижаме заглянула к ним Ленка, - а вы спать не собираетесь, что ли?
                - А?.. – подняла на нее рассеянный взгляд тетя Даша, - а, ты ложись, спи. Мы еще немного посидим. У вас тут интернет просто летает, одно удовольствие, а у нас тормозит по страшному.
                - Поняла, - дошло до Ленки, - у вас же акклиматизация. У вас ведь время сдвинуто на два часа, по вашему только двенадцатый час ночи.
                - На три, - кивнула тетя Маша, - у нас сейчас полчетвертого утра.

                На завтрак, что по времени можно было приравнять к обеду, была, естественно, овсянка.
                - Овсянка, сэр! - прокомментировала Ленка, заглянув в кастрюльку,- Предупреждаю: я овсянку не буду!
                - Не ешь, - кивнула тетя Маша, - приготовь себе что-нибудь, что любишь. А мы привыкли по утрам есть овсяную кашу. О-бо-жа-ю! Да и полезно для всего, например, холестерин понижает, кожу питает, кишечник очищает.
                - Ф-ф-ф! – фыркает Ленка, - Что мне за дело до холестерина и кишечника. Не актуально.
                - Не актуально, - соглашается тетя Даша, - так сообрази чего, что актуально. Вон мама полный холодильник затарила.
                Ленка жарила яичницу и ворчала себе под нос: «Какого черта тогда приперлись? Вас вызвали за мной присматривать, а вы только о себе печетесь. Эгоистки!»
                К вечеру следующего дня тетки вдруг навели полный марафет, тетя Маша сообщила: «Мы с Дашулей в оперу. Ты с нами?»
                - Чего я там не видела? – удивилась Ленка.
                - А ты там ничего не видела, потому как в опере не была никогда. А мы желаем воспользоваться представившейся нам возможностью приобщиться к искусству. Кстати, перехватим что-нибудь легкое в антракте, а ты уж, будь любезна, приготовь себе ужин. Договорились? – С тем тетки и удалились.
                - Не договорились! Не буду любезна! – сердито высказала Ленка закрытой за теткой двери.
                Из оперы они вернулись в одиннадцатом часу, все одухотворенно-восторженные. «Ах!» «Ох!» «Какая прелесть!» «Просто чудо!» «Что значит – высокое искусство!» «Любовь дитя, дитя приро-оды, законов всех она сильней!..»
                - Тапки белые пора заказывать, а туда же, - тихо возмущалась Ленка. И громко,- Опять всю ночь собираетесь за компами просидеть?
                - Сегодня нет. Не хотим портить впечатление от волшебного вечера. Ляжем спать пораньше.
                - А я собираюсь. Всю ночь! За компом! – назло им высказала Ленка.
                - Дело твое, - легко согласилась тетя Даша, - Все равно каникулы. Выспишься. Организм свое возьмет, сколько ему надо.
                - Ни фига себе постановочка вопроса! – высказала Ленка своему отражению в зеркале в ванной комнате, - Полный пофигизм и равнодушие к судьбе юной родственницы. Это что же получается: хочешь – ешь, не хочешь – не ешь, хочешь – спи, не хочешь – не спи. Так что ли? Это до чего же докатиться можно? – и пошла обиженная спать.
                Проснулась утром оттого, что тетя Маша плескалась в ванной под душем, громко распевая песни. Сонная встала, пошла на кухню выпить воды. По пути заглянула в комнату теток. Тетя Даша сидела на полу в странной позе – обе ноги ступнями зацеплены за шею, а ладони крепко уперлись в палас.
                - Ты чего это? – Ленка даже испугалась, - Что это тебя так скрючило?
                - Йога, - протяжно ответила тетя Даша, так что у нее получилось похоже на лошадиное ржание. Лента только головой покрутила и поплелась на кухню: «Бешеные бабки. Расскажи кому из девчонок – не поверят».   
                А через день Ленка все же поперлась в театр с тетками, как уже было сказано, за вознаграждение: тысяча рублей. В этот раз на оперетту.
                - Оперетта – это ведь когда не только поют, а и разговаривают? – уточнила она.
                - Оперетта, милая девочка, - это вроде маленьких оперных отрывков, чередующихся с диалогами без музыки. Сюжет у оперетт более легкий, игривый, обычно написанный на комический сюжет. Тебе обязательно понравится. Классика! Называется «Летучая мышь».
                - Во, блин! Из серии «в мире животных», что ли?
                Тетки переглянулись, хором вздохнули: тяжелый случай.
                В общем, Ленка с тетками пошла. За тысячу рублей и перекус в буфете. Только не подумайте, что Ленка как какая-то дешевка так легко продается. И отец с матерью ей пять тысяч на карманные расходы оставили. Просто… просто деньги лишними не бывают. Опять-таки тушь надо купить, эта уже заканчивается, а если покупать, то фирменную. Вон у Ксюхи новая тушь, что надо: «изготовлена по нанотехнологии, невероятный объем, непревзойденная длина, головокружительный успех, дает изгиб ресниц на 132 градуса, разделение с точностью лазера, фантастический результат!». Ленка аж облизнулась, когда увидела, тоже такую теперь хочет. Между прочим, шестьсот рэ. Ничего, поспит в театральном мягком кресле полтора часика – вот тебе и крутая тушь и новая помада с эффектом три дэ. 

               - Ну и как твои тетки? – спросила на следующий день Ленку Ксюха, когда они, устав от шопинга, присели передохнуть на диванчики в конце одного из этажей огромного супермаркета.
               - Бешеные бабки. Я таких ненормальных не видела еще. Представляешь, пенсионерки уже, а ведут себя как будто им лет по двадцать или даже меньше. То поют хором, то под музыку танцуют, то хохочут как ненормальные, то сядут на пол и в узел завяжутся – «йога», говорят. Никакой серьезности. А главное – никакого режима. Когда хотят, тогда и едят, могут всю ночь за компом просидеть. С одной стороны, не зудят, не поучают – хорошо. С другой… Не знаю… Странно как-то. Совсем не как мои родители. И я даже теперь не знаю, лучше это или хуже. …Ой, а знаешь, что они привезли с собою? Какие подарки подарили? Угореть можно!  Отцу – спиннинг складной и шляпу здоровенную, мексиканскую - сомбреро. Мне, вообще умора, - книгу толстенную с афоризмами разных мудрецов, типа: «Жизнь прожить – не поле перейти». А матери - и вовсе обхохочешься. «Ах, Светик, мы с Дашулей с ног сбились в поисках подарка для тебя. Так ничего и не выбрали. Ну не с пустыми же руками в гости ехать, вот и накупили всякой всячины – в хозяйстве пригодится». И сумку здоровенную вручили, полную всякой фигни: хозяйственные перчатки, какие-то мочалки, шкатулка с разноцветными нитками, тюбики клея, изолента, скотч, блокнот для записей, набор ножей, фломастеры, мыло, деревянные расписные ложки, скалку, вышитые салфетки, кухонный фартук, отвертки, журналы для женщин, тапочки в пакетике, брелок для ключей и еще полно всякого-разного, там даже пакеты с вермишелью и крупами лежали и пачка соли была. Представляешь? Перли килограммовую пачку соли через пол-России? Ну не бешеные ли? …Ну, а вообще-то, они ничего себе. В театр вот вчера сходила с ними на оперетту «Летучая мышь». Нормально. Понравилось. Я думала – скукотища будет. Не, классная штука оказалась. И по содержанию интересно, и артисты здорово играют. А костюмы вообще отпад. Жалко, что сейчас не носят такие вот пышные длинные платья как раньше и шляпы с вуалью. Мне бы пошло. И тебе тоже. Ну чё, пошли покупать мне такую же тушь, как у тебя? Мне через два часа дома быть надо. Теток обещала в Макдоналдс сводить. Они, дикие люди, там не были никогда, и им до жути хочется гамбургеров отведать, биг маков и чизбургеров. «Чистый холестерин и отрава, но ведь один раз живем! Отравимся разочек!».

                 Так пролетал день за днем. У теток каждый раз новая идея – то в музей намылятся и Ленку с собою тащат, за деньги, разумеется. То вдруг им стрельнет пикник устроить, и они развивают бурную деятельность по этому поводу – отваривают яйца, режут колбасу и сыр на бутерброды, упаковывают дорожную корзину, бегут в магазин за спортивными ковриками и напитками. Ленка, разумеется, с ними на пикник. Интересно же. То на спектакль, то на балет. Один раз разбудили ни свет, ни заря, причем, в буквальном смысле – темно еще за окнами было. «Вставай, деточка, - будила Ленку тетя Маша, - мы с Дашулей хотим сегодня рассвет встретить, давай и ты с нами, скоро такси подойдет». Ничего не соображающая сонная Ленка тряслась с тетками в такси за город, чтобы только посмотреть, как над горизонтом сначала показывался краешек огромного красно-оранжевого диска, медленно выползающего вверх. Диск становился на глазах все светлее, и вот уже большая желтая лепешка отрывалась от земли и уползала в небо. Удивительно, но непривычно-странная тишина, звенящая в ушах, вдруг словно взрывалась щебетом и пением птиц, стрекотом какой-то мелкоты в траве, шорохом травы. Вот ведь только подумать, что каждое утро происходит такое, а Ленка за всю свою жизнь ни разу не видела, и даже не подозревала о таком чуде. Вечерами они иногда с балкона наблюдали закат, и Ленка заметила, что он почему-то каждый раз разный – то солнце просто уходило вниз и постепенно смеркалось, то закат был кроваво-красным, зловещим, словно в фильмах ужасов, то сопровождался нежнейшими красками розовых и бирюзовых оттенков.
                  Один раз не успев открыть глаза Ленка услышала шорох дождя по стеклу. Открыла глаза, увидела серую стену за окном, и сразу настроение упало.  В такую погоду только дома сидеть. А тетки, напротив, обрадовались. «Девчонки! Как я дождь люблю! Обязательно пойду гулять под дождем. А пока давайте завтрак устроим на полу в зале. На восточный манер!» – загорелась тетя Даша. «И устроим утро поэзии, - подхватила тетя Маша, - Бывают вечера поэзии, а мы сделаем утро поэзии!»
                  Сидели втроем на паласе, скрестив ноги по-турецки, пили чай из пиал с песочным печеньем, которое накануне испекли втроем по замысловатому рецепту из интернета. Тетя Даша и тетя Маша наперебой читали по памяти стихи. «Шаганэ ты моя, Шаганэ! Там, на севере, девушка тоже, на тебя она страшно похожа. Может, думает обо мне. Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» - с выражением декламировала тетя Даша. «Не жалею, не зову, не плачу! Все пройдет, как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым», - нараспев произносила тетя Маша. «Я безумством своим одержима, и не в силах собою владеть. Я тобою, увы, не любима, и осталось мне лишь умереть!» - поддавшись общему настроению выдала и Ленка. И так хорошо было, так необычно, уютно и празднично, хоть дождь за окном и усилился и уже изо всех сил лупил в окно.
                 В который раз удивила тетя Маша. Вообще-то Ленка уже попривыкла к выкрутасам теток, не так уж удивлялась, как в первые дни, но когда тетя Маша заявила, что записалась на десять дней в фитнес-зал, Ленка не удержалась: «Теть Маш, туда же молодые ходят. Ну там пресс подкачать, мускулатуру нарастить.  Тебе-то зачем?» «Как зачем? – искренне удивилась тетя Маша Ленкиному удивлению, - пресс подкачаю, мускулатуру поднаращу. Заодно на людей посмотрю и себя покажу. Мне, Ленок, просто все так интересно в этой жизни. Все хочется попробовать, посмотреть и узнать. Все, кроме ненужного и лишнего человеку - ну там наркотики разные, алкоголь, никотин и всякие криминальные моменты, потому как это все изобретение больного, извращенного ума». И тетя Маша таки потащилась в фитнес-клуб. Ленка только поусмехалась про себя: ну-ну, иди, посмотрю я какая ты домой явишься после часовой интенсивной тренировки, если тебя туда вообще пустят.
                Но тетя Маша через час с лишним прилетела вся воодушевленная и совершенно счастливая: «Ой, Дашуля, какая прелесть этот фитнес! Тебе непременно тоже надо туда сходить! Я и со штангой приседала, и на тренажерах все перепробовала. Особенно понравились упражнения с фитболом и бодибаром. А растяжка у меня, оказывается, по-прежнему прекрасная: на шпагат с первого раза села!» «Ни хрена себе», - только и подумала Ленка, попробовала в своей комнате сесть на шпагат – какое там! – под разъехавшимися ногами добрых полметра осталось.
                Каждый день отзванивалась мать: «Как дела, Лена? Как здоровье? Тети не досаждают?» Нет, тетки не досаждали. Ленке было с ними все интересней и интересней. Она уже сама по доброй воле без всякого вознаграждения ходила с ними в театр, на выставки. Взяли за привычку поздно вечером устраиваться вместе в одной из комнат и разговоры разговаривать. Ленка открыв рот слушала рассказы тети Маши и тети Даши об их детстве, разные случаи из их жизней, воспоминания о родителях. Ленка поражалась как это все кардинально отличалось от ее собственной жизни. Как будто какую-то фантастику слушаешь. Подумать только: ее бабушка и дедушка понятия не имели про такие элементарные вещи как компьютер и сотовый телефон! Зато Ленка теперь как-то не представляет, как это можно варить суп и кашу в большой русской печи, там же печь хлеб, косить траву косой или жать ее серпом, весной сажать картошку в землю, а осенью выкапывать ее и жить этим запасом до следующего урожая, каждое утро выгонять скот в стадо, а вечером встречать его из стада, доить корову и козу, пить парное молоко, спать зимой на печи и не иметь и понятия ни о каких супермаркетах, телевидении, Интернете, шопингах.  Как будто ей описывали жизнь на неведомой планете, в неизвестной стране. А ведь подумать только – не так давно все так и было, вот даже тетки это знают и помнят.
                 Иногда одна из теток пересказывала Ленке какое-нибудь произведение из классической литературы, и хотя Лена в целом знала содержание – в школе проходили, но в пересказах теток оказывалось, что это вовсе даже не занудство, а такие удивительные истории, что Ленка потом доставала из книжного шкафа доселе нетронутые ею томики и зачитывалась Чеховым, Пушкиным или Гоголем до утра.
                 Порой вечерами тетя Даша играла на гитаре, которую случайно отыскали на антресолях, и они пели дуэтом с тетей Машей старинные романсы.
                         «Не искушай меня без нужды
                          Возвратом нежности твоей,
                          Разочарованному чужды
                          Все обольщенья прежних дней…»

                          «…Не уходи, побудь со мною
                          Мне так отрадно и легко,
                          Я поцелуями покрою
                          Уста и очи, и чело…»
                 Выходило очень проникновенно, душевно, так, что у Ленки внутри что-то сжималось и почему-то хотелось плакать.
                 Тетя Маша оказалась прекрасной кулинаркой, когда было настроение, готовила не только очень вкусно, но и с выдумкой. И Ленку учила искусству готовки. «Каждая девушка, женщина просто обязана уметь хорошо готовить. Это жизненно необходимое дело. И готовить надо всегда с настроением, а не как отрабатывать повинность. Вообще все надо делать легко, с радостью и любовью. Даже посуду или полы мыть с любовью. Только тогда жизнь будет человеку в радость, а не в тягость. Так что смотри, племяшка, и мотай на ус». И Ленка мотала: она и тесто дрожжевое ставить научилась, и пельмени лепить, и знала теперь как борщ наваристый сварить.
                Когда у тети Маши отсутствовал настрой на готовку, она громогласно объявляла: «Разгрузочный день! Ну а если кто не согласен с такой постановкой дел – готовит сам». И тете Даше, которая, как и Ленка, в кулинарии была совсем не сильна, приходилось вместе с Ленкой соображать самим что-нибудь на ужин и для себя, и заодно для тети Маши, ни в коем случае от ужина не отказывающейся, не смотря на разгрузочный день. 

                - Как там твои бешенные бабки? – поинтересовались у Ленки подружки Вика и Лерка при встрече, - Ксюха говорила, что твои предки выписали из провинции двух неадекватных старух для контроля за тобою. «Повезло», подруга.
                - Повезло, - улыбнулась Ленка, - они, конечно, малость бешеные. Не без того. Представляешь, тетя Даша в понедельник прыгала с парашютом на аэродроме!  А мы с тетей Машей побоялись, не рискнули, только внизу переживали за тетю Дашу. Да вовсе они не старухи, а просто две интересные женщины в годах. Завтра ведут меня на открытый показ мод, говорят, что у меня чувство стиля и вкус надо развивать. Жаль, что родители уже послезавтра возвращаются. Классные у меня тетки!

              17.06.2015г.


Рецензии
Интересно пишете,
Название рассказа ,может
третий вариант придумаете?
А так хорошо,удачи!

Елена Печурина   30.12.2016 13:14     Заявить о нарушении
Другое название? Может, посоветуете какое. Мне что-то ничего на ум не идет.
И вам удачи,Елена.

Лариса Маркиянова   30.12.2016 20:28   Заявить о нарушении
Сейчас 2 варианта(думаешь сразу:рассказ о спекулянтах?
Потом читаешь,ага,о бабушках и это очень
отвлекает.
Золотые бабули!

Елена Печурина   30.12.2016 20:39   Заявить о нарушении
Так они и есть самые наизолотые бабули! И это девочка, конечно, поняла потом. А вот вначале они были для нее бешеными ненормальными пожилыми бабками.
Как часто мы понимаем истинную значимость и ценность людей, находящихся рядом, поздно. Увы.

Лариса Маркиянова   30.12.2016 20:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.